Международное сотрудничество в сфере исполнения уголовных наказаний

Международное сотрудничество в области исполнения уголовных наказанийи обращения с осужденными – это специфическая деятельность государств и других участников международного общения в сфере предупреждения преступности, борьбы с ней и обращения с правонарушителями.

Цельэтой деятельности – на основе объединения усилий, с помощью коллективного разума выработать единую концепцию борьбы с преступностью путем более эффективного исполнения уголовных наказаний. Сотрудничество в этой сфере осуществляется по следующим направлениям:научно-информационное (обмен национальным научным и практическим опытом, обсуждение проблем и проведение совместных исследований); оказание профессионально-технической помощи; договорно-правовая координация обращения с правонарушителями на основе международных соглашений.

Эта деятельность организуется в следующих формах:в рамках международных органов и организаций (комитеты и комиссии ООН и Совета Европы, Международный конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, Комитет по проблемам борьбы с преступностью Совета Европы (CDPS) и Европейский комитет по сотрудничеству в области пенитенциарных проблем (PC-R-CP); на основе многосторонних и двухсторонних соглашений.

Особое воздействие на развитие национального уголовно-исполнительного права, законодательства и практики исполнения уголовных наказаний оказывают международные правовые акты, которые подписало и ратифицировало наше государство. Обязательные нормы международных правовых актов, определяющие естественные права человека, не могут нарушаться при исполнении уголовных наказаний. К таким «абсолютным» правам следует отнести право на жизнь, свободу и безопасность личности, запрет пыток, право на свободу мысли, совести и религии и др. Эти права закреплены во Всеобщей декларации прав человека (1948 г.), в Международном пакте о гражданских и политических правах (1966 г.), Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.), Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (1984 г.), Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950 г.), Европейской конвенции по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (1987 г.) и др.

Право на жизнь закреплено в ст. 3 Всеобщей декларации прав человека, ст. 6 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 2 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и является неотъемлемым, все остальные права и свободы человека, в том числе и осужденного, производны от права на жизнь. Главные принципы указанной международной нормы состоят в том, чтобы защитить человека от любого умышленного лишения жизни государством, а также обязанность государства обеспечить принятие и применение законов, предусматривающих суровое наказание за преступления против жизни, осуществление эффективных превентивных и охранительных мер в случае возникновения опасности для жизни человека. По общему правилу право на жизнь предполагает, что государство должно принимать все меры к тому, чтобы человеческая жизнь даже в условиях отбывания уголовного наказания оставалась вне опасности. На реализацию этих принципов направлены положения Конституции РФ (ч. 1 ст. 20), уголовного и уголовно-исполнительного законодательства. Так, ст. 13 УИК РФ закрепляет право осужденных на личную безопасность, согласно которому при возникновении, главным образом, угрозы жизни осужденного администрация учреждения, исполняющего наказания в виде ареста, ограничения свободы или лишения свободы, обязана незамедлительно перевести осужденного в безопасное место или принять иные меры, устраняющие угрозу личной безопасности осужденного. При этом не имеет значения, от кого исходит угроза – от других осужденных, персонала и др.

Вместе с тем Конвенция о защите прав человека и основных свобод допускает исключения из общего правила. Прежде всего это касается смертной казни, законно назначенной по приговору суда за совершение преступления. Но данное положение в связи с вступлением в силу Протокола № 6 относительно смертной казни к Конвенции и его ратификацией большинством европейских государств фактически не действует. Россией в настоящее время указанный документ подписан, но не ратифицирован, поэтому возможность применения смертной казни после введения на всей территории РФ судов присяжных сохраняется. Кроме того, ч. 2 ст. 2 Конвенции определяет ситуации, при которых разрешается лишение человека жизни (для защиты любого лица от противоправного насилия, для осуществления законного задержания или предотвращения побега, для подавления бунта или мятежа) и условия, которые должны соблюдаться при этом. Главными из них являются абсолютная необходимость и соразмерность применения силы для достижения законных целей в обозначенных ситуациях. Эти положения в полной мере относятся как к случаям правомерной необходимой обороны осужденных, так и к действиям государственных органов по преодолению чрезвычайных ситуаций в учреждениях уголовно-исполнительной системы.

Право быть свободным от пыток и от бесчеловечного или унижающего достоинство обращения является одним из самых главных прав человека, так как оно связано с личной неприкосновенностью и человеческим достоинством личности. Запрет пыток зафиксирован в ст. 5 Всеобщей декларации прав человека, ст. 7 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Последняя норма относится к разряду неприкосновенных положений Конвенции. В ч. 2 ст. 15 Конвенции, которая позволяет государствам отступать от своих обязательств по Конвенции в случае чрезвычайных обстоятельств, сказано, что ни при каких обстоятельствах государство не может отступать от своих обязательств по ст. 3. Права, охраняемые в перечисленных нормах, защищаются также двумя другими международными актами – Конвенцией ООН против пыток и другого жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (1987 г.) и Европейской конвенцией о предупреждении пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (1989 г.).

Основной областью применения указанных статей являются места предварительного заключения, а также учреждения и органы, исполняющие уголовные наказания, связанные с изоляцией осужденного от общества. В ст. 10 Международного пакта о гражданских и политических правах подчеркивается, что все лица, лишенные свободы, имеют право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности. Это связано с тем, что подозреваемый, обвиняемый или осужденный менее других граждан защищен от произвола государства в лице сотрудников правоохранительных органов и имеет большую вероятность стать объектом пыток, жестокого, бесчеловечного или унижающего его достоинство обращения. Поэтому в отечественном законодательстве содержатся надежные гарантии прав личности в этой сфере. Конституция РФ в ч.2 ст. 21 определяет: «Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию». Это конституционное положение получило развитие в принципах гуманизма уголовного и уголовно-исполнительного законодательства (ст. 7 УК РФ, ст. 8 УИК РФ), а также в ч. 2 ст. 12 УИК РФ, где осужденным гарантируются вежливое обращение со стороны персонала и неприменение к ним жестоких и унижающих человеческое достоинство видов обращения.

Право человека на признание его правосубъектности установлено во Всеобщей декларации прав человека (ст. 6), в Международном пакте о гражданских и политических правах (ст. 16) и означает, что «каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на признание его правосубъектности». Важными свойствами правосубъектности являются ее признание и гарантированность государством, т.е. обеспечиваемая соответствующими государственными органами способность лица иметь субъективные права и юридические обязанности, а также способность независимо их осуществлять. Особое значение имеет обеспечение рассматриваемого права в сфере исполнения уголовных наказаний, где только в постсоветские годы лица, отбывающие наказания, на законодательном уровне и в правоприменительной практике действительно стали признаваться субъектами права. Сегодня осужденные, являясь гражданами государства, обладают правами и свободами человека и гражданина, которые в соответствии со ст. 2 Конституции РФ представляют собой высшую ценность. В ч. 2 ст. 10 УИК РФ определяется, что при исполнении наказания осужденным гарантируются права и свободы граждан Российской Федерации с ограничениями, установленными уголовным, уголовно-исполнительным и иным законодательством Российской Федерации. Осужденные не могут быть освобождены от выполнения своих гражданских обязанностей, кроме случаев, предусмотренных федеральным законом.

Право на свободу мысли, совести и религии, согласно ст. 18 Всеобщей декларации прав человека и Международного пакта о гражданских и политических правах, а также ст. 9 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, представляет собой, в частности, свободу исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, отправлять или не отправлять религиозные обряды. Конституция РФ сформировала основу правового регулирования отношений, связанных с осуществлением осужденными свободы мысли, совести и религии. Статья 28 Конституции РФ гарантирует это право всем гражданам, в том числе и отбывающим уголовные наказания. На его реализацию направлены положения ст. 14 УИК РФ, которая регламентирует осуществление права на свободу совести и свободу вероисповедания осужденными к лишению свободы, ограничению свободы, аресту и смертной казни. Для осужденных, отбывающих наказания, не связанные с изоляцией от общества, каких-либо особенностей в осуществлении данного права гражданина нет.

В сфере исполнения уголовных наказаний действует ряд международных правовых актов, в которых содержатся нормы, которые хотя и носят рекомендательный характер, но подлежат максимальному учету при разработке национальных законодательных актов. Такие специализированные международные стандарты обращения с осужденными содержатся в Минимальных стандартных правилах обращения с заключенными (1955 г.), Минимальных стандартных правилах ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила 1990 г.), Минимальных стандартных правилах ООН, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила 1985 г.), в Кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (1979 г.), в Европейских пенитенциарных правилах (2006 г.). В этих актах содержится прямое указание на то, что они применяются с учетом политических, социально-экономических, культурных условий каждой страны, а также целей и задач ее системы уголовного правосудия. Реализация норм-рекомендаций осуществляется путем приведения национального законодательства в соответствие с содержащимися в указанных документах требованиями по мере создания необходимых условий.

В связи с дальнейшей интеграцией России в европейское сообщество особую актуальность приобретают стандарты обращения с осужденными к лишению свободы, изложенные в новых Европейских пенитенциарных правилах (далее – Правила), утвержденных в январе 2006 г. Комитетом министров Совета Европы (Рекомендация № R(2006)2). Указанные Правила применяются в отношении всех лиц, содержащихся под стражей по решению суда, а также осужденных к лишению свободы.

В новых Правилах первостепенное значение придается девяти главным принципам, лежащим в основе толкования и применения Правил в целом. К ним относятся:

1) соблюдение прав человека при исполнении лишения свободы;

2) недопущение дополнительного внесудебного ограничения прав осужденных во время отбывания лишения свободы;

3) минимальность ограничений прав осужденных, их обоснованность;

4) нарушение прав осужденных не может быть оправдано недостатком ресурсов;

5) содержание в местах лишения свободы должно быть максимально приближено к позитивным аспектам жизни в обществе;

6) исполнение лишения свободы должно способствовать возвращению осужденного к нормальной жизни в обществе;

7) активное сотрудничество с социальными службами и институтами гражданского общества;

8) профессионализм персонала пенитенциарных учреждений, позволяющий обеспечивать высокие стандарты обращения с осужденными;

9) регулярный государственный и общественный контроль за деятельностью пенитенциарных учреждений.

Эти положения воплощают в себе идеи приоритета прав человека, гуманизма, социальной ориентированности и результативности исполнения лишения свободы, являющиеся предопределяющими для четкого и эффективного функционирования современных пенитенциарных систем.

Принципы, изложенные в ч. I Правил, нашли свое отражение в остальных разделах этого документа. Так, ч. II «Условия содержания» раскрывает вопросы приема и регистрация осужденных, их распределения, перемещения и классификации, определяет стандарты материально-бытового обслуживания осужденных (требования к помещениям в местах лишения свободы, обеспечению осужденных предметами личной гигиены, одеждой и постельными принадлежностями, организации питания осужденных, порядку хранения их вещей), устанавливает режимные требования, принципы привлечения осужденных к труду и обучению, организации их досуга, а также взгляды на оказание осужденным правовой помощи, возможности предоставления информации и подачи жалоб, общения осужденных с внешним миром, их религиозной и моральной поддержки.

В частности, в Правилах отмечается, что никто не может быть принят в пенитенциарное учреждение без наличия на то необходимых документов, вступивших в законную силу (14). По возможности осужденные должны направляться для отбытия наказания в пенитенциарные учреждения, расположенные вблизи от места их постоянного проживания (17.1). Размещение осужденных, особенно в спальных помещениях, не должно унижать человеческое достоинство и по возможности обеспечивать уединение осужденного. Помещения, в которых содержатся осужденные, должны удовлетворять требованиям санитарии и гигиены с учетом климатических условий, особенно в том, что касается кубатуры воздуха, жилой площади, освещения, отопления и вентиляции (18.1). Правила не содержат конкретных стандартов, однако Европейский комитет по предотвращению пыток и бесчеловечного обращения (ЕКПП) определил минимальные требования к нормам жилой площади: 4 м2в общих жилых помещениях и 6 м2в тюремной камере на одного осужденного. Эти требования по мере создания необходимых условий должны найти отражение в национальном законодательстве.

В ч. III Правил определены основные требования к организации медицинского обслуживания осужденных к лишению свободы. В ней устанавливаются общие принципы и порядок оказания медицинской помощи осужденным, обязанности медицинского персонала, особенности медицинского обслуживания отдельных категорий осужденных, требующих специализированного лечения. Главным требованием является то, что администрация пенитенциарных учреждений должна нести ответственность за охрану здоровья всех осужденных (39). Политика медицинского обслуживания в таких учреждениях является неотъемлемой частью национальной политики в области здравоохранения и совместима с ней (40.2).

Часть IV Правил «Поддержание правопорядка» регулирует вопросы охраны, режима и обеспечения безопасности в пенитенциарных учреждениях. В правиле 49 подчеркивается, что порядок в пенитенциарных учреждениях поддерживается соблюдением требований режима, безопасности и дисциплины с одновременным предоставлением осужденным условий содержания, обеспечивающих их человеческое достоинство. В пенитенциарных учреждениях должны быть разработаны процедуры, обеспечивающие безопасность осужденных, персонала и всех посетителей и снижающие до минимума риск насилия и других инцидентов, угрожающих их безопасности (52.2). Персонал не должен прибегать к использованию силы по отношению к осужденным, кроме случаев необходимой самообороны, пресечения попыток побега или при оказании активного или пассивного физического сопротивления законным требованиям персонала. Служащие, прибегающие к силе, должны ограничивать ее использование рамками абсолютной необходимости (64).

В ч. V закреплены правила, регулирующие деятельность персонала пенитенциарных учреждений. В правиле 71 установлено, что за пенитенциарные учреждения не могут подчиняться военному ведомству, полиции или ведомству уголовного расследования. Специализированный персонал обычно состоит из профессиональных штатных сотрудников, имеющих статус государственного служащих, которым гарантируется занятость при условии добросовестного выполнения своих обязанностей, эффективности, физической пригодности, душевного здоровья и соответствующего уровня образования (78). Особое внимание обращается на честность, гуманность, профессионализм сотрудника. Заработная плата должна быть достаточно высокой, чтобы позволить нанимать и сохранять на службе персонал соответствующей квалификации (79.1). Все сотрудники должны при любых условиях вести себя и выполнять свои обязанности таким образом, чтобы служить примером и оказывать благотворное влияние на осужденных, вызывая их уважение (75). По мере возможности в состав персонала включается достаточное число таких специалистов, как психиатры, психологи, социальные работники, учителя и инструкторы по профессионально-техническому обучению, физкультуре и спорту (89.1).

Часть VI Правил определяет порядок организации контроля за работой пенитенциарных учреждений. Согласно правилу 92 пенитенциарные учреждения регулярно инспектируются одним из государственных органов на предмет соответствия деятельности требованиям национального законодательства и международного права, а также Европейских пенитенциарных правил. Кроме того, условия содержания и обращение с осужденными должны контролироваться независимыми органами, результаты такого контроля обязательно обнародуются (93).

В заключительных разделах Правил раскрываются особенности правового положения и условий содержания в пенитенциарных учреждениях заключенных под стражу подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления (ч. VII) и собственно осужденных к лишению свободы (ч. VIII). В отношении последних главным является создание для осужденных таких условий отбывания лишения свободы, которые побуждали бы их вести правопослушный образ жизни без совершения новых преступлений (102). Для этого рекомендуется по прибытию в пенитенциарное учреждение на каждого осужденного составлять индивидуальную программу отбывания наказания и разрабатывать стратегию подготовки осужденного к освобождению. Данные программы по возможности должны включать: а) труд; б) образование; в) иные виды деятельности; д) подготовку к освобождению. В процессе отбывания наказания исполнение программ должно контролироваться и при необходимости они должны корректироваться.

В Правилах большое внимание уделяется ресоциализации – возвращению осужденных к нормальной жизни в обществе после освобождения. Так, все осужденные должны иметь возможность воспользоваться мерами, призванными помочь им возвратиться в общество, восстановить свою семейную жизнь и найти работу после освобождения. В этих целях разрабатываются соответствующие процедуры и организуются специальные программы, обеспечивающие переход от жизни в пенитенциарном учреждении к законопослушной жизни на свободе (107.2). Администрация пенитенциарного учреждения должна в этом вопросе тесно сотрудничать с социальными службами. Представители социальных служб должны иметь возможность посещать места лишения свободы и оказывать содействие осужденным в целях их подготовки к освобождению и последующей социальной реабилитации.

Таким образом, новые Европейские пенитенциарные правила являются еще одним подтверждением приверженности Совета Европы традиционным ценностям, основанным на гуманности, а также позитивной роли пенитенциарных служб, деятельность которых по мере возможности имеет своей целью возвращение осужденных к правопослушной жизни в обществе. Правила предоставляют для этого необходимую основу международного сотрудничества, стандарты деятельности пенитенциарных учреждений, определяют их перспективы и являются стимулом для дальнейшего прогресса в этой области в Европе (рис. 12).

Таким образом, в связи с демократизацией общества, постепенной интеграцией в мировое сообщество, вступлением России в Совет Европы все большее значение приобретает международное сотрудничество в сфере исполнения уголовных наказаний. Целью этой деятельности является формирование единой концепции борьбы с преступностью путем более эффективного исполнения уголовных наказаний на основе объединения усилий, практического опыта различных стран. Решающее значение для сотрудничества в указанной сфере имеет система международных правовых актов по правам человека и обращению с осужденными. Они оказывают действенное влияние на развитие системы исполнения уголовных наказаний, определяя принципы и направления формирования всей правовой системы новой России и векторы развития уголовно-исполнительного законодательства и практики его применения.

Примечания

Термин «пенитенциарная» по своему этимологическому происхождению означает: poena (лат. – наказание), poenitentiarius (ср. лат.) – раскаяние, покаянный, исправительный.


[1] См.: п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 ноября 2001 г. № 14 «О практике назначения судами видов исправительных учреждений» // Российская газета. - 2001. - 5 декабря.

[2] См.: п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 ноября 2001 г. № 14 «О практике назначения судами видов исправительных учреждений» // Российская газета. - 2001. - 5 декабря.

 

[3] См.: Правила внутреннего распорядка воспитательных колоний уголовно-исполнительной системы (утв. приказом Минюста РФ от 6 октября 2006 г. № 311).

 

[4] См.: Инструкция о порядке направления осужденных к лишению свободы для отбывания наказания, их перевода из одного исправительного учреждения в другое, а также направления осужденных на лечение и обследование в лечебно-профилактические и лечебные исправительные учреждения (утв. Приказом Минюста России от 1 декабря 2005 г. № 235).

[5] См.: Положение о порядке и условиях хранения арестованного и изъятого имущества (утв. постановлением Правительства РФ от 7 июля 1998 г. № 723) // СЗ РФ. - 1998. - № 28. - Ст. 3362.

[6] См.: Федеральный закон от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (в ред. № 58-ФЗ от 29.04.2008 г.) // СПС «Консультант +».

 

[7] См.: Нормативы штатной численности персонала учреждений, исполняющих уголовное наказание в виде лишения свободы (кроме тюрем), и учреждений, исполняющих уголовное наказание в виде лишения свободы с особыми условиями хозяйственной деятельности, а также следственных изоляторов МВД РФ в процентах от среднегодовой численности содержащихся в них осужденных (утв. постановлением Правительства РФ от 12 августа 1994 г. № 922) // СЗ РФ. - № 17. - Ст. 1990.

[8] См.: Примерное положение о попечительском совете при воспитательной колонии уголовно-исполнительной системы (утв. Постановлением Правительства РФ от 13 октября 1997 г. № 1295) // СЗ РФ. - 1997. - № 42. - Ст. 4785.

[9] Уголовно-исполнительный кодекс РФ. СПб., АЛЬФА, 1997, ч.2. ст.98.

[10] См.: Уголовно-исполнительное право / Под ред. И.В. Шмарова, М.,1998 . – С. 302.

 

[11]Минимальные стандартные правила обращения с заключенными

// Международная защита прав и свобод человека. Сборник документов. М., 1990.С.295.

 






Дата добавления: 2018-05-10; просмотров: 928; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2021 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.019 сек.