Экспериментальные методы

Целью данного раздела не является создание типологий лингвистических экспериментов, но описание требований, предъявляемых к такой познавательной процедуре, как эксперимент, разработка конкретных экспериментальных методик исследования – дело будущих лингво-экспертных исследований. Необходимость же обсуждения экспериментальных методик объясняется их неудовлетворительностью по отношению к описанию фактов.

В лингвистике и лингвистической экспертизе эксперимент применяется в двух формах: в форме без возможности опровержения (опрос) и в форме с такой возможностью.

Целью первой экспериментальной формы является выяснение характера реагирования носителей языка на те или иные языко-речевые фрагменты. Данная форма применяется в тех случаях, когда лингвисту неизвестно, как будут реагировать информанты на тот или иной фрагмент языка / речи, и он хочет установить значения (в смысле значений параметров, а не семантических значений, конечно) этого реагирования, или лингвист хочет проверить свою интуицию по поводу этого фрагмента. В общем случае данная форма может быть названа формой без возможности опровержения. При опросе информантов, например, не выдвигается гипотезы об их поведении, поэтому данные исследования не могут содержать риск ошибки. Так, если лингвист не знает, как будут вести себя информанты, то все реакции «правильны» и значимы без исключения.

Вторая форма – это форма с возможностью опровержения, эта форма применяется менее часто в лингвистических исследованиях и является практически не разработанной. Классическим ее примером является проведение эксперимента с целью подтверждения обоснованности интуиции исследователя по поводу значений лингвистических величин. Здесь данные эксперимента могут содержать вероятность опровержения (могут быть фальсифицированы), когда лингвист предполагал одно, но в результате не получил ни одного ответа, который бы подтверждал его гипотезу. Но во всех практически ситуациях мы имеем следующий статистический результат экспериментирования: какое-то количество ответов подтверждает гипотезу, какое-то – нет. В лингвистике сложилась стихийная интерпретация такого положения дел при помощи категории «субъективной достаточности подтверждающих примеров». Безусловно, что мы только сейчас придумали название для этой операции, эта категория нигде явно не введена, но все-таки думаем, что она фактически используется. Объясним, что мы имеем в виду. Когда лингвист проверяет свою интуицию, то неявно принимается, что для того чтобы интуиция считалась истинной, достаточно «достаточно большого количества ответов», согласующихся с исходной интуицией, тогда как остальные могут быть не приняты во внимание. Понятно, что достаточно большое количество – категория субъективная, даже если будет принято, что оно (количество) должно равняться более пятидесяти процентам.

Описанная ситуация требует обсуждения. Очевидно, что если мы используем форму эксперимента с возможностью опровержения, мы должны знать, какие ответы недопустимы в конкретной экспериментальной ситуации, и вопрос этот, безусловно, не количественный. Отметим далее, что мы всегда имеем разнообразие ответов, другими словами, мы никогда не получаем на свои вопросы ответы, которые количественно равняются ста процентам. Есть два варианта, первый – отказаться от проведения экспериментов, второй – объяснить, как возможна эта ситуация, и сделать так, чтобы наши эксперименты были все-таки потенциально опровержимы, но при этом не стремились бы к стопроцентному результату. По нашему мнению, второе возможно, хотя это требует отдельного теоретического обсуждения. Например, мы не уверены, что изложенное далее не является теорией ad hoc.

Для объяснения описанного положения выдвинем следующую гипотезу: реакции на речевое произведение не являются строго детерминированными, реагирующий обладает определенной степенью свободы (в другом – аспекте выбором) относительно того, как реагировать на речевое произведение и реагировать ли вообще. Эта гипотеза достаточно очевидна и вытекает из фактов. Так, например, не отвечать на вопрос неприлично, но это не значит, что все всегда будут отвечать на все вопросы, адресат способен выбрать, ответить ли ему на вопрос или поступить неприлично. Из этого следует, что не все реакции, которые мы получаем в ходе экспериментирования, связаны с исходной гипотезой эксперимента, а потому необходим не количественный анализ реакций, а качественная формулировка того, какие реакции будут являться совместимыми с выдвигаемой гипотезой, а какие будут его опровергать. В этом случае достаточно одного опровергающего примера, чтобы отбросить гипотезу, пока такого примера не обнаружено данные эксперимента могут быть признаны как подтверждения. Думаем, что применение данного принципа (если применение, конечно, возможно) покажет, что многие из результатов, которые получены в ходе проведения экспериментов при решении экспертных задач, окажутся достаточно тривиальными.

Описанное выше носит, безусловно, не только сугубо теоретический характер, эксперимент применяется в лингвистических экспертизах, его применение требует своего осмысления и улучшений, отметим только, что нам неизвестно ни одного случая, когда бы эксперимент ясно и явно был сформулирован в форме, допускающей опровержение. В [Бринев, 2007] представлен эксперимент, поставленный нами именно в такой форме, но читатель может убедиться в том, что он (эксперимент) также нуждается в улучшении.






Дата добавления: 2021-11-16; просмотров: 101; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.02 сек.