Общие ситуации, в которых требуется произвольная или волевая регуляция

Теперь мы на волевую... А ранее – на произвольную регуляцию – с вопроса зачем и в каких ситуациях необходимо регулировать поведение? Всякий раз будем получать определение воли, более надежное, потому что будем исходить из той ситуации, в которой действует субъект.

 

Начнем издалека...

С одной стороны, будем опираться на терминологию Вундта, а с другой стороны – [на] одну, книжку, которую я хотел бы упомянуть. Сначала [ее] приняли с восторгом, потом была переоценка ценностей... Книжка нашего выпускника Ф.Е.Василюка – «Пси­хо­ло­гия переживания». Оттуда берем, переиначивая немного, ту самую схему. Но только слово переживание нужно пояснить. Кто видел обложку книжки, тот знает...

Поясним слово переживание. Это – субъективная сторона психического явления. Но на обложке книги приставка пере- выделена художником специально – проживание, проживание конфликтной, кризисной ситуации.

С этими пояснениями давайте рассудим так: наши общие ситуации – это, давайте предупредим сразу, ситуации абстрактные.

 

Скажу откровенно. Недавно был вынужден,... гостил в Латвии у своего ближайшего приятеля... А он имеет обыкновение [так проводить занятия, что] на каждое слово лектора приходится слово его собеседника. И там было возражение, о котором хочу предупредить... Общие ситуации кто-то из нас решится понять как конкретные. Это не так. Эти ситуации имеют конкретное воплощение. Но сами они по себе абстрактны.

Когда мы будем с вами говорить:

– ...из первой ситуации я перехожу в другую...

Напарник говорил:

– Ну как, буквально, что ли, перехожу в другую?

Найдется человек, который скажет:

– ...[Ситуацию] надо понимать как конкретную.

– Простите, конкретных ситуаций – бессчетное число. Что может делать психолог? Заниматься выделением абстрактных ситуаций, которые, несомненно, имеют конкретное воплощение.

«Переход из одной» – в абстрактной форме. А если понимать буквально, выходит история жизни идеального субъекта, которых на свете не так уж много.

И с таким предисловием мы обратимся к нашему вопросу.

 

Определим деятельность еще раз, вслед за Рубинштейном или Пиаже, как взаимодействие субъекта с миром. И тогда... и тогда важно...

...два термина, входящие в наше определение,... попытаться сделать двумя различениями. Первый термин – субъект – какой может быть? Вспоминаем Вундта. Волевой процесс может иметь один мотив или два и более.

И тогда, пользуясь словами не только названной книжки Василюка, но и методики Келли, кот[орого] сег[одня] опишу, можно сказать так: если у субъекта всего один мотив и одна потребность, то условно этого субъекта можно назвать простой. Одна потребность – простой субъект. Хотя это, разумеется, абстракция.

 

Я никогда не рассказывал о том, как однажды ехал с подростками в лифте? Какое-то время назад [я ехал] в лифте с подростками с первого этажа на седьмой. Пример ёмкий, он может быть примером того, как подросток ищет новые смыслы, словообразует буквально на каждом слове...

Из этой речи я не понял почти ничего. Они давали моральную оценку своему приятелю. И интересно как называли – он такой простой, такой открытый. Слово «простой» явно имеет смысловую нагрузку. Простой – это тот человек, у которого нет выбора. Что ему выбирать?

И в этом смысле мы, наверное, очень скоро когда-то заключим – а волевой регуляции у простого не будет. Слова простой и сложный представляют два полюса нашего субъекта.

 

Наш сложный субъект – который имеет два или более мотивов. У него заведомо будет проблема выбора. И, кстати говоря, диагност-исследователь познавательной сферы личности Келли не только сделал понятие сложный психологическим понятием (на­при­мер, познавательная сложность). Келли мог даже посчитать познавательную сложность субъекта. Простоту поименовал низкой когнитивной сложностью.

У нас будут субъекты – простой и сложный.

 

Другое слово из... определения – мир; мир, в котором живет. О простом субъекте – обитает... наш субъект. Мир может быть, с одной стороны – легкий, не содержащий препятствий. А другой полюс – трудный; трудный мир, т.е. содержащий препятствия на пути реализации потребностей, достижения целей и т.д.

 

Мы наметили два различения. Они нам дали 4 ситуации.

Поочередно рассматриваем каждую.

 

1. Первая ситуация – простой субъект в легком мире – казалось бы, на первый взгляд вообще не обсуждается, потому что никакой произвольности субъекту не требуется – нет внутреннего выбора и нет препятствий для реализации этой потребности.

И все-таки, простите, мы разделим эту клетку пополам. И с самого начала скажем... [Это будет] как бы точкой отсчета для нашего разговора.

Простой субъект в легком мире – символ непроизвольности, или, как говорил Вундт, – импульсивного протекания процесса.

На самом деле, достаточно редко... непроизвольность – критерий естественности процесса. [Натуральный] процесс по определению непроизволен. В этом смысле эта точка является началом рассуждения.

 

Вторую половинку оставим пустой. Намекнем на то, что ее заполнит...

Когда пройдем весь этот путь, то окажется, что мы подойдем к высшим уровням развития волевой регуляции. Тогда возникают странные слова, их будет произносить Джемс: высшее развитие воли есть отказ от нее.

Что то странное есть в этих словах при первом прослушивании... Усилим намек. Из того, что говорили – сгодится... Я произвольно обучался какому-то действию, уже обучился. Теперь оно опять протекает непроизвольно.

А под конец нам захочется сказать... – пока не заполняю – отказ от воли, т.е. воля – усилие и т.д. Усилия уже не нужны. Высшее развитие воли есть как бы возвращение субъекта к простоте. Только, простите, не к той наивной простоте, которую мы можем представить у человека, вообще не знакомого с произвольностью. Это не та наивная простота. Используем термин Маслоу. У него это называется вторая наивность. (Маслоу преградил путь к пониманию вещей своей терминологией.)

Это – когда у человека есть уже четкий критерий внутреннего выбора. Он попадает в ситуацию (по сравнению с нашим нулём – почти идеал)... попадает в ситуацию, и у него уже нет проблемы принятия решений, вообще нет проблемы выбора...

Но для того, чтобы этого достичь, нужен серьезный путь...

 

А легкий мир? Нет препятствий? Этот человек имеет особое переживание; наверное, его стоит сразу назвать – субъективное переживание – всё могу – хотя препятствия конечно сохраняются, формально сохраняются – с достаточной легкостью (автогонщик на трассе, спортсмен во время выполнения упражнения). Могу выполнить, хотя содержит массу препятствий. Мир стал легкий после напряженной работы.

 

Вернемся в эту клетку, когда пройдем все клетки.

 

2. Простой субъект в трудном мире. Одна потребность, он ее удовлетворяет, столкнулся с препятствием. На бытовом языке: столкнулся – умей терпеть. Кому-то из наших знакомых, но уже не нас... – [будет] преодолевать, проталкиваться, биться головой о стену...

Это препятствие непреодолимо в принципе, его не может изменить субъект, субъект слишком прост!

Простите, если возникло препятствие преодолимое, то забегая вперед нужно сказать: субъект должен быть сложным – посмотреть на препятствие с одной, другой, третьей стороны. А наш субъект – простой – у него есть единственная точка зрения.

Психолог познания присоединил его сюда, хотя говорим о личности... Но когда – о принятии решения, обязательно присоединяем познавательную сферу. Пиаже называл такой феномен – эгоцентризм – возможность воспринять ситуацию лишь с собственной точки зрения.

«Эго» – я, центризм – понятно по слову – значит, центр, основание самой точки зрения. Для Пиаже центризм – эта особенность – характеристика детского мышления, ребенка в дошкольном возрасте. На смену эгоцентризму приходит – на всякий случай произнесем это слово – децентрация – это значит, две точки зрения.

 

Мы сказали умение терпеть. Простите, это бытовой язык. Попробуем сказать о том же самом в научной терминологии.

 

Французская традиция. Из знакомых нам имен – Пьер Жане – ... скажет, что здесь есть необходимость произвольной регуляции поведения.

Раз произнесено слово произвольное – различим два вида регуляции – произвольную и волевую.

 

Может показаться, что это интересует сугубо специалистов психологии воли. Но мы сейчас таковы, мы в одиннадцатой теме... Потребность действовать существует как натуральная.

Помните, Джемс говорил: хочу действовать, но сил нет. Это не при чем. Здесь потребность одна, дана естественно и дана субъекту натурально. Произвольная регуляция состоит в задержке естественного процесса. Произвольная регуляция – задержка естественного процесса удовлетворения потребностей.

И тогда рядом – волевая. [Ее,] заметим, не встречаем на верхнем уровне нашей таблицы. Она появляется внизу, в третьей и четвертой ситуации, потому что когда говорим – волевая регуляция – имеем дело с такими ситуациями, когда потребность не обеспечивается естественной силой. Потребность может быть оснащена средствами, но эти средства искусственны. Потребность не имеет достаточной силы.

И тогда проблема волевой регуляции [состоит] в усилении, переосмыслении, преобразовании ситуации так, чтобы потребность приобрела достаточную силу.

 

При произвольной регуляции потребность естественно дана... Произвольная регуляция – задержка естественного процесса.

 

Заметим, там где говорилось о Жане, в пятой теме, пе­ре­х[о­ди­ли] к Выготскому...

Наверное, неустранимо представление о произвольности как о некотором насилии над субъектом. А Выготский пытался... пытался сказать: дайте средства – будет произвольность. Обычное рассуждение о произвольности: совершай внутреннее усилие, внутреннее мышечное, психическое – совершай.

Среди характеристик ВПФ под номером 2 – опосредственность, под номером 3 – произвольность. Вывод: произвольность – результат освоения средств.

Этих средств гораздо больше на самом деле...

Неизбежно фанатик будет сюда попадать как антипод волевой регуляции, например, спящий на гвоздях Рахметов – более сильные средства.

Мы помним как Гиппенрейтер составила сыну линеечку средств, которые позволяли в правильной последовательности надевать на себя предметы одежды.

Произвольность – результат освоения средств.

 

Это была вторая клетка, а теперь – третья.

Требует особого обсуждения. На обширном, разнообразном преподавательском опыте. Стоит быть здесь особо внимательным хотя бы в начале, а [потом] дело пойдет.

Сложный субъект в легком мире. У субъекта сложный внутренний мир, а легок [мир внешний]...

Опять обратим внимание, что ситуация абстрактная. Реальный мир, заметим, внешний мир редко бывает легким. Но здесь мы намеренно запредéлим ситуацию.

И тогда – все зависит от субъекта. В чем пафос, когда проблематика волевой регуляции зависит о субъекта, от его решимости (Джемс)? Тогда волевая регуляция здесь выступает как осознанное принятие решения.

 

И здесь мне придется задать вам один вопрос: [если я приведу один пример, минут на 10? Как, стóит? [(Разумеется, был получен положительный ответ...)]]

 

Как только мы внедряемся в эту клеточку, мы попадаем в область отношений между психологией и этикой.

Мы сказали – осознанное принятие решения. Но на каком основании? Мы встречаем разные мнения. С этим[и] мнени[ями] не надо бороться. Грубо – все относительно, у каждого – свои представления о ценностях... На каком основании мы совершаем выбор?...

Надо очень аккуратно об этом (этике) говорить...

 

Я привожу пример их той практики, которая любима, но досконально не знакома – из практики искусства кино. Дело в том, что когда человек овладевает своей профессией... (надеюсь, у каждого будет свой собственный пример)... он понимает, что есть люди – хранители подлинных ценностей. Есть люди, которые понимают разницу... которые понимают разницу в данной области их профессиональной деятельности.

Вы помните, разные характеристики... Андрей Арсеньевич Тарковский всю свою профессиональную жизнь и очень постепенно понимал подлинную внутреннюю мотивацию киноискусства...

Перед тем как привести пример, скажу результат. Это результат, который каждый применит к собственному материалу. И получит этот результат.

 

Подлинные ценности, подлинные условия деятельности, когда надо совершать выбор, необходимы для ее выполнения, без них невозможно... А мнимые – излишни. Вот и весь результат.

А объяснять мне его придется примером достаточно долго.

Но вы сказали, имеет смысл приводить, и я перехожу к примеру...

 

Чтобы понять подлинный смысл операции, нужно соотнести операцию с мотивацией данной деятельности; внутренней, подлинной мотивацией данной деятельности.

Какая мотивация у кино, если считать его искусством?

Тарковский большую часть своей жизни писал книгу – «Запечатленное время». Внутренний мотив кино – это точно запечатлеть события. События протекают – я должен именно его точно его запечатлеть. И документальное, и игровое, в широком смысле все равно – запечатленное время.

Есть задача – запечатлеть... и нужно вспомнить, с чего кино началось... [Тогда] не было известно – искусство или нет?

 

Начальное кино было немым... Мотив – запечатлеть события. А средство – только изображение. Значит, события можно только изобразить.

Простите, есть события, где важную роль играет звук. Не имею возможности передать звук изображением, рано или поздно должна возникнуть...

 

Из лекции Тарковского по режиссуре...

Как выходит кинорежиссер из данной проблемы? Возьмем фильм Довженко «Земля» – речь идет о коллективизации[, но это нам сейчас не важно]. Событие – один человек стреляет в другого. У одного человека, у него в руке пистолет, и видим порох, дымок – единственная возможность изображения выстрела. На другом кадре второй человек падает.

Тарковский: нам чего-то не хватает, мы внутренний мотив нашей профессиональной деятельности не реализовали, события не изобразили. Звука выстрела нет, а вставить – нельзя.... А нужно! И что делает Довженко? И не только он. Это именуется – параллельный монтаж. Надо вставить в промежуток – другое событие... На лугу пасутся кони, они вскидывают голову!

Порох – дымок – вскинутые гривы лошадей – упавший человек.

Какой вывод? В немом кино необходим параллельный монтаж.

 

И дальше немножко чуть-чуть...

Тарковский – человек молодой, он своим же молодым студентам говорит... Он интригует... «Хотите научу вас зрителя смешить, пугать, удивлять и т.д. Вы ведь это хотите? Для этого надо делать очень простые вещи...» Но желательно нечасто, а то умрет от смеха, от удивления или страха...

На языке психологии, психологии творчества – смена контекста... В кадре мужчина курит трубку, идут кольца табачного дыма... И тогда сделайте следующее – возьмите кольцо, оставьте в кадре... и тогда деталь определенную оставьте, а весь фон заменить другим – зритель ахнет!

 

Мелкие примеры. Известный фильм Спилберга, неважно о чем он – «Список Шиндлера» – ... эпиграф – горит, догорает, гаснет свеча, идет прощальный дымок от погасшей свечи, превращается в клубы дыма паровозной трубы, и с него начинается действие фильма...

 

После этого [Тарковский] говорит:

– Все понятно, хорошо запомнили?..

– Да...

– А теперь – главное. В звуковом кино этого делать нельзя!.. Почему?.. Ответ слишком простой – а потому, что параллельный монтаж появился в немом кино, а сейчас в кино есть звук, и поэтому параллельный монтаж не нужен...

(Я очень прошу задать вопрос – а сам применял монтаж? Это – особый монтаж...)

Почему? Потому, что кино поменяет жанр. Если применять параллельный монтаж, то это будет не кино, это будет театр... Вообще, Тарковский строг как священник – даже великого Эйзенштейна считает театралом... «Иван Грозный» – на щите солнце, рядом ..., у него на щите – луна. Каждый субъект означен...

 

1965 г... Недавно показывали вновь по телевидению – он прекрасен как антипод, как негативный пример того, о чем мы говорим с вами сейчас... – он так и называется – «Перекличка»...

Вчера по телевидению выступ Стриженов, говорил: «Я никогда не играл космонавтов...» Забыл, [видно,] свою биографию...

Заметим: перекличка – параллельный монтаж. Режиссер взял два подвига – во время войны и современный... Был в плену, угнал танк... Играл Михалков. А другой – подвиг космонавта – играл Стриженов.

Весь фильм построен на параллельном монтаже... Возникает что-то... новое, привлекательное... Этим надо жертвовать – в кино есть звук; иначе будет цирк.

Самый конец фильма...

· медленно катится, последние движения выполняет подбитый танк; меняется кадр – на посадочную полосу выруливает самолет – на нем возвратился из космоса удачливый космонавт...;

· открывается люк танка – обессилевший танкист; открывается самолет – выходит космонавт;

· фашисты фотографируют танкиста; фотокорреспонденты фотографируют космонавта...

Мы говорили – об этике надо говорить аккуратно. Подлинные условия – необходимы, мнимые... – без них можно обойтись. Можно, а значит нужно...

 

Я приведу пример... никак не обижая польскую психологию середины 80-х годов. Хороший пример как люди деньги зарабатывают...

В 1986 году я в составе небольшой делегации был в Польше... В Варшавском университете мы смотрели списки курсовых, дипломных работ... Эвалюация – оценивание. «Теоретические проблемы эвалюации», «Эвалюация и произвольная регуляция поведения»...

Что сделал хитрый человек? Взял термин, лишний термин, и запустил сквозь все разделы психологии. Получил в социальном смысле кусок хлеба, а в личностном – массу проблем..

Мнимые условия излишни!

Перерыв – 10 минут...

 

4. Итак, предположим, что наш сложный субъект имеет основания для принятия решения, принимает решения...

Четвертая ситуация – сложный субъект в трудном мире... Волевая регуляция... здесь получается еще одно... – субъект столкнулся с препятствием, но если в втором [пункте] не было возможности разрешить ситуацию, то здесь он сталкивается с ней.. [и она] оказывается в принципе разрешимой. Волевая регуляция здесь – преобразование, переосмысление конфликтных, проблемныхситуаций.

Вот здесь можно бы тоже приводить какие то примеры, обобщенные... Но так складывается тема, что лучше эти примеры приберегу до отдельного вопроса – мало одного примера, надо говорить о разных авторах...

Столкнулся с проблем ситуацией – на бытовом уровне – что стоит сделать? Субъективно трудно... условно – вернуться в ситуацию предыдущую, посмотреть, верно ли был сделан выбор? Может оказаться так, что проблемная ситуация является как бы порождением этого неверного выбора. И его преобразование, переосмысление состоит в изменении основы волевого поступка. Иногда – переоценка ценностей. На более близком психологическом языке может называться – переструктурированием мотива.

 

Но если решение было верным, то тогда здесь что необходимо? Рассмотреть ситуацию как конфликтную! И пока очень образно, несколько метафорично заявим только следующее: когда рассматриваем проблемную ситуацию, то вспоминаем гештальт-пси­хо­ло­гов и их метафору – фигура и фон. То, что мы видим, то, что предстает перед нами, сама проблема – это фигура. А решение проблемы находится в фоне. Это и есть преобразование.

О чем можем говорить пока лишь условно? Поменяйте местами фигуру и фон, посмотрите на ситуацию с другой стороны; посмотрите на ситуацию, рассмотрите заново..

 

Не преобразование, а переосмысление проблемной ситуации – это, например, переосмысление волевого действия, придания ему дополнительного смысла, использование смыслоообразующей функции мотива...

Пример – где дети-дошкольники стояли по стойке смирно, выполняли волевое действие. Действие наделили новым смыслом.

Ответ: включите деятельность в ведущую деятельность субъекта. Для дошкольника – в игровую. Придумайте, как придумала Мануйленко игру фабрика-часовой, и оно переосмыслено.

Разговор о подлинном преобразовании конфликтной ситуации у нас впереди...

 

[Снова 1.] Представьте себе... Чтобы заполнить эту схему, представим себе, что наш субъект может осознанно принимать решения и преобразовывать конфликтную ситуацию.

И здесь [мы] встречаем высшее развитие воли – отказ от нее. Добрынин называл этот следующий этап – высший развития произвольности и волевой регуляции – называл послепроизвольным. Он говорил, например, о послепроизвольном внимании, связанном с активностью личности. Что самое интересное – термин послепроизвольное попал в мировую психологию; попал, но не был единственным.

 

И, пожалуй, эту клеточку стоит усилить. В семинарском материале есть не[которые] тексты посвященные данному феномену... Я бы сказал так: гуманистический и когнитивный психологи назовут это высшее развитие волевой регуляции по-разному.

Как гуманистического – [возьмем] Маслоу. Он назовет такие переживания, от слова пик... переживание инсайта – когда человек освоил эту практику – переход на новый уровень регуляции поведения... Пик переживания – волевое усилие уже не требуется.

Другой – когнитивный психолог... Венгр по национальности, американский подданный – Михай Чиксентмихейли.

Когда я мог его упоминать? В конце шестой темы говорилось о том, как Иван Денисович Шухов заканчивает рабочий день. Несколько носилок раствора – переходит на уровень регуляции поведения – аутотеллическое состояние. Пока переведем – стихийно. Ауто – внутренний, теллос – цель; самоцельное. Состояние, когда некоторое действие выполняется ради его самого. Это называется иногда внутренней мотивацией поведения, внутренней мотивацией деятельности.

И когда говорим о том самом маленьком герое, мы упоминали характеристики аутотеллического состояния. Я напомню, надо действовать строго...

Пять характеристик этого состояния:

1. Действие выполняется с полным его сознаванием. Вот где нам вновь хочется вспомнить о Джемсе. Выполняемое действие полностью осознается.

2. Редкий момент... А раз полностью осознается, возникает вторая характеристика, связанная с контролем – текущий контроль и коррекция действия. Можно сказать и по-другому – полное осознание всех условий его выполнения.

3. Чиксентмихейли... когда он опрашивает, и результаты этих опросов попадут в ваш конспект – спортсменов, полярников во врем экспедиций, хирургов во время эпидемий... Чувство высоких возможностей, переводится на русский язык – все могу, любое препятствие может быть преодолимо, полное ощущение собственных возможностей.

4. И тогда немного необычна четвертая характеристика. Когда произносим третью – все могу... И у некоторых возникает в сознании – Я все могу... Четвертая характеристика – отказ от Я. У Джемса – отказ от воли. Здесь – утрата чувства Я, отказ от Я, отказ от того, что это выполняю именно Я.

Возникает другое чувство. – действие выполняется мною, но местоимение Я в самоопределении считается уже излишним.

5. И наконец пятая характеристика... Чиксентмихейли считал ее одной из основных – впечатление чувственного самовознаграждения. Т.е. человек, находящийся в аутотеллическом состоянии, простите, испытывает чувственное удовольствие. Действие мотивационно награждается его выполнением. На бытовом уровне нам всегда предлагается представить программиста, которого не оттащишь от компьютера – он там испытывает подлинное чувство самовознаграждения...

 

Мне пояснили: Как отличить хакера от опытного программиста? Казалось бы, хакер и есть суперпрограммист... Там нет, нет полного набора перечисленных свойств, он не может... он теряет чувство контроля... А опытный программист может это состояние... может это контролировать – задерживать и прекращать...

 

Послепроизвольное – по Добрынину, пик переживания – по Маслоу, аутотеллическое состояние – по Чиксентмихейли...

 

Мы не будем останавливаться на первых двух ситуациях. А третьей и, затем, четвертой посвятим следующие вопросы...

 

Второй вопрос, относящийся к клетке внутренний выбор, принятие решения; собственно принятие решения...






Дата добавления: 2016-07-22; просмотров: 1082; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2020 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.111 сек.