Что такое реактивное образование

Реактивное образование как защита является очень любопытным феноменом. Традиционное определение реактивного формирования подразумевает преобразование негативного аффекта в позитивный или наоборот. Например, трансформация ненависти в любовь, привязанности в презрение, враждебности в дружелюбие содержит в себе много общих трансакций.

Иногда бессознательное имеет такой сильный позыв выразить себя в определенном направлении, что сознательное может проконтролировать его (а Эго - избежать тревоги) только одним способом - сделав противоположное. Например, чтобы не упасть вперед, нужно откинуться назад. Поэтому, когда у нас глубокий, сильный бессознательный внутренний конфликт, мы можем сделать противоположное нашему первоначальному желанию. Мы формируем "реакцию" против побуждения.

Некоторые оговорки выдают нас в этом смысле, особенно когда мы очень стараемся быть любезными с людьми, которые нам совсем не нравятся. Для многих из нас одно из наиболее сложных переживаний - это "проговаривание" своих бессознательных чувств в тот момент, когда мы пытаемся быть вежливыми. При расставании с кем-нибудь, кто нам сильно неприятен, очень легко сделать оговорку и сказать: "Не приходите к нам еще", вместо "Приходите к нам еще", как, нам казалось, мы намеревались.

Во многих случаях такие способы выражения полезны. Они могут быть весьма ценными. Но бывает, что они истощают наши силы: случается, мы не можем усидеть или чувствуем себя очень неуютно и не понимаем почему, когда видим криво повешенную картину или беспорядок на столе. И нам очень неприятно, когда мы заходим в гости к другу и видим разбросанные вещи. И вряд ли мы сможем удержаться от замечания, что посуда уже давно не мыта. Нам захочется попросить приятеля научиться хорошим манерам, когда он будет беззаботно стряхивать на коврик пепел своей сигареты. Мы просто не можем выносить всего того, что, по нашим нормам жизни, является нарушением порядка.

Когда мы отклоняемся в другую сторону и становимся настолько аккуратными, что раздражаемся, если горничная передвинет на дюйм чернильницу, для нас мучение видеть пыль на пианино, и мы ежесекундно выносим пепельницу, наше поведение становится реактивной формацией.

Все мы знаем людей, чье стремление к чистоте еще остается в пределах "нормы", но явно доходит до грани. Их дома содержатся в таком порядке, что мы задаем себе вопрос: "А живет ли здесь кто-нибудь на самом деле?" И нам неуютно даже находиться там. Встречаются женщины, для которых единственная цель в жизни - это постоянная охота за грязью, и тщательность и энергия, с которой они эту грязь преследуют, почти симптоматична. И есть такие мужчины, глядя на которых, можно подумать, что крохотное пятнышко на их рубашке будет для них гораздо большим ударом, чем клякса на их репутации. Нет никакого сомнения: подобное поведение относится к реактивной формации.

Это поведение можно рассматривать как реверсирование (поворот в противоположную сторону) сильного бессознательного желания быть беззаботным и неряшливым, как бродяга, живущий в городских трущобах. Мы редко понимаем, что наши бессознательные желания, владеющие нами в данный момент, часто противоположны нашим сознательным желаниям, что связано с воспитанием и формированием наших взглядов, происшедшим много лет назад. Эти бессознательные желания, однако, могут проявиться, когда Эго теряет контроль над ситуацией: например, в бреду, при психозе или опьянении. В таких случаях люди, обычно до крайности вежливые, вдруг становятся грубыми и крикливыми, а чрезмерно чистоплотные и пунктуальные - неряшливыми и небрежными.

Следующее письмо, написано исследователю анти-вивисекционистом. Это ясный пример того, как одно чувство-сострадание к живым существам, - используется для маскирования другого чувства-побуждения наносить вред и мучить: "Я прочел (в журнальной статье)... про вашу работу по алкоголизму. Я удивлен, что человек, столь образованный, как это необходимо для Вашего положения, может опуститься так низко, чтобы мучить беспомощных маленьких кошек ради цели излечения алкоголиков. ... Пьяница не хочет быть вылеченным - это слабо умный идиот, который нашел свое место в сточной канаве, и там его и следует оставить. Почему бы вместо того, чтобы мучить беспомощных маленьких кошек, не мучить пьяниц, или еще лучше, использовать ваше вроде бы доброе намерение на то, чтобы добиться закона об уничтожении всех пьяных... Я от всей души желаю, чтобы на Ваш дом обрушились мучения, в тысячи раз большие, чем те, которые вы принесли и приносите маленьким зверушкам. Если Вы - пример того, каким должен быть знаменитый психиатр, я радуюсь, что я - простой человек, без степеней и званий. Лучше я буду собой с чистой совестью, зная, что я не принес вреда ни одному живому существу, - я могу спать, не видя полных ужаса убирающих кошек - я знаю, что они должны умереть после того, как вы кончите с ними свою работу. Нет наказания, слишком большого для Вас, и я надеюсь, что доживу до того, что прочту о Вашем исковерканном, изуродованном теле и длительных страданиях перед смертью - и я буду долго и громко смеяться".

Реактивные образования можно видеть в любом преувеличенном поведении. Реактивные образования маскируют части личности и ограничивают способность человека реагировать на события, личность становится менее гибкой.

Аскетизм. Анна Фрейд определяла аскетизм как защитный механизм, используемый главным образом подростками для контроля над интенсивностью сексуальных влечений, обнаруживающихся после достижения половой зрелости. Аскетизм - это отрицание, отказ себе в удовольствии. Такой отказ может касаться пищи, сна, физических упражнений, сексуального удовлетворения. Все это обычно отрицается с видом полного превосходства, словно в результате достигается что-то весьма полезное. Другим субъектом исследования альтруизма, был привлекательный, мужчина сорока лет. Ему доставляла огромное удовольствие его активность как добровольца международного агентства, занимавшегося усыновлением детей в тяжелых случаях (некоторые из них были особого этнического происхождения, другие имели физические недостатки, уродства или страдали врожденными заболеваниями). Вот его слова: "Я не могу описать, какое чувствую блаженство, когда передаю ребенка его приемной матери и осознаю, что для него началась новая жизнь". Личная история пациента содержала неожиданную, очень травмировавшую его смерть матери, когда мальчику было 2 года. Это событие сопровождалось коротким периодом дистресса. За ним последовало неформальное усыновление ребенка экономкой, которая позже вышла замуж за его отца и стала ему матерью во всех психологических нюансах этого слова. Удачно организовав усыновление, он чувствовал радость от осознания того факта, что спасал кого-то, как и сам был когда-то спасен (хотя он никогда не осознавал связи между своим прошлым и своей гуманной деятельностью). Пациент также испытывал облегчение, что в этот раз ситуация перевернулась: он спаситель, у него существует власть, и есть другая сторона, которой является беспомощный зависимый ребенок.

Реверсия. Еще одним способом справиться с чувствами, которые представляют психологическую угрозу собственному "Я", является проигрывание сценария, переключающего отношение человека с субъекта на объект или наоборот. Например, если некто чувствует, что желание испытывать заботу со стороны других, является постыдным или содержит угрозу, он может жертвенно удовлетворить свою потребность в зависимости, проявляя заботу о другом и бессознательно идентифицируясь с этим человеком, получающим удовлетворение от заботы о себе. Этот частный случай реверсии является оправданным временем приспособлением терапевтов, часто испытывающих чувство дискомфорта от собственной зависимости, но которые бывают счастливы зависеть от кого-то.

Как только ребенок достигает возраста, когда он начинает играть с куклами или "ролевыми персонажами", о нем можно сказать: он использует реверсию. Достоинством реверсии является то обстоятельство, что человек перемешает сильные аспекты трансакций таким образом, чтобы играть скорее в инициирующую роль, чем отвечающую. Сторонники теории контроля-овладения называют это явление "трансформацией пассивного в активное". Если развивается положительный сценарий, защита работает конструктивно. Если же имеет место отрицательный сценарий - деструктивно. Например, в общинах при унизительных и других обрядах посвящения, связанных с насилием, опыт преследуемой во время посвящения жертвы трансформируется, и ситуация начинает ощущаться как положительная благодаря переключению с пассивной роли на активную, с жертвы - на преследователя.

Идентификация. Фрейд был первым, кто предложил различать защитную и незащитную идентификацию - "анаклитическую" идентификацию (от греческого слова, означающего "полагаться на") - и "идентификацию с агрессором". Первый тип идентификации мотивируется невыполненным желанием походить на значимого человека ("Мамочка великодушна и создает комфорт, и я хочу быть как она"). Второй тип Фрейд рассматривал как автоматический, но мотивированный защитным решением проблемы ощущения угрозы со стороны другого человека, обладающего властью ("Я боюсь мамочкиного наказания за мои враждебные импульсы, если я стану как она, ее власть будет внутри меня, а не вне меня"). Фрейд полагал, что многие действия идентификации содержат элементы как непосредственного прямого принятия того, что любимо, так и защитного уподобления тому, что является пугающим.

Аналитики используют слово "идентификация", чтобы подчеркнуть зрелый уровень осознанной (даже если и частично бессознательной) попытки стать похожим на другого человека. Эта способность развивается естественным образом, начиная с ранних инфантильных форм, содержащих желание проглотить другого человека целиком, до более тонких, дискриминативных и субъективно произвольных процессов выборочного принятия качеств другого человека. Считается, что потенциал идентификации расширяется и модифицируется в течение всей жизни и является основой психологического роста и изменений.

Наиболее известной парадигмой идентификации как защиты по Фрейду является Эдипова ситуация. Согласно его известной схеме, в жизни маленького ребенка наступает возраст (обычно 3 года), когда его желания монопольного обладания матерью сталкиваются с грубым фактом отцовских притязаний на ее любовь и физическую доступность. У ребенка есть страх, что его отец, власть которого очевидна и на которого он смотрит глазами соперника, убьет или искалечит его в отместку за желание убить или искалечить его самого. Ребенок в этом случае разрешает страх, связанный с подобными фантазиями, прибегая к идентификации ("Возможно, я и не смогу избавиться от отца, которого все же люблю, и на самом деле не хочу распоряжаться или заполучить мать, у которой имеются и свои проблемы, но я могу быть как отец и вырасту, чтобы иметь кого-то, как мама - в качестве своей собственной партнерши"). Фрейд чувствовал, что такая фантазия, которую он считал нормальной и универсальной, явилась прототипом идентификации с агрессором, в данном случае - с воображаемым агрессором.

Идентификация изначально является нейтральным процессом. Она может иметь позитивные или негативные эффекты в зависимости от того, кто является объектом идентификации. Большую часть психотерапевтического процесса составляет распознавание старых и новых идентификаций, которые разрешали конфликт ребенка и стали автоматическими, а теперь являются причиной конфликта у взрослого.

Так как идентификация представляется средством на все случаи жизни, она более часто используется как защита в случаях эмоционального стресса (когда подвергаются проверке на прочность имеющиеся субъективные представления о том, кто ты есть). Очевидно, смерть и потеря подталкивают к идентификации с утраченным объектом любви, а затем - с теми, кто займет место утраченного в эмоциональном мире человека. Желание подростков найти героев, с которыми они могли бы соревноваться в попытках справиться со сложными требованиями "туманной юности", наблюдается в течение многих веков. Фактически, тревожный рост суицидов среди подростков, наблюдающийся в последние годы, некоторые психоаналитики связывают с неудовлетворенностью современных подростков сегодняшними героями, предлагаемыми западной культурой.

Отреагирование. Другим механизмом, заслуживающим обсуждения, является общая категория "отреагирования". Мы заключили этот термин в кавычки, чтобы привлечь внимание к тому, как часто этот ярлык навешивается на все виды поведения. Это может не нравиться человеку, к которому он применяется, часто с некоторым уничижительным оттенком. Вероятно, многие из читателей встречались с непрофессиональным использованием данного термина с оттенком осуждения, без учета технического значения данного понятия.

Насколько нам известно, впервые выражение "отреагирование" появилось в психоаналитической литературе при описании действий пациентов вне офиса, когда их поведение реализовывало чувства, направленные на аналитика, но которые пациент боялся испытывать или допустить в сознание, особенно в присутствии аналитика.

Позже термин "отреагирование вовне" стали использовать в основном для описания поведения, обусловленного бессознательной потребностью справиться с тревогой, ассоциированной с внутренне запрещенными чувствами и желаниями, а также с навязчивыми страхами, фантазиями и воспоминаниями. Проигрывая пугающий сценарий, пациент, бессознательно испытывающий страх, оборачивает пассивное в активное, превращает чувство беспомощности и уязвимости в действенный опыт и силу, независимо от того, насколько болезненна драма, которую он разыгрывает.

Терапевт-женщина наблюдала одну учительницу. Ее взаимоотношения со своей карающей матерью заставляли женщину одновременно испытывать и чувство страха, и чувство сильного голода по близости. Пациентка предприняла сексуальные попытки с коллегой - тезкой терапевта, через несколько недель после начала терапии. Терапевту казалось, что пациентка начала испытывать некоторое желание близости с ней и бессознательно предположила, что терапевт, как и ее мать, будет с презрением относиться к ее привязанности. Она справилась со своими бессознательными и запрещенными стремлениями путем отреагирования тех аспектов, которых хотела и боялась, с той женщиной, что носила имя терапевта. Такой вид проигрывания, если допустить, что интерпретация данного события точна, часто случается во время анализа, особенно с теми пациентами, в которых с детства был заложен страх осуждения взрослым их потребностей и чувств.

Таким образом, термин отреагирование относится к любому виду поведения, которое предполагает выражение отношений переноса, привносить которые в терапию в словесной форме пациент чувствует для себя еще недостаточно безопасным. Все эти тенденции, когда они относятся к действиям, понимаемым как защитные, дают основание предполагать лежащий в их основе страх или другие непризнанные негативные чувства. Люди с истерической организацией личности известны отреагированием своих сексуальных сценариев. Людей со всеми видами зависимости можно рассматривать как отреагирующих отношение к предмету своего предпочтения (в таких случаях, конечно, химическая зависимость может усложнить то, что уже было психологической зависимостью), люди с компульсиями, по определению, являются отреагирующими, когда уступают внутреннему давлению и вовлекаются в свои определенные компульсивные действия. Социопаты вновь и вновь проигрывают сложные паттерны манипуляций. Таким образом, эта защита может проявляться во многих резко отличающихся клинических случаях.






Дата добавления: 2022-05-27; просмотров: 394; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.033 сек.