Понятие и принципы исполнения обязательств

 

1. Гражданский кодекс РФ не даёт определения исполнения обязательства. По смыслу главы 22 ГК под исполнением обязательства следует понимать совершение должником действий (воздержание от действий), направленных на удовлетворение интересов кредитора и являющихся обязанностью должника. Такими действиями могут быть: уплата денег и передача другого имущества в собственность, во временное пользование, выполнение работ, оказание услуг и т.д. Примером воздержания от действий может служить обязанность не заключать аналогичные сделки с третьими лицами, обязанность одной стороны договора не конкурировать с другой стороной договора на определённой территории (п. 1 ст.1033 ГК). ГК не знает договоров, в которых воздержание от действий было бы автономной единственной обязанностью должника. Оно всегда предусматривается наряду с совершением активных действий. Однако нельзя исключить заключение таких договоров субъектами гражданско-правовых отношений.

На стадии исполнения обязательства внимание обращено, прежде всего, к фигуре должника, так как именно он непосредственно совершает обозначенные выше действия.

Кредитору, как лицу, управомоченному в обязательстве, принадлежит право требовать или не требовать исполнения обязательства. В последнем случае кредитор добровольно принимает на себя неблагоприятные последствия своего решения (ст.415 ГК).

Но у кредитора также есть свои обязанности. Речь идёт об обязанности кредитора, принимая исполнение, выдать расписку, вернуть долговой документ либо указать в расписке на невозможность возвратить долговой документ (п.2 ст.408 ГК). Эти обязанности, однако, не превращают кредитора в должника. И совершение действий, указанных в пункте 2 ст.408 ГК, не является исполнением обязательства. Обязанности кредитора обеспечивают защиту должника от неправомерных притязаний кредитора.

Лишь в случаях, когда обязанность по принятию исполнения записана в нормах закона, относящихся к конкретному обязательству или предусмотрена договором, кредитор, согласно п.2 ст.308 ГК, становится в этой части должником. Это, например, обязанность покупателя принять товар (п.1 ст.454 ГК), обязанность комитента принять исполненное по договору комиссии (ст.1000 ГК). И как на должников на действия покупателя, комитента по принятию исполнения распространяются все нормы об исполнении обязательств.

Из изложенного видно, что роль должника и кредитора при исполнении обязательства не только разная, но и прямо противоположная. Эта разница подчёркивается в определении исполнения обязательства. Её совсем не видно, если под исполнением обязательства понимать "совершение кредитором и должником действий, составляющих содержание их прав и обязанностей".1

Кроме того, что уже говорилось о различии правового положения кредитора и должника, по поводу процитированного определения следует сказать, что в отношении прав не применим термин «исполнение». Права осуществляются.

Исполнение обязательства с соблюдением всех его условий прекращает

обязательство (п.1 ст. 408 ГК) и ведёт к достижению того правового результата, ради которого обязательство возникло. В этом основной смысл и роль исполнения обязательства. Так при исполнении договора купли-продажи покупатель приобретает право собственности на купленную вещь. При возмещении вреда восстанавливается положение потерпевшего, бывшее до причинения вреда.

Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации предлагает норму, определяющую порядок зачисления исполненного, когда возможно исполнение в счёт нескольких однородных обязательств.

«Если исполненного должником недостаточно для погашения всех его обязательств, предоставление засчитывается в счёт обязательства, указанного должником. Если должник не указал, в счёт какого обязательства осуществлено исполнение, оно засчитывается в счёт того обязательства, срок исполнения которого наступил или наступит ранее, а если обязательство не имеет срока исполнения, в счёт того обязательства, которое возникло ранее. При равенстве сроков исполнения обязательств предоставление засчитывается в счёт обязательства, по которому кредитор не имеет обеспечения исполнения, а если

это правило неприменимо – исполнение засчитывается пропорционально в погашение всех обязательств».1

Неисполнение обязательства или исполнение его с нарушением каких-либо условий влечёт ответственность должника.

Исполнение обязательства как правомерное действие, направленное на прекращение обязанностей должника, подпадает под понятие сделки, данное в п.1 ст. 153 ГК.) Это значит, что на исполнение обязательства распространяются все нормы о сделках, кроме тех, которые изменены специальными нормами, относящимися к исполнению обязательств. Такими специальными нормами являются нормы пунктов 2 и 3 ст.159 ГК о форме сделок. Согласно п.3 ст.159 ГК "сделки во исполнение договора, заключённого в письменной форме, могут по соглашению сторон совершаться устно, если это не противоречит закону, иным правовым актам и договору". Примером установления законом письменной формы исполнения обязательства является исполнение договора продажи недвижимости. Исполнение этого договора согласно статье 556 ГК оформляется передаточным актом. Иногда письменная форма исполнения обязательства предусматривается обычаями делового оборота (составление акта приёмки товаров по количеству и качеству).2

«Гражданское законодательство должно содержать общее положение о распределении расходов, связанных с исполнением обязательства должником. Диспозитивное регулирование должно предусматривать, что расходы, связанные с исполнением обязательства, относятся на должника, если иное не установлено законом, иными правовыми актами или условиями обязательства или не следует из обычаев делового оборота или иных обычно предъявляемых требований».3

2. Исполнение обязательств должно соответствовать общим началам, а также иным требованиям, предусмотренным гражданским законодательством. Можно выделить две группы принципов: общегражданские принципы и специальные принципы, относящиеся к исполнению обязательств. Общегражданские принципы рассмотрены в первой главе учебника, все они применимы и к обязательственному праву, а особенно близки ему принцип свободы договора, принцип недопустимости произвольного вмешательства в частные дела, требования добросовестности и разумности. Например, в нормах обязательственного права неоднократно встречаются словосочетания: "разумный срок", "разумная цена", "разумные меры", что говорит о применении к обязательствам требований добросовестности и разумности.

К специальным можно отнести 4 принципа исполнения обязательств:

1) принцип надлежащего исполнения обязательств;

2) принцип реального исполнения обязательств;

3) недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательства и одностороннего изменения его условий;

4) принцип сотрудничества сторон обязательства.

Согласно статье 309 ГК надлежащим является исполнение, соответствующее всем условиям обязательства. Условия обязательства должны соответствовать требованиям закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких требований – обычаям делового оборота или иным обычно предъявляемым требованиям. Однако в силу принципа свободы договора, закреплённым гражданским законодательством, большая роль в формировании условий обязательства принадлежит его сторонам. Под условиями обязательства традиционно понимаются условия о предмете, месте, времени, способе исполнения, а также исполнение обязательства надлежащим должником надлежащему кредитору. Подробно все эти условия будут рассматриваться в следующем параграфе.

Принцип реального исполнения означает, что кредитор получает именно те блага, а должник исполняет или воздерживается от исполнения именно тех действий, которые обусловлены обязательством, не заменяя их предоставлением иных благ (например, товаров другого наименования), совершением иных действий, возмещением убытков, уплатой процентов и т.д. Иначе этот принцип можно назвать исполнением обязательства в натуре, он отражён в п.1 ст.396 ГК. В нём говорится: "Уплата неустойки и возмещение убытков в случае ненадлежащего исполнения обязательства не освобождает должника от исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено законом или договором".

Однако пункт 2 той же статьи сужает действие принципа реального исполнения: "Возмещение убытков в случае неисполнения обязательства и уплата неустойки за его неисполнение освобождает должника от исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено законом или договором". Примером, когда закон предусматривает иное, может служить статья 505 ГК, согласно которой "В случае неисполнения продавцом обязательства по договору розничной купли-продажи возмещение убытков и уплата неустойки не освобождают продавца от исполнения обязательства в натуре". Таким образом, при условии передачи предмета обязательства кредитору принцип реального исполнения, по общему правилу, считается соблюдённым, даже, если исполнение обязательства имело место с нарушением каких-либо его условий (места, времени, способа, в отношении предмета могут быть нарушены условия о его количестве и качестве). Но он не соблюдён в случае неисполнения обязательства вообще, в случае не передачи вещи обусловленного наименования, не преступления к выполнению работы, оказанию услуги и т.д.

П.3 ст.396 ГК предусматривает ещё два случая, когда не действует принцип реального исполнения: 1) в случае отказа кредитора от принятия исполнения, которое вследствие просрочки утратило для него интерес (п.2 ст. 405 ГК); 2) в случае уплаты неустойки, установленной в качестве отступного (ст.409 ГК).

Принцип реального исполнения имеет непосредственное проявление в обязательствах по передаче индивидуально-определённых вещей. Кредитор в таком обязательстве вправе требовать отобрания индивидуально-определённой вещи у должника (ст. 398 ГК).

Другое проявление этого принципа находим в нормах ст.397 ГК, которая предоставляет кредитору право в случае неисполнения обязательства должником получить реальное исполнение обязательства с помощью третьих лиц или собственными действиями, но за счёт должника. Ст.511 ГК устанавливая обязанность поставщика восполнить недопоставленное количество товаров в следующих периодах, также свидетельствует о действии принципа реального исполнения.

Во время возникновения обязательства его стороны при добросовестном характере их действий рассчитывают на реальное исполнение обязательства. Это выгодно не только кредитору, но и должнику, так как должник рассчитывает на получение платы за переданные товары, выполненные работы, оказанные услуги. Но при неисполнении должником обязательства в натуре гражданское право не обладает иными средствами принудительного воздействия, кроме как воздействия на интерес. Гражданское право не может заставить неисправного подрядчика принудительно выполнить обещанные работы, изъять у арендодателя не переданную по договору аренды вещь. Лишь угроза возмещения убытков, уплаты процентов должна побудить должника к исполнению своей обязанности. Поэтому даже статья 398 ГК в качестве альтернативы передаче индивидуально-определённой вещи предусматривает возмещение убытков. Но это не умаляет принцип реального исполнения обязательства как основополагающее начало, идею, к воплощению которой стремятся стороны обязательства.

В правопорядке, основанном на плановой экономике, принцип реального исполнения был одним из господствующих, так как деньги в таком правопорядке не исполняли роль всеобщего эквивалента, отсутствовал рынок товаров и услуг, и кредитор не имел возможности найти аналогичные товары у другого продавца, заказать аналогичные работы или услуги у другого подрядчика или услугодателя. В нынешних условиях ещё не сформировавшегося рынка товаров и услуг этот принцип сохраняет своё особое значение, потому что кредитор далеко не всегда в состоянии по объективным причинам найти другого контрагента. Нельзя не учитывать и сохранение на формирующемся рынке организаций-монополистов.

Соотношение принципов надлежащего и реального исполнения обязательства не может быть определено как субординационное.

Оба принципа имеют самостоятельное значение, ни один из них не является доминирующим по отношению к другому. Можно говорить об их взаимообусловленности.

В науке высказывались различные точки зрения по поводу соотношения принципов надлежащего и реального исполнения. О.С. Иоффе считал, что "на стадии нормального развития обязательства... реальное означает, вместе с тем и надлежащее исполнение". Лишь после допущенной должником неисправности реальное исполнение, по мнению О.С Иоффе, есть исполнение в натуре.1

Более правильной представляется точка зрения, согласно которой "Совершено ли действие – это реальное исполнение, совершено каким образом – это надлежащее исполнение".2

Надлежащее исполнение качественно характеризует реальное исполнение. Без реального исполнения все остальные требования становятся бессмысленными. С другой стороны, если обязательство исполнено надлежащим образом, это означает, что соблюдён и принцип реального исполнения. Можно также сказать, что требование реального исполнения есть выделенная в самостоятельное требование часть условия о предмете исполнения, касающаяся его наименования, т.е. что должно быть передано, выполнено, оказано.

Требование о недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства и одностороннего изменения его условий, сформулированное в первом предложении статьи 310 ГК, служит стабильности гражданско-правовых отношений. Данная норма является императивной. Лишь сам ГК или другие законы могут предусматривать исключения из этого правила.Так предпринимателям, как более сильным в экономическом плане субъектам гражданских правоотношений, предоставлено право предусматривать в договорах, связанных с осуществлением обеими сторонами предпринимательской деятельности, возможность одностороннего отказа от исполнения обязательства или одностороннего изменения его условий, если иное не вытекает из закона или существа обязательства (ст.310 ГК). Такую же возможность ГК предоставляет иногда одной стороне обязательства в случае нарушения обязательства другой стороной (ст.523 ГК), сторонам обязательства, основанного на лично- доверительном характере отношений, который может быть утрачен (подп. 2, 3 п.1 ст.188 ГК), стороне обязательства, являющейся потребителем по Закону "О защите прав потребителей" от 7 февраля 1992 года №2300-1, например, арендатору в договоре проката (п.3 ст.627 ГК) и т.д.

На рассматриваемом принципе основаны запреты для банков в одностороннем порядке уменьшать размер процентов по договору банковского вклада, внесённого гражданином, увеличивать размер процентов по кредитному договору, , заключённому с заёмщиком-гражданином, сокращать сроки действия этих договоров, устанавливать или увеличивать комиссионные вознаграждения по операциям, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом (ст.29 Федерального Закона "О банках и банковской деятельности" от 2 декабря 1990 года N 395-1 (в редакции Федерального Закона от 23 июля 2010 года N 181-ФЗ).

Кроме случаев, указанных в законе, односторонний отказ от исполнения обязательства или одностороннее изменение его условий является гражданским правонарушением и влечёт применение мер гражданско-правовой ответственности.

 

В ст.168 ГК РСФСР 1964 года был закреплён принцип сотрудничества сторон обязательства. В новом ГК, к сожалению, он не провозглашён. Лишь применительно к договору подряда в статье 718 ГК говорится о содействии заказчика подрядчику. И применительно к договору строительного подряда в статье 750 ГК- о сотрудничестве сторон.

В литературе высказываются мнения, что в принципе сотрудничества сторон обязательства сейчас нет необходимости.1

С этим нельзя согласиться. Хотя целью участников рыночных отношений и является получение прибыли, это не означает, что отношения между ними должны подчиняться принципу: "человек человеку – волк".

Для создания цивилизованного, не "дикого" рынка нужно понимать следующее: несмотря на то, что каждая сторона договора преследует свои интересы, общим для всех участников обязательства является заинтересованность в его надлежащем исполнении. Ради достижения общей цели стороны должны объединить свои усилия, предпринимать меры, способствующие исполнению обязательства.

Это могут быть действия, предусмотренные законом или договором, тогда за их неисполнение наступит ответственность. Но действие принципа взаимного сотрудничества даёт стороне право рассчитывать на такие виды помощи с другой стороны, которые из обязательства прямо не вытекают.

О.С. Иоффе приводит в связи с этим интересный пример из судебной практики. Покупатель обращался к поставщику с просьбой о платном хранении продукции на его складах в период между выборкой продукции и подачей судов. Поставщик отклонил просьбу, хотя располагал свободными складскими ёмкостями и мог без ущерба для себя оказать необходимую помощь. Арбитражный суд признал, что поставщик не нарушил конкретной обязанности, так как по договору на него не возлагалось хранение продукции, но пренебрёг принципом взаимного содействия, а потому не вправе взыскивать штрафы за просрочку выборки продукции покупателем.1

Дело рассматривалось по нормам ГК 1964 года. Но поднятые в нём проблемы не кажутся устаревшими, не актуальными. В любом случае отношения сторон на основе взаимопомощи и содействия друг другу в исполнении обязанностей всегда оказываются взаимовыгодными. Закрепление в ГК принципа сотрудничества придаст ему силу закона, силу обязательной нормы. Весьма полезными в разработке такой новеллы будут выводы О.С. Иоффе: "1) стороны вправе рассчитывать на такую взаимопомощь, которая не вытекает из их конкретных обязанностей, но становится в силу сложившихся обстоятельств необходимой для одной стороны и может быть ей оказана другой стороной без ущерба для себя; 2) сторона, нарушившая это требование, лишается права на применение к другой стороне санкций за такую неисправность, которая могла быть предотвращена оказанием необходимой помощи".2

 






Дата добавления: 2021-05-28; просмотров: 102; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.041 сек.