В философии Нового времени

Научная революция определила два направления, два полюса философии Нового времени. Развитие опытно-экспериментального естествознания вызвало к жизни методологию эмпиризма, математизацию научного знания - рационализм.

Эмпиризм (от греч. emperia - опыт) - направление в теории познания, признающее чувственный опыт единственным источником знания считающее, что содержание знания может быть представлено либо как описание этого опыта, либо сведено к нему. Бэкон, Гоббс, Локк, Кондильяк выступали с позиций материалистического эмпиризма, утверждая, что чувства отражают в познании объективно существующие вещи. В противоположность этой позиции субъективно-идеалистический эмпиризм (Беркли, Юм) признавал единственной реальностью субъективный опыт.

Близкое к эмпиризму сенсуализм (от лат. sensus - чувство, ощущение) - направление в теории познания, согласно которому чувства есть главная форма достоверного знания.

Эмпиризм Нового времени вырос из критики средневековой схоластики, бесплодности ее метода, основанном на некритическом следовании авторитету, догматизме, умозрительности, отсутствии систематического наблюдения и эксперимента. Кредо материалистов-философов и естествоиспытателей Нового времени - не “наука для науки”, а увеличение власти человека над природой, совершенствование, рост силы, здоровья, красоты человека. Известен девиз Френсиса Бэкона: “scientia est potentia” - Знание сила! Бэкон утверждал, что лишь та наука способна побеждать природу и властвовать над ней, которая сама “повинуется” природе, т.е. руководствуется познанием ее законов. Догматика он сравнивает с пауком, который плетет паутину из себя, а эмпирика с муравьем или пчелой, которая собирает с цветков сладкие соки, но не оставляют их так, а перерабатывают их в мед собственной деятельностью. Знание человека расширяет не пассивное созерцание, а эксперимент, т.е. намеренное, активное испытание природы. Бэкон все знания делит на: 1) плодоносные опыты, приносящие непосредственную пользу человеку и 2) светоносные опыты, цель которых не непосредственная польза, а познание законов природы.

Условием реформы науки Бэкон считает очищение разума от заблуждений и приводит чрезвычайно интересную их классификацию: называя заблуждения идолами, которые “осаждают” умы людей, философ выделяет 4 вида идолов: идолы рода, пещеры, площади и театра.

“Идолы рода” находят основание в самой природе человека, в племени или в самом роде людей, ибо ложно утверждать, что чувства человека есть мера вещей. Наоборот, все восприятия как чувства, так и ума покоятся на аналогии человека, а не на аналогии мира. Ум человека уподобляется нервному зеркалу, которое, примешивая к природе вещей свою природу, отражает вещи в искривленном и обезображенном виде.

Идолы пещеры суть заблуждения отдельного человека. Ведь у каждого помимо ошибок, свойственных роду человеческому, есть своя особая пещера, которая ослабляет и искажает свет природы. Происходит это или от особых - прирожденных свойств каждого, или от воспитания и бесед с другими, или от чтения книг и от их авторитетов... Так что дух человека, смотря по тому, как он расположен у отдельных людей, есть вещь переменчивая, неустойчивая и как бы случайная. Вот почему Гераклит правильно сказал, что люди ищут знаний в малых мирах, а не в большом, или общем мире.

Существуют еще идолы, которые происходят как бы в силу взаимной связанности и сообщества людей. Эти идолы мы называем, имея в виду порождающее их общение и сотоварищества людей, идолами площади. Люди объединяются речью. Слова же устанавливаются сообразно разумению толпы. Поэтому плохое и нелепое установление слов удивительным образом осаждает разум... Слова прямо насилуют разум, смешивают все и ведут людей к пустым и бесчисленным спорам и толкованиям.

Существуют, наконец, идолы, которые вселились в души людей из разных догматов философии, а также из привратных законов доказательств. Их мы называем идолами театра, ибо мы считаем, что, сколько есть принятых или изобретенных философских систем, столько поставлено и сыгранно комедий, представляющие вымышленные и искусственные миры. ...При этом мы разумеем здесь не только общие философские учения, но многочисленные начала и аксиомы наук, которые получили силу вследствие предания, веры и беззаботности[61].

 

Проанализируйте с этих позиций свой опыт познания бытия. Какие из идолов свойственны Вам? Как от них избавиться?

 

В рамках эмпиризма разрабатывались индуктивный и экспериментальный методы познания. Индукция - это движение мысли от отдельных фактов к общим принципам, от конкретного к абстрактному. Выделяют полную и неполную индукцию. Полная (или совершенная) индукция основана на перечислении всех элементов рассматриваемого множества. Чаще в науке пользуются неполной индукцией, когда на основе наблюдения конечного числа фактов делается общий вывод относительно всего класса данных явлений. В применении этого метода возникает необходимость в обосновании правильности выбора исследуемых объектов, доказательства неслучайности наблюдаемой регуляции. Пытаясь сделать метод неполной индукции по возможности более строгим, Бэкон считает необходимым искать не только факты, подтверждающие определенный вывод, но и факты, опровергающие его - “отрицательные инстанции”. Например, индуктивный вывод: “все лебеди белы” - кажется нам истинным, пока мы не нашли хоть одного черного лебедя.

Философы-эмпирики поставили также интересную гносеологическую проблему соотношения “первичных” и “вторичных” качеств вещей. Локк, вслед за Галилеем и Гоббсом, первичными качествами называет механико-геометрические свойства тел - протяженность, фигура, плотность, движение. Идеи первичных качеств “реально существуют в самих телах”, они присущи им всем и всегда, как бы тела не изменялись, эти качества невозможно отделить от них никакими физическими усилиями. Идеи вторичных качеств - цвет, вкус, запах, тепло, холод, боль и т.д. – возникают в сознании субъекта только при соответствующих условия восприятия. В проблеме соотношения первичных и вторичных качеств было усмотрено основное противоречие процесса познания - противоречие субъективного и объективного. В дальнейшем (в немецкой классической философии, в частности) анализ этого противоречия привел к важным открытиям в теории познания.

 

Ваше мнение о проблеме первичных и вторичных качеств вещей? Как Вы думаете, обладают ли вещи цветом, запахом, вкусом, если с ними не взаимодействует познающий субъект?

Рационализм (от лат. ratio - разум) - философское направление, признающее разум основой познания и поведения людей.

В противоположность религиозному догматизму рационалисты Нового времени (Декарт, Спиноза, Мальбранш, Лейбниц) исходили из идеи естественного порядка - бесконечной причинной цели, пронизывающей весь мир. В XVII-XVIII веках культ разума стал одним из философских источников идеологии Просвещения.

В рационализме разум является одновременно источником и критерием истинности знания. Например, к основному тезису сенсуализма: “Нет ничего в разуме, чего прежде не было бы в чувствах” рационалист Лейбниц сделал добавление: “Кроме самого разума”. Разум способен преодолеть ограниченность чувств, способных постигнуть лишь частичное, случайное, видимое, и познать всеобщее и необходимое. Обосновывая безусловную достоверность научных принципов и положений математики и естествознания, рационалисты пытались решить вопрос: как знание приобретает объективный, всеобщий и необходимый характер. Решая эту проблему, Декарт пришел к заключению о существовании врожденных идей, к которым относил идеи бога как существа всесовершенного, идеи чисел и фигур, а также некоторые общие понятия и аксиомы.

Рационализм опирается на дедуктивный и аксиоматический методы познания мира, объявляя математику образцом строгого и точного знания, которому должна подрожать и философия. Декарт, например, выдвинул грандиозный проект перестройки “универсальной математики”. Современную ему науку Декарт сравнивал с древним городом, для которого характерна хаотичность, разноплановость застройки. Науку будущего философ видит как большой красивый город, застроенный по единому плану. Центральным организующим звеном в этом плане является метод, способное освободить познание от случайностей, субъективных ошибок, превратить научное познание из кустарного промысла в промышленность, из случайного обнаружения истин - в систематическое и планомерное их производство. Основные принципы рационалистического метода Декарт формулирует следующим образом:

“... Вместо большего числа правил, составляющих логику, я заключил, что было бы достаточно четырех следующих...

Первое: не принимать за истинное, что бы то ни было, прежде чем не признал это, несомненно, истинным, то есть старательно избегать погрешности и предубеждения и включать в свои суждения только то, что представляется моему уму так ясно и отчетливо, что никаким образом не может дать повод к сомнению.

Второе: делить каждую из рассматриваемых трудностей на несколько частей, на сколько потребуется, чтобы лучше их разрешать.

Третье: руководить ходом своих мыслей, начиная с предметов простейших и легко познаваемых, и всходить мало-помалу, как по ступеням, до познания наиболее сложных, допуская существования порядка даже среди тех, которые в естественном порядке вещей не предшествуют друг другу.

И последнее: делать повсюду настолько полные перечни и такие обширные обзоры, чтобы быть уверенным, что ничего не пропущено”[62].

 

Спиноза также считал, что весь мир представляет собой математическую систему и может быть до конца познан геометрическим способом. Его “геометрический метод” заключается: во-первых, в формулировке аксиом - очевидных положений, истинность которых усматривается интуитивно и, во-вторых, в доказательстве теорем, полученных путем строгого дедуктивного вывода из аксиом (аксиоматический метод).

И рационалисты, и эмпирики, разрабатывая проблемы научного метода, оказали влияние на развитие науки и просвещение.

 

Ознакомившись с фрагментами философских текстов, определите на какой методологической позиции стоит автор - эмпиризма или рационализма. Аргументируйте свой ответ. В чем вы согласны с автором, а в чем - нет.

 

Вариант 1.

“Человеческий разум в силу свой склонности легко предполагает в вещах больше порядка и единообразия, чем их находит. И в то время когда многое в природе единично и совершенно не имеет себе подобия, он придумывает параллели, соответствия и отношения, которых нет. Отсюда толки о том, что в небесах все движется по совершенным кругам. Спирали же и драконы совершенно отвергнуты, если не считать названий. Отсюда вводится элемент огня со своим кругом для того, чтобы составить четырехугольник вместе с остальными тремя элементами, которые доступны чувству. Произвольно вкладывается в то, что зовется элементами, мера пропорции один к десяти для определения степени разреженности и тому подобные бредни. Эти бесполезные утверждения имеют место не только в философских учениях, но и в простых понятиях”.

Бэкон Ф. Новый Органон // Антология мировой философии. - Киев, 1991. - Т.1. - Ч.2. - С.11.

 

Вариант 2.

“Два пути существуют и могут существовать для отыскания и открытия истины. Один воспаряет от ощущений и частностей к наиболее общим аксиомам и, идя от этих оснований и их непоколебимой истинности, обсуждает их и открывает средние аксиомы. Этим путем и пользуются ныне. Другой же путь выводит аксиомы из ощущений и частностей, поднимаясь непрерывно и постепенно, пока наконец не приходит к наиболее общим аксиомам. Это путь истинный но не испытанный.

Оба этих пути выходят из ощущений и частностей и завершается в высших общностях. Но различие их неизмеримо. Ибо один лишь бегло касается опыта и частностей, другой надлежащим образом задерживается на них. Один сразу же устанавливает некоторые общности, абстрактные и бесполезные, другой постепенно поднимается к тому, что действительно более сообразно природе”.

Бэкон Ф. Новый Органон // Антология мировой философии. – Киев, 1991. – Т.1. – Ч.2 – С.7-8.

 

Вариант 3.

“Причина, почему многие убеждены, что трудно познать бога и уразуметь, что такое душа, заключается в том, что они никогда не поднимаются выше того, что может быть познано чувствами, и так привыкли рассматривать все с помощью воображения, которое представляет собой лишь определенный род мышления о материальных вещах, что все, чего нельзя вообразить, кажется им непонятным. Это явствует также из того, что философы держатся в своих учениях правила, что ничего не может быть в сознании, чего не было прежде в чувствах, а идей бога и души никогда не было. Мне кажется, что те, кто хотят пользоваться воображением, чтоб понять эти идеи, поступают так, если бы хотели пользоваться зрением, чтобы услышать звук или обонять запах, но с той, впрочем, разницей, что чувство зрения убеждает нас в достоверности предмета не менее, чем чувства слуха и обоняния, тогда как ни наше воображение, ни чувства никогда не могут убедить нас в чем-либо, если не вмешается наш разум”.

Декарт Р. Рассуждения о методе //Антология мировой философии. – Киев. 1991. – Т.1. – Ч.2. – С.89.

 

Вариант 4

“Из того, что мы сравниваем вещи между собой, возникают некоторые понятия, которые, однако, вне вещей не представляют ничего, кроме модусов мышления. Это очевидно из того, что если мы захотели их рассматривать как вещи, находящиеся вне мышления, то ясное понятие, которое мы о них имеем, тотчас превратилось бы в смутное.

Такие понятия суть: противоположность, порядок, согласие, различие, субъект, предикат и еще некоторые другие. Эти понятия ясно представляются нами, пока мы их не принимаем как нечто, отличное от сущности вещей, противоположных или расположенных в порядке, но считаем их лишь модусами мышления, посредством которых мы их легче удерживаем или представляем”.

Спиноза Б. Приложение, содержащее метафизические мысли // Антология мировой философии. – Киев, 1991. – Т.1. – Ч.2. – С.63.

 

Вариант 5.

“Свойства истины или истинной идеи суть:

что она ясна и отчетлива, 2) что она устраняет всякое сомнение или, одним словом, достоверна. Кто ищет достоверности в самых общих вещах, ошибается, так же, как если бы искал в них истину. И когда мы говорим, что вещь недостоверна, мы риторически принимаем объект за идею, так же как называем вещь сомнительной; впрочем, если под неточностью мы не разумеем случайность или вещь, вызывающую в нас недостоверность или сомнение”.

Спиноза Б. Приложение, содержащее метафизические мысли // Антология мировой философии. – Киев, 1991. – Т.1. – Ч.2. – С.65.

 

Вариант 6.

“Предположим, что ум есть, так сказать, белая бумага без всяких знаний и идей. Но каким же образом он получает их? Откуда он приобретает этот обширный запас, которое деятельное и беспредельное человеческое воображение нарисовало с почти бесконечным разнообразием? Откуда он получает почти весь материал рассуждения и знания? На это я отвечу одним словом: из опыта. На опыте основывается все наше знание, от него в конце концов оно и происходит. Наше наблюдение, направленное или на внешние ощущаемые предметы или на внутренние действия нашего ума, которые мы сами воспринимаем и о которых мы сами размышляем, доставляет нашему разуму весь материал мышления. Вот два источника знания, откуда происходят все идеи, которые мы имеем или естественным образом можем иметь”.

Локк Д. Опыт о человеческом разумении. – Соч. В 3-х т. – М., 1985. – Т.1. – С.154.

 

Вариант 7.

“Темная камера. Я хочу не учить, а исследовать и поэтому не мгу признать здесь снова, что внешние и внутренние ощущения являются единственными путями знания к разуму, которые я могу обнаружить. Насколько я могу открыть, это единственные окна, через которые свет проникает в эту темную комнату, ибо, на мой взгляд, разум очень похож на камеру, совершенно закрытую для света, с одним только небольшим отверстием, оставленным для того, чтобы впускать видимые подобия или идеи, внешних вещей. И если бы только проникающие в такую темную комнату образы могли оставаться там и лежать в таком порядке, чтобы в случае необходимости их можно было найти, то это было бы очень похожее на человеческий разум в его отношении по всем зримым объектам и их идеям”.

Локк Д. Опыт о человеческом разумении. – Соч. В 3-х т. – М., 1985. – Т.1. – С.212.

 

Вариант 8.

Доказательство бессмертия человеческой души посредством непрерывного сорита:

“Душа человеческая есть существо, некоторое действие которого состоит в мышлении. Если некоторое действие какого-либо существа есть мышление, то некоторое действие этого существа есть вещь, непосредственно создаваемая без представления частей.

Если некоторое действие какого-нибудь предмета есть вещь без частей, то некоторое действие этого предмета не есть движение.

Ибо всякое движение имеет части, по доказательству Аристотеля и всеобщему признанию.

Если некоторое действие какого-либо предмета не есть движение, то этот предмет не есть тело.

Ибо всякое движение тела есть движение.

Что не есть тело, то не существует в пространстве.

Ибо определение тела состоит в том, чтобы существовать в пространстве.

Ибо движение есть перемена пространства.

Что не способно к движению, то недоступно распадению.

Ибо распадение есть движение в частях.

Что недоступно распадению то неразрушимо.

Ибо разрушение есть внутреннее распадение.

Все неразрушимое бессмертно.

Ибо смерть есть разрушение живого существа, или распадение его механизма, посредством которого оно является двигающим само себя.

Следовательно, душа человеческая бессмертна, что и требовалось доказать”.

Лейбниц Г. В. Свидетельство природы против атеистов. // Соч. В 4-х т. - М.: Мысль. 1982. - Т.1. - С.83-84.

 

Вариант 9.

“... Что по этой причине все происходит в соответствие с упрочившейся предопределенностью, так же достоверно, как и то, что трижды три - девять. Ибо предопределенность заключается в том, что все связанно с чем-то другим, как и цепи, и поэтому все будет происходить также неотвратимо, как это было испокон веков, и как безошибочно происходит теперь, если происходит.

Древние поэты Гомер и другие, называли это золотой цепью, подвешенной под небесами велением Юпитера, которую невозможно разорвать сколько бы на нее не навешивали. Эта цепь состоит из последовательного ряда причин и следствий...

Отсюда, таким образом, можно заключить, что в обширном нашем мире все происходит математически, то есть безошибочно, так что если кто сумел в достаточной мере проникнуть в более глубокие составные части вещей и к тому же обладал достаточной памятью и разумением для того, чтобы учесть все обстоятельства и не оставлять ничего без внимания, то он бы был пророком и видел бы будущее в настоящем, как в зеркале.

Ведь точно также, как мы можем утверждать, что цветы, да собственно, и животные, сформированы уже в семени, хотя они, правда, могут перетерпеть и некоторые изменения благодаря различным обстоятельствам, точно также мы можем сказать, что весь будущий мир уже задан в мире современном и полностью переформирован, так что никакое обстоятельство извне не может ничему помешать, ибо вне мира не существует ничего”.

Лейбниц Г. В. О предопределенности // Соч. В 4-х т. – М.: Мысль, 1982. – Т.1. – С.237-238.

 

Вариант 10.

Сила образа или представления

“... Какой то бедняга - виновный или невиновный - был заключен в тюрьму по обвинению в преступлении. Стали разбирать его дело. Судьи пришли к мысли о необходимости доследования его, и, так как голоса разделились к mitijrem partem (к менее строгому подходу). Но вот подошел один советчик, который ни разу не присутствовал при разборе дела и не слышал его обсуждения. Ему вкратце излагают дело. Он высказывается за применение пытки. И вот начинают пытать, терзать, мучить этого несчастного, от которого, однако, ни жалобы, ни вздоха, ни слова. Палач заявляет судьям, что этот человек колдун. Между тем он был колдуном или бесчувственным, не более чем любой другой. Как же объяснить эту беспримерную твердость характера и выдержку? Угадайте если можете. Это был крестьянин. Готовясь к предстоящей пытке, он нарисовал на одном из своих деревянных башмаков виселицу, и то время, как его пытали, он не отрывал взгляд от этой виселицы.

Но какая разница, начертан ли образ на деревянном башмаке или в Мозгу?

На основании некоторых, исторических примеров мы знаем, до чего может довести людей сила образов, идей, чести, стыда, фанатизма, предрассудков.

Разум распоряжается нашими чувствами. Если мне кажется, что я слышу какой-нибудь звук, то я слышу его; если мне кажется, что я вижу какой-нибудь предмет, то я вижу его. Испытывают ли глаз и ухо в этих случаях такое же раздражение, как если бы я действительно видел и слышал? Думаю, да. Или же органы эти находятся в покое, и все происходит в сознании? Трудно разрешить этот вопрос”.

Дидро Д. Элементы физиологии // Соч. В 2-х т. – М.: Мысль, 1986. – Т.1. – С.533.

 

Вариант 11.

“Люди всегда будут заблуждаться, если станут пренебрегать опытом ради порожденных воображением систем. Человек - произведение природы, он существует в природе, подчинен ее законам, не может освободиться от нее, не может - даже в мысли - выйти из природы. Тщетно дух его желает ринуться за грани видимого мира, он всегда вынужден вмещаться в его пределах. Для существа, созданного природой и ограниченного ею, не существует ничего, помимо того великого целого, часть которого оно составляет, и воздействие которого испытывает. Предполагаемые существа, будто бы отличные от природы и стоящие над ней, всегда остаются призраками, и мы никогда не сумеем составить себе правильных представлений, о них, равно как и об их местопребывании и образе действий. Нет, и не может быть ничего вне природы, объемлющей в себе все сущее”.

Гольбах П. А. Система природы // Антология мировой философии. – Киев, 1991. – Т.1. – Ч.2. – С.164.

 






Дата добавления: 2016-10-18; просмотров: 1194; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2019 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.019 сек.