Исторические вехи становления чувашской народности

1. Прародина чувашей. Прародиной тюркских племен и народов является Центральная Азия. Ученые пола­гают, что древнейшие предки чувашей - огурские (болгарские) и суварские (сабирские) племена - в древности жили на территории между Тянь-Шанем и Алтаем, в бассейне верхнего Иртыша. Здесь еще в конце III тыс. до н.э. обитали их древние предки - хунну (гунны), занимавшиеся пастбищ­ным скотоводством, охотой и умевшие изготовлять бронзовые орудия труда. В конце III в. до н.э. в степях Центральной Азии возникло пер­вое государственное образование кочевых племен - «Держава хунну». Она состояла из 24 племен, подразделявшихся на восточных и западных. В число восточных хунну вхо­дили, кроме тюркоязычных, монгольские и маньчжурские племена. Предками чувашей могла быть лишь крайняя западная часть тюркоязычных хунну. Религиозные ве­рования хунну сводились к поклонениям и жертвоприношениям небу, солнцу, земле, предкам и различным духам.

Время пребывания тюркоязычных предков чувашей вначале в соседстве с монголь­скими племенами, затем в верховьях Иртыша - с алтайскими тюркскими и среднеазиат­скими иранскими племенами отчетливо запечатлелось в культуре, особенно в языке чувашей. Они имеют ряд устойчивых этнографических и язы­ковых параллелей с тюркскими народами Алтая и Южной Сибири, в частности, с хакасами, уйгурами, ал­тайцами, шорцами, тувинцами. В лексике и фонетике чу­вашского языка обнаруживают­ся более выраженные, чем у ряда других тюркских этносов, монгольские языковые эле­менты (до 900 лексических соответствий, об­щая р-основа языков), что определенно под­тверждает мысль о выделении и мон­голов, и тюркоязычных предков чувашей из ал­тайской общности.

Старинный орнамент чувашской вышивки содержит знаки древнекитайских пикто­грамм («иероглифов») еще Иньской эпохи (II тыс. до н.э.), что исключает возможность позднейшего заимствования. А это значит, как указывали Л.H. Гу­милев и др. исследо­ватели, «что чуваши являются прямыми потомками европей­ских гуннов, в свою очередь связанных этнически и культурно с центрально-азиа­тскими хунну». Таким образом, чу­вашский орнамент оказывается памятник­ом былой связи и соседства предков чувашей (гуннов) с предками китай­цев. Он символизирует грандиозный путь древней культурной традиции, носи­телем кото­рой является чувашский народ. Следовательно, имеются основания для предполо­жения о наличии генетической связи предков чувашей с древними хун­ну.

2. Протоболгары. В конце III - начале II в. до н.э. началось движение гунн­ских племен на запад. В на­чале I в. н. э. древние предки чувашей - огурские (бол­гарские) и сабирские (савирские, суварские) племена - оторвались от остальных тюрков и, зигзагообразно кочуя с юга на север (весной) и с севера на юг (осеныо) через земли североиранских племен, мигриро­вали на запад обособленно от запад­ных гуннов. Это продвижение заняло, вероятно, око­ло двух столетий. Зимние пастбища оногурских и сабирских племен располагались в районе Семиречья, а летние - в Западной Сибири, в районе слияния Иртыша с Обью, где в то время обитали угорские племена - общие предки хантов, манси и венгров. Семире­чьем называют земли, находящиеся южнее озера Балхаш, по которым протекают семь рек - Или, Каратал, Биен, Аксу, Лепса, Баскан, Сарканд. Эта территория - один из древнейших центров цивилизации.

По-видимому, в Средней Азии и Казахстане, проникают и закрепляются в языке оногуро-сабиров - предков чувашей - древнеиранские слова (в современном чувашском языке насчитывается до 200 таких слов). Через посредство иранских племен в чуваш­ский язык вошли и десятки индийских слов. Хотя языческий культ чувашей был схож с древней религией народов Саян и Алтая, в него прони­кают и некоторые элементы зоро­астризма - религии иранских племен, привержен­цев культа Заратуштры. Как считают ученые, чувашская вера формировалась под сильным воздействием именно зоро­астризма, что четко прослеживается и в тер­минологии: например, у чувашей - Пихампар (пророк, покровитель домашних и диких животных и зверей), у персов - пейгамбар; Пи­р.шти (покровитель домо­чадцев) - фереште и т.д. Элементы древнеиранской культуры прослеживаются и в чувашской материальной культуре: женские головные уборы (тухья, хушпу, сур­пан), кое-что из одежды, вышивки, пищи воспринято от североиран­цев. Имеющие­ся этнокультурные параллели позволяют искать истоки ряда важней­ших компонентов этнической культуры чувашей также в среднеазиатских цивилизациях Со­гдианы и Маргианы, Бактрии и др.

О многогранности этногенетического взаимодействия оногуро-суварских и вос­точноиранских племен свидетельствует наличие в современном чувашском языке самых разнообразных древнеиранских слов: шёрттан (рубец, начиненный мясом) у чувашей - ширдан (кушанье из овечьего желудка, начиненное мясом и рисом) у персов; сёра (пиво) у чувашей - шире (напиток, молодое вино); ёста (ма­стер) у чувашей - остад (мастер); сунтал (наковаль­ня) у чувашей - сендал (нако­вальня); салма (клецки) у чувашей - чалма (пресные лепешки); к.пе (рубашка) у чувашей - геба (мужская одежда); к.сье (карман) у чувашей - кисе (карман); сум (число) у чувашей - сом (число); суту (торговля) у чувашей - соуда (торговля); ка­хал (ленивый) у чувашей - кахел (лентяй); хачё (ножницы) у чувашей - гейчи (ножницы); хастар (усердие) у чувашей - хастар (желание) и др.

Во II-III вв. болгарские и суварские племена начинают широко расселяться на пра­вом берегу Hижней Волги, занимают территории Северного Кавказа и Приа­зовья, оттес­няя при этом обитавших здесь сарматов и аланов. Обитание на Северном Кавказе и в Приазовье во II-III вв. болгар и сувар (савиров) отмечается в нескольких письменных источниках - сочинениях Дионисия Периегета (около 160 г.), александрийского ученого Птолемея (II в.), сирийского историка Мар-А­бас-Котины (III в.), армянского историка Моисея Хоренского (V в.). В 30-х гг. V в. основное ядро гуннов обосновалось на Среднем Дунае, в Паннонии. Вождь Ат­тила, правивший в 433- 453 гг., создал «державу гуннов». В этих походах участво­вали также болгарские и суварские воины. Римский историк Приск, побывавший в лагере Аттилы в 448 г., сообщает: «Они носят короткие суконные полукафтанья из некрашеной шерсти, которую прядут и ткут их жены... Девушки ходят... уби­рая себе волосы различными монетами. Все они носят серьги, и кольца даже с трех- или четырехлетнего возраста. Hоги у них босые. Очень трудолюбивы и ни­когда не покидают своего веретена». Девушки вышивали «разноцветные узоры на тканях, которые накидывались для украшения сверх варварских одежд». Во время церемоний встречи Аттилы девушки становились под белые покрывала.

3. Болгары и сувары на Северном Кавказе. Впервые племена под названи­ем «болгар» упомянуты в аноним­ном «Хронографе» 354 г. Этноним «бол­гары» получает широкое распространение на Северном Кавказе в V в., когда они начинают создавать свое первое государственное образование - «Великую Болга­рию». В 4б3 г. послы болгарских племен (огуров, серагу­ров и оногуров) появи­лись в Константинополе. Hа Северном Кавказе у болгарских и су­варских племен начался переход от кочевого образа жизни к оседлости, зародились раннефеод­альные отношения. Столицей Великой Болгарии был древний город Фанагория на Таманском полуострове, разрушенный ранее, в IV в., гуннами.

Главным богом болгары и сувары считали исполина Tангрихана (тангри означало «небо»), почитали его спасителем богов, жизнеподателем и дарователем всех благ. Они, как позднее и чуваши-язычники, делили макрокосм на три мира: верхний, средний и нижний. Культ Tангрихана был связан с почитанием священ­ных густолиственных дубо­вых рощ, где как старейшину выделяли громадное де­рево и располагали возле него капища с кумирами (идолами). Вслед за Tангриха­ном наиболее почитаемым был бог Куар, производивший «искры громоносных молний и эфирные огни» (примечательно, что древнеиранское слово квар означа­ет «солнце», а чувашское кёвар - «горящий уголь»). Основные элементы языче­ской религии сувар были характерны также для болгар, хазар и других тюрков. Верования сувар близки народной религии чувашей ХVI-ХVIII веков.

В сохранившихся в памяти народа чувашских легендах и преданиях речь идет о прибытии чувашей в Среднее Поволжье именно с Кавказа, с районов гор «Арамази». Как отмечают исследователи, в мифологический мотивах песенных сюжетов чувашей и поволжских татар имеется сходный сюжетный комплекс, свя­занный с образом гор. Бы­лое тесное соседство болгар и суваров с местными кав­казскими народами находит свое проявление в традиционной культуре и языке чувашей. К примеру, в чувашском языке имеется несколько десятков грузинских слов (грузинское слово симес «еда» - чувашское (=им.=); циви «холодный» - чу­вашское сив.; хумалак «хмель» - чувашское хёмла и др.); армянских слов (армянс­кое тохмах «толкуша» - чувашское тукмак; варель «кипеть» - чувашское в.ре; тесак «сорт» - чувашское т.с и др.).

Этнокультурные параллели между болгарами, ушедшими на Дунай, с одной сторо­ны, и на Среднюю Волгу - с другой, находят свое наиболее рельефное выра­жение в общности, а то и идентичности многих элементов материальной и духов­ной культуры их потомков - дунайских болгар и чувашей. Они достаточно хоро­шо выявлены как чу­вашскими, так и болгарскими исследователями. Tак, древне­болгарские слова в «Имен­нике болгарских ханов» («Именник на болгарските ха­нове») расшифровывают с помо­щью чувашского языка. Причем ряд зафиксиро­ванных в нем имен сходен с дохристи­анскими чувашскими именами. Многие сло­ва славянского языка дунайских болгар сходны с чувашскими и не содержатся в других тюркских языках (болгарское слово ду­шек «перина» - чувашское т\шек; капия «калитка» - чувашское хапха; бирли «соединяться» - чувашское п.р­ле; дин «вера» - чувашское т.н; дотерам «заставить» - чувашское тутарам; ексик «брез­гливое существо» - чувашское й.к­с.к; намузльк «стыд, срам» - чувашское намёс; хак «цена» - чувашское хак; врел «горячий» - чувашское в.ри; ветав «ста­рый» - чувашское ватё; кака «старшая сестра» - чувашское акка, аппа; хисеп «счет» - чувашское хисеп; керка «дочка» - чувашское х.р; белек «знак» - чуваш­ское паллё; дост «друг» - чувашское тус; енджик «сумка» - чувашское енч.к; ер­гень «парень» - чувашское еркен и т. д.). В прошлом много общего обнаружива­лось в покрое женской одежды, го­ловных уборах и орнаменте, предметах быта, народных поверьях, обрядах и обычаях дунайских болгар и чувашей.

4. Расселение болгарских племен в Среднем Поволжье. Переселившиеся с юга в Среднее Поволжье в конце VII - начале VIII в. болгары расположились по обеим сторонам Средней Волги выше Самарской Луки, но основной массив - в Hижнем Закамье (т.е. в южных районах современного Tатарстана). Болгар­ские племена эсегелей и темтюзей обитали на правобережье Волги. Сувары располо­жились в бассейне реки Черемшан, позднее переселились и на правобережье Вол­ги, засе­ляя совместно с болгарами территории современных Ульяновской области и юго-вос­точных районов Чувашской Республики вплоть до реки Суры. Tюрко­язычные пришельцы заняли на Средней Волге господствующее положение. Веро­ятно сильных конфликтов не было, но разные формы взаимодействия были неиз­бежны. Со временем процессы этнокультурного взаимодействия с местными вос­точно-финскими и угорскими племенами переросли в частичную ассимиляцию болгарами або­ригенного населения. В VII в. возник Болгарский союз племен, куда под главенством болгар вошли суварские и местные финно-угорские племена - предки марийцев, мордвы и удмуртов, а также часть огузо-язычных в то время башкир и остатки именьковцев-сла­вян. Между пришельцами и местным населением сложились мирные отношения, каки­ми-либо данными о военных столкновениях между болгаро-суварами и финно-угорским населением ученые-историки не располагают.

В Поволжье новопоселенцы начали в широких масштабах заниматься плуж­ным земледелием, которое окончательно утвердилось в VIII-IХ вв. О большой роли этой от­расли хозяйства в жизни болгар и сувар свидетельствуют заимствова­ния, сделанные от них венгерскими (угорскими) племенами еще до IХ в., пока они не ушли на Дунай. В венгерском языке насчитывается до 500 болгаро-чуваш­ских слов. Большинство из них относится к скотоводству.

5. Волжская Болгария. Первоначальный опыт государственности, накоп­ленный в составе гуннской держа­вы Аттилы (IV-V вв.), Tюркского каганата (VI-VII вв.), Великой Болгарии Кубрата (VII в.), и сильная военная организация дали возможность племенным вождям болгар объединить тюрко-язычное и финно-у­горское население края сначала в союз племен (VIII в.), а в конце IХ в. - в Болгар­ское государство. Волжская Болгария стала первым государственным образовани­ем в Среднем Поволжье. Государственное объединение болгар­ских племен происходило в борьбе с хазарским господством. По мере общественно-политичес­кого и экономического развития Болгарского государства, особенно укрепивше­гося после разгрома Русью в 965 г. хазар, территория обитания болгаро-суварских пле­мен стала существенно расширяться. Расселяясь по дальним окраинным райо­нам Сред­неволжско-Приуральского региона, основывая там свои опорные пунк­ты, болгары все шире и полнее вступают в процесс взаимодействия и смешения с финно-угорскими пле­менами, башкирами. По сообщению арабского писателя Ма­суди, в Х в. болгарский на­род «подчинил себе все соседние... народы». Однако первоначально в состав Болгарского государства входила не вся террито­рия современной Чувашии, в ее северных районах не наблюдалось преобладания тюр­коязычного населения. В Х веке болгары заселили территории Ульяновской, часть Пензенской областей и юго-восточные части Чувашии. В се­верной полови­не Чувашского IIоволжья, хотя она и входила в состав Волжской Болга­рии, преобладания болгаро-суварского населения не было. Процесс интеграции бол­гарских племен и ассимиляции ими местных финно-угров протекал, по всей види­мости, при доминирующей роли болгаро-суварского языка и культуры. Tаким об­разом, еще накануне монголо-татарского нашествия в составе ранне­феодального Болгарского государства происходит этнополитическая консолидация раз­личных болгарских племен в более или менее единую народность со своим общим язы­ком, как полагают, чувашского типа, игравшем роль государственного языка. Волжская Болгария до монгольского завоевания представляла собой раннефео­дальное государство с сильными пережитками родового строя и элементами ра­бовладения. «Простой народ» представляли главным образом земледельцы, а так­же скотоводы. Политический строй Волжской Болгарии можно охарактеризовать как раннефеодальную монархию. Под вла­стью хана-эльтебера находились мест­ные «цари» - правители отдельных частей государ­ства, наместники и военачаль­ники. Эльтебер имел дружину и ополчение.

6. Формирование болгарской (древнечувашской) народности. В Х-ХI вв. в Волжской Болгарии сложились предпосылки для зарождения и разви­тия харак­терных свойств народности, которые привели к формированию в ХI - начале ХIII в. единой болгарской народности. 0б этом свидетельствуют, в частности, русские источники, в которых в ХII - начале ХIII в. население Болгарии именуется одним соби­рательным именем - «болгары». Болгарская народность сформировалась на основе этни­ческой консолидации болгар и суваров (сувазов) и ассимиляиии ими финно-угорского населения, остатков именьковских племен и некоторого количе­ства буртасов и башкир. Арабская форма этнонима «суваз» уже тогда произноси­лась, как полагают ученые, в виде «сювазь». Это слово впоследствии трансфор­мировалось в «чаваш». По мнению В. Димитриева и ряда других ученых, право­мерно называть эту народность болгаро-чувашами. H.И. Ашмарин отмечал, что слово чёваш в старину произносилось чувашами несколько иначе, чем теперь, а именно в одной из следующих форм: суас, савас; в этом же более древнем виде оно и было взято черемисами (марийцами) в их богатый чувашизмами язык. Большая часть географических названий, встречающихся на территории Чува­шии, имеют общетюркское или собственно чувашское происхождение. Tем не ме­нее, лин­гвист М.Р. Федотов на основании изученного материала сделал следую­щий вывод: «С уверенностью можно сказать о продолжительном проживании на территории северных районов современной Чувашии более или менее компакт­ных марийских племен, кото­рые в силу определенных демографических причин или покинули правобережные райо­ны Волги. или постепенно растворились в сре­де пришлых болгарских племен, оставив о себе память в виде географических на­званий нетюркского прохождения».

Основным языком в Волжской Болгарии был так называемый среднеболгар­ский язык - прямой предок современного чувашского языка, содержащий все его характер­ные фонетико-морфологические особенности. Обо всем этом свидетель­ствуют и тексты надгробий, выполненные на чувашском языке по исламским ка­нонам. Hаряду с араб­ской графикой продолжала функционировать западная раз­новидность тюркского руни­ческого письма. Чувашский язык очень близок бол­гарскому, звуку «з» других тюркских языков в чувашском языке соответствует звук «р» (так называемый ротацизм), а звуку «ш» соответствует звук «л» (ламбда­изм). Ротацизм и ламбдаизм были характерны и для болгарского языка. Болгар­ские слова из надписей на могильных плитах XIII - ХV вв. сходны с чувашскими и отличаются от татарскиx. Hадписи содержат, например, такие чувашские слова, написанные арабскими буквами: хир (чувашское х.р) «дочь», «девушка», та­тарск. кыз; / авл (чувашское ывёл) «сын», татарск. ул; / айх (чувашское уйёх) «месяц», гатарск. ай; / джал ( чувашское =ул - кё=ал) «год — этот год», татарск. йаш, йыл; / аирня куан (чувашское эрне кун) «пятница», татарск. жомга кон; туату (чу­вашское тёваттё) «четыре», татарск. дурт; / сакр (саккёр) «во­семь», татарск. си­гез; / тхр, тухар (тёххёр) «девять», татарск. тугыз; / ван (чувашское вун) «де­сять», татарск. ун; / дж(с)рм, джирим (=ир.м) «двадцать», татарск. егерме; / и т.д. Hе толь­ко сами числительные, но и аффиксы порядковых числительных в надпи­сях на болгар­ских намогильных памятниках сходны с аффиксами числительных современного чу­вашского языка. Собственные имена на эпиграфических памят­никах сходны с чуваш­скими языческими именами. Немаловажным фактором формирования народности в эпоху Средневековья было религиозное единство разноплеменного населения. И хотя в последующий исторический период чуваши известны как язычники, но в рассматривае­мое время значительная часть болгаро-чувашей, прежде всего их элитная часть, исповедовала ислам.

Венгерский ученый Д. Месарош, изучавший в нач. ХХ в. в Симбирской и Ка­занской губерниях этническую культуру и религию различных этнографических групп чу­вашей и опубликовавший в Будапеште две книги о чувашской мифоло­гии и фольклоре, пришел к выводу, что в свое время основная масса чувашского этноса прошла через этап мусульманского вероисповедания, но затем по ряду причин отпала от ислама, вер­нулась к народной вере. Hеудивительно, что народ­ная религия чувашей ХVII-ХVII вв. пред­ставляла собой языческо-исламский син­кретизм. Из ислама в чувашскую мифологию и верования перешли понятия кире­мет (карамат - «сверхъестественное деяние, чудо, даруе­мое Аллахом своему рабу»), пир.шти (от фереште - «ангел», «вестник»), эсрел (от азраил - «ангел смерти»), мачавар (от моджавар - «живущий вблизи гробницы святого») и др. Многие чувашские языческие имена являются общеисламскими антропонимами. По утверждению многих исследователей, язык чувашского типа (с' ротацизмом) в Волжской Болгарии играл роль государственного языка, использовался в дело­производстве, управлении, образовании, богослужении, торговле и межэтниче­ских отношениях. Поэтому чувашский (болгар­ский) язык оказал значительное влияние на языки народов, входивших в состав Волж­ской Болгарии. В марийский язык вошло около 1500, удмуртский - более 500, венгер­ский - 500, коми-пермяц­кий - свыше .300, мордовский -100 с лишним чувашских слов. Все эти слова отно­сятся к скотоводству, земледелию, средствам передвижения, реме­слам, домашней утвари, пище, одежде, торговле, общественному и религиозному быту, названиям родства и т. д. Это те заимствования, которые были сделаны финно-уграми у бол­гар еще в VIII- ХIII вв.

7. Формирование чувашской народности. В состав чувашской народности вошли в целом различные этнические элементы, в том числе остатки «имень­ковского» восточнославянского населения, часть мадьяр, бур­тасов, и, вероятно, башкирских племен. Среди предков чувашей предоставлены, хотя и незначитель­но, кыпчако-татары, русские полоняники (пленники) и крестьяне, очувашившиеся в ХV-ХVI вв. Основной компонент чувашской народности соста­вили болгары, передавшие ей «р»-»л»-язык и другие этнокультурные признаки. Tо обстоя­тельство, что компонентом чувашской народности послужили именно болгары, в основ­ном сформировавшиеся в этнос еще к началу ХIII в., обусловило характерное для чува­шей этническое, культурно-бытовое и языковое единство, отсутствие племенных разли­чий. Крупнейший тюрколог современности М. Ряся­нен пишет, что «чувашский язык, ко­торый так сильно отличается от остальных тюркско-татарских языков, принадлежит на­роду, который со всей уверенностью следует рассматривать в качестве наследника волжских болгар».

По утверждению Р. Ахметьянова, «как татарский, так и чувашский этносы оконча­тельно сложились, видимо, в ХV в. При этом «строительным материалом» в обоих слу­чаях послужили одни и те же элементы: булгары, кыпчаки, финно-у­гры. Различия были лишь в пропорциях этих составляющих. В чувашском сохра­нились некоторые уникаль­ные в системе тюркских языков особенности булгар­ского языка, и этот факт говорит о том, что в этногенезе чувашского народа бул­гарский элемент сыграл большую роль... Булгарские особенности имеются и в та­тарском (особенно в системе гласных). Hо они малозаметны». Hа территории Чу­вашии выявлено всего 112 болгарских памятников, из них: городищ - 7, селищ - 32, местонахождений - 34, могильников - 2, языческих мо­гильников с эпитафиями - 34, кладов джучижских монет - 112. К числу позднеболгар­ских памятников времен Золотой Орды и Казанского ханства относятся и чувашские средневе­ковые языческие кладбища, на которых были установлены каменные надгроб­ные столбы с эпитафиями, выполненными обычно арабским шрифтом, редко - руни­ческими знаками: в Чебоксарском районе - Яушский, в Моргаушском - Ирхка­синский, в Цивильском - Tойсинский могильники. Основная масса могильников с каменными над­гробиями и эпитафиями сохранилась в восточных и южных райо­нах Чувашии (в Коз­ловском, Урмарском, Янтиковском, Яльчикском, Батырев­ском).

Для чувашей характерен сложный антропологический тип. Значительной ча­сти представителей чувашского народа присущи монголоидные черты. Судя по материалам отдельных фрагментарных обследований, монголоидные черты доми­нируют у 10,3% чувашей, причем около 3,5% из них являются относительно «чи­стыми» монголоидами, 63.5% относятся к смешанным монголоидно-европейским типам, 21,1% представляют различные европеоидные типы - как темноокрашен­ные (преобладают), так и русоволо­сые и светлоглазые, и 5,1% относятся с субла­поноидным типам, со слабо выраженными монголоидными признаками.

 

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Симптомы в зависимости от тяжести | Методы классификации систем.


Дата добавления: 2020-03-21; просмотров: 311; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.043 сек.