ЧАСТЬ II СОВРЕМЕННЫЙ ЭТАП 6 глава

При этом следует отметить, что в социодраме принимают участие (иг-1 рают) естественные группы (семья, тру до вой коллектив, студенческая группа, школьный класс), в которых исполнители могут меняться места­ми (например, подчиненный становится начальником, дочь — матерью, или наоборот). Что касается психодрамы, то здесь создастся эксперимен­тальная группа, выступающая аналогом театральной труппы, поскольку | на сцене проигрываются определенные ситуации поведения людей. Ос-


Глава 21 Зарождение и начальный этап развития отраслевых социологии 369

иовнымм участниками психодрамы выступают: профессионально нодго-твлеппый психолог - ведущий (психодраматург); главное действующее <1ицо — «проблемный» человек, показывающий на сцене свою реальную жизненную ситуацию; аудитория — группа присутствующих людей, кото­рые участвуют в действии, играют различные роли, обмениваясь ими с другими людьми на сцепе, в том числе и с самим главным действующим |ицом. Любопытно отметить, что для своего психотерапевтического теа-i pa Морено придумал специальную трехъярусную вращающуюся сцену, которая MOivia создать видимость реального жизненного пространства и возможности перемещения в нем основных участников психодрамы.

Изучение социальных групп в социологии

Начиная с 1920—1930-х гг. проблема социальных групп превращается в ислраничную для двух паук — социологии и социальной психологии. Это обстоятельство способствует их обоюдному развитию, которое продолжа­ется и по сей день в связи с разработками проблематики социальных ipyini. Тем не менее подходы названных выше наук к изучению социаль­ной группы различаются. Социологический подход определяется выяв­лением в первую очередь объективных критериев для анализа многооб­разных реальных социальных групп, тогда как социальную психологию интересует прежде всего «содержательная характеристика таких групп, выявление специфики воздействия на личность конкретной социальной группы» | Андреева. 1996. С. 140].

Несмотря на существующие в литературе теоретические обоснования различий в подходах социологии и социальной психологии к изучению социальных групп, на практике оба они не просто сопряжены, но и тес­нейшим образом переплетаются. И эта ситуация вполне объяснима: под­час очень трудно провести демаркационные линии в исследованиях соци­альных групп и сказать, что здесь кончается одно (социологическое) и начинается другое (психологическое) или наоборот. Такое положение дел в полной мере проявилось в 1930—1940-х гг.



Вообще упомянутые два десятилетия оказались достаточно продук­тивными (может быть, даже самыми продуктивными) в западной социо­логии, разрабатывающей проблематику социальных групп. Именно в этот период их изучение стало «уходить» от самоцельного, самодостаточ­ного процесса (когда главная задача сводилась к разработке теории соци­альных групп, их классификации, выявлению принципов взаимодейст­вия групп и т.д.) и приобретать прикладной характер.

Как уже было показано выше, большой вклад в исследование социаль­ных групп в промышленном производстве внес Э. Мэйо. По существу, он разработал понятие трудового коллектива как разновидности основной социальной группы па производстве. Более того, он обнаружил и показал возможности использования механизма создания и укрепления подоб-



, Часть П. Современный этап


ных социальных групп с помощью теории и практики человеческих отщ шений. Работы Э. Мэйо, Ф. Ретлисбергсра, У. Диксона, Н. Уайтхеда в области изучения социальных групп (прежде всего в сфере промышленного производства) имели преимущественно социологический характер в отличие от многих других, в частности проектов Дж. Морено (который кстати, неоднократно применял социометрическую матрицу в процесс исследований, проводившихся на промышленных предприятиях), чавшихся своей социально-психологической направленностью.

Последние имели также прикладной характер и известны тем, что в ни нашла свое отражение методика изучения и измерения характера и уровг межличностного взаимодействия в социальной группе. Морено и амерн канский социолог Э. Богардус ввели понятия «социальное расстояние» «социальная дистанция», определяющие социально-психологические ношения внутри группы и между группами. Главной характеристикой «ее циальной дистанции» является отношение взаимопонимания, которое ус танавливается между индивидами и социальными группами.

В конце 1930-х гг. появляется теория групповой динамики (К. Левин]) Это направление в микросоциологии и социальной психологии, включа ющее ряд дополняющих друг друга концепций, объясняющих функцио-* нирование малых социальных групп, законы формирования и развития их структуры, взаимоотношения индивидов между собой в рамках груп­пы, а также взаимоотношения групп с другими группами и социальными институтами. Были выведены два основных принципа теории групповой динамики: а) малые группы могут рассматриваться как целостные обра­зования; б) законы, характеризующие процессы в малых группах, могут экстраполироваться на общество в целом.

Последний принцип является достаточно спорным и не раз вызывал дискуссии в связи с теоретическими попытками провозгласить малую группу микромоделыо общества, которой присущи все его основные чер­ты, процессы и противоречия. Из отстаивания этого принципа следовало, что все сколько-нибудь значимые общественные проблемы могут быть решены на уровне малых групп. В таком случае очевидно, что в теориях групповой динамики явно преувеличивается роль малой группы как со- J циального явления, как своеобразного «сколка» общества.

В 1940-х гг. и далее в разработку теории социальных групп значитель­ный вклад вносят Р. Бэйлз, Т. Ныоком, У. Уайт, Л. Фестингер, Дж. Хоманс и др. Помимо ставших уже классическими теоретических разработок малых и больших, первичных и вторичных, формальных и неформальных и других групп, особое внимание обращается на добровольные ассоциации, харизма­тические группы, бюрократию, другими словами, на те разновидности соци­альных трупп, которые связывают их с социальной организацией.

Сами исследования социальных групп постепенно перестают быть пол­ностью автономными и все теснее переплетаются с изучением социальных


 


Глава 21. Зарождение и начальный этап развития отраслевых социологии 371

организаций, подчеркивая социологический ракурс проблематики. Однако ,)ти работы по-прежнему выполняются на «стыке» социологам и социаль­ной психологии, что, как уже отмечалось, в общем-то типично для изуче­ния социальных, особенно малых, групп. Не случайно социальную психо­логию в свое время определяли как науку о социальных группах. И сейчас их проблемы продолжают волновать представителей этой, пограничной с социологией, науки. Данное обстоятельство нельзя игнорировать в ходе ис-торико-социологического анализа процесса изучения социальных групп.

§ 3. Развитие отраслевых социологии в 1930-1940-х гг.

В указанный период происходило быстрое развитие многих отраслей со­циологической науки. Среди них — социология труда, социология ме­неджмента, социология культуры, социология образования, социология знания, военная социология, социология досуга и др. Продолжалось «по­бедное шествие» индустриальной социологии, социологии города. Разви­тие отраслевых социологии было отражением не столько их потребностей в развитии теории, сколько результатом возросшего практического инте­реса в проведении исследований.

Военная социология

Рассмотрим в качестве примера такого интереса и его отражения в разви­тии отраслевой социологии возникновение воешюй социологии (иногда ее называют социологией армии). С началом Второй мировой войны и на про­тяжении всего десятилетия 1940-х гг. проводились серьезные социологиче­ские исследования в американской армии, которыми руководил С. Стауффер, один из самых известных социологов в США 1940—1950-х гг., ученик У. Огборна. Стауффера справедливо считают основателем военной социо­логии. Под его руководством была написана самая, пожалуй, серьезная книга в этой области социологического знания, ставшая затем хрестома­тийной двухтомная работа «Американский солдат» (издана в 1949 г.).

Значительная часть исследований Стауффера была посвящена изуче­нию социальных групп в американской армии. Одна из основных проблем, поставленных в названной книге, касалась выявления механизмов и средств для поддержания высокого морального духа солдат. Особенно тесно эта проблема связывалась с изучением так называемых референтных групп, вы­ступающих для индивидов (в данном случае солдат) в качестве социально­го эталона, с которым он сравнивает себя, свое положение и поведение.

В связи с изучением морально-психологического и боевого духа военно­служащих представляет интерес своеобразная «предыстория» социологиче­ских исследований в американской армии. Когда в конце 1930-х гг. социоло­ги США под руководством Стауффера стали изучать морально-боевой дух



Часть II. Современный этап


в войсках, социальные установки солдат па поведение в условиях войны ибоя, их выводы оказались еутешительными. Однако эти заключения противоречили выводам инспектирующего армию генералитета, по мнению которого она вполне была готова к активному участию в боевых действиях. I

Нетрудно догадаться, чем грозило такое npoтивостояние генералитета и социологов для последних. Но, как говорится, «не было бы счастья, да
несчастье помогло». Случилось так, что на американской военной базе в
Пёрл-Харборе в декабре 1941 г., в период разгромного нападения на нее
японцев, оказались социологи, которые на следующий день после бомбардировки провели опрос солдат и офицеров. Его результаты подтвер-1
дили гипотезы социологов, а обстоятельный отчет об исследовании был
написан очень быстро и направлен в Министерство обороны, произведя
там весьма сильное впечатление. I

После происшедших событий социологи уже не имели никаких пре-1
нятствий для работы в войсках и немедленно воспользовались этим об-1
стоятельством. Всего за годы войны в американской армии было провсде-1
но более 250 исследований. Если же суммировать то, что было сделано!
социологами в ней до и после войны в 1940-х гг., то количество исследо-1
ваний вырастает до весьма внушительной цифры — 400 работ. I

Назовем лишь некоторые проблемы, которые ставились и изучались со-|
циологами в вооруженных силах: отношение солдат и офицеров к войне;!
определение иерархии факторов, влияющих как на боевую подготовку во-1
еннослужащих, так и на их поведение в бою; выявление связи между соци-|
альными установками солдат и их эффективным участием в боевых дсйст-1
виях; анализ установок военнослужащих Hav армейскую карьеру;!
отношения в армии между белыми и неграми; досуговые ориентации воен-|
нослужащих (их стремление определенным образом проводить свободное!
время); отношение военнослужащих к гражданским лицам и т.д. I

Отрасли социологии в сфере производства I

Продолжая разговор о развитии отраслевых социологии в 1930—1940-х гг., I
необходимо сказать о многочисленных исследованиях социологов в индус-1
трии, на промышленных предприятиях. Эти работы были выполнены в!
рамках трех тесно связанных между собой отраслей — индустриальной со-1
циологии, социологии труда, социологии менеджмента (последние две «от-1
почковались» от первой, выделились из нее именно в 1930-х гг.). I

Социология труда имела в качестве своего предмета изучение харак­тера и содержания труда, его социальных условий и организации, выяв-1 ление факторов совершенствования отношения человека к труду — с уче­том доминирующего в то время характера последнего (монотонный, конвейерный труд). По существу, социология труда выступала «ядром» индустриальной социологии. В ее рамках возникла теория и практика гу­манизации труда, преследовавшая цель изучения факторов его совершен-


Глава 21. Зарождение и начальный этап развития отраслевых социологии



егвования с точки зрения компенсации тех потерь, которые человек несет и условиях существовавших в то время типов производства. Основное внимание, естественно, было уделено поточно-конвейерному производст­ву, поскольку именно в ею условиях происходила наиболее сильная дегу­манизация личности и имело место ее разрушение.

Поскольку сам конвейерный труд гуманизировать и сделать интерес­ным, творческим былов принципе нельзя, социологи работали над тем, как скрасить его монотонный, иссушающий ум и душу характер. Именно они рекомендовали в 1930-х гг. специальные, «гуманизирующие» кон­вейерный 1 руд мероприятия, направленные на введение ряда мелких усо-вершенеч новаций: создание вращающихся сидений для рабочих, введе­ние рабочих-заместителей (которые могли бы выполнять операции вмеси) отлучившихся на небольшое время основных работников конвей­ера), организацию подсобного конвейера инструментов, разрешение ку­рить па рабочем месте и кд.

Практические рекомендации социологов касались и эмоционально воз­действующих мероприятий: ликвидации перегородок между рабочими месяцами чтобы можно было общаться во время трудового процесса; работы под музыку (ее писали композиторы специально для данного конвейера, она должна была, с одной стороны, своим ритмом совпадать с ритмом конвейе­ра, а с дру! ой - успокаивать); создания так называемых «шоколадных» кон­вейеров (параллельно главному), по которым передвигались бы шоколадки, жевательная резинка, прохладительные напитки и т.д. (цель та же самая — скрасить монотонность повседневного рутинного труда).

^Если социология труда и одна из центральных ее доктрин — гуманиза­ция труда были направлены па анализ характера и содержания непосредст­венной деятельности рабочего, а концепция человеческих отношений — на изучение отношений между рабочими, то социология менеджмента оказа­лась нацеленной на выявление специфики взаимодействий между управ­ленцами (менеджерами) и рабочими. Эта отрасль социологии оказалась весьма значимой для системы производства и быстро развивалась в силу своей большой не только социальной, но и экономической эффективности.

Помимо теоретических разработок проблем управления па предприя­тиях социология менеджмента имела широкую практическую направлен­ность. Она проявилась в регламентации и детализации отношений между менеджером и работником. Не случайно уже в 1930-х гг. социологию ме­неджмента называли «карманной социологией» бизнесмена. Доказыва­лось, что всем своим повседневным поведением менеджер должен пока­зывать близость к рабочим, знание их жизни, заинтересованность в успехах и достижениях не только па производстве, но и в иных сферах де­ятельности. Признаком хорошего «менеджерского» тона считалась пуб­личная, на виду у всех, демонстрация своего детального знания семейной и бытовой жизни отдельных рабочих. Например, социологами рекомен-



Часть П. Современный этап


довалось менеджеру подойти в цехе во время смены к рабочему, тепле ним поздороваться, спросить об успехах сына в школе, пообещать ему че-" рез отца рождественский подарок в случае хорошей успеваемости. Другая рекомендация касалась необходимости вести публичные, демонстратив­ные беседы с рабочими (обязательно, чтобы многим было видно и слышд но) относительно результатов, скажем, бейсбольных матчей, и при зте задавать вопрос о том, как сыграли «наши». Считалось, что таким обра зом устанавливаются неформальные отношения с рабочими и у них мируется ощущение, что они в одной «команде» с боссом.

Основная идея здесь состояла в том, что все, вплоть до последней пугови­цы, должно говорить о близости руководителей к подчиненным. Отсюда и самые различные конкретные рекомендации и регламентации относительно скромных и строгих костюмов, в которых нужно приходить к рабочим, соот­ветствующих марок машин, в которых следует приезжать на работу, и т.д.

По мнению социологов менеджмента, двери кабинета менеджера (ска­жем, начальника цеха) должны быть, как правило, открыты для рабочих. В кабинете рекомендовалось иметь специальный журнальный столик с прохладительными напитками на нем и кресла, в которые могли бы сесть рабочие для того, чтобы поговорить с начальником о производственных проблемах, которые их беспокоят и являются болезненными (начиная от условий труда, в том числе и его оплаты, и кончая настроениями в кол­лективе). При этом исследователи (например, П. Дракер, С. Баркин, У. Диксон) писали, что лучше узнать о возникающих недовольствах от тех или иных рабочих в ходе откровенных разговоров с ними, чем ждать, когда эти отдельные неудовлетворенности выплеснутся в организован­ных коллективных акциях протеста (стачках, забастовках и т.д.).

Развитие многих отраслей социологической науки в 1930—1940-х гг. стало возможным благодаря ее значительным достижениям в области ме­тодологии, методики и техники конкретных исследований.


§ 4. Достижения в области методологии и методики исследований. Социологическое творчество П. Лазарсфельда

Период 1930—1940-х гг. стал главным в развитии методологии и методи­ки социологических исследований, К этому времени был накоплен боль­шой опыт в их организации, подготовке, проведении и обработке материа­лов, стали активно использоваться математические методы в социологии. Существенную роль в процессе ее обогащения новыми достижениями ме­тодологии и методики конкретного эмпирического исследования сыграл Поль Лазарсфельд (1901-1976).

Он родился в Австрии, в Вене, в высококультурной, интеллигентной се­мье. Его мать была психоаналитиком и имела большую практику. Отец за-



Глава 21. Зарождение и начальный этап развития отраслевых социологии 375

нимался адвокатской деятельностью. Будущий социолог учился в Венском университете, получив две специальности — математика и психолога. Его образование впоследствии помогло ему в ходе исследований активно ис­пользовать магематические методы. Не случайно в 1925 г. он успешно защи­тил диссертацию по прикладной математике. После нескольких лет препо­давания в колледже Лазарсфельд основал в 1929 г. Институт прикладных социальных исследований. В последующие годы (вплоть до 1933 г.) он па­раллельно преподавал в Венском университете прикладную социологию и занимался разработкой методики и техники эмпирических исследований. Именно в эти годы он участвовал в изучении социальных и психологичес­ких последствий безработицы в небольшом городе Мариенталь. Результаты исследования нашли отражение в ставшей впоследствии очень известной книге «Мариенталь» (1933), в авторском коллективе которой Лазарсфельд играл одну из ведущих ролей. Основными методами, использованными при проведении исследования «Мариенталь», были: анализ биографий, вклю­ченное наблюдение и количественные измерения самой безработицы с про­гнозами на ее существование и развитие.

По материалам исследований в Австрии в 1935 г. появилась еще одна его работа — «Искусство спрашивать "почему"». В ней ставились вопросы изучения потребительского поведения, а но существу, была разработана одна из первых методик, этому посвященная. Впоследствии она неодно­кратно использовалась в сфере не только маркетинговых исследований, но и изучения иных проблем, связанных с анализом изменения ориентации и намерений людей.

, Высоко оцененные специалистами результаты исследования в Мариентале позволили Лазарсфельду получить четырехлетний грант Фонда Рокфеллера на проведение научных исследований и попасть таким обра­зом в США. В этой стране он работал во многих университетах: Колум­бийском, Гарвардском, Чикагском и др., где выполнял с неизменным ус­пехом научные проекты, подружился с рядом очень крупных социологов и в конце концов остался, получив американское гражданство. Следую­щие четыре года (1937—1940) известны в творческой биографии ученого как период работы в Бюро по исследованию радио и руководства этой ор­ганизацией. После 1940 г., вплоть до 1950 г., Бюро, находясь в Колумбий­ском университете в Нью-Йорке, значительно активизирует свою дея­тельность как в осуществлении исследований, так и в подготовке кадров для их проведения. Лазарсфельд вместе с Р. Мертоном (дружба с кото­рым продолжалась вплоть до самой смерти) изучает влияние на аудито­рию радио и прессы (сравнивая но ряду параметров их воздействие). За­тем они вдвоем пишут на эту тему книгу «Массовая коммуникация, популярные вкусы и организованное социальное действие» (1948).

О социологическом исследовании радио следует сказать особо, по­скольку в 1930—1940-х гг. оно являлось одним из самых распространенных



Часть II. Современный этап


и эффективных средств массовой информации. Помимо этого, радио вы! ступало мощным средством политического воздействия, возможности | пользования которого волновали многих лидеров западных стран, пример как в Америке, так и в Европе. Работники Бюро по исследованию радио стоя руководством Лазарсфельда изучали аудиторию это) о СМИ, пред почте ния радиослушателей, принципы составления радиопрограмм и т.д.

Попутно отметим, что в 1930— 1940-х гг. проблематика СМИ волиов; ла многих крупных социологов. Одним из них был Г. Лассуэлл (1902-1978), который анализировал проблемы использования СМИ в практик принятия политических решений. Он привлек значительный интерес своим исследованиям очень важным постановочным вопросом, опреде лявшим по существу проблему эффективности СМИ: кю сообщает, сообщает, кому сообщает, но какому каналу и с какой эффективность] Этот вопрос и попытки на пего ответить па многие годы определили ха­рактер эмпирических исследований в сфере СМИ.

Возвращаясь к достижениям Лазарсфельда, интересно подчеркнуть1 одно обстоятельство в его творчестве — стремление находиться па перед­нем крае социальной проблематики, требующей своего эмпирического: изучения. Когда в 1930-х гг. безработица приобрела гигантский размах и определяла многие стороны общественной жизни, он выявлял ее соци­альные последствия. Начали бурно развиваться новые средства массовой1 информации — и он в первую очередь оказался среди их исследователей.! Возник значительный интерес к электоральному поведению (поведений избирателей) — Лазарсфельд вносит свой большой вклад в процесс erJ изучения. Когда группа Стауффсра начала анализировать социально! психологические процессы в американской армии, Лазарсфельд также н$ остался в стороне от этого направления социологической деятельности.

В 1940-х гг. он принял самое активное участие в исследовании измене- \ ния социальных установок американских солдат (вместе со С. Стауффе-1 ром и Л. Гутманом, автором известной в социологии шкалы измерений).1] В этом исследовании, как и в предшествовавших, он особое внимание об-) ращал на разработку и использование самых различных шкал, причем не только порознь, но и в их комбинации. Не случайно его считают одним из | самых горячих поборников применения метода шкалирования в омпири-j ческой социологии.

В ходе исследований Лазарсфельд стремился к обогащению техники nj процедуры их проведения с помощью различных методов. Он внервы^ ввел панельный метод, состоявший в проведении повторного исследова-1 ния одного и того же объекта с определенным временным интервалом пс одной и той же программе и методике. Ученый также первым обрати! внимание на необходимость широкого использования в социологии ла-J тентио-структурного анализа, благодаря которому в соответствии с отве-1 тами респондентов на отдельные вопросы можно выявить их распредсле- ]


Глава 21. Зарождение и начальный этап развития отраслевых социологии



иие по какому-то скрытому (латентному) признаку. По существу, это был один иг! новых методов статистического анализа данных эмпирического исследования. Его использование подсказало впоследствии Мертону идею трактовки латентных функций в социологии (подробнее об этом бу­дет сказано при рассмотрении его концепций).

Лазарсфельд, его коллеги и ученики (Э. Кац, Дж. Коулмен и др.) одними из первых разрабатывали процедуру выборки, которая получила в социоло­гии название «снежного кома». Суть ее состояла в том, что респондентов, опрашиваемых в связи с изучением различных проблем (впервые в исследо­вании электорального поведения в ходе президентской выборной кампании в США в 1940 г.), просили назвать тех, кто определенным образом повлиял па процесс принятия ими решения. Это позволяло увеличивать числеп-пос'1 ь pccuoi |дептов в исследовании данной проблемы — по аналогии с катя­щимся снежным комом, на который налипает все новый снег.

Большое внимание Лазарсфельд уделял не только методике, но и мето­дологии социологического исследования (по мнению некоторых аналити­ков его творчества, даже большее, чем методике). Сам он постоянно подчер­кивал их еди1 id во, говоря о том, что это не две разные сферы социологии, но взаимосвязанные, переходящие одна в другую линии социологического ис­следования. Он стремился оценить методы и процедуры эмпирического ис­следования, выявить смыслы и значения используемых понятий. При этом основным критерием истинности научного знания у него выступал принцип верификации, состоявший в сопоставлении гипотез исследования с реаль­ными фактами. По существу, речь шла о выявлении истинности теоретиче­ской модели путем ее опытной проверки, что означало эмпирическое срав­нение с реальной действительностью. Принцип верификации является типичной принадлежностью позитивизма (неопозитивизма), в парадигме которого постоянно работал Лазарсфельд.

В заключение следует отметить, что Лазарсфельд и возглавлявшаяся им школа в Колумбийском университете сыграли большую роль в разра­ботке методологии и методики эмпирических социологических исследо­ваний. Благодаря деятельности ученого и его школы значительно «раз­рослось» ноле этих исследований. Стало намного понятнее, где и как можно использовать силы и возможности социологов. Потенциал этой науки, особенно в прикладных ее аспектах, вырос.

§ 5. Расцвет и «болезни» эмпирической социологии

В рамках эмпирической, прежде всего прикладной, социологии проводятся исследования, завершающиеся выработкой рекомендаций и созданием со­циальных технологий, в которых нуждаются промышленное производство, политические партии и движения, средства массовой информации, адми-



Часть П. Современный этап


нистративиыс структуры, образование, здравоохранение и др. Эмпирич^ кие исследования проводятся и в рамках академической социологии — подтверждения и уточнения тех или иных теоретических положений, <\ мулирования гипотез, оттачивания методического инструментария, п верки способов и средств социологического измерения, создания новых стов, шкал, коэффициентов и т.д.

Вместе с тем, наряду с важными и актуальными проблемами прикла, ной и академической социологии, эмпирические исследования все ча: касаются вопросов, не всегда значимых с социальной точки зрения вызывает определенную неудовлетворенность общественности, часть к< торой начинает относиться к социологии как к науке, которая мало что дает, к тому же скатывается в ползучий эмпиризм и мелкотемье.

Именно такую тенденцию высмеял в памфлете «Зонтиковедеиие — но­вая наука?» американский исследователь Дж. Сомервилл. Он приводит вымышленное письмо некоего «ученого», который уверял, что создал новую отрасль науки — «зонтиковедение». Этот «ученый» будто бы обследовал Манхэттен (район Нью-Йорка) и подсчитал число зонтиков, имеющихся каждой семье, проанализировал их размеры и цвет. Затем он сообщил, собирается сделать это же во всем штате, в стране, наконец, в мире. Иронизируя над эмпирической социологией, Сомервилл выводит законы «зонтиковедения», такие, как, например, «закон возрастания тенденции к приобре­тению зонтиков в дождливую погоду», «закон соответствия цветных, вариаций зонтиков полу их владельцев» (последний фиксирует банальну и всем давно известную истину, согласно которой мужчины предпочига: черные зонты, а женщины — разноцветные) и др. Так Сомервилл высмеив; мелкотемье эмпирической социологии.

Некоторые эмпирические исследования того периода оставляют сме­шанное чувство. Вот, к примеру, работа французских социологов Ж. Фриш-Готье и П. Луше «Голубеводство у шахтеров Севера»1. Она представляет собой эмпирическое изучение роли голубеводства в жизни шахтеров северной Франции. Выполнено оно в полном соответствии с принципами и нормами социологического исследования, на большом и репрезентативном массиве. В книге убедительно доказывается, что разве­дение голубей — один из любимых видов досуговой деятельности шахтеров, который позволяет им хорошо отдохнуть, развлечься, затем присту­пить к работе с новыми силами. Авторы показывают, что голубеводство позволяет снять напряжение жизни и отношений в сфере труда, особенно такого тяжелого, как шахтерский. Рассматривается отношение рабочих к этому виду времяпрепровождения, в целом весьма позитивное. Респон­денты в ходе письменного (анкетного) и устного (интервью) опросов в большинстве своем отвечали, что за этим занятием они забывают об ост-

1 Fmih-GaulhterJ, Louihet P La colombophihe chez le пппеигь du Nord. P., 1961


Глава 21. Зарождение и начальный этап развития отраслевых социологии 379

рых проблемах жизни, о тяготах подземного труда. Глядя ввысь, в небо, действительно, не думаешь о том, что происходит на земле и под землей. Так что, казалось бы, работа актуальна и подчеркивает значение эмпири­ческой социологии как средства познания проблем, находящихся на ост­рие жизни. Но, читая книгу,.невольно задумываешься над вопросом: не­ужели у шахтеров нет более важных проблем в их жизни, чем разведение голубей? А куда «ушли» проблемы экономического характера, улучше­ния жизненного уровня трудящихся? (Не будем забывать, что исследова­ние голубеводства было проведено в 1957 г., когда и стачки, и забастовки рабочих во Франции имели массовый, нарастающий характер.)






Дата добавления: 2016-05-31; просмотров: 496; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2017 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 2.131 сек.