Казачество в период «смутного времени»





В условиях пресечения династии Рюриковичей, сомнительности политической легитимности власти Бориса Годунова, а также объективной необходимости определить свой статус в Московском государстве, в ареал влияния которого они вне зависимости от своего желания входили, казаки стали активными участниками событий Смутного времени.

В 1603 году Лжедмитрий обратился за помощью к донским казакам, обещал им «вольницу». Казаки отправили на встречу к нему своих представителей атаманов Андрея Карелу и Михаила Можакова. Донские и украинские (запорожские) казаки оказали Лжедмитрию I огромную помощь в захвате власти. Однако их поддержка не была безусловной: она предполагала выплату жалования и сохранение казачьих вольностей.

По мере развития процесса политической борьбы в нее все больше втягивалось и казачество. С одной стороны, оно провозглашало «верность православному царю и православной вере», но, с другой, требовало платы в денежном и в натуральном виде за оказание воинской услуги, а также неприкосновенность «казачьей вольности». Если они не получали требуемого, то могли уйти из подчинения тому, кому обещали верность. Так было при Лжедмитрии I, который не смог удовлетворить их требования. А после его убийства многие из них легко перешли на службу Лжедмитрию II. Известно также, что казаки в годы Смутного времени выступали сторонниками самых различных самозванцев.

Избранный московским боярством на царство Василий Шуйский, понимая, что казаки представляют собой эффективную военную силу, начал проводить политику привлечения их на свою сторону. По указу от 25 февраля 1608 года холопы, добровольно перешедшие на сторону царя Василия Шуйского, не подлежали выдачи своим господам. Также новый царь распорядился регулярно выдавать денежное и хлебное жалование казакам. В реальности это указание часто не выполнялось. Нерегулярная выдача жалования вызывало казачьи грабежи и распространение приставств, что предполагало насильственный захват определенной территории с целью насильственного обложения местного населения денежной и натуральной данью, размер которой не был фиксирован. В приставства брались поместья, деревни, монастыри.

В центральную часть Московского государства, где происходили основные события, шел значительный поток казачьих отрядов. Не найдя своего места в политических события, они становились бандами грабителей.

Все это приводило к росту враждебности различных слоев населения к казачеству. Так, в начале 1611 года, когда жители Казани присягали верности Лжедмитрию II (о его смерти в это время они не знали), они оговорили за собой право впускать в город только небольшие группу казаков и только для торговли. Позднее, в августе того же года Казань, Нижний Новгород, а также ряд городов Поволжья после обмена между собой грамотами постановили «казаков в город не пущати же».

Активность казачества пугало и дворянство. Тревога дворян, вызванная усилением казачества, ясно проявилась в проекте договора, предложенном тушинским посольством королю Сигизмунду III 4 февраля 1610 года, и в договоре от 17 августа об избрании Владислава. В том и в другом документе статьи о казачестве следуют непосредственно за статьями о запрещении крестьянского выхода и о возвращении беглых холопов прежним владельцам. В них ставился вопрос о реальности существования казачества.

Косвенным образом против казачества был направлен указ о холопах от 12 сентября 1609 года, по которому владельцы могли оформить служивые кабалы на добровольных и документально неоформленных служивых холопов, живших у них не менее полугода.

После распада тушинского лагеря перешла на сторону королевича Владислав. Но это было ненадолго, так как они вскоре поняли, что не могут, ни с ним, ни с его отцом королем Сигизмундом III связывать свое будущее. Казаки, не доверявшие ни польской династии, ни Василию Шуйскому, в 1610 году вернулись к Лжедмитрию II. Но 11 декабря 1610 года он был убит. После него остался сын Иван (от Марии Мнишек), которого часть казачества впоследствии стала считать законным претендентом на российский престол.

Определенная часть казачества выступила против притязания на российский престол польских королей, Лжедмитрия II, Лжедмитрия III (точнее его сына Ивана).

Руководители Первого ополчения для привлечения на свою сторону казаков сделали для них важную уступку: обещали волю всем без исключения холопам, присоединившихся к ополчению.

Казаки были разделены на полки. В каждом полку были свои выборные войсковые есаулы и дьяки, однако войсковых атаманов не было.

Тем не менее, уровень организации казаков был достаточно высок. Обсуждая важнейшие вопросы на общевойсковых сходках, и располагая значительной военной силой, они имели возможность отстаивать свои интересы и вести успешную борьбу с дворянской частью ополчения. Попытка руководителя ополчения П. П. Ляпунова ликвидировать казачью практику приставств и изъять из рук казаков сбор «кормов» привело к его гибели. Часть казаков присягает Лжедмитрию III, другие переходят на позицию обыкновенных разбойников.

Казаки добивались от бояр освобождения от налогообложения своих дворов. Приставства же они рассматривали как свое законное право.

Кроме того, в годы Смутного времени происходил сложный процесс изменения социальный структуры: с одной стороны шел процесс одворянивания казаков, а, с другой, оказачивания обедневших дворян при сохранении враждебных отношений между ними.

В 1606 – 1612 годах происходил процесс формирования «вольного» казачества на основной территории России. На протяжении ряда лет эта сословная группа наиболее активно и последовательно поддерживало лозунги постановления на престол «законного» и «доброго» царя, его сына «царевича» Ивана Дмитриевича, а также физического уничтожения их противников, которые у казаков прежде всего ассоциировались с верхами российского общества – «злыми» боярами, виновными и в заговорах против «Дмитрия Ивановича», и против казачества, и в сотрудничестве с интервентами.

Однако свои действия казаки направляли и против дворянства вообще. Под Москвой в Первом ополчении борьба между дворянами и казаки шла за преобладающее влияние в армии и в доле доходов, поступающих из городов. Также в провинции нависла опасность над существующими формами феодального землевладения, которым угрожали казачьи приставства. Казаки рассчитывали на увеличение и регулярную выплату жалования, предоставление им богатых приставств, сохранение и закрепление казачьих вольностей и привилегий. Это можно было реализовать за счет дворянства[3]. Но казачество было ослаблено из-за отсутствия единого авторитетного центра, а дворянство имело вполне ясную программу подавления их притязаний – восстановление политического порядка, символом которого должен был стать Земский собор 1613 года.

Среди кандидатов на царский престол наиболее подходящей оказалась кандидатура Михаила Романова. Она устраивала большинство: в частности, казаков и дворян. Более того, казаки считали, что именно он и есть их «казачий царь», что было вызвано высоким авторитетом его отца боярина Федора Романова (насильственно подстриженного в монахи и известного в истории как митрополит Филарет).

После же своего восшествия на престол царь Михаил Федорович начал наводить в стране необходимый порядок.

Не позднее апреля 1613 года был создан Казачий приказ, который ведал личным составом «вольных» казаков, их обеспечением, верстанием, поместными и денежными окладами. Параллельно с Казачьим приказом ряд этих функций выполнял Челобитный приказ. Сбором продовольствия занималось отдельное государственное учреждение.

Уже в 1613 году правительство царя Михаила Федоровича начинает проводить первые мероприятия по переходу «вольных казаков» в разряд служивых людей с обязательным закреплением на постоянном месте жительства.

До решения этой проблемы было весьма далеко. По стране ходили группы казачьих отрядов, которые не кому не подчинялись. Часто они просто перерождались в группы грабителей и бандитов. Грабительскими набегами казаков были подвергнуты Новгород, Вологда, Казань, а также других городов Российского государства. Разорению казаками подверглись Троице-Сергеева лавра, Кирилло-Белозерский монастырь, Ферапонтов монастырь, Спасо-Прилуцкий монастырь.

Правительство действовало решительно: направляла войска, ликвидировала очаги казачьих восстаний. К 1619 году в целом проблема была решена.

Это не означало, что казачьих выступлений больше не было, а то, что их число уже было незначительным.

Однако на вторую половину – конец XVII века в общественно-политической и социально-культурной жизни Российского государства появилось новое явление, которое осложнило процесс подчинения казачество государственной власти. Это церковный раскол.

Изменения в обряде Русской церкви, которые непосредственным образом повлияли на устройство церковного быта как духовенства и других слоев общества, имевших образование в религиозной сфере, так и простых верующих людей, не могли не вызвать возмущения. Известно, что церковная реформа была предложена и начата патриархом Никоном, но реальное ее воплощение стало возможным только после ее поддержки и реализации государственной властью в лице царя Алексея Михайловича. Поддержка изменения напрямую стала связываться с проявлением лояльности к политической власти. Отказ от принятия нововведений рассматривался как сопротивление властям.

Среди казаков как раз возобладали идеи неприятия церковной реформы. Это было сложное переплетение социально-культурных и социально-политических интересов.

«Отпадение Московского царя от православия» давало право казакам ему не подчиняться. Представление о том, что именно они являются носителя «истинной веры» предоставляло им возможность консолидироваться и создать крепкую политическую организацию, которая объединила бы всех казаков.

Но реальность была другой: постоянные притязания различных атаманов на политическое лидерство и отсутствие собственной экономики делали социально-политическую обособленность казачества невозможной. Тем более что оно было уже в «тисках» жесткого политического давления со стороны Российского государства. Единственным способом отстаивания политических прав и социально-культурной самобытности были восстания, которые теперь шли не только под лозунгами «наивного монархизма», но и защиты «старой веры».

Среди казачества второй половины – конца XVII века были не только те, кто участвовали в грабежах, политических баталиях и религиозных дискуссиях, но и те, кто активно колонизировал Сибирь и способствовал ее постепенному присоединению к России (казаки Ермак, Дежнев и другие).

В целом, казачество представляло собой социальную группу, которая в силу исторических причин оказалась не способной к построению устойчивого государственного образования, к созданию собственной экономической системы. Это предопределило ее попадание под влияние влиятельного соседа (Российского государства).

Выработанные веками военные навыки, ясно проявленные казаками в годы Смутного времени, не могли не заинтересовать царское правительство. Оно, начиная с царствования династии Романовых, стало проводить последовательную и решительную политику подчинения казачества, что полностью отвечало объективным интересам развития Российского государства.

 


 

 

 






Дата добавления: 2016-05-31; просмотров: 531; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2017 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.009 сек.