Законодательство Английской буржуазной революции

Начало развития конституционного законодательства в Англии следует отнести еще к дореволюционному перио­ду. Оно связано с принятием английским парламентом (ставшим, как известно, своеобразным штабом револю­ции) 7 июня 1628 г. Петиции о праве,в которой впервые были документально закреплены требования оппозиции против незаконных «без общего согласия, данного актом парламента, налогов и иных сборов» (ст. 10), против неза­конных произвольных арестов «противно законам и воль­ным обычаям королевства» (ст. 2), против нарушений про­цедуры habeas corpus, позволяющих содержать под стра­жей подданных без обвинения, «на которое они могли бы отвечать согласно закону» (ст. 5), против размещения ко­ролевской армии на постой в домах жителей, отягчающе­го «народ таким образом» (ст. 6), и др.

В этих статьях Петиции о праве 1628 г. еще в форме смиренных просьб к королю ясно прозвучали программ­ные требования оппозиции: гарантий прав собственнос­ти и личности, ограничения королевских прерогатив, утверждения самостоятельной политической роли анг­лийского парламента, прежде всего в финансовой сфере. Они стали лейтмотивом всего законодательства Револю­ции.

Студенту необходимо проследить развитие этих тре­бований в актах так называемого долгого парламента на основе анализа: Трехгодичного акта от 15 февраля 1641 г.(Акта о предотвращении неудобств, происходящих вследствие долговременных, промежутков между созыва­ми парламентов), Акта о регулировании деятельности Тайного совета и об упразднении суда, обычно именуемо­го «Звездной палатой» от 5 июня 1641 г., и Великой ре­монстрации от 1 декабря 1641 г.

Утверждение королем указанных требований стало первым шагом в развитии формы английского кон­ституционализма, основанной на верховенстве парла­мента.

Великая ремонстрация 1641 г., представляющая собой фактически обращение не к королю, а к английско­му народу, где перечислялись заслуги парламента по пре­сечению «пагубных стремлений ниспровергнуть основ­ные законы и начала управления, на которых прочно покоилась религия и правосудие английского королев­ства», стала важным этапом в дальнейшем развитии английского конституционализма, связанным с формированием института ответственного перед парламентом правительства.

Студенту необходимо в связи с этим обратить особое внимание на ст. 197 этого документа, ставшую главным камнем преткновения между королем и парламентом, предопределило их открытое противостояние, приведшее в 1642 г. к началу гражданской войны.

Дальнейшая радикализация требований антиабсолютистских сил привела в 1649 г. к ликвидации монархии и утверждению республики, а впоследствии обусловила и скорый приход к власти «партии порядка» — режим про­тектората О. Кромвеля.

Единственную в истории Англии недолго просуще­ствовавшую республику обычно называют «охранитель­ной», так как она была лишена демократического содер­жания, благодаря жесткому контролю индепендентской поенной верхушки во главе с О. Кромвелем, который сам называл себя «главным констеблем страны». Сту­денту необходимо обосновать эту «охранительную» ха­рактеристику республики, изучив при этом соответству­ющие законодательные акты данного периода: постанов­ление Палаты общин об объявлении себя верховной властью английского государства от 4 января 1649 г., Ор­донанс об учреждении суда над королем от 8 января 1649 г., Акт об отмене королевского звания от 17 марта 1649 г., Акт об отмене палаты лордов от 19 марта 1649 г. и др.

Особое внимание студент должен уделить анализу первой писаной конституции страны — Орудию управления 1653 г.В ней при формальном сохранении ряда револю­ционных завоеваний, определенных прав избираемой палаты общин (которая создавалась на основе высокого имущественного ценза), закреплялась в духе предшеству­ющих времен верховная законодательная и исполнитель­ная власть пожизненного Лорда-протектора О. Кромвеля, которая вскоре переродилась в военную диктатуру.

При изучении этого документа студенту следует об­ратить особое внимание на ст. I, III, IV, VI, XII, XXIV, касающиеся широких полномочий Лорда-протектора, на фактическое предоставление ему права абсолютного вето на билли, принятые палатой общин, а также на ст. XXVII, лишившую парламент полноты функции фи­нансового контроля над правительством.

При рассмотрении любого революционного законо­дательства встает главный вопрос: как решала та или иная революция одну из своих важнейших задач — изменение форм собственности? Компромиссный, половинчатый характер английской революции выразился прежде всего в непоследовательном решении ее аграрных проблем.

Революционное законодательство утвердило частную собственность на землю путем отмены рыцарского держа­ния, но сохранило зависимое крестьянское землевладение в форме копигольда. В этой связи особого внимания сту­дента требует аграрное законодательство революции — Ордонанс об упразднении Палаты феодальных сборов от 24 февраля 1646 г.,впоследствии подтвержденный Пала­той общин при Кромвеле в 1656 г., а также парламентом восстановленной монархии в 1660г., и др.

Основные конституционные акты Англии: Habeas Corpus Amendment Act 1679 г. (Акт о лучшем обеспечении свободы подданного и о предупреждении заточения за морями), Билль о правах 1689 г., Акт об устроении 1701 г. (Акт о дальнейшем ограничении короны и лучшем обеспечении прав и вольностей подданного)

Основы конституционной монархии в Англии были заложены тремя конституционными актами, приняты­ми уже после революционных событий, вслед за восстановлением легитимной монархии в 1660 г., а также последующей мирной сменой династий в ходе Славной революции 1688 г., в чем лишний раз проявился компромиссный характер Английской революции.

Первым из этих актов стал Habeas Corpus Act 1679 г., званный вначале лишь ограничить возможность внесудебной расправы короля над участниками оппозиции. Он закрепил специальную процедуру проверки закон­ности ареста любого подданного «за уголовное или счи­таемое уголовным деяние», исключая при этом «заклю­чение за долги или по какому-либо иному гражданско­му делу», за государственную измену или тяжкое преступление — фелонию, в отношении которых предус­матривались гарантии скорого суда.

Акт 1679 г. способствовал впоследствии обоснованию ряда демократических принципов, вошедших в миро­вую практику: гарантий неприкосновенности личнос­ти, принцип скорого справедливого правосудия на ос­нове «надлежащей правовой процедуры», соблюдения законности при задержании и пр. Студенту необходимо четко уяснить характер процедуры habeas corpus, пра­вых гарантий ее соблюдения, прав и обязанностей лиц, лишенных свободы, и лиц, содержащихся под стражей (ст. II, III, V, VI, VII), а также выявить определенную ограниченность этих гарантий (ст. VIII, XXI и др.)

Революции XVII в. и строй последующей конституционной монархии в Англии в целом сохранили исторический уклад английского права и юстиции: необычайная сложность и многозвенность судебной системы, различие между уголовной и гражданской юстицией по самим принципам разбирательства, наличие внутри общей юстиции деления на «общее право» и «право справедливости», ориентирование правоприменения на прецеденты и только потом на законодательство, важность ссылок на правовые обычаи (восходящие как минимум к 1189г.).

Одним из первых важных шагов к совершенствованию традиционной судебно-правовой системы в духе возрастания законодательной её регламентации стало издание специального парламентского «Акта о лучшем обеспечении свободы подданного и о предупреждении заточения за морями» (26 мая 1679 г.). Этим актом были установлены прочные правовые гарантии неприкосновенности личности – едва ли не самого важного элемента взаимоотношений гражданина государства с его юстицией и администрацией. По первым словам судебного приказа*, который регламентировался в законе, он получил историческое наименование Habeas corpus Act.

* Habeas carpus ad judicierandum, т.е. «доставить тело для предания суду». Словами habeas corpus начинались и многие другие судебные приказы: доставить заключенного, передать высшему суду.

Принятие Акта было связано с обстоятельствами политической борьбы первого вигского парламента периода Реставрации (см. § 52) и практической необходимостью победившей партии обезопасить себя от политических преследований под формой уголовных обвинений. Однако сама идея законодательного регулирования неприкосновенности личности на основании процедуры habeas corpus (доставка обвинённого в суд для решения об освобождении или о предании суду присяжных), известной в английском праве с XVI в., обсуждалась ещё в период борьбы с абсолютизмом. Впервые требование сделать безусловным быстрейшее предание арестованного суду прозвучало в Петиции о праве 1628 г. Ещё раз и более основательно предложение о видоизменении практики превентивных и несудебных арестов было внесено в парламент в 1668 г.

Согласно Акту, любой арестованный «за уголовные или считаемые уголовными деяния» теперь мог потребовать на основании приказа habeas corpus доставки в суд, выдавший данный приказ, где будут «удостоверены истинные причины задержания или заключения». Судебная проверка обоснованности ареста вводилась, во-первых, для предотвращения вообще неправовых и необоснованных арестов по произволу администрации, во-вторых – чтобы «подданные короля к их большому убытку и обиде не были длительно задержаны в тюрьме в таких случаях, когда по закону они могут быть взяты на поруки».

После установления обоснованности или необоснованности ареста в судебном порядке (т. е. подразумевалось, что решение можно законно обжаловать), судья или отпускал арестованного, или брал с него обязательство явиться в суд королевской скамьи в ближайшую сессию. В качестве гарантии явки устанавливался залог-поручительство «в сумме по своему усмотрению сообразно состоянию заключённого и роду его преступления». Важной гарантией положения арестованного было и то, что ходатайствовать о всех таких судебных действиях могли его родственники и вообще любые лица, заинтересованные в деле.

Выполнение приказа habeas corpus было обставлено важными административными гарантиями: неподчинившихся приказам суда шерифов, тюремщиков, иных администраторов ожидали крупные денежные штрафы, а в случае вторичного проступка – и отстранение от должности.

Гарантии, установленные Актом, распространялись только на аресты по уголовным обвинениям и не касались возможного задержания несостоятельных должников.

Процедура освобождения под поручительство (залог) не распространялась первоначально на тяжкие уголовные преступления и на обвинения в государственной измене. Однако и для таких обвиняемых вводилось более строгое правило о том, чтобы их дело было рассмотрено судами в ближайшую судебную сессию. Если этого сделано не было, то арестованных следовало безусловно отпускать, и они не могли быть более никогда снова арестованы за то же преступление иначе, как по формально выполненному судебному приказу. В первой половине XIX в. ограничения, касавшиеся тяжких обвинений и государственной измены, были сняты.

Акт 1679 г. не создавал абсолютных гарантий неприкосновенности личности. Во-первых, по материальному смыслу требуемого поручительства: очевидно, что только собственники могли рассчитывать на денежное поручительство родных, соседей и т. п. Никаких общественных институтов для поручительства, например за «бедных» (целое сословие, специально образованное английскими законами XVI-XVIII вв.), не предполагалось. Во-вторых, юридически за парламентом сохранялось право в любой момент приостанавливать действие Акта и гарантий (на непродолжительное время, но все же). Причем в случае такой приостановки парламент просто призывал судебные власти использовать превентивные аресты для предотвращения широкой волны преступности либо политически нежелательных общественных действий. Так, например, в 1816 г. при народных волнениях процедура habeas corpus была приостановлена парламентом, и даже мировым судьям было предоставлено право арестовывать без суда «авторов и продавцов революционных или богохульных сочинений» (что в обычных условиях было недопустимо вообще).

В целом Акт 1679 г. существенно изменил положение обвиняемого в уголовном суде и характер самой уголовной юстиции.

Важнейшим из конституционных актов нового строя стал Билль о правах 1689 г. (в первоначальном виде изданный как «Декларация о правах и свободах подданных и о наследии короны»). Билль о правах 1689 г.состоит из органично связан­ных между собой тринадцати пунктов, декларирующих «права и вольности» английского народа и парламента

В нем устанавливалось: (1) законодательное верховенство парламента – изъятие из-под действия законов, их приостановление объявлялось его прерогативой, подразумевая, что и издание законов невозможно без парламента; верховенство парламента распространялось на регулирование налогообложения и на организацию вооруженных сил в мирное время; (2) независимость и свобода парламента как государственного органа: выборы должны происходить достаточно часто», быть свободными, т.е. неподконтрольными монарху; (3) неотъемлемые гражданские права: право избирать представителей в Палату общин, право обращаться с петициями к королю, право для протестантов носить оружие; гарантиями этих и других гражданских прав должно было стать запрещение взимать чрезмерные залоги, налагать общие штрафы и применять «жестокие и необычные наказания»; за парламентом признавалась «свобода слова, прений и всего того, что происходит в парламенте» – все это было неподсудно обычной юстиции; тем самым устанавливался в общей форме парламентский иммунитет; (4) независимость суда присяжных, который только и признавался вправе, в частности, решать «судьбу человека в делах об измене».

Положения Билля о правах были объявлены законом королевства «на вечные времена» и установленными с согласия всех «ветвей» исторических властей: короны, духовных и светских лордов, общин.

Акт об устроении(называемый также «Законом о пре­столонаследии») 1701 г.подтверждал и развивал поло­жения Билля о правах о верховенстве парламента и ог­раничении прерогатив королевской власти, в том числе судебных, так как король был лишен права помилова­ния лиц «против impeachmenta, возбужденного общи­нами в парламенте».

Главный вклад этих правовых документов в станов­ление государственного механизма английской консти­туционной монархии состоял во введении правила контрасигнатуры, возлагавшего ответственность за все акты исполнительной власти не на самого короля, а на его советников, министров (поскольку все постановления короля должны были скрепляться с этого времени под­писью готовящих их членов Тайного совета), и принци­па несменяемости судей, остающихся в своей должнос­ти, «пока они ведут себя хорошо».

Тем самым утверждался английский вариант прин­ципа разделения властей, основанный, в соответствии с теорией Джона Локка, на верховенстве парламента (принцип «парламентаризма»), на ответственности перед ним правительства, на исключительном праве парламента смещать судей.

Правило контрасигнатуры перекладывало всю ответственность за государственную политику на министров, вносило существенный вклад в укрепление принципиальных основ английской конституционной монархии король царствует, но не управляет»). В целях уменьшениявлияния короны на парламент королевским министрам и другим должностным лицам, «зависящим от короля» материально (в связи с получением какого-либо вознаграждения от него или пенсии), запрещалось быть членами палаты общин. (Это запрещение было снято впоследствии Актом 1707г.)

Институт контрасигнатуры, несменяемость судей, верховенство парламента при импичменте вошли впоследствии в политическую практику многих стран мира.

Углубить свои знания по английской конституционно-правовой истории студенту поможет и знакомство с политико-правовой идеологией этих документов, с учением английского философа и политического мыслителя Джона Локка (1632—1704), изложенным в его работе «Два трактата о правлении», в которой, в частности, обосновывается идея естественных прав человека (свобода, равенство, собственность), а также рассматривается теория разделения властей.

Основными началами конституционного строя английской парламентской монархии тем самым были закреплены (1) государственное верховенство парламента, которому не только принадлежала вся полнота законодательной власти, но и право контроля за правительством и судами; (2) отделение законодательной власти от правительства и (3) отделение короны от непосредственной правительственной деятельности, воплощенное в правиле конституционного обычая: «Король правит, но не управляет». Деятельность всех ветвей государства должна быть основана (4) на верховенстве закона, выражающего прежде всего установленный уровень независимости граждан и состояние их политической свободы.

По существу, конституция новой монархии возродила принципы, декларированные в период Республики.






Дата добавления: 2021-09-07; просмотров: 83; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.029 сек.