Борьба за лидерство: Л.П. Берия, Г.М. Маленков, Н.С. Хрущев. Реформы 50-х – начала 60-х годов

 

В стране отсутствовал демократический механизм передачи власти. Новая структура руководства была утверждена вечером 5 марта 1953 г. на совместном заседании Президиума Совета министров СССР, Президиума Верховного Совета СССР, пленума ЦК КПСС. На пост Председателя СМ СССР был предложен Г.М. Маленков, на должность министра МВД – Л.П. Берия, секретарем ЦК был избран Н.С. Хрущев.

С 1953 по 1958 г. имело место так называемое «коллективное руководство». Изучение новых архивных материалов показывает, что совершенно неожиданно демократизацию начал Л.П. Берия и его служба. Свое кредо он изложил на похоронах Сталина 9 марта: «Восстановить социалистическую законность». Он заявил с трибуны о гарантировании каждому гражданину СССР прав личности. По инициативе Л.П. Берия из мест заключения 28 марта были освобождены более 1 млн. человек, осужденные на срок до 5 лет. Арестованные по «делу врачей» были освобождены. Берия предложил ГУЛАГ передать в ведение министерства юстиции. В документе МВД от 16 июня предлагал «ликвидировать систему принудительного труда ввиду экономической неэффективности и беспер­спективности».

По указанию Берия, органы МВД на местах занялись сбором материалов, подтвер­ждающих некомпетентность партийных органов в хозяйственных вопросах, о национальном и обра­зовательном уровне работников обкомов, ГК и РК партии. По его инициативе было принято поста­новление ЦК КПСС, где предлагалось отказаться от оформления портретами колонн демонстрантов и зданий в дни государственных праздников. После его ареста постановление сразу было отменено как «ошибочное».

Берия и Маленков предложили отменить принятое при Сталине решение о строительстве социализма в ГДР, предоставив народу этой страны самому сделать выбор. Берия предложил не навязывать странам Востока советский опыт колхозного строительства. Президиум ЦК не поддержал эти ини­циативы. В июне Берия был арестован. В декабре 1953 г. расстрелян. Почему палач выступил в роли реформатора? Историкам еще предстоит ответить на этот вопрос. Устранение Берия оказалось двусмысленным, как и роль, сыгранная им после смерти Сталина. Он активно боролся за власть и в этом главная причина его быстрого падения.

 

Весьма интересной фигурой представляется Г.М. Маленков. В годы Гражданской войны он был политработником на фронте.

В 1920 г. стал членом РКП(б). Учился в высшем техническом училище в Москве (1921–1925 гг.), но не закончил его. С 1925 г. работает в аппарате ЦК, в МК ВКП(б). В годы вой­ны – член ГКО,в 1952 г. – фактически вторая фигура в партии и государстве, июнь 1953 – январь 1955 г. – период формального лидерства Маленкова.

Основные усилия своей деятельности он сосредоточил на новом экономическом курсе, суть которого изложил в своей речи на сессии Верховного Совета СССР в августе 1953 г. Он говорил о том, что пришла пора взяться за развитие легкой промышленности, резко увеличить капиталовложения в легкую, пищевую промышленность, сельское хозяйство. Решать продовольственный вопрос на основе принципа материальной заинтересованно­сти: снизить сельхозналог; списать долги колхозов и колхозников, повысить государственные заку­почные цены на мясо, молоко и масло, закупать излишки продуктов по повышенным ценам; расши­рить колхозный рынок; снизить нормы обязательных поставок с личных хозяйств; разрешить увели­чение приусадебных участков. После долгого периода падения доходы колхозников значительно по­высились и продолжали расти до 1958 г. Сентябрьский (1953 г.) пленум ЦК, где первым секретарем ЦК был избран Н.С. Хрущев, поддержал новый экономический курс. Однако серьезным упущением Маленкова был его вывод на ХIХ съезде партии (1952 г.): что «страна обеспечена хлебом, зерновая проблема решена». Эту позицию подверг критике Хрущев: зерна не хватает и выход – в освоении цели­ны. Однозначный поворот к освоению целинных и залежных земель означал отказ от попыток повернуть народное хозяйство на рель­сы интенсификации и возврат к решению проблем не экономическим путем, а путем принуждения и экстенсивным путем.

Маленков стал выступать за усиление роли правительства. В августе 1953 г. Маленков произнес слово «разрядка», облетевшее весь мир. А в марте 1954 г. сказал, что новая мировая война «при современных военных средствах означает гибель мировой цивилизации». Хрущев его поправляет: новая мировая война должна стать могилой для капитализма. Хрущев обвиняет его также за идею воссоединения Германии. Но какое противоречие – Н.С. Хрущев сам сделал огромный шаг к налаживанию мирногодиалога с Западом. Новые отношения устанавливаются с Китаем и Югославией. Хрущев отправляется в 1954–1955 гг. с визитом в эти страны. В 1955 г. был подписан договор с Австрией (СССР выво­дит свои войска с ее территории), установлены дипломатические отношения между СССР и ФРГ. Эти и другие шаги свидетельствуют об эволюции внешнеполитической доктрины СССР.

 

Однако Н.С. Хрущев стремится стать единственным лидером. В январе 1955 г на пленуме он упрекает Маленкова в близких отношениях с Берия, в фабрикации «ленинградского дела», критикует за смещение акцентов в развитии промышленности с тяжелой на легкую, вынуждает Маленкова подать заявле­ние об отставке. А в июне 1957 г. Маленков, Молотов и Каганович, как «антипартийная группа», были навсегда удалены с политической арены.

Хрущев, став единоличным лидером, продвинул политические процессы. Он был удивительно противо­речивый человек. В годы Гражданской войны Хрущев делает выбор – с большевиками. Учился на рабфаке, в 1929 г.–учеба в Москве, в Промышленной академии. В Хрущеве Сталин увидел пре­данного лично ему человека, потому он – в числе уцелевших. Хрущев прошел сталинскую школу и сам говорил, что у него руки по локоть в крови.

Звездный час Хрущева – XX съезд партии в 1956 г. На нем он делает неожиданный и отчаянный шаг: выступает с докладом о культе личности. Борьба со Сталиным – главнейший момент его политической биографии. Даже эта одна правда встряхнула всех, заставила пересмотреть то, что до этого воспринималось однозначно. Однако, схватившись со сталинизмом насмерть, он тем не менее считал, что существующая система однозначно «правильная», нуждающаяся лишь в совершенствовании, но не в радикаль­ных переменах. Для него рынок – категория капиталистическая. Идея «поворота к человеку» была низведена до уровня благотворительности. Вопрос о «дозе» дозволенной демократии решался наверху. За попытками углубить и расширить этот процесс усматривалась угроза социализму. Отсюда крайняя противоречивость его реформаторской деятельности, особенно во второй половина 50-х гг. Это забота о реализации принципа материальной заинтересованности (1953–1957 гг.), затем – его линия на ликвидацию личных хозяйств; реабилитация жертв культа личности и отказ от реабили­тации оппозиции Сталину; возврат в родные места калмыков и отказ в этом немцам, крымским татарам; возвращение из лагерей заключенных и отказ от суда над палачами; искренняя вера в коммунизм и заявление «идею в суп не положишь»; признание многообразия путей к социализму и подавление советскими танками революции в Венгрии в 1956 г.; технологическое отставание от Запада и пуск первой атомной станции (1954 г.), производство ЭВМ (1955 г.), запуск первого в мире искусственного спутника Земли (1957 г.), полет Ю.А. Гагарина (1961 г.); поставил мир на грань ядерной войны и сумел остановиться (Карибский кризис, 1962 г.).

Драматическая противоречивость действий Хрущева, не сумевшего избавиться от фанатической веры в миро­вую революцию, но осознавшего необходимость мирного сосуществования двух систем, порождала внешнюю политику, чреватую кризисными явлениями. Хрущевское десятилетие – время кризисов: польский и венгерский, берлинский и карибский. Хотя «холодная война» была порождени­ем обеих противоборствующих систем, но шаг к выходу из нее первым сделал все-таки Хрущев.

В целом в этой противоречивой деятельности выделяются реформы «для бюрократии» и реформы «для народа». К реформам «для бюрократии» можно отнести: прекращение массовых репрессий, ибо ост­рие репрессий все активнее смещалось в сторону самого аппарата, узаконенность привилегий и отказ от опасных для аппарата форм выборности и др. Реформы «для народа»: отказ от массовых репрессий и гарантии прав человека; интеллигенция получила «дозу» гласности, улучшилось материальное положение народа: были повышены денежные доходы, отменены государственные займы, плата за среднее образование, уве­личены размеры пенсий, впервые введены пенсии колхозникам, в городе ввели пятидневную рабо­чую неделю, на 80% (1955–1964 гг.) вырос городской жилищный фонд, крестьянам выдали паспор­та, и они стали полноправными гражданами СССР.

 

В 1950–1960-е гг. у СССР был вполне реальный шанс создать более гибкую и динамичную экономическую модель, перейти от экстенсивного к интенсивному типу экономического развития (а в перспективе – создать научно-технологическую базу для постиндустриального общества). В 1957 г. были упразднены министерства. Государственный план принимался в Москве, но его реализацию осуществляли местные (областные) совнархозы (советы народного хозяйства). Это стимулировало развитие промышленности (в т. ч. легкой) и сельского хозяйства на местах, укрепило областные бюджеты. Последний момент особенно важен, т. к. он позволил начать масштабное жилищное строительство и миллионам семей переехать из общежитий и бараков в нормальные (по тем временам) квартиры. Июньский Пленум ЦК КПСС 1955 г. принимает важные решения о внедрении достижений научно-технической революции в производство. Замечательно то, что в общественном сознании появилось новое понятие – «НТР». Но задача, поставленная в 1955 г., не решена в нашей стране до сих пор (!) – надежный механизм внедрения научных достижений в практику пока создать не удалось. В то же время определенный эффект от научных разработок страна почувствовала уже в конце 50-х гг. Это настолько «вскружило голову» хрущевскому руководству, что в 1961 г. наХХII съезде КПСС была принята новая (третья) Программа КПСС – программа построения коммунизма. В ней наряду с вполне реалистичными содержались и утопические положения (не говоря уже об утопизме самой идеи построения коммунизма).

 

Эти реформы, успехи, новую экономическую политику Хрущеву удалось персонифицировать в своей личности. Он сумел вычленить общий интерес для бюрократии и народа и реализовать рефор­мы, в которых были заинтересованы и те, и другие. Итогом реформ стал переход государственного социализма с господством вождя к государственному социализму с господством бюрократии. Хрущев защитил созданную тоталитарную систему от кризиса. Он спас КПСС, ее аппарат от расплаты за преступления. Однако там, где реформы «для бюрократии» сталкивались с реформами «для народа», Н.С. Хрущев уступал бюрократии. Наиболее яркие тому примеры: расправа над демонстрантами в Новочеркасске и его отношения с творческой интеллигенцией. «Сажать мы вас не будем, – говорил он, – но работать с вами будем... Вы делаете не наше искусство». Реформы созда­ли новые условия для жизни бюрократии и народа.

 

Вместе с тем начиная с 1958 г., когда Хрущев стал совмещать должности Первого секретаря ЦК и Председателя Совета министров, он действует более амбициозно, прибегая все более к авантюрным инициативам. От идеи экономического интереса ничего не осталось. Выполнение семилетнего плана народного хозяйства (1959–1965 гг.) якобы должно было позволить СССР догнать и перегнать США и к 1965 г. выйти на первое место в мире по абсолютному объему производства и по производству на душу населения. При этом совершенно не учитывалось «удорожание» производительных сил по мере их развития.

Во второй половине 50-х – начале 60-х гг. Хрущев снова начал сдерживать частную деятельность крестьян, вводились (начи­ная с марта 1956 г.) ограничения приусадебных участков, ограничение количества скота, находяще­гося в личной собственности, уменьшилась плата за труд в колхозах, насильственно вводилась новая система севооборота, без паров. Целинные земли истощились. Деревни обезлюдели. В 1963 г. произошла засуха, вследствие чего впервые за всю историю СССР закупил зерно за рубежом, а затем закупки стали ежегодными. Снизились темпы жилищного строительства. Повысились цены на продукты питания.

Трудности в экономике, сотрясаемой «реформами», «кампаниями», усиление международной на­пряженности, снижение жизненного уровня благоприятствовали активизации противников Хрущева и аппарата. Инициируемый им в 1957 г. переход от министерств к совнархозам затронул интересы тысяч министерских чиновников, вынужденных отправиться из Москвы в провинцию. Реформы конца 50-х – начала 60-х гг. усилили недовольство очень многих членов ЦК, занимавших ключевые посты, секретарей областных и республиканских комитетов партии и оказавшихся перед угрозой лишиться их.

Авантюрные начинания Хрущева восстановили против него местные кадры хозяйственных руко­водителей, которые из-за невозможности практически выполнить завышенные плановые задания должны были наверх представлять данные обмана и приписок. Против Хрущева была настроена и часть военных: особую роль в этом сыграла опала Жукова (1957 г.) и увольнение из армии более 300 тыс. офице­ров в начале 60-х гг. Решающей же причиной его отставки в 1964 г. стала оппозиция партийно-хозяйственных кадров, аппарата на фоне равнодушия общества и интеллектуальной элиты.

Так за­вершились реформы 50-х – начала 60-х гг., завершилось «десятилетие Хрущева». Однако это была уже другая эпоха, его не расстреляли, не отравили, не отправили в ГУЛАГ.

 

Таким образом, в 1945 г. сразу после окончания войны, в 1953 г., когда у власти стоял Г.М. Маленков, и в 1956 г. после XX съезда партии у СССР появлялся исторический шанс радикальных перемен. Но возможности были упущены: страна вновь оказалась отрезанной от западной цивилизации. Так называемое «коллективное руководство» запустило процесс демократизации, десталинизации, перехода от холодной войны к мирному сосуществованию. Однако существующая общественная система ими воспринималась всеми его членами однозначно как «правильная», нуждающаяся лишь в усовершенствовании, но никак не в коренной перестройке. Прогрессивные меры, осуществленные после сентября 1953 г., вскоре исчерпали себя вследствие противоречивых и субъективистских решений, из-за безудержного огосударствления сельского хозяйства, промышленности, торговли и стремления к гигантизму. Они привели общество в состояние усталости и облегчили приход к власти консервативных сил, которые и решили судьбу начатых после смерти И.В. Сталина перемен. Руководство и народ не были готовы к совместной кон­структивной работе. Бюрократия воспользовалась ситуацией взаимной конфронтации низов и верхов. Вместе с тем эпоха преобразований 50-х – начала 60-х гг. создала среду, в которой появились лю­ди, понявшие бесперспективность административного социализма. Несомненно, настоящая оценка послесталинского периода еще впереди.

 

 

Тема 12. СОВРЕМЕННЫЕ МИРОВЫЕ ПРОЦЕССЫ
И НАШЕ ОТЕЧЕСТВО
(вторая половина 60-х годов ХХ века – начало ХХI века)

 






Дата добавления: 2016-07-22; просмотров: 2767; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.032 сек.