Аспект первый: эмоция как психическое явление

Здесь нам приходится вспомнить о том материале, который известен.

Психические явления, в том числе и эмоции, впервые описал Вильгельм Вундт. Правда, он называл эмоции чувствами. Он говорил: есть объект[ивные] элементы сознания – ощущения и представления, и субъект[ивные] – чувства. Это и есть эмоции как психические явления.

Но тот же Вундт говорит о чем? Если теперь рассматривать чувство или эмоцию как единое психическое явление, то и в нем надо различать две стороны.

Если угодно, такая эвристика: правило описания психики для Вундта – различать объективное и субъективное. Здесь просто: объективное – внешнее, то, что идет из мира, субъективное – внутреннее, то, что связано с внутренним опытом субъекта.

 

И тогда – две стороны этого явления.

1. Объективная. Эмоция – это всегда отношение к чему-то, эмоция обязательно имеет предмет.

Вундт: эмоция связана с определенным предметным представление. Скажем на быт[овом языке]: бывают такие явления, когда мается человек и не знает, что является причиной его негативного эмоционального переживания. И Вундт, и [его] последователи укажут: нет беспредметных [эмоций]. Если есть [эмоция] – ищите предмет.

2. Субъективная. Как раз и именуется словом переживание и, насколько мы помним, эти переживания, или эти собственно чувства по Вундту даже классифицируются по параметрам – удовольствие/неудовольствие, возбуждение/успокоение, напряжение/раз­ряд­ка. (Об этом говорилось в начале курса, когда Вундт был [для нас] главной фигурой в психологии.)

Эта субъективная сторона обладает важной функцией – переживание собственно чувства синтезирует психическое явление, обеспечивает целостность психического явления.

 

У Вундта трудный язык, и мы его огрубляем. Представление –объективная сторона – обычно состоит из простых элементов ощущений. Представление нуждается в синтезе, иначе может распадаться на части. Эту связь обеспечивают чувства, эмоции.

И наверняка кому-то запомнился пример, который [уже] приводился, пример с передачей «Угадай мелодию», где нужно было как минимум 3 ноты, когда заведомо с участием эмоционального опыта воссоздать целое по частям. Это и есть основная функция чувства.

 

А мы о Вундте вспомнили, и перейдем к какому-нибудь современному автору, оставаясь в рамках этого аспекта. Сюда же, когда говорим об эмоциональных явлениях добавляем такой пункт – эмоция как феномен.

 

На этот раз мы уже в XX веке, и вспоминаем то, что слово «феномен» для психолога, философа XX века – это опорное слово для названия школы – феноменология. Название этой школы, изначально немецкой, хотя у немецких феноменологов, в частности, Гуссерля, про феноменологию достаточно знать несколько слов: это – попытка одновременного объяснения и описания явления. Гештальт-психолог описывает явление, и одновременно объясняет его, он описывает феномен как таковой.

Идея феноменологии как философского направления в объяснении не нуждается – идти к тому, что дано субъекту непосредственно...

 

Не знаю, входит или нет [этот] текст в семинарские занятия, но упомянуть автора... концепции эмоций... стоит. Это – не феноменолог по исходным позициям. По философскому направлению – представитель экзистенциализма – философ, психолог, драматург Жан-Поль Сартр.

Посмотрим на языке Сартра что значит эмоция как феномен.

Он довольно подробно рассматривает феноменологию эмоций... Скажем о том, что он предлагает в качестве рационального зерна. Вспомним о том, что проходили в начале темы. Эмоция – это средство приспособления к ситуации, такое приспособление к ситуации, которое позволяет действовать в ней. Эмоция суть средство адаптации. А раз адаптации, значит, наверное, к среде. Но только слова адаптация, среда – слова близкие к... Но Сартр – философ, которому позволительно быть и писателем, и драматургом, и поэтом – у него метафорический язык.

 

Роль эмоций [у него можно] представить так: «Человек реагирует на мир, взаимодействует по крайней мере двумя способами»,– говорит Сартр.

Первый способ, наверное, можно считать нормативным для человека – рационального взаимодействия с миром. Рациональное – значит такое, где есть различие между объектом и отношением к нему; в рассуждениях – различие между причиной и следствием. И жизнь в таком рациональном мире, рациональная жизнь в мире, предполагает соблюдение логики.

Но здесь Сартр говорит о том, что бывают ситуации, когда рационально действовать невозможно, нет условий для рационального осмысления ситуации.

И тогда вступает другой способ взаимодействия с миром. По симметрии он называет его иррациональным или магическим. Тут он сам отдалился в область магии... Если ситуацию невозможно рационально оценить, нужен другой способ, который позволит организовать пока неясное, непонятное. И тогда Сартр как раз сюда и помещает эмоцию как феномен. Он говорит: «Эмоция – форма редукции, перехода из рационального мира в мир магии, в мир, где отсутствуют какие-то важные различия, например, между самим объектом и тем, как этот объект представлен в заведомо субъективной фантазии». Нет различия между естественным и сверхъестественным. Сверхъестественное в спок[ойном] смысле – нет различия между объектом и отношением к нему, и затем – нет причинности, нет логических противоречий, точнее, есть безразличие к причинности и к логике.

 

Лучше при темном окне приводить пример, который любит Сартр. Сидим в комнате, и вдруг за темным окном появилось что-то неясное для нас. Сартр говорит: и мы сразу испугались, испытали страх. Это – эмоция как феномен, как магическое переживание.

Поставьте на место себя человека рационального. Он скажет: «Я пока не знаю, что это за объект, он находится далеко от меня – за окном, а не в комнате». И приведет массу рациональных оснований, чтобы никакого феномена не было. Но не действуют эти основания – нужно прямая непосредственная оценка этой ситуации. Магическое мышление – предмет особого разговора, а лучше – на восприятии: познавательное, эмоциональное и волевое (дей­ствен­ное) начало не отделены друг от друга.

Это Грот напишет: восприми, прими эмоционально; потом – стремление, потом – действие. Не таков эмоциональный феномен, там все вместе.

 

Магическое мышление – это первобытное мышление. Не только Сартр,... исследователь мифов и легенд. В мире магии действуем не так, как в мире логике...

 

[Пример.] Некоторому европейцу-ис­сле­до­ва­телю приходится беседовать с туземцем. Была буря, снесло хижину и балка ударили по ноге [ту­зем­ца,] и повредила ему ногу. И туземец моментально заключил – да, я так и знал, я должен получить наказание за провинность которую когда-то совершил.

Все это возмутительно для европейца – начинает задавать туземцу вопросы... Тот отвечает: «Дул сильный ветер, был ураган... – Балка почему упала? – Наверное, подгнила, нужно [было] заменить». И европеец согласен. Спрашивает: причем тут эмоциональная оценка, что ты наказан, зачем сверхъестественные магические вещи? И туземец четко отвечает: «Да, все это так. Но почему балка попала именно на мою ногу?»

Т.е. эти объективные причины остаются в силе, но не позволяют объяснить главное – почему случилось [именно] со мной... Феномен – уникальность события, как происходящего именно с данным субъектом. В этом смысле, сколько не рассуждай о рациональности... никогда никакое рациональное объяснение не снимет этой необходимости – объяснить индивидуальное событие – объяснить, освоить.

 

Пример. Это поистине мука для европейца объясниться с туземцем, что надо разделять рациональное и иррациональное. И эта мука предст[ает] в разговоре...

В некотором туземном селении существует обряд гадания – женщины племени долгое время собирают травку, сушат, специально толкут, разводят и получается сильнейший яд.

Когда нет возможности решить «да» или «нет» – современный человек бросает жребий (монетку). (Но лучше заранее записать, что означает орел, а что – решка, а то пока монета летит, можешь забыть...)

А туземец приходит и задает вопрос жрецу, а жрец – оракулу. Какой-то вопрос, на который есть ответ «да» или «нет». Жрец задает вопрос: Как быть? «Да» или «нет»? И в руке цыпленок... И когда задается вопрос, цыпленку в клюв капают каплю яда. Подох – «да», остался жив – «нет».

Европеец [задает вопрос:] «Ну, а если капнуть в клюв это драгоценное прекрасное снадобье просто так, не обращаясь к оракулу – он подохнет или нет?»

Жрец не понимает этого вопроса: «Странные люди... Женщины столько собирали, [сушили, готовили]... и мы какому-то цыпленку просто так [будем] капать каплю?»

Европеец хитрит: «Предположим, достался туземец, у которого надо много раз проверить мнение, и это мнение – «нет»... Ответ «нет» – значит, остался жить; вторая, третья... капли – остался жить. Что [произойдет] в этом случае?»

Жрец долго думал и ответил: «По-видимому, цыпленок лопнет». Ничто не могло его отвратить от эмоционального отношения миру. Эмоции здесь довлеют над логикой и побеждают.

 

Второй аспект анализа эмоций...






Дата добавления: 2016-07-22; просмотров: 977; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2019 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.008 сек.