Культура как нормативно-ценностная и познавательная деятельность

Таким образом, становится очевидным, что возможности духовного развития человека сопряжены с материально-техническим разви­тием и наоборот — уровень совершенства материального производ­ства зависит от возможностей духовного потенциала общества. Ду­ховная культура включает в себя, с одной стороны, совокупность результатов духовной деятельности, а с другой — и саму духовную деятельность. Артефакты духовной культуры существуют в разно­образных формах. Это обычаи, нормы и образцы поведения челове­ка, сложившиеся в конкретно-исторических социальных условиях. Это также нравственные, эстетические, религиозные или полити­ческие идеалы и ценности, различные идеи и научные знания. В об­щем, это всегда продукты интеллектуальной, духовной деятельно­сти. Они, как и продукты материального производства, использу­ются в качестве жизнедеятельности человека, для удовлетворения его определенных потребностей.

Обычаи— одно из самых древних явлений в духовной исто­рии человечества. Этнографические исследования показывают, что обычаи доминируют в качестве основных регуляторов поведе­ния в архаичных обществах, в основном в той бытовой среде, кото­рая характеризуется повышенной устойчивостью и инерцией. В социальных .структурах, более современных и более динамичных, они играют менее обязательную роль, однако присутствуют в лю­бой развитой культуре.

Обычаи — это привычные, мало подвергаемые осознанию, целостные образцы поведения.Обычаи включают в себя традиции, которые поддерживаются и практикуются через обрядовые или ри­туальные действия, куда обязательно включаются нравственные регулятивы. Исторически обычаи должны отшлифовываться в той или иной социальной среде, долго практикуются и апробируются, т. е. они представляют собой социально-стандартизированные образ­цы поведения, которые закрепляются в общественной памяти и пе­редаются из поколения в .поколение как формы поведения в труде, быту, общении, воспитании и т. п. Как и всякий образец, обычай мо­жет нести в себе разрешение на определенные действия, и тогда он играет роль алгоритма исполнения. Но он также может играть за­претительную роль, и тогда он выполняет функцию алгоритма, бло­кирующего определенные действия человека.

Жизнь человека в обществе, коллективе или социальной группе требует согласования действий и упорядоченных отноше­ний. Обычай, как нормирующий механизм культурного поведения, обеспечивает сотрудничество людей. Передаваясь из поколения в поколение, он срастается с внутренними мотивами поведения и со­здает потребность в его соблюдении, что создает устойчивость от­ношений, обеспечивает сотрудничество с предсказуемыми резуль­татами, что обеспечивает взаимопонимаемость.

В духовной культуре могут действовать нормы,которые вы­делялись из обычаев и приобрели самостоятельное существование или специально разработаны для случаев специализированного поведения человека. Это могут быть нормы экономические или по­литические, технические или технологические, нравственные или правовые и т. д. Такие нормы могут не иметь ритуального или обря­дового характера, но они санкционируются определенным образом и действуют так же, как и обычаи, — запретительным или разре­шительным образом.

В закрытых культурах обычаи и нормы регламентируются, и их соблюдение является неукоснительным. В открытых культу-, pax возможен плюрализм норм и обычаев, что порождает атмосфе­ру терпимости. Такие условия требуют от человека выбора и более творческого подхода к избираемым мотивам поведения. Все это спо­собствует духовному обогащению личности и росту социальной комфортности в жизни человека.

На более высоком уровне духовной культуры доминирую­щее значение в качестве регулятивов приобретают ценности.Это более сложный и более развитый продукт духовной культуры. Цен­ность формируется через синтез не только функций нормы или обычая, но она включает в себя интерес и потребность, долг и идеал, побуждение и мотивацию. Ценность, как более сложный регулятив поведения, подразумевает выбор, допускает полярность решений, что свидетельствует об амбивалентной, двойственной природе цен­ности. Учитывая смысл одной и той же ценности, можно отвергать или принимать событие, давать положительную или отрицатель­ную его интерпретацию и оценку. В разных ситуациях в качестве доминирующего основания для выбора могут выступать различ­ные составляющие ценности. Например, при интерпретации такой ценности, как патриотизм, в одном случае на первом месте может стоять долг,.в другом — идеал, в третьем — потребность и т. д.

Некоторые исследователи выделяют различные типы цен­ностей,например: ценности витальные, связанные с идеалами здоровой жизни, физического и духовного здоровья, идеального образа жизни; ценности социальные, связанные с социальным благополучием, должностью, благосостоянием, комфортной ра­ботой; ценности политические, связанные с идеалами свободы, правопорядка и социальной безопасности, гарантий гражданско­го равенства; ценности нравственные, связанные с идеалами спра­ведливости, чести, добра и т. п.; религиозные и идеологические Ценности, связанные с идеалом смысла жизни, предназначения человека, поиска целей для будущего; художественно-эстетичес­кие ценности, связанные с идеалами прекрасного, гармонии, воз­вышенным смыслом и идеалами чистой красоты; семейно-родст-венные ценности, связанные с идеалами семейного уюта, благопо­лучия и гармонии интересов, взаимопонимания и уважения идеалов различных поколений, гармонии семейной традиции и обновления их; ценности трудовые, связанные с идеалами мас­терства, талантливости, справедливого удовлетворения резуль­татами труда и т. д.

Ценности более гибко определяют нормы поведения, они мо­гут иметь санкцию, выданную тем или иным институтом, автором или традицией. Ценности допускают градацию от низших — к выс­шим, и наоборот. В некоторых системах ценностей они персонифи­цируются (святые, герои, вожди, классики и т. п.).

Ценности в духовной жизни общества создают смысловые поля различной напряженности. Человек, побуждаемый поиском смысла своих действий, не может вести себя в таких полях ин­дифферентно. Он либо принимает существующие смыслы, либо становится к ним в оппозицию, либо пытается найти компромисс. Чем выше уровень духовной культуры, тем разнообразнее ценно­сти и смыслы. Чтобы культура могла обогащаться, она должна быть способной ассимилировать и синтезировать ценности. По­этому развитые культуры полиморфны. Такие культуры более эффективно работают в ситуациях внутренних или внешних вы­зовов. Обладая более богатым набором ценностей, они имеют бо­лее широкие возможности и для конструирования ответа, для бо­лее гибкой реакции и, следовательно, имеют более высокую сту­пень выживаемости. .

Развитая культура способна создать подвижную систему ценностей и регулятивов. Эта подвижность проявляется в том, что ценность на одном уровне бесспорна, а на другом уровне она изме­няется. Устойчивость развитых культур обеспечивается тем, что в них есть механизмы согласования ценностей без взаимного их раз­рушения, именно благодаря возможности уточнять смысл ценнос­ти и соотнесения ее к фиксированному уровню. Как тут не вспом­нить: «Кесарю — кесарево, Богу — Богово». Но чтобы механизм со­гласования ценностей работал, культура должна иметь принятую в ней иерархию ценностей, уметь распределять ценности по раз­личным нишам культуры, взвешивать ценности по их социальным последствиям. В целом, чем выше уровень ценностей, входящих в ту или иную культуру, тем более она требует осознанности этих ценностей от носителей этой культуры. Чем выше органичность системы ценностей в той или иной культуре, тем выше целостность духовной жизни в такой культуре. Максимально ограниченные ценности образуют ядро культуры. Ядро формирует основные иде­алы, и если культура полиценностна, то эта работа осуществляет­ся без крайностей, т. е. с максимально достижимой в данной куль­туре универсальностью. Это способствует тому, что такая культу­ра способна гасить крайности и чрезмерный радикализм. Ядро модифицируется в зависимости от исторических особенностей развития общества. Ценностное ядро родового общества, напри­мер, отличается от ценностного ядра национального или многона­ционального общества.

Природа ценностей такова, что они технологичны, т. е. они за­ряжены целевыми установками, причем цели, как правило, имеют некоторую возвышенность, а поэтому они выходят за рамки обы­денной жизни. В обществе всегда есть социальные силы, которые стремятся рафинировать ценности, придать им элитарный статус. Есть силы, которые стремятся снять харизму с целей, приземлить и упростить ценности. Гибкая, развитая культура вырабатывает ме­ханизмы интеграции элитарных ценностей и повседневных потреб­ностей. Для этого работают идеологи, политики, философы и т. д. Они изыскивают пути рационализации ценностей, где цель и сред­ства ее достижения соотносятся с точки зрения их адекватности. Культура стремится обеспечивать выживание и отбор тех ценнос­тей, которые обеспечивают человека более эффективными регуля-тивами. Для отдельного человека фактически возможны следую­щие ситуации: он знает ценности своей культуры и способен их ре­ализовать; он плохо знает ценности и его возможности ограничены этим обстоятельством; он догматизировал свое знание о ценностях, а в реальности они уже преобразовались; и, наконец, — человек ру­ководствуется ценностями, которые еще не вошли в культуру. Во всяком случае необходимо уметь находить меру, а это уже не толь­ко знания и эрудиция, но и житейская мудрость, искусство жить.

Привлечение ценностей как материальной, так и духовной культуры для достижения жизненно важных целей человек, как правило, осуществляет по нескольким основным направлениям и основаниям. Прежде всего необходимо располагать достаточно пол­ными и систематизированными данными о языке и явлениях дан­ной культуры. Эти знания позволяют зафиксировать объем содер­жания данной культуры, представить масштабы и глубину контек­ста ее ценностей. Затем необходимо выработать представление об истории ценностей данной культуры. Это хронология возникнове­ния их, список этих ценностей, основные этапы их развития и рас­пределение по степени важности на каждом этапе и, особенно, на этапе, современном с жизнедеятельностью самого выбирающего эти ценности. Далее следует определить корпус образцовых для данной культуры достижений и ценностей, так сказать, понять объ­ем и место классического наследия в данной культуре, иметь пред­ставление о канонизированных образцах и ценностях культуры. Это ведения о классических памятниках, текстах и т. п. После этого становится возможным правильное понимание имен, авторов данной культуры в зависимости от их вклада в культуру. Это, так сказать, пантеон данной культуры и знание его позволяет видеть потенциаланной культуры. Кроме этого каждая культура содержит в себе набор образцов поведения, имеющих нормативный характер и алгоритмизирующий характер поведения в соответствующей культуре или обществе. Это функциональная часть культуры, которая дает регламент поведения человека в мире ценностей. И, наконец, человек должен уметь грамотно интерпретировать ценности данной культуры, обладать искусством толкования их содержания, умением нахождения действительного смысла этих ценностей. Ов­ладев всеми этими подсистемами культуры, человек может пред­принимать усилия по ее освоению, по ее использованию и воссозда­нию, т. е. он становится субъектом культуры.

Чтобы стать действительным субъектом культуры, необхо­димо исходить из знания о культуре и действовать сознательно. Знание, в культурологическом смысле, не только то, что продуци­рует наука, т. е. не только научное знание. Знание для культуроло­гии — есть объем сведений или информации, проверенной обще­ственно-исторической практикой и зафиксированной средства­ми культуры в форме представлений, текстов, суждений или теорий,т. е. достоверные и системно-упорядоченные данные. В культуре всякое знание сопряжено и сопоставимо с определенным видом или уровнем жизнедеятельности. С практической, повсед­невной и обыденной жизнедеятельностью сопоставимо обыденное, житейское знание. С духовной жизнью человека сопоставимо ду­ховное знание. С художественной деятельностью сопоставимо ху­дожественно-эстетическое знание. С познавательной деятельнос­тью — эмпирическое и теоретическое знание, с политической или идеологической — политическое и идеологическое знание, с нрав­ственной — этическое и т. д.

Таким образом, с точки зрения культурологии, знание тож­дественно достоверной информации,а сама информация является непременной предпосылкой такой деятельности человека в кон­тексте культуры, которая предполагает сознательное и осознава­емое отношение как к объекту деятельности, так и к самой дея­тельности.Знание само по себе не создает новых видов реальности, но оно открывает их и, следовательно, включает их в культурогенное творчество, более рационально и более быстро осваивает их. Оно способно, следовательно, усиливать продуктивность творчест­ва человека, повышать эффективность усилий человека в поиске и создании новых материальных или духовных средств жизнедея­тельности. Чем выше уровень культуры человека, тем продуктив­ней действует он как создатель, носитель и потребитель ценностей, а следовательно, тем богаче и совершеннее сама культура, но те­перь уже как ресурс и источник развития самого человека.






Дата добавления: 2016-05-30; просмотров: 2001; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.022 сек.