Египет 50-70 х гг xix в. проникновение иностранного капитала в египет




Мухаммед Али, экономически усиливая мощь страны, развивая национальную промышленность, проводя политику протекционизма, тем самым не допускал экономического закабаления Египта и превращения его в колонию Европы. Преемники Мухаммеда Али старались в основном продолжать его политику, но вынуждены были ослабить государственное вмешательство в экономическую жизнь. Земледелец получал право распоряжаться продуктами своего труда, отменены были (юридически, но далеко не фактически) рабство и работорговля. Египет получил право заключать займы и некоторые международные договоры.

К середине 70-х годов XIX в. последствия втягивания страны в мировое капиталистическое хозяйство были налицо. Капитуляция Мухаммеда Али в 1840 г. и распространение действия англо-турецкой торговой конвенции 1838 г. на Египет привели к отмене существовавших ранее торговых монополий. Шел процесс внедрения экспортных культур, прежде всего, хлопка. Толчком к развитию хлопководства послужила также и гражданская война в Северной Америке 1861—1865 гг., временно приостановившая ввоз американского хлопка в Европу.

Развивалась промышленность по первичной обработке сельскохозяйственной продукции. Было построено несколько сахарных заводов. В 1860—1870-х годах в Египте шло усиленное железнодорожное строительство, было прорыто до 13 тысяч км оросительных каналов, переоборудовались порты.

Развитию товарно-денежных отношений способствовали и изменения аграрного законодательства. Были разрешены передача земли по наследству, ее продажа и сдача в аренду. Была отменена круговая порука при сборе налогов. Натуральные налоги были теперь заменены денежными. Частная собственность на землю формировалась как помещичья и мелкокрестьянская. Среди помещиков стали преобладать муль-тазимы из египетских арабов, скупавших землю.

Происходил процесс складывания новых классов — национальной буржуазии и рабочих. Однако развитие капитализма сдерживалось феодальными отношениями в деревне и все взраставшим проникновением иностранного капитала, который наносил удар прежде всего по отсталой государственной промышленности. Государственные предприятия в условиях

свободной конкуренции оказались нерентабельными. Рабочие, вчерашние феллахи, насильно задействованные в производство, работать не хотели и нередко портили дорогостоящие машины. В страну хлынули английские товары. Иностранный капитал оказывал также крайне неблагоприятное воздействие на финансовую систему. При преемниках Мухаммеда Али многие государственные предприятия, а также дорогостоящие учебные заведения были закрыты. В 1851 г. англичане получили выгодную концессию на строительство железной дороги от Александрии к Каиру и Суэцу.

В1855г. французский инженер Фердинанд Лессепсполучил разрешение {фирман) на образование «Всеобщей компании для прорытия Суэцкого канала», соединяющего Средиземное и Красное моря. Египетское правительство являлось пайщиком этой кампании. Англия, для которой впоследствии канал приобрел огромнейшее значение, сначала противодействовала предприятию: она опасалась, что канал подорвет обширную торговлю, которую она вела через Суэцкий перешеек с Передней и Южной Азией, установит независимый от нее путь в Индию и отдаст контроль над всем Египтом Франции, которая оттуда сможет наступать через Сирию на Ирак (Месопотамию) и дальше. Тем не менее, в 1859г. работы начались, и через 10лет канал был построен, оставаясь собственностью французской компании. Для строительства канала рабочие набирались в принудительном порядке из египетских феллахов — ежемесячно по 60 тысяч. От непосильного труда и эпидемий погибло, по данным египетских историков, 120 тысяч человек.

Строительство Суэцкого канала {хедив Исмаилнастоял на участии Египта как государства в сооружении канала, и его строительство обошлось Египту более чем в 450 млн фр.), портов и дорог требовало крупных капиталовложений, причем капиталами снабжали Египет, главным образом Англияи Франция.Между этими двумя странами борьба за установление своего господства над Египтом приобрела особо напряженный характер в 1869 г.,после открытия Суэцкого канала. Экономическая зависимость Египта от европейских государств становилась все более сильной. В1863г. государственный долг Египта достиг 16млн ф. ст.; выплата одних только процентов поглощала значительную часть доходов страны. Займы гарантировались основными доходными статьями египетского бюджета.

Социально-экономические сдвиги отразились и на политическом положении Египта. Внук Мухаммеда Али — Исмаил,правивший в 1863—1879 гг., получил от султана в 1867 г. титул вице-короля или хедива (по-персидски «повелитель»). Этим актом египетский правитель был поставлен выше всех других пашей Османской империи.

В1866 г. Исмаил учредил представительную палату (или палату нотаблей), имевшую совещательные функции. Она стала послушным орудием в руках хедива. По словам А.И. Герцена, «Египет въехал на верблюде в эру парламентаризма».

После небольшой паузы, вызванной поражением Мухаммеда Али, реформы в области культуры и образования были продолжены. Были восстановлены старые школы, открыто много новых. Число школ увеличилось с 185 в 1863 г. до 4685 в 1875 г. Число учеников начальных и средних школ достигло 10 тысяч. Открылись музеи арабского искусства, египетских древностей, Национальная библиотека, оперный театр, появились научные общества. Единственным официальным языком в Египте стал арабский. Возрос интерес к арабской истории и литературе. Начали выходить газеты и журналы. Все это дало толчок к формированию буржуазно-национальной идеологии.

Хотя вмешательство западных держав и отбросило Египет назад, в 1860—1870-х годах наблюдался некоторый рост сельскохозяйственного производства, появились новые промышленные предприятия. Египетские мультазимы расширили производство и экспорт товарных культур — хлопка и сахарного тростника. Проводилось строительство железных дорог. Был существенно увеличен порт Александрии.

Несмотря на то, что Египет вступил на путь капиталистического развития, по-прежнему преобладали феодальные методы эксплуатации крестьянства, а национальная буржуазия была еще очень слаба. Кроме того, все более усиливалась экономическая и финансовая зависимость Египта от капиталистических стран Европы.

 

 

Аравия в 18 в - начале 19 веке. Религиозное учение ваххабитов и возникновения первого саудовского государстваГосударство Саудидов возникло в Аравии в XVIII в. в результате движения мусульманских реформаторов-ваххабитов. Это государство охватило большую часть аравийского полуострова (центральные, северные и восточные области, носившие древние названия Неджд, Хиджаз и Эль-Хаса). Со времен пророка Мухаммеда и до появления ваххабизма Аравия не знала единой власти, стабильности и мира. На протяжении веков она была раздроблена на мелкие и мельчайшие оазисы-государства или их объединения, кочевые племена или их конфедерации. Экономическая разобщенность отдельных оазисов и племен, этих самостоятельных хозяйственных единиц, и размеры пустынного полуострова, где островки человеческой жизни были порой разделены сотнями километров, действовали как факторы децентрализации. Объединению также препятствовали племенные и местнические различия аравийского населения, диалектальные особенности языка, пестрота и противоречивость религиозных верований и представлений.

Огромную роль в истории Аравии сыграло то обстоятельство, что на территории Хиджаза находятся священные города ислама Мекка и Медина, являвшиеся на протяжении столетий центрами ежегодного хаджа (паломничества) миллионов «правоверных» со всего мира. Религиозные обстоятельства способствовали тому, что в Мекке и некоторых других районах Хиджаза еще с X в. установилась власть шерифов (шарафа — честь) — правителей, претендовавших на происхождение от пророка Мухаммеда, через его внука Хасана сына Али и Фатимы. Борьба различных группировок, представители которых претендовали на такое происхождение и власть, составляла внутреннюю политическую историю Мекки до завоевания арабских стран турками.

Мусульманские империи, возникавшие и распадавшиеся на Ближнем и Среднем Востоке, прямо или косвенно оказывали воздействие на Аравию. Начиная с XVI в. Постоянным фактором аравийской политики стали турки. Вскоре после захвата ими Египта наступила очередь Хиджаза, Йемена, Эль-Хасы и других районов Аравии. При этом огромное значение для последующей истории мусульманского мира имело то, что вхождение в Османскую империю священных городов Хиджаза позволило турецким падишахам принять также титул религиозного главы всех мусульман — халифа.

В отдельные области Аравии были назначены представители турецкой администрации — паши. Небольшие турецкие гарнизоны временами находились в Мекке, Медине, Джидде и некоторых других пунктах. Из Стамбула в Мекку и Медину посылали отдельных чиновников. Все же власть турок в «сердце Аравии» Хиджазе была больше номинальной, и местные правители во внутренних делах, как правило, пользовались широкой автономией.

В Мекке удерживали власть соперничающие кланы шерифов, которые посылали паше Египта и султану деньги и дорогие подарки. Но Мекка была особым городом и жила за счет паломников и благотворительных пожертвований мусульманского мира. Могущественные султаны и благочестивые мусульмане жертвовали на содержание мечетей, на создание каналов и вообще на благотворительные цели. Часть этих денег оседала в городе и нередко попадала в казну шерифов. Мекка была важной, но слишком отдаленной провинцией для турок, чтобы они смогли удержать ее под прямым господством, и в ней предпочитали сохранять местных правителей. Для политических интриг Порты всегда были наготове шерифские семьи, жившие в Стамбуле.

На рубеже XVI—XVII вв., в период смут и волнений, охвативших Османскую империю, Центральная и Восточная Аравия обрела фактическую независимость от турок, хотя наместники Багдада и Басры вплоть до конца XVII в. продолжали оказывать влияние на ход событий в Эль-Хасе и Неджд е.

В начале XVIII в. Аравийский полуостров не имел единой государственной организации. Его население — как бедуины степей, так и оседлые земледельцы оазисов — распадалось на множество племен. Разъединенные, враждующие между собой, они непрестанно вели междоусобные войны из-за пастбищ, из-за стад, из-за добычи, из-за источников воды... И так как эти племена были поголовно вооружены, то междоусобицы принимали особенно ожесточенный и затяжной характер.

Феодально-племенная анархия кочевых районов дополнялась феодальной раздробленностью оседлых районов. Почти в каждом селении и городе был свой наследственный правитель; вся оседлая Аравия представляла собой груду мелких и мельчайших феодальных княжеств. Подобно племенам, эти княжества не прекращали междоусобиц.

Структура феодального общества Аравии была довольно сложной. Власть над кочевыми племенами принадлежала шейхам. В иных племенах шейхи еще избирались бедуинской массой, но в большинстве своем они уже стали наследственными правителями. Наряду с этой феодальной аристократией пустыни и возглавляемыми ею свободными, «благородными» племенами существовали «вассальные», подчиненные племена, а также зависимое оседлое и полуоседлое население. В городах и земледельческих районах феодальная знать (например, шерифы, сейиды) и богатое купечество противостояли мелким торговцам, ремесленникам и феодально-зависимому крестьянству.

Классовые отношения феодального общества опутывались в Аравии патриархально-родовыми отношениями и осложнялись наличием рабства, которое было сравнительно широко распространено как у кочевников, так и у оседлых. Невольничьи рынки Мекки, Хуфуфа, Маската и других городов снабжали аравийскую знать большим числом рабов, использовавшихся в быту и на тяжелых работах.

Города и селения Аравии постоянно подвергались разорительным бедуинским набегам. Набеги и междоусобицы вели к разрушению колодцев и каналов, к истреблению пальмовых рощ. С этим надо было покончить — того властно требовали насущные экономические потребности оседлого населения. Отсюда вытекала тенденция к объединению мелких княжеств Аравии в одно политическое целое.

Общественное разделение труда между оседлым и кочевым населением Аравии влекло за собой растущий обмен земледельческой продукции оазисов на животноводческую продукцию степей. Кроме того, и бедуины степей, и земледельцы оазисов нуждались в таких привозимых извне полуострова товарах, как хлеб, соль, ткани. Вследствие этого рос обмен, росла караванная торговля между Аравией и соседними странами — Сирией и Ираком. Но феодальная анархия и бедуинские разбои тормозили развитие торговли. Вот почему потребности растущего рынка (так же как и необходимость развития поливного земледелии) толкали княжества Аравии к политическому объединению.

Наконец — и это было также важным стимулом для объединения — феодально-племенная раздробленность Аравии облегчала иностранным завоевателям захват полуострова. Без особого сопротивления турки заняли в XVI в. красноморские области Аравии: Хиджаз, Асир и Йемен. Начиная с XVI в. англичане, голландцы и португальцы создали свои базы на восточном побережье Аравии. В XVIII в. персы захватили аль-Ха-су, Оман и Бахрейн. Только Внутренняя Аравия, окруженная кольцом пустынь, оставалась недоступной для захватчиков.

Поэтому в приморских областях Аравии объединительное движение приняло форму борьбы с иноземными захватчиками. В Йемене оно возглавлялось зейдитскими имамами и уже в XVII в. завершилось изгнанием турок. Имамы сосредоточили в своих руках всю населенную (горную) часть страны. В Хиджазе турки сохранили лишь номинальную власть; реальная власть принадлежала арабским духовным феодалам — шерифам. Из Омана персы были изгнаны в середине XVIII в.; с Бахрейна — в 1783 г.; там также утвердились арабские феодальные династии. Напротив, во Внутренней Аравии, в Неджде, где не приходилось бороться с внешними врагами, объединительное движение приняло наиболее четкую и последовательную форму. Это была борьба за единство арабских племен, за централизацию княжеств Неджда, за собирание «земель аравийских» в одно целое, что, впрочем, также предполагало антиосманскую направленность. В основу этой борьбы была положена новая религиозная идеология, названная ваххабизмом.

5 значение священных городов мекки и медины как центр всего мусульманского мира, они тесно связаны с историей ислама. Именно в Мекке родился Пророк Мухаммад (мир ему и благословение Всевышнего!), именно там он начал свою пророческую миссию. В этом городе возвышаются минареты Масджид аль-Харам — Большой Мечети, а во внутреннем дворе ее находится Кааба — священный камень, к которому ежегодно съезжаются миллионы мусульман.

Паломничество: хадж и посещение Усыпальницы Пророка

Согласно исламской доктрине все правоверные должны побывать в Мекке хотя бы один раз за всю свою жизнь. Паломники совершают ритуальный хадж: в особое время — лунный месяц Зу-ль-хиджжа — приезжают в Большую Мечеть Мекки со всего мира. После совершения хаджа мусульманин имеет право называться "хаджи". Издревле в дороге паломники должны были переносить тяготы и лишения, доказывая свою преданность исламу. Отголоски этого остались и сейчас: несмотря на наличие в Мекке ультрасовременных отелей, множество совершающих хадж живет на территории специально разбитых для них лагерей в простых палатках.

Арабское название аль-Мадина аль-Мунаввара в переводе на русский поэтично звучит, как "Лучезарный город". Его посещение не входит в хадж, но показывает преданность человека мусульманской вере. В Медине находится еще одна исламская святыня — могила Пророка Мухаммада, мир ему. В 622 году он вынужден был покинуть Мекку из-за давления идолопоклонников. Жители Медины отказались от многобожия и вверили свои судьбы Аллаху, пригласив Проорока быть судьей над ними. Этот город стал первым поселением, в котором восторжествовал ислам, с него началась история исламского государства, там жили и правили первые халифы арабского мира Умар, Абу-Бакр и Осман.

Мекка и Медина сегодня

Сейчас Мекка и Медина — большие современные города с роскошными отелями, высотными зданиями, сверкающими сталью и стеклом торговыми центрами, в Мекке построен даже парк развлечений. Предназначена вся эта инфраструктура только для мусульман — как и в древности, войти в эти города может лишь тот, кто исповедует ислам.

Но все же главное значение этих городов — культовое. Для паломников созданы все условия, мечети регулярно реконструируются и достраиваются. Большая Мечеть (вместимость которой достигает 900 тыс. человек) оборудована эскалаторами и мощными системами кондиционирования воздуха. Во дворе Мечети Пророка в Медине тень создается с помощью системы зонтиков, которыми управляет автоматика. Посетить исламские святыни с каждым годом желает все больше людей, поэтому города активно растут и развиваются.

 






Дата добавления: 2016-07-18; просмотров: 1629; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.026 сек.