ЧАСТЬ II СОВРЕМЕННЫЙ ЭТАП 5 глава

Ослаблению влияния Чикагской школы способствовали и другие обсто­ятельства. Прежде всего это был уход из университета Р. Парка. После него наметившиеся ранее противоречия относительно того, как и какие методы применят!) при проведении тех или иных исследований, обострились. Э. Бёр-джесс не сумел заменить Парка на посту неформального лидера школы, тем более что у него в это время была очень серьезная работа (с 1936-го по 1940 г. он был главным редактором «Американского журнала социологии»).



Часть II. Современный этап


После отъезда Парка выяснилось, что ему нет равнозначной замены is области теоретического руководства исследованиями. Наиболее талант­ливые и уже хорошо известные его ученики — Р. Маккензи, Л. Копрелл, Л. Вирт — не компенсировали далее вместе одной этой потери.

Наконец, еще одна крайне важная причина кризиса Чикагской школы и ее постепенного угасания как основного социологического центра и генера­тора новых идей состоит в снижении значения локальных и региональных исследований в целом в период экономической депрессии и обострения проблем общенационального значения. Чикагская школа занималась про­блемами своего города, штата, социальная же потребность американского общества в социологических исследованиях проявлялась все больше как по­требность в изучении общенациональных вопросов. Естественно, что в но­вых условиях жизни американского общества в середине 1930-х гг. акценты в социологических исследованиях неизбежно должны были смещаться в сторону иных проблем и ориентации, к чему представители Чикагской шко­лы не были в полной мере готовы.

Значение Чикагской школы в истории социологии

В целом, подводя итоги деятельности Чикагской школы, необходимо от­метить следующие позиции: а) для Чикагской школы наиболее характер­ным был социально-экологический подход к целостному социальному организму — обществу и его отдельным структурам, главным образом го­родам; б) анализ города и общества как системы осуществлялся социоло­гами на двух уровнях — макросоциологическом (общество, город как ор­ганизм) и микросоциологическом (общество, город как взаимодействие), причем второе иногда оказывалось сильнее, чем первое (как было однаж­ды сказано о Бёрджессе: «он смотрел на социальный лес, а видел социаль­ные деревья»); в) социологи из Чикагского университета глубоко разра­батывали методологию и особенно методику исследования, обращая внимание не только на количественные, но и на качественные методы. Все эти социологические завоевания стали достоянием мировой социоло­гической мысли.



Значение Чикагской школы и в американской, и в мировой социоло­гии состоит в том, что она ориентировала науку, а через нее — и общество в целом на социально-политические реформы, осуществление которых может быть наиболее эффективным на основе разработанных учеными социальных технологий. Благодаря исследованиям представителей Чи­кагской школы авторитет социологической науки замет но вырос.

Роль Чикагской школы обусловлена ее обращением к социально-эко­логической проблематике, означавшей стремление Парка и его сторонни­ков выявить тесную связь между обществом и природой, необходимость поддерживать баланс в экологической системе, в которую включен чело­век. Идея социальной экологии, экологии человека как особого предмета


Глава 20. Американская эмпирическая социология и ее развитие в 1920—1930-х гг ... 359

социологического внимания и исследования стала поистине новаторской и оказала значительное влияние на последующее развитие науки.

Нельзя не отмстить большую роль Чикагской школы в становлении одной из первых отраслей социологического знания — социологии города. Под вли­янием исследований Парка, Бёрджесса, Вирта, Маккензи проводились рабо-1 ы по изучению городов как в американской, так и в европейской социологии. Нельзя не назвать в этом плане сравнительное исследование супругов Линд «Миддлтаун» (1929, 1937), которое испытало на себе сильное воздействие Чикагской школы, а по своим основным характеристикам и значению для со­циологии города вряд ли уступает лучшим работам Парка и Бёрджесса.

В работах социологов-эмпириков, выполненных в рамках методологии Чикагской школы, подчеркивалось значение проблем, составлявших содер­жание повседневной жизни людей. Их исследования были направлены не на создание общей, систематической теории, а на выявление и анализ того кру­га проблем, которыми люди жили, которые их волновали и которые нужно было решать если не каждый день, то достаточно часто и регулярно. Этим са­мым был обеспечен поворот социологии к изучению конкретных нужд, по­требностей и интересов человека. Вместе с тем сотрудничество социологов в рамках Чикагской школы было направлено в русло изучения социальных потребностей общества (города) и создания условий для их реализации.

Значение Чикагской школы состояло в том, что в эмпирических ис­следованиях внимание обращалось не только на «субъективный фактор», т.е. мнения людей по тому или иному вопросу, но и на объективные обсто­ятельства экономического, социального и политического характера, вы­звавшие эти мнения. Таким образом, было обеспечено сочетание объек­тивного и субъективного, общего и частного.

Наконец, характеризуя значение Чикагской школы, нельзя не сказать о ее значительном вкладе в организацию профессионального социологи­ческого образования по совершенно новому образцу. Представители шко­лы, в первую очередь ее лидеры Парк и Бёрджесс, а до них Томас сумели органически соединить подготовку и проведение конкретных эмпиричес­ких исследований с учебным процессом, в котором как его равноправные субъекты участвовали преподаватели и студенты. По существу теорети­ческое обучение осуществлялось непосредственно в ходе проведения эм­пирического исследования. Рождался новый тип университетского про­фессионального социологического образования.

Вопросы и задания

1 Охарактеризуй ге причины появления эмпирической социологии и раскройте ее ха­
рактерные особенности.

2 Почему эмпирическая социология конституируется и институционализируется
прежде всею в США и только потом — в странах Западной Европы?



Часть II. Современный этап


3. Какие основные принципы и постулаты позитивизма используются эмпирической
социологией?

4. Проанализируйте специфику эмпирического социологического знания.

5. Почему исследование У. Томаса и Ф. Знанецкого «Польский крестьянин в Европе!
и Америке» считается тшчалом эмпирической социологии? Даше общую характе­
ристику этой работы и раскройте содержание ее проблемного поля.

6. Назовите наиболее острые социальные проблемы, привлекавшие внимание социо-1
логов-эмпириков в 1920-х гг., и их работы, посвященные анализу этих проблем.

7. Почему Чикагская социологическая школа привлекала к себе пристальное впима-1
пие со стороны и исследователей, и практиков?

8. Расскажите о подготовительном лапе деятельности Чикакчюй социоло! ической
школы.

9. Каковы особенности основного этапа деятельности Чикагской социологической
школы?

10.Почему Р. Парк и Э. Бёрджесс стали признанными лидерами Чикагской социоло­
гической школы? Изложите основные вехи их творчества.

11.Проанализируйте достижения Чикагской социологической школы и проблемы, ко-
горыс решались ее представителями.

12.В чем суть социальной экологии?

13.Охарактеризуйте взгляды У. Огборпа и Л. Вир га.

14. В чем заключались причины кризиса Чикагской социологической школы? Каковы
его последствия?

15. Покажите значение Чикагской социологической школы.

Литература

Банъковская СП. Роберт Парк. Эрнст Бёрджесс // Современная американская социо­логия. М., 1994.

Бараз/ова Е.С. Американская социология (традиции и современность). Екатеринбург; Бишкек, 1997.

Волков Ю.Г., Нечипуренко В.II., Самы/ин СМ. Со] (иология: история и современность. М.;' Ростов н/Д„ 1999.

Знанецкий Ф. Исходные данные социологии // Американская социологическая мысль. Тексты М., 1996.

История социологии. Минск, \ 993.

История социологии в Западной Европе и США. М., 1999.

История теоретической социологии: В 4 т. М., 1998. Т. 3.

Капитонов Э.А. Социология XX века. Ростов п/Д., 1996.

Купты/ип В.П. Классическая социология. М., 2000.

Томас У., Знанецкий Ф. Методологические заметки // Американская социологическая мысль Тексты. М., 1996.

Фотев Г. Флориан Знанецкий // Современная американская социология. М., 1994.


Глава 21

Зарождение и начальный этап развития отраслевых

социологии

§ 1. Индустриальная социология и теория человеческих отношений Зарождение индустриальной социологии

Эмпирическая социология, особенно активно развивавшаяся в США, по­сле того как достигла заметного прогресса в исследованиях представителей Чикагской школы на материалах изучения процессов в крупных городах (в первую очередь в Чикаго), постепенно стала утверждать себя в иных сферах социальной жизни. Вполне понятно и объяснимо, что одной из пер--вых среди них оказалась промышленность, индустрия. Материальное про­изводство очутилось под пристальным вниманием социологов. Отсюда и название целой отрасли социологического знания — индустриальная соци­ология. Она стала формироваться со второй половины 1920-х гг., а ее ут­верждение и выход на «передовые позиции» эмпирической социологии бы­ли сопряжены с проведением Хоториского эксперимента на заводах по производству электротехнического оборудования фирмы «Вестерн элект­рик компани» (в окрестностях Чикаго), который проводился в течение почти пяти лет (1927-1932).

Одним из основоположников индустриальной социологии и аналитиком эксперимента, положившего начало массовым исследованиям в промышлен­ности, явился американский социолог и психолог Элтон Мэйо (1880—1949). Он родился в Австралии (г. Аделаида), обучался в университете этике, фило­софии и логике. Заведовал кафедрой философии Квинслендского универси­тета (с 1919 г.). Оказавшись в Шотландии, изучал медицину и психопатоло­гию. Затем он переехал в США, где с начала 1920-х гг. стал профессором Пенсильванского университета. С 1926 г. преподавал в Гарвардском универ­ситете и руководил отделом промышленных изысканий в школе деловой ад­министрации — одном из основных структурных подразделений вуза. Глав­ные идеи научной и практической деятельности Мэйо в социологии изложены в трех его небольших работах: «Человеческие проблемы индуст­риальной цивилизации» (написана в 1933 г. по горячим следам Хоторнского эксперимента), «Социальные проблемы индустриальной цивилизации» (1945), «Политические проблемы индустриальной цивилизации» (1947).



Часть II Современный этап


Приглашению в Гарвардский университет, равно как и проводившемуся под руководством Мэйо Хоторнскому эксперименту, предшествовало одно очень важное и интересное исследование ученого в Филадельфии на текс­тильной фабрике, где он изучал причины высокой текучести рабочих в пря­дильном цехе. Дело в том, что на фабрике она составляла 5—6 %, а в этом це­хе — 25%. Мэйо провел глубокое интервьюирование рабочих и выяснил основные причины такой текучести: низкий престиж профессии и невозмож­ность для работников общаться друг с другом в рабочее время. Он предло­жил ввести некоторые, весьма незначительные изменения: разрешить людям общаться во время работы, останавливать станки по собственному усмотре­нию, установить два десятиминут ных перерыва для расслабления в комнате отдыха, использовать в цехе медсестру с определенными психотерапевтиче­скими функциями в ее деятельности. Последнее нововведение оказалось крайне важным и сыграло впоследствии, в ходе проведения Хоторнского эксперимента, существенную роль (о чем далее будет сказано подробнее).

Результаты превзошли все ожидания. Текучесть кадров сократилась до средней по фабрике, производительность труда выросла на 10%, значи­тельно улучшился психологический климат в коллективе. Филадельфий­ский опыт принес ученому не только широкую известность блестящего социолога-эмпирика, но и послужил своеобразным прологом (иногда го­ворят «пилотажем», т.е. пробным и разведывательным исследованием) Хоторнского эксперимента.

Чтобы была понятнее сущность эксперимента, необходимо коротко оп­ределить ситуацию, имевшую место на предприятиях «Вестерн электрик» ко второй половине 1920-х гг. Здесь работало порядка 30 тыс. рабочих и господствовал старомодный патернализм: рабочим выплачивались премии акциями, существовали хозяйские лавки, время от времени устраивались развлечения за хозяйский счет. Не было никаких профсоюзов, а в течение 20 лет — ни одной стачки. Однако во второй половине 1920-х гг. положение стало напряженным, администраторы жаловались на «ворчание и недо­вольство», на сознательное ограничение выработки рабочими. Стала расти текучесть кадров и падать производительность труда.

Специалисты фирмы пытались использовать для ее повышения гос­подствовавшую в то время в сфере производства концепцию Ф. Тейлора, в соответствии с которой основными факторами, влияющими на рост вы­работки, являются физические, прежде всего — освещенность рабочих мест. Но трехлетние опыты, связанные с усилением (ослаблением) осве­щенности, покраской стен в различные цвета и т.д., не дали никакого эф­фекта. Что касается отношения к работнику, то в рамках концепции Тей­лора—Форда он рассматривался как придаток механизма, призванный его обслуживать, и не более того. На этом, собственно, базировалась ноточно-конвейериая система. Именно такое представление о человеке и его месте на производстве и попытался разрушить Мэйо, доказывая, что иной под-


Глава 21 Зарождение и начальный этап развития отраслевых социологии 363

ход сулит не только возникновение новых социальных отношений (на­званных им «человеческими»), но и рост производительности труда.

Последнее как нельзя более соответствовало устремлениям деловых кругов, особенно если учесть специфику периода конца 1920-х — начала 1930-х гг. — времени самого крупного за всю историю капитализма кризи­са Председатель правления «Дженерал фудз корпорэйшн» К. Френсис су­щество нового подхода к человеку выразил так: «Люди состоят из тела, ума и души, и каждая из этих составных частей, особенно душа, должна быть использована для максимального увеличения производительности».

Хоторнский эксперимент

На первом этапе эксперимент на заводах «Вестерн электрик» не имел ни­какого отношения к социологии. Речь шла о том, чтобы доказать справед­ливость гипотезы: чем лучше освещение рабочих мест, тем выше произво­дительность труда. Однако в ходе изменения освещенности эта идея и одна из основных и широко внедрявшихся рекомендаций Тейлора не оп­равдала себя в плане влияния на производительность труда. Тогда стало ясно, что дело в иных факторах, не связанных с влиянием света. Было вы­сказано предположение о возможном воздействии некоторых иных физи­ческих и материальных условий труда. К этому выводу Мэйо «подтолк­нули» результаты и других новшеств, которые он внедрил на первом этапе эксперимента в связи с изменениями размеров перерывов для отды­ха, продолжительности работы и методов оплаты труда.

Вместе со своим постоянным заместителем Ф. Ретлисбергером он стал изучать действие так называемых неконтролируемых факторов, ко­торые могли влиять на рост производительности труда (второй этап экс­перимента). С этой целью от основной массы работающих в цехе по сбор­ке электротехнической аппаратуры была изолирована немногочисленная группа женщин-операторов (6 человек), занимавшихся сборкой реле. Пять работниц собирали реле (каждое из 30 деталей), шестая готовила детали для сборки и складывала уже собранные.

Вместе с девушками-сборщицами в экспериментальной комнате, где они трудились за одним длинным столом, находился ученый-наблюда­тель (взявший на себя и функции надзирателя, супервайзера), работав­ший в лаборатории Мэйо. Он должен был не только фиксировать в спе­циальном журнале все происходящее в течение рабочего дня в бригаде, но и способствовать созданию в ней дружеской атмосферы (вспомним мед­сестру из исследования на Филадельфийской текстильной фабрике). Чтобы у работниц не сложилось впечатления о якобы проводимом над ними эксперименте, им сообщили ложную цель (легенду). Было сказано, что необходимо выяснить влияние на работу таких факторов, как переры­вы в работе, небольшой прием пищи до обеда (второй завтрак за счет ад­министрации), сокращение рабочего времени. Девушкам было также со-



Часть II. Современный этап


общепо, что такой опыт нужен для общества, для пауки и приведем улучшению условий труда на всем предприятии. Им объяснили, что тс работы должен быть умеренным и что стараться обгонять друг друга нужно. Наблюдатель ежедневно вел с девушками неформальные беседы, осуществляя так называемый мягкий сгиль руководства. Беседы каса­лись различных сторон жизни работниц, вплоть до интимных. Главная за­дача супсрвайзера состояла в наблюдении за от ношением к труду каждой сборщицы реле, тем более что в бригаде не было ни мастера, ни старшего мастера.

Второй этап продолжался 2,5 года. За это время производителыюс1Ъ труда каждой работ пины выросла в среднем па 40%. Но внезапно (для ра­ботниц) все льготы (сокращенное время труда, бесплатные завтраки, до­полнительные перерывы) отменили. Это был один из пунктов экспери­мента. Однако, несмотря на ухудшение ряда физических и материальных условий, выработка по-прежнему оставалась высокой. Тогда был сделан вывод, что улучшение условий труда не является основной причиной по­вышения его производительности. Вопрос же о «неконтролируемых фак­торах» так и оставался открытым.

Было сформулировано пять гипотез, объясняющих связь между экс­периментальными переменными (производительность, условия груда, его монотонность, методы работы, утомляемость, время отдыха, зарпла­та). После проведения дополнительных исследований четыре были от­вергнуты, осталась лишь одна, основная, согласно которой па производи­тельность труда влияют прежде всего методы руководства и улучшение взаимоотношений в коллективе.

На третьем этапе эксперимента для подтверждения основной гипотезы! было проведено 20 тыс. интервью (каждое из них занимало от 30 минут до 1,5 часа с отрывом от работы и сохранением зарплаты, так что админист­рация пошла па немалые расходы). Все интервью были направлены на изучение отношений работников к труду и между собой. Выяснилось, что норма выработки определяется не столько добросовестностью и физичес­кими способностями работника, сколько давлением группы, следствием которого становятся его социальная позиция и статуе. Чет иертый этап ис­следований, занявший вторую половину 19,31 г., состоял в переходе от мас­сового опроса к эксперимеи гу с группой рабочих-сборщиков (14 человек), в ходе которого выявлялся стиль руководства и изучалась структура меж­личностных отношений.

Теория человеческих отношений как результат Хоторнского эксперимента

Каков конечный результат эксперимента? Был сделан вывод, что основ- ^ пым условием, влияющим на эффективность производственного пронес-, са и рост производительности труда, является фактор человеческих отно­шений, базирующихся на стремлении членов группы понимать друг


Глава 21 Зарождение и начальный этап развития отраслевых социологии



друга, ощущать себя включенными в нее и при этом чувствовать себя сво­бодными. Это желание человека быть включенным в определенную соци­альную общность Э. Мэйо назвал чувством «социабильности».

Отсюда был сделан еще один вывод, что необходимо стремиться к со­зданию на производстве «социабильных» образований, т.е. в рамках фор­мальных групп (бригад, например) — неформальных отношений, благо­даря которым работники чувствовали бы свою причастность к важным решениям, ощущали собственную необходимость. Для этого нужен был коллектив, сплоченная малая группа значимых друг для друга людей, в котором социальное поведение людей было бы функцией групповых норм, регулирующих его. «Вышло так, — писал Мэйо, — что шесть деву­шек превратились в коллектив, и этот коллектив искренне и стихийно от­дался сотрудничеству в проведении эксперимента. В результате они по­чувствовали себя его участниками и были счастливы, зная, что работают без принуждения сверху и без ограничения снизу»1.

Вывод социолога о необходимости установления человеческих отно­шений между участниками производственного процесса, а именно так эти неформальные отношения и были им названы, имел сугубо практический характер и дал немалый экономический и социальный эффект. Не менее важным был и еще один вывод: руководители производства должны ори­ентироваться не только и даже не столько на выпуск продукции, сколько на человека, его потребности и интересы, стремиться удовлетворить хотя бы часть из них. В итоге это обеспечит эффективную деятельность произ­водства, удовлетворенность индивида своей работой, социальную ста­бильность на предприятиях и в обществе в целом.

Здесь столь подробно говорилось о Хоторнском эксперименте по не­скольким причинам. Во-первых, потому, что это был один из самых пер­вых масштабных социологических экспериментов, равных которому со­циология, по существу, до сих пор не знает. Во-вторых, потому, что он знаменовал собой начало бурного развития индустриальной социологии, а вслед за ней — отпочковавшихся от нее социологии труда, социологии менеджмента и других отраслей социологического знания. В-третьих, по­тому, что он показал большие практические возможности социологии влиять на эффективность многих управленческих решений. Тем самым был дан толчок активному внедрению социологии в деятельность фирм. В-четвертых, потому, что он продемонстрировал тесную связь социоло­гии с социальной психологией и антропологией. Эмпирические исследо­вания в промышленности показали, что социально-психологические и «человеческие» факторы играют большую роль и недооценивать их нель­зя. Это способствовало развитию потребности в кадрах социологов — спе­циалистов нужной, модной и хорошо оплачиваемой профессии.

Mayo E. The Social Problems of an Industrial Civilisation. L., 1949. P. 64.



Часть II. Современный этап


Впоследствии вокруг концепции (или, как ее часто называют, доктрины) человеческих отношений было много полемики, тем более что некоторые выводы Мэйо имели явно идеологический и утопический характер Так, он полагал, что если удастся установить, «внедрить» человеческий отношения в любых группах и коллективах, не только в производственных, но и в детских, студенческих, армейских и т.д., то можно будет создать принципиально новый тип общества, не знающего конфликтов и эффективно функционирующего. Как видно, общество в данном случае рассматривалось в качестве совокупности самостоятельных, автономных, самодостаточных групп, чего на самом деле, конечно, нет.

В целом теория человеческих отношений сыграла (и продолжает играть) важную позитивную роль в развитии как индустриальной социологии (а также социологии менеджмента, социологии труда), так и практики капи­талистического производства. Значительный прогресс последнего был обес­печен в большой мере за счет нового понимания отношений между участни­ками производственного процесса, осмысления того, что они должны быть действительно человеческими, учитывать интересы и потребности работни­ка, создавать условия для их реализации, причем прежде всего в рамках тру­дового коллектива.

Изучение процесса формирования коллектива, базирующегося не только на формальных, но и на неформальных отношениях между его чле­нами, осуществлявшееся в 1930-х гг., способствовало резкому росту инте­реса к малым группам на уровне их эмпирических исследований и созда­нию для этой цели соответствующих методов и методик. Среди них особое место занимала быстро приобретавшая популярность социометрия.

§ 2. Социометрия и изучение групп в социологии Понятие социометрии, Творчество Дж. Морено

Под социометрией будем понимать отрасль социально-психологических и социологических исследований межличностных отношений в малых груп­пах, осуществляемых с помощью количественных методов. У термина есть иное значение, которое, собственно, и говорит о его происхождении в koh-j це XIX — начале XX в. Социометрия рассматривалась как способ измере-| ния эмоциональных отношений и влияния одних групп людей на других.

Активное внедрение социометрии в практику изучения внутригруппо-1 вых отношений связано с именем Джекоба (Якоба) Морено (1892—1974).! Он родился в Румынии, окончил Венский университет (где изучал фило-1 софию и медицину). Во время учебы находился под сильным влиянием! взглядов 3. Фрейда. Затем испытал на себе сильное воздействие идей! Г. Зиммеля, Ч. Кули. Несколько лет работал врачом, занимался психиатри-1 ческой практикой. Первые свои наблюдения о значимости межличностных


Глава 21. Зарождение и начальный этап развития отраслевых социологии 367

внутригрупповых отношении и необходимости их специального исследо­вания сделал еще в 1920-х гг. В 1925 г. Морено переехал в США. Там он ос­новал в 1940 г. Институт социометрии и психодрамы, вошедший в историю как Институт Морено. Под его руководством в период с 1937-го по 1955 г. публиковались известные и популярные в то время периодические изда­ния «Журнал межличностных отношений» и «Социометрия».

Морено активно пропагандировал свои концепции и практическую пси­хотерапевтическую деятельность. Под эгидой ЮНЕСКО он читал лекции во многих странах Европы, был с этой целью и в Советском Союзе. На рус­ском языке издана его «Социометрия» (1958). Среди более чем 300 научных трудов основными работами были «Социометрия и культурный порядок» (1943), «Социодрама» (1944), «Психодрама» (1969). Но, пожалуй, наиболее популярной его книгой стала опубликованная в 1934 г. работа «Кто выжи­вет? Основы социометрии, групповой психотерапии и социодрамы».

Морено исходил из того, что существуют две основные структуры, ко­торые необходимо изучать: на социологическом уровне — макросоциоло-гическую структуру, на социально-психологическом уровне — микросо­циологическую структуру. Если на первом уровне анализируются и рассматриваются все основные социальные проблемы общества, то на втором — межличностные отношения в малых группах. Социолог выстро­ил систему наук и методов, которые должны изучать оба уровня структур и разрешать возникающие проблемы. Это: социономия — наука об основ­ных социальных законах, социодинамика — наука о процессах, происхо­дящих в малых группах, социометрия — система методов выявления и ко­личественного измерения межличностных, эмоциональных отношений Людей в малых группах, социатрия — система методов излечения людей, испытывающих затруднения в поведении в малых группах. Последние две системы имеют прикладной характер и базируются на теоретических представлениях о социальных группах, которые составили основное предметное поле эмпирических исследований в 1930—1940-х гг.

Для Морено и других представителей социометрии объектом исследо­ваний являются реально существующие малые социальные группы. Глав­ное, чем они характеризуются, — это эмоциональные отношения людей друг с другом, составляющие атомарную (атомистическую) структуру об­щества. Простое наблюдение не в состоянии зафиксировать эти отноше­ния, но они могут быть выявлены с помощью специфических методов из­мерения, особой техники опроса и обработки данных, которая включает в себя: социометрический тест, социометрическую матрицу, социограммы, социометрические индексы. Эта техника позволяет определить реальные конфликтные ситуации и предпринять усилия для их ликвидации.

Приведем пример одного из социометрических исследований, прове­денных под руководством Морено в школьном классе, отличавшемся кон­фликтами и между педагогами и учащимися, и внутри самого ученическо-



Часть II. Современный этап


го коллектива. Последнего, строго говоря, не существовало. Успеваемость была низкой, а нарушений дисциплины — более чем достаточно. Морено предположил, что одной из причин сложившегося положения являемся не­желание педагогов учитывать интересы учащихся, в частности, в iai-еой си­туации, как кто с кем сидит рядом на занятиях. С согласия руководства шкалы сотрудники его исследовательской группы пришли в класс и объя­вили школьникам, что они хотели бы выяснить путем письменного опроса, кого каждый из них хотел бы видеть рядом с собой па уроках, чтобы удов­летворить, насколько это будет возможно, их интересы. При этом было ска­зано, что, идя навстречу пожеланиям учеников, исследователи надеются на эффективность «пересаживаний» в классе, которые должны привести к об­щему улучшению успеваемости и дисциплины. (Впоследствии этот факт был использован аналитиками социометрической методики для «обвине­ния» Морено в оказании психологического давления па учащихся.)

Проведя опрос (учеников попросили назвать двух-трех их товарищей, с которыми они предпочли бы сидеть рядом), исследователи составили соци­ометрическую матрицу. Она представляла собой таблицу, в которой были три колонки: кто выбирает, кого выбирают, количество отданных выборов. Благодаря несложной обработке данных опроса были получены результаты, на основе которых педагоги и исследователи провели в классе собрание, а затем осуществили «перестановку» учащихся. Результат оказался достаточ­но впечатляющим: улучшилась успеваемость, снизилось (правда, не очень значительно) число нарушений дисциплины, а конфликты в коллективе стали исчезать. Это исследование получило большой резонанс в 1930— 1940-х гг. и способствовало росту популярности социометрии.

Продолжением социометрии являются психодрама и социодрама, также разработанные Морено. Он создал «терапевтический» (его называют иногда социометрическим) театр, который означает метод группового тренинга, ос­нованный па особенностях межличностного взаимодействия в группах. Со­циодрама — это моделирование и проигрывание различных социальных си­туаций, а психодрама — это моделирование и проигрывание различных ситуаций межличностного общения. Находясь на сцене, люди проигрывают определенные психические состояния и социальные роли, благодаря чему им становится психологически легче и комфортнее. Таким путем ученый ле-i чил неврозы, алкоголизм, смягчал конфликты, выявлял неформальных ли-1 деров, оптимизировал социально-психологический климат в малой группе.






Дата добавления: 2016-05-31; просмотров: 612; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2017 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.025 сек.