Проблематизация применения инновационных технологий

В ХХI веке осуществится переход к информационному обществу, основанному на знаниях. С. Капица (2010) подчеркивает, что важно различать понятие информационного общества и более емкое понятие общества знаний как разные социальные категории и ставить конечной целью образования и организации науки стремление к обществу понимания.

Первым шагом к пониманию является проблематизация применения инновационных технологий, в процессе которой происходит глубокое осмысление положительных и отрицательных последствий внедрения их в практику.

В области здравоохранения будут находить широкое применение новые биотехнологии, нанотехнологии, информационно-коммуникационные технологии и когнитивные науки. В последнее время специалисты все чаще обсуждают сложные вопросы, связанные с конвергенцией названных выше технологий, обозначая это термином «NBIC-конвергенция» (по первым буквам областей N-нано; B-био; I-инфо; C-когно), который был предложен М. Роко и У. Бейнбриджем (Roco M.C., Bainbridge W.S., 2003).

Безусловно, указанные инновационные процессы в столь значимой социальной сфере, какой является охрана здоровья, являются стимулами биоэтической рефлексии в начале ХХI века.

М. Эпштейн (2004) отмечает, что проектируемый ныне человек – генетически видоизмененный, объединенный с машиной, киборг, андроид, техноангел – будет ли он больше или меньше себя как человека?

С момента первых публикаций В.Р. Поттера и до сегодняшнего дня можно констатировать неуклонно возрастающий интерес к проблемам биоэтики. Не случайно современные французские философы А. Конт-Спонвиль и Л. Ферри (2009) в книге «Мудрость современности» рассматривают биоэтику в числе важных вопросов нашего времени.

Проблематизацию применения новых биомедицинских технологий важно рассматривать на разных структурных уровнях (от биосферного до атомарного), но наиболее остро в настоящее время стоит вопрос о самом человеке. Один из вариантов ответа на этот вопрос дал Ф. Ницше: «Человек – это канат, натянутый между животным и сверхчеловеком, – канат над пропастью». В наши дни вопросы «конструирования» и «совершенствования» человека, выход за пределы его обычных (природных) возможностей составляют проблемной поле нового направления, получившего название «трансгуманизм».

Трансгуманизм. В.А. Кутырев (2010) в работе, посвященной философии трансгуманизма, отмечает: «Транс – 1) через, за, сквозь, пере, после; 2) состояние за пределами сознания и понимания. Трансгуманизм – относительно новое теоретическое движение (возникло в США в последнее десятилетие ХХ века, в России оформилось в первые годы ХХI века), обосновывающее необходимость «усовершенствования» традиционного человека, вплоть до замены его иной формой бытия и превращения в «постчеловека». Оно опирается на достижения современной научно-технической революции, прежде всего в сфере Hi-Tech, особенно нано-био-инфо-когно (NBIC) технологий и искусственного интеллекта (AI), открывшиеся в ее ходе невиданные, ранее даже не предполагавшиеся возможности воздействия на людей и их жизненный мир. Соответственно подразумевается, что как идеология, трансгуманизм должен прийти на смену антропологии и гуманизму – теориям и мировоззрению «старого», «традиционного», «естественного» человека».

Ф. Фукуяма в книге «Наше постчеловеческое будущее: Последствия биотехнологической революции», рассуждая о биотехнологии, подчеркивает: «Но одна из причин, по которой я не преисполнен оптимизма, заключается в том, что в этой технологии в отличие от других научных достижений грань между очевидными преимуществами и вкрадчивым злом провести невозможно».

Б.Г. Юдин (2007) замечает, что современного человека все больше тяготит зависимость от неподконтрольных ему факторов - окружающей среды, времени, собственных психофизических данных. Болезни, старческая немощь, недостаточная физическая и психическая выносливость, ограниченный объем памяти, ограниченность наших интеллектуальных и физических способностей – всё это начинает осознаваться в качестве проблем, которые допускают и даже требуют технологических решений. Природа человека, таким образом, оказывается полигоном для самых разнообразных манипуляций и модификаций. Неслучайно вокруг проблем модификации человека разгораются острые идейные споры. По-видимому, преобладающей сегодня является позиция осторожного отношения к различным технологиям модификации человека. Тем не менее всё большую силу набирает международное и междисциплинарное движение, которое называет себя трансгуманизмом. В п. 1 Трансгуманистической декларации (The Transhumanist Declaration), принятой в 2002 году, определено: «В будущем технологии радикально изменят человечество. Мы предвидим возможность переконструирования человеческого существа, включая такие параметры, как неизбежность старения, ограниченность человеческого и искусственного интеллекта, невозможность выбора собственной психологии, страдание и нашу ограниченность планетой Земля». Б.Г. Юдин (2007) подчеркивает, что утопический проект создания ребенка с заранее предопределенными качествами или, иными словами, замысел конструирования человека вполне можно считать некоей сверхидеей, которой вдохновляются многие из тех, кто так или иначе вовлечён в биотехнологическую революцию. Этот замысел действительно выступает как новое, современное выражение воззрений, которые акцентируют ведущую роль биологических, генетических начал в определении природы человека. Прежние проекты основывались на концепциях, описывающих реальность в терминах детерминации и детерминирующих, определяющих сил, будь то генетическая конституция или законы истории, а не того, что конструируется и реконструируется с помощью технологических средств. В сегодняшних проектах акцентируется не детерминация, а конструирование и реконструирование человеческого существования. Соответственно, в качестве их исходной и конечной точки выступает именно отдельная человеческая жизнь. Клеточные технологии. М.А. Пальцев (2009) замечает: «Можно уверенно сказать, что наступившее столетие будет и «веком стволовых клеток». Использование стволовых клеток избавит людей от многих тяжелых, а иногда и неизлечимых болезней. Создание новых клеточных технологий позволит обойтись без трансплантации органов, которые всегда находятся в дефиците. Ю.М. Хрусталев (2011) подчеркивает, что применение тканевых и клеточных технологий попадает в биоэтическое поле регулирования, которое призвано поддерживать систему обеспечения качества и безопасности на всех этапах разработки, производства, внедрения в лечебное дело и в итоге выведения на рынок. Важно заметить, что согласно п. 1.5 Административного регламента Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития по исполнению государственной функции по выдаче разрешений на применение новых медицинских технологий, утвержденного приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 20 июля 2007 г. № 488, клеточные технологии по степени потенциального риска отнесены к 3 классу – медицинские технологии с высокой степенью риска. Ю.М. Лопухин, С.А. Гусев (2004), рассматривая этические проблемы, относящиеся к стволовым клеткам, обращают внимание на то, что Европейский Союз в 2003 г. определил 5 этических принципов, которым необходимо следовать при испытании стволовых клеток в клинике: 1) принцип уважения достоинства человека; 2) принцип индивидуальной автономии (информированное согласие, уважение частной жизни, конфиденциальность персональных данных); 3) принцип справедливости и пользы (в частности улучшение и защита здоровья); 4) принцип свободы исследований (в согласии с другими фундаментальными принципами); 5) принцип пропорциональности (имея в виду необходимость применения минимального набора методов исследования, необходимых для достижения цели). Кроме того, выделены четкие три правила, обязательное соблюдение которых необходимо в клинических исследованиях: 1 - свободное информированное согласие пациента; 2 - объективная оценка соотношения риск/польза; 3 - защита здоровья пациента, вовлеченного в клинические исследования. Генетические технологии. Особое внимание в современной биоэтике уделяется проблемам применения диагностических и лечебных методов, связанных с расшифровкой генома. В Коммюнике Совещания «Группы восьми», проходившем 23 июля 2000 года на Окинаве, подчеркнуто: «Развитие наук о жизни постоянно улучшает качество нашей жизни. Открытие новых возможностей медицинской науки указывает на наличие у человечества беспрецедентных перспектив и должно проводиться с учетом принципов биоэтики. Объявление о почти полной расшифровке генома человека представляет собой знаменательное событие и новый весьма важный и желательный шаг в этом направлении. Мы рассматриваем эту расшифровку как необычайно важное для человечества событие и призываем к дальнейшему и скорому опубликованию всех новых фундаментальных данных о строении собственно человеческой ДНК. Мы также подчеркиваем важность многостороннего сотрудничества при последующих за расшифровкой генома исследованиях». История свидетельствует о том, что качественно новый уровень развития науки вместе с решениями определенных вопросов нередко обостряет проблематику практического применения результатов научного исследования при рассмотрении их в политическом, социально-экономическом, культурном, духовном и личностном контексте. Поэтому международное сообщество придает существенное значение правовому и моральному регулированию отношений, возникающих по поводу проведения исследований в области генетики и их практическому применению. Среди основных документов необходимо назвать: 1. Всеобщая декларация о геноме человека и правах человека. Принята 11.11.1997 г. Генеральной конференцией ООН по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО). 2. Конвенция о биологическом разнообразии. (Рио-де-Жанейро, 5 июня 1992 г.) 3. Конвенция Совета Европы о защите прав и достоинства человека в связи с применением достижений биологии и медицины: Конвенция о правах человека и биомедицине (ETS № 164). Овьедо, 4 апреля 1997 года (Россия не участвует). 4. Заявление о генетическом консультировании и генной инженерии. Принято 39-й Всемирной Медицинской Ассамблеей, Мадрид, Испания, октябрь 1987. 5. Декларация о проекте «Геном человека». Принята 44-й Всемирной Медицинской Ассамблеей, Марбэлла, Испания, сентябрь 1992 г. Во Всеобщей декларации о геноме человека и правах человека обращает на себя раздел А. Человеческое достоинство и геном человека. Так, в ст. 1 Декларации определено, что геном человека лежит в основе изначальной общности всех представителей человеческого рода, а также признания их неотъемлемого достоинства и разнообразия. Геном человека знаменует собой достояние человечества. Из статьи следует общечеловеческая основа проблемы генома человека. Следовательно, масштаб нравственного измерения проблемы генома человека может быть взят в максимально широком аспекте высших ценностей и фундаментальных прав человека. Данное положение нашло отражение в ст. 2 Декларации: «a) Каждый человек имеет право на уважение его достоинства и его прав, вне зависимости от его генетических характеристик. b) Такое достоинство непреложно означает, что личность человека не может сводиться к его генетическим характеристикам, и требует уважения его уникальности и неповторимости». При проведении исследований генома человека необходимо иметь в виду высокую степень его изменчивости, зависящую от многих, нередко трудно контролируемых факторов и условий. Как отмечено в ст. 3 Декларации, геном человека в силу его эволюционного характера подвержен мутациям. Он содержит в себе возможности, которые проявляются различным образом в зависимости от природной и социальной среды каждого человека, в частности состояния здоровья, условий жизни, питания и образования. Из большой вариабельности возможных изменений генома человека, вытекают особые требования к проведению соответствующих научных исследований и к использованию их в практической деятельности. Научные исследования, касающиеся генома человека, и использование их результатов должны осуществляться с учетом этических и социальных последствий. В ст. 13 Декларации перечислены моральные требования, которым должны являться неотъемлемой частью деятельности научных работников, а именно: ответственность, требовательность, осторожность, интеллектуальная честность и непредвзятость. Высокие моральные требования к ученым, выполняющим исследования, касающиеся генома человека, диктуют необходимость обеспечения всеобщего доступа к достижениям науки в области биологии, генетики и медицины, касающимся генома человека, при должном уважении достоинства и прав каждого человека; оценки научных результатов в широком общественном контексте как на национальном, так и на международном уровне. В этой связи в ст. 16 Декларации отмечено, что государствам следует признать важное значение содействия на различных соответствующих уровнях созданию независимых, многодисциплинарных и плюралистических комитетов по этике для оценки этических, правовых и социальных вопросов, которые возникают в связи с проведением научных исследований, касающихся генома человека, и использованием результатов таких исследований. В ст. 18 Декларации акцент сделан на том, что государствам следует прилагать все усилия к дальнейшему распространению в международном масштабе научных знаний о геноме человека, разнообразии человеческого рода и генетических исследованиях, а также укреплять международное научное и культурное сотрудничество в этой области, в особенности между промышленно развитыми и развивающимися странами. Безусловно, глубокие инновационные исследования по проблемам генома человека с опережающим темпом осуществляются в экономически развитых странах. Вместе с тем в стороне от новых технологий не должны остаться люди, проживающие в развивающихся странах. В Декларации ВМА о проекте «Геном человека» отмечено, что по затратам на реализацию проект «Геном человека» сравним с космическими программами. Оценка стоимости его реализации в течение ближайших 15 лет составляет 3 млрд. долларов, то есть 200 млн. в год. Эти цифры могут показаться не столь большими, если мы вспомним о том, что только США тратит 120 млн. долларов ежегодно на лечение кистозного фиброза. Другими словами, финансовые соображения не должны являться препятствием для реализации данного проекта. Затраты, связанные с финансированием работ по изучению генома человека «могут показаться не столь большими, лишь в сравнении с финансовыми ресурсами ведущих экономических стран, но они могут оказаться непосильными для стран развивающихся. Поэтому в ст. 19 Декларации определено, что в рамках международного сотрудничества с развивающимися странами государствам следует поощрять меры, которые позволяют: - осуществлять оценку опасностей и преимуществ, связанных с проведением научных исследований, касающихся генома человека, и предотвращать злоупотребления; - расширять и укреплять потенциал развивающихся стран в области проведения научных исследований по биологии и генетике человека с учетом конкретных проблем этих стран; - развивающимся странам пользоваться достижениями научного и технического прогресса, дабы применение таких достижений в интересах их экономического и социального прогресса осуществлялось ради всеобщего блага; - поощрять свободный обмен научными знаниями и информацией в областях биологии, генетики и медицины. Особое значение в Декларации придается образованию в области биоэтики. В соответствии со ст. 20 государствам следует принимать соответствующие меры с целью содействия изложенным в Декларации принципам на основе образования и использования соответствующих средств, в том числе на основе осуществления научных исследований и подготовки в многодисциплинарных областях, а также на основе оказания содействия образованию в области биоэтики на всех уровнях, в особенности предназначенному для лиц, ответственных за разработку политики в области науки. Обобщая сказанное, можно заключить, что специфическими чертами наиболее общих моральных проблем современной генетики являются: 1) выход на глубокие и всесторонние исследования, касающиеся генома человека, которые требуют учета их этических последствий; 2) сохранение гуманистической направленности исследований в области генома человека для улучшения состояния здоровья каждого человека и всего человечества; 3) соблюдение высоких моральных требований к ученым, осуществляющим исследования, касающиеся генома человека, и к лицам, использующим результаты этих исследований; 4) необходимость обеспечения всеобщего доступа к достижениям науки в области биологии, генетики и медицины, касающимся генома человека, при должном уважении достоинства и прав каждого человека; 5) создание и эффективное функционирование независимых, многодисциплинарных и плюралистических комитетов по этике для оценки этических, правовых и социальных вопросов, которые возникают в связи с проведением научных исследований, касающихся генома человека, и использованием результатов таких исследований; 6) преодоление разрыва между экономически развитыми и развивающимися государствами в области разработки и применения инновационных генетических технологий; 7) осуществление научных исследований и подготовки в многодисциплинарных областях, в частности, для синхронизации процессов накопления научных фактов и их адекватной оценки на биоэтической основе. Этические проблемы применения методов диагностики и коррекции генетических нарушений. Очевидно, что новые генетические технологии в ближайшее время будут все чаще выходить за пределы проблемных институтов и лабораторий. В XXI веке диагностика и лечение многих заболеваний будут осуществляться на основе их расшифрованных генетических механизмов. Поэтому вопросы применения методов генетической диагностики (генетического картирования) и методов коррекции генетических нарушений – это не просто теория, а реальная практика современной медицины. Этические проблемы применения методов диагностики и коррекции генетических нарушений наиболее полно раскрыты в двух приведенных выше документах ВМА, которые, безусловно, заслуживают внимательного и детального изучения. В Заявлении ВМА о генетическом консультировании и генной инженерии указано, что в генетической диагностике существует два подхода: 1) скрининг до зачатия или оценка будущих родителей на предмет возможности передачи ге­нетических заболеваний, с целью предсказания вероятности зачатия генетически неблаго­получного ребенка; 2) внутриматочные исследования после зачатия – ультразвуковое иссле-дование, амниоцентез и фетоскопия – с целью определения состояния плода. Врач, проводящий генетическое консультирование, обязан предоставить будущим родите­лям в доступной форме информацию, достаточную для принятия ими осознанного решения о возможности деторождения. Предоставляя информацию семейным парам, принявшим решение о продлении рода, врачи должны придерживаться этических и профессиональных норм, приня­тых в их странах, рекомендаций ВМА и других медицинских организаций. В случае выявления генетических аномалий у плода, будущие родители могут решить прер­вать беременность. Врач, имеющий право на личное отношение (поддержку или отвержение) к проблемам контрацепции, стерилизации или искусственного прерывания беременности, не может навязывать свои моральные ценности потенциальным родителям, но и не обязан изменять своим убеждениям в угоду их решению. Врачи, полагающие, что контрацепция, стерилизация и искусственное прерывание беремен­ности противоречат их принципам и убеждениям, могут отказаться от генетического консульти­рования. Однако, во всех случаях, врач обязан предупредить будущих родителей о возможности возникновения генетических проблем и посоветовать пройти генетическое консультирование у компетентного специалиста. Проект «Геном человека» основан на предположении о том, что знания информации, содержащейся в геноме человека, позволят диагностировать множество генетических заболеваний до момента зачатия и, соответственно, помогут людям сделать правильный выбор. Ключом к пониманию генетических заболеваний является идентификация и определение генов после мутации. Соответственно, можно говорить о том, что понимание биологической природы человека связано с идентификацией 50.000-100.000 генов, содержащихся в хромосомах человека. В Декларации ВМА о проекте «Геном человека» отмечается, что данный Проект может помочь идентифицировать и определить характеристики генов, связанных с основными генетическими заболеваниями; предполагается, что станет возможным идентифицировать и определять характеристики генов, связанных с генетическими заболеваниями, например, такими как сахарный диабет, шизофрения и болезнь Альцгеймера. Гены определяют лишь предрасположенность к этим заболеваниям, а разрешающий фактор – негенетический. Выявление предрасположенности к таким заболеваниям помогло бы их профилактизировать путем изменения образа жизни, диеты и периодических осмотров. С этической точки зрения важно как можно быстрее получить информацию о геноме, поскольку она сулит лучшее понимание этиологии и патогенеза многих заболеваний. Вместе с тем, эта информация может оказаться бесполезной до тех пор, пока общественность и индивид не будут информированы о возможностях выбора лучшего пути использования этой информации. Еще одна проблема заключается в том, чтобы определить, насколько прилагаемые усилия сравнимы с путями достижения поставленных целей. Должен ли предлагаемый проект быть нацеленным на изобретение новых методов или предпочтительнее шаг за шагом идти к намеченной цели? В Декларации ВМА обращается внимание на конфликт между принципом приватности и необходимостью научного сотрудничества. Картирование генома человека должно быть анонимным, однако, полученная в результате информация имеет отношение к каждому человеку, независимо от его расовой принадлежности и индивидуальных различий между людьми. Эта информация должна быть общим достоянием и не может использоваться только в целях бизнеса. Поэтому ни один пациент не должен быть принесен в жертву проекту «Генома человека». Существует также конфликт между все возрастающим потенциалом новых технологий по раскрытию генетической гетерогенности и критериями предоставления индивидуумам медицинской страховки и работы. Несмотря на генетические различия, представляется целесообразным принять, путем консенсуса, запрещение дискриминации при приеме на работу или при заключении договора по индивидуальному страхованию по соображениям принадлежности к определенной расе. Генетическое картирование может стать основанием социальной дискриминации, при которой «группа риска» может рассматриваться как «дефектная группа». Особое внимание в Декларации ВМА уделяется угрозе использования генетической информации в немедицинских целях и угрозе евгеники. Концепция евгеники основана на предположении о том, что гены имеют решающее значение в процессе формирования человека, а потому, их распределение в популяции имеет решающее значение для изменений репродуктивного поведения. Согласно этой концепции, соображения общественного блага оправдывают ограничение свободы индивида. Обладание информацией ставит проблему и ее использования. До сих пор существуют опасения по поводу существования одобренных правительствами программ «улучшения расы» и использования медицинских технологий в немедицинских целях. В Декларации ВМА справедливо отмечается, что этические проблемы, связанные с воплощением проекта «Геном человека», связаны не столько с технологией его реализации, сколько с правильным ее использованием. В связи с этим, прежде чем приступать к работе над проектом, необходимо тщательно проанализировать все этические, юридические и социальные вопросы, связанные с использованием новых технологий. Определенная озабоченность возникает из-за опасения, что исследователь, занятый работой по проекту, может взять на себя роль своеобразного «бога» или попытается вмешаться в действия законов природы. Только освободившись от предвзятости по отношению к проекту «Геном человека», мы сможем правильно оценить этические проблемы, связанные с его реализацией, как это имеет место в случаях с оценкой новых методов диагностики и лечения. Другими словами, как и в последних случаях, основными критериями оценки проекта являются уважение личности человека, его автономии и принципа невмешательства в его частную жизнь, а также сравнитель­ная оценка риска и пользы. Существует необходимость определить наиболее общие этические и юридические положения, которыми следует руководствоваться в целях предотвращения какой-либо дискриминации людей по генетическим признакам. ВМА считает, что они таковы: - С целью избежания роста социальной напряженности, необходимо обеспечить доступность генетического консультирования для всех. - Необходимо также обеспечить возможность обмена полученными знаниями, информацией и средствами технологии между всеми странами мира. - Необходимо строго соблюдать принцип уважения воли тех, кто подвергается генетическому скринингу, и их право решать вопросы, связанные с участием в этой процедуре и использованием полученной в результате информации. - Необходимо обеспечить полную информированность пациента или его законного представителя по поводу всех процедур, связанных с реализацией проекта. Необходимо также обеспечить принцип сохранения медицинской тайны и неразглашения полученной информации путем передачи ее третьим лицам без согласия пациента. Этот принцип должен соблюдаться даже в тех случаях, когда полученная информация позволит делать вывод о том, что под угрозой находятся члены семьи пациента. Единственным исключени­ем является случай, когда речь идет о серьезном заболевании, предотвратить которое можно путем раскрытия полученной информации; принцип конфиденциальности информации может быть нарушен только тогда, когда все попытки убедить пациента в необходимости раскрыть самому тайну его генетической информации оказываются безуспешными, однако и в этом случае раскрытию подлежит не вся информация, а только необходимая ее часть. - Раскрытие генетической информации пациента или доступ к ней со стороны третьих лиц может быть разрешен только с добровольного информированного согласия пациента. По мере накопления знаний о геноме и разработки методов его изме­нения при ограниченности сведений о побочных эффектах генно-инженер-ных вмешательств возникают ситуации, когда любое вмешательство может быть сопряжено с непредсказуемыми опасными последствиями. Поэтому во многих странах мира применяются меры государственного регулирования вопросов генной инженерии и клонирования человека. В Российской Федерации на сегодняшний день три федеральных закона регулируют соответствующие отношения: - Федеральный закон от 5 июля 1996 года № 86-ФЗ «О государственном регулировании в области генно-инженерной деятельности»; - Федеральный закон от 20 мая 2002 года № 54-ФЗ «О временном запрете на клонирование человека». - Федеральный закон от 3 декабря 2008 г. № 242-ФЗ «О государственной геномной регистрации в Российской Федерации». В Федеральном законе «О государственном регулировании в области генно-инженерной деятельности» содержатся основные понятия, которые имеют прямое отношение к рассматриваемой сегодня теме, в частности, «генная инженерия», «генная терапия (генотерапия)», «генно-инженерная деятельность», «генодиагностика». Генная инженерия - совокупность методов и технологий, в том числе технологий получения рекомбинантных рибонуклеиновых и дезоксирибонуклеиновых кислот, по выделению генов из организма, осуществлению манипуляций с генами и введению их в другие организмы. Генная терапия (генотерапия) - совокупность генно-инженерных (биотехнологических) и медицинских методов, направленных на внесение изменений в генетический аппарат соматических клеток человека в целях лечения заболеваний. Генно-инженерная деятельность - деятельность, осуществляемая с использованием методов генной инженерии и генно-инженерно-модифициро-ванных организмов. Генодиагностика- совокупность методов по выявлению изменений в структуре генома. В Федеральном законе определено, что генно-инженерная деятельность должна основываться на следующих принципах: - безопасности граждан (физических лиц) и окружающей среды; - безопасности клинических испытаний методов генодиагностики и генной терапии (генотерапии) на уровне соматических клеток; - общедоступности сведений о безопасности генно-инженерной деятельности; - сертификации продукции, содержащей результаты генно-инженерной деятельности, с указанием полной информации о методах получения и свойствах данного продукта. Видно, что основные положения генно-инженерной деятельности устанавливаются с учетом высокого уровня ее возможной и действительной опасности для человека и окружающей среды. С этим связаны и основные биоэтические аспекты генно-инженерной деятельности, а именно – обеспечение и реализация принципа «не навреди!». Федеральный закон «О временном запрете на клонирование человека» вводит временный запрет на клонирование человека, исходя из принципов уважения человека, признания ценности личности, необходимости защиты прав и свобод человека и учитывая недостаточно изученные биологические и социальные последствия клонирования человека. С учетом перспективы использования имеющихся и разрабатываемых технологий клонирования организмов предусматривается возможность продления запрета на клонирование человека или его отмены по мере накопления научных знаний в данной области, определения моральных, социальных и этических норм при использовании технологий клонирования человека. В соответствии со ст. 1 данного Федерального закона вводится временный запрет на клонирование человека впредь до дня вступления в силу федерального закона, устанавливающего порядок использования технологий клонирования организмов в целях клонирования человека. Действие настоящего Федерального закона не распространяется на клонирование организмов в иных целях. В настоящем Федеральном законе используются следующие основные понятия: клонирование человека – создание человека, генетически идентичного другому живому или умершему человеку, путем переноса в лишенную ядра женскую половую клетку ядра соматической клетки человека; эмбрион человека – зародыш человека на стадии развития до восьми недель (ст. 2). На период действия настоящего Федерального закона запрещается ввоз на территорию Российской Федерации и вывоз с территории Российской Федерации клонированных эмбрионов человека (ст. 3). Этические проблемы клонирования человека возникают, главным образом, вследствие недостаточной изученности его биологических и социальных последствий, что не позволяет в настоящее время точно определить все возможные риски и грозящие опасности. Очень важно при оценке рисков и опасностей, связанных с клонированием, не забывать принципа адекватности любых заключений уровню достигнутых знаний и фундаментальным ценностям. Ю. Хабермас отмечает, что новые технологии вынуждают нас вести публичный дискурс о правильном понимании культурной формы жизни как таковой. И у философов больше нет никаких благовидных предлогов отдавать предмет этой дискуссии на откуп представителям биологических наук и вдохновленным научной фантастикой инженерам. Б.Г. Юдин в этой связи справедливо подчеркивает: «не стоит переоценивать научную обоснованность и сегодняшних, безусловно намного более тонких и эффективных технологий воздействия на человека. Вполне вероятно, что через полстолетия и они будут восприниматься как ужасно грубые, неэффективные и малонаучные». Нанотехнологии. О.Е. Баксанский, Е.Н. Гнатик, Е.Н. Кучер (2010) отмечают, что переход от «микро-» к «нано-» – это качественный переход от манипуляции веществом к манипуляции отдельными атомами. Нанотехнологии, особенно наномедицина, развиваются в двух принципиально разных направлениях, условно именуемых «dry-нанотехнологией» в механической традиции и «wet-нанотехнологией» в биологической традиции. «Dry-нанотехнологии» чаще всего отталкиваются от уже имеющихся технологий – вроде сканирующих микроскопов, которые способны перемещять отдельные атомы и молекулы. «Dry-нанотехнологии» сконцентрированы на конструировании и модификации белковых молекул, знаменитых своими выдающиеся способностями к самосбору. Многие ученые полагают, что ключ к прогрессу лежит именно здесь. В. Прайд, Д.А. Медведев (2008) считают, что с развитием нанотехнологий человечество потенциально может взять под контроль любые процессы на планете. При этом авторы задаются вопросом: «Что будет при этом являться «природой», где будет находиться «природа», да и вообще – существует ли «природа на планете, где нет места масштабным случайным явлениям, где постоянно контролируется все – от глобальной погоды до биохимических процессов в отдельной клетке? Здесь проглядывается стрирание еще одной дихотомии: искусственное – естественное». В этой связи заслуживают внимание новые директивы по синтетической биологии и развивающимся технологиям, принятые Президентской комиссией по изученю вопросов биоэтики (New Directions e Ethics of Synthetic Biology and Emerging Technologies. Presidential Commission for the Study of Bioethical Issues. Washington, D.C. December 2010). В основных выводах и рекомендаций для президента Комиссия отмечает, что идея сборки живых организмов целиком из неживых частей веками занимала человеческое воображение, не приводя к успеху нигде, кроме фантастики. Некоторые считают, что мы приблизились на один шаг к этой возможности, когда ученые из института Дж. Крейга Вентера (J. Craig Venter Institute) объявили о создании первого синтетического (сделанного человеком из химических составляющих) генома, самореплицирующегося в бактериальной клетке другого вида. Комиссия установила, что исследовательская программа Института Вентера и синтетическая биология находится на ранних стадиях длительного биологического и генетического исследования. С целью выработки своих рекомендаций Комиссия определила пять этических принципов, имеющих отношение к рассмотрению социальных последствий возникающих технологий: (1) общественной пользы, (2) ответственного ведения дел, (3) интеллектуальной свободы и ответственности, (4) демократического обсуждения и (5) справедливости и честности. Эти принципы разработаны для прояснения и направления государственных решений, гарантирующих, что новые технологии, включая синтетическую биоэтику, могут развиваться этически ответственным способом.

 






Дата добавления: 2018-05-10; просмотров: 277; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2019 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.011 сек.