ЧАСТЬ II СОВРЕМЕННЫЙ ЭТАП 3 глава

 

Глава 20. Американская эмпирическая социология и ее развитие в 1920—1930-х гг .. 337


Однако, но мнению сторонников ее, снижение масштаба проблем не означает уменьшения их значимости. Более того, в практическом отноше­нии принцип конкретности приобретает оптимальную эффективность, потому что усовершенствовать все общество сразу невозможно, а решать его отдельные проблемы на основе их предварительного эмнирико-соци-ологичеекого изучения вполне посильно.

Специфика эмпирического социологического знания

15 связи со сказанным возникает вопрос еще об одной особенности эмпи­рической социологии, связанной с проблемой научной специфики зна­ния, ею получаемого. Здесь могут возникнуть по меньшей мере два аспек-ia этой проблемы. Первый — способно ли эмпирическое социологическое знание быть подобным строгому естественно-научному знанию, нахо­диться с ним в одном ряду? Второй — может ли эмпирическое знание да­вать такой же точный результат в изучении социальных объектов, какой дает естественно-научное в исследовании природных?

Ответы па поставленные вопросы содержат и положительные, и отри­цательные суждения. Поскольку эмпирическая социология использует общенаучные меюды, количественные оценки, логические доказательст­ва, а также ма гериал т акпх паук, как математика, теория вероятности, ста-1истика и др., она может обеспечить получение точного результата и рас­сматриваться в качестве разновидности строгой, не уступающей в Этом отношении естествознанию, науки.

Вместе с тем эмпирическая социология имеет дело не с физическими объ­ектами, а с людьми, социальными общностями, их деятельностью и субъек­тивными мнениями. Известно, что такие социальные объекты отличаются в своем поведении самопознанием, цслеполаганием и вследствие этого значи­тельными флуктуациями (случайными отклонениями, колебаниями, измене­ниями) в деятельности и поведении. Поэтому нельзя говорить о совершенно строгом и точном социологическом описании и анализе человеческого бытия и социальной реальности — таком же, которое дается в естественных пауках применительно к природным процессам.



Это обстоятел ьс пю хорошо понимали уже на заре рождения эмпирической социологии, и в первую очередь ее классики У. Томас и Ф. Знанецкий. Во вве­дении к своей совместной работе «Польский крестьянин в Европе и Америке»1 они отмечали «одно существенное различие между природной и социальной действительностью, которое состоит в том, что в то время как следствие физи­ческого феномена целиком зависит от объективной природы этого феномена и может быть просчитано па основе его эмпирического содержания, то следствие социального феномена зависит к тому же и от субъективной позиции, занима­емой личностью или группой относительно данного явления, и может быть

Thomas W., Znamecfo F, The Polish Peasant m Europe and America. Boston, 1918—1920.



Часть II. Современный этап


просчитано, если мы знаем не только объективное содержание предполагае­мой причины, но также и значение, которое она имеет в данный момент для данных мыслящих существ» [Томас, Знанецкий. 1996. С. 345].

Разновидности эмпирической социологии

Эмпирическая социология имеет, несомненно, глубоко позитивное значение, поскольку дает конкретное, научно обоснованное знание о многих, часто очень важных социальных проблемах и способах их решения. Эмпирические иссле­дования придают социологии характер не только теоретической, по и практиче­ской сферы деятельности, способной принести ощутимый, полезный результат, который зачастую может измеряться даже экономическим эффектом — сбере­жением средств либо их более рациональным использованием.

В данном случае имеется в виду такая разновидность эмпирической со­циологии, которую принято называть прикладной. Именно она выполня­ет функции социальной инженерии. В основе социологической социоин-женерной деятельности лежат два основных принципа — эмпиризм и прагматизм, которые свидетельствуют о ее направленности на получение конкретного, реально ощутимого результата. Речь идет в первую очередь о связи этого результата с изучением человеческого поведения в определен­ных, диктуемых социальной ситуацией, условиях, а также прогнозирова­нии последнего с целью оптимального и эффективного управления им.

Инженер-социолог проводит маломасштабные исследования (чаще всего опросы), разрабатывает проекты изменения небольших по размеру социаль­ных общностей и групп (бригада, цех на производстве, молодежные группи­ровки, коллективы в учебных заведениях, фирмах, учреждениях, группы лю­дей, проводящих вместе свободное время, и т.д.). Прикладная социология разрабатывает конкретные программы и рекомендации, социальные техноло­гии, ориентированные на практическое применение. По существу, прикладные исследования — это исследования для тех, кто выступает как конкретный за­казчик и прямо и непосредственно платит за проводимую социологом работу.

Наряду с прикладной существует другая разновидность эмпирической социологии, называемая академической. Она развивается в университетах, относительно независима от заказчика (часто им выступает государство, госбюджет). Эмпирические исследования академического характера могут касаться проблем, решение которых не сулит экономических выгод, по крайней мере прямо и непосредственно. Академическая социология в отли­чие от прикладной, ориентирующейся в первую очередь на практический результат, нацелена прежде всего на развитие науки, на прирост знания.

Причины «американизации» эмпирической социологии

Если иметь в виду обе разновидности эмпирической социологии — акаде­мическую и прикладную, то сначала появилась первая. Именно с универ­ситетских исследований в США произошло становление эмпирической


1лава 20. Американская эмпирическая социология и ее развитие в 1920—1930-х гг 339

социологии. Мы назвали страну, которая по справедливости считается родоначальницей эмпирической социологии. Почему именно США? Это интересный и важный вопрос, ответ на который поможет прояснить мно-1ие обстоятельства появления и развития эмпирической социологии.

Среди причин общего характера в первую очередь нужно назвать бур­ные темпы американского экономического развития в начале XX в. (вплоть до конца 1920-х гг. — появления кризиса и Великой депрессии), с которы­ми не могла сравниться ни одна европейская страна. В США оказались со­средоточенными громадные капиталы, стимулировавшие экономический и материально-технический прогресс. Вместе с подъемом экономики столь же быстро повышался уровень материального благосостояния работников за счет интенсификации их труда и роста его производительности. Разви­тие крупной промышленности и концентрация капитала приводили к уг­лублению социальной дифференциации, усилению социальной несправед­ливости, коррупции и другим негативным социальным последствиям, с которыми традиционно связано развитие капитализма.

Заметно росли американские города. Массовый наплыв иммигрантов из европейских, азиатских, африканских и латиноамериканских стран, стремившихся осесть в городах, придал им новый облик. Наряду с деловым центром (даун-таун) появились районы, освоенные населением с разным цветом кожи и разных национальностей, получившие соответствующие на­звания («белые», «черные», «желтые», итальянские, китайские, польские и др.), возникли так называемые гетто (в которых селились дискриминиро­ванные национальные меньшинства, в первую очередь это были негритян­ские гетто), пригородные жилые зоны и т.д.

' Каждый из четырех основных процессов, происходивших в американ­ском обществе начала XX в., — бурная индустриализация и мощная кон­центрация капитала, массовая иммиграция, стремительная урбанизация, рост материального благосостояния населения и его увеличивающаяся дифференциация — наряду с позитивными достижениями вызвал боль­шое количество конкретных, локальных проблем, к решению которых стремились подключиться самые разные социальные и интеллектуаль­ные силы. Одной из них оказалась эмпирическая социология.

Вся экономическая, социальная, политическая атмосфера американ­ского общества того периода была в высшей степени благоприятной для развития конкретной науки о конкретных проблемах жизни общества. Это был своеобразный «питательный бульон» для эмпирической социо­логии. Как учебная дисциплина она получила доступ не только в высшие, но и в средние учебные заведения, колледжи.

Быстрому прогрессу эмпирической социологии и «вживаемости» ее в ткань американского общества способствовало также сильное влияние идеологии и философии прагматизма и инструментализма, акцентиро­вавших внимание на практической стороне любой деятельности, которая



Часть II. Современный этап


должна была привести к достижению полезных и измеряемых эффектив­ных результатов. Именно это направление исследований и было харак­терно для эмпирической социологии.

Изначально, с 1920-х гг., эмпирической социологии была присуща аб­солютизация собственной роли. Она проявилась в следующих характер­ных чертах: а) отрыве от теории и провозглашении собственных.резуль­татов наиболее достоверными и научными; б) сведении любой научной социологии к эмпирической, отождествлении с ней; в) увлечении матема­тическими методами и поистине слепой вере в их безукоризненность; г) отказе от крупных теоретических обобщений; д) увлечении чисто соци­ологическими методами исследования и недооценке общенаучных.

Понятно, что в целом для социологии .эти черты имеют скорее нега­тивный, чем позитивный характер. Однако они позволили в короткий срок (полтора — два десятилетия) за счет противопоставления эмпириче­ских исследований социологическим теориям вытеснить последние с авансцены социологической пауки в целом, сформировав у определенной (преимущественно деловой) части членов американского общества убеж­дение в том, что будущее этой науки — именно за эмпирической социоло­гией. Впрочем, к вопросу о соотношении эмпирической и теоретической социологии мы будем неоднократно возвращаться по ходу анализа основ­ных периодов современного этана развития этой науки.

§ 2. Развитие эмпирической социологии в США в 1920-1930-х гг.

Уже отмечалось, что работой, положившей начало эмпирической социо­логии, традиционно и повсеместно считается книга У. Томаса и Ф. Знанецкого «Польский крестьянин в Европе и Америке» (1918—1920). Она характеризуется специалистами как хрестоматийная, классическая рабо­та эмпирической социологии. Что дает основания для таких суждений?

Во-первых, в основу работы положена конкретная и локальная про­блема, взятая в качестве предмета исследования. Речь идет о польской крестьянской эмиграции в США в начале XX в. и о сравнительном описа­нии (анализе) положения польских крестьян, оставшихся в своей п ране и переехавших на новое место жительства. Во-вторых, во главу угла по­ставлено использование методов эмпирического конкретно-социологиче­ского исследования, главным среди которых оказался метод изучения личных документов. В-третьих, работа отличается практическим и при­кладным характером выводов и заключений авторов, направленных на оптимизацию возникающих социальных процессов, связанных с ми: ра­цией и адаптацией отдельных социальных общностей к новым условиям жизни, преодоление конфликтов (либо их недопущение) в связи с ука­занными явлениями.


1лава 20. Американская эмпирическая социологии и ее развитие в 1920—1930-х гг. ... 341

Вехи творческого пути У. Томаса и Ф. Знанецкого

Прежде чем подробно характеризовать названную работу Томаса и Зна-мецкот, обратимся к рассмотрению основных вех их творческого пути, поскольку каждый из них выступал знаковой фигурой начального перио­да современного этапа социологии.

Уильям Томас (1863—1947) учился в университетах США (Теннесси) и Германии (Геттингсн, Берлин). Во время поездки по Европе он посетил Польшу, i до и познакомился со Знанецким. С 1893-го по 1918 г. был про­фессором Чикагского университета. В 1927 г. избран президентом Амери­канской социологической ассоциации. Значительную часть своей жизни Гомас занимался соцшшмическим и социально-психологическим изуче­нием социально! о поведения, его мотивации. В 1923 г. он опубликовал кни-i у «Неприспособленная девушка», в 1928 г. — работу «Ребенок в Америке» (совместно с Дороти Томас). Его последний труд, написанный за 10 лет до смерти, -- «Примитивное поведение: к введению в социальные науки» (1937). Томас исследовал проблему ситуативного поведения через изуче­ние установок и ценностей, совокупность которых он определял как ситуа­цию. Отсюда сформулированное им знаменитое положение, которое вошло is науку (с «легкой» руки Р. Мсртоиа) как «теорема Томаса»: «Если люди определяют ситуации как действительные, то они действительны по своим последст виям». Американский ученый изучал и использовал методы соци­ологического исследования, прежде всего — анализ личных документов. Применив его для сбора материала по проблемам эмиграции населения из европейских стран в США, он написал совместно со Знапецким самый из­вестный груд всей своей жизни — «Польского крестьянина...». Его союз с польским социологом был сравнительно недолгим и через некоторое время после завершения пятитомной работы распался.

Флориан Знанецкий (1882—1958) родился в Польше, обучался в гимна­зиях Варшавы и Ченстохова, высшее образование получал в университетах Варшавы, Женевы, Цюриха, Парижа. Владел семью языками, причем анг­лийский и русский изучил самостоятельно. В 1909 г. защитил докторскую диссертацию в Кракове. Преподавал в Чикагском университете, во время пребывания в нем и проводил совместные с Томасом исследования, нашед­шие отражение в названной выше книге. В 1920 г. возвратился в Польшу, в Познань, где занимался преобразованием в университете этого города кафе­дры философии в кафедру социологии. Основывает социологический ин­ститут и издает социологический журнал. До Второй мировой войны жил в Польше, но постоянно ездил в США читать лекции. Во время фашистской оккупации его жена и дочь были брошены в концлагерь. После войны, не приняв новую Польшу, Знанецкий остался в США. Преподавал в ряде аме­риканских университетов, в том числе в Колумбийском. В 1953 г. был из­бран президентом Американской социологической ассоциации. Известен



Часть II. Современный этап


как представитель гуманистического направления в социологии. Активно занимался социологией знания, социологией города. Много внимания уде­лял изучению установок и ценностных ориентации (аттитюдов), что и сбли­зило его с Томасом. Знанецкий — социолог, очень почитаемый в современ­ной Польше. Для польских социологов он значит примерно то же, что П.А Сорокин — для российских. Основные работы Знанецкого (в переводе их названий на русский язык): «Культурная реальность» (1919), «Метод соци­ологии» (1934), «Социальные действия» (1936), «Социальные отношения и социальные роли» (1965), «Гуманистическая социология» (1969).

Общая характеристика и проблемное поле «Польского крестьянина...»

Фабула книги, как уже отмечалось, связана с анализом иммиграции поль­ского крестьянства в США в начале XX в. В исследовании такого рода были заинтересованы многие социальные работники США, занятые по роду своей профессиональной деятельности обустройством жизни поль­ских крестьян, переехавших жить в эту страну и доставлявших массу хло­пот американскому обществу. Причинами возникающих трудностей и противоречий были характерные для иммигрантов незнание языка, от­сутствие необходимой квалификации, бедность, проституция и т.д. Остро стояла проблема адаптации польских крестьян к новым условиям жизни. Исследователям и практическим (социальным) работникам в США необ­ходимо было выявить не только статистические характеристики иммиг­рации, но и социальное самочувствие переселенцев, особенности воспри­ятия ими новой жизни, новых ценностей.

В работе У. Томаса и Ф. Знанецкого активно применялся метод изучения документов личного характера (дневники, автобиографии, воспоминания, письма крестьян из Америки в Польшу и ответы им — всего 754 письма). Ин­тенсивно использовались также данные польских архивов, материалы прессы, документы американских социальных агентств по миграции, так называемые «глубокие» интервью. Одно из них, проведенное с польским крестьянином Владеком, дополнило его автобиографическое жизнеописание и составил<| вместе с текстами интервью целый том в 300 страниц.

Важно отметить, что в пятитомной работе Томаса и Знанецкого первыеi тома являют собой теоретическое обобщение и анализ эмпирического матери-] ала, который представлен в последующих трех томах, так что читатель име полную возможность проникнуть в творческую лабораторию социологов и со-| поставить авторские рассуждения и размышления с конкретными документа-j ми. В истории социологии это первый (и в целом, к сожалению, не часто вс чающийся) случай такого подхода к сочетанию теоретических умозаключен с конкретным материалом, на основании которого они делаются.

Анализ жизни людей в новых условиях на базе выявления их субъектив-1 ного мнения и объективных обстоятельств бытия позволил социологам оп-| ределить несколько главных проблем их исследования: индивидуализации!


Глава 20. Американская эмпирическая социология и ее развитие в 1920—1930-х гг. .. 343

(как она совместима с социальной сплоченностью), эффективности (каково соотношение между индивидуальной и социальной эффективностью, лич­ностной и профессиональной успешностью), аномального (дсвиантного, от­клоняющегося) поведения (преступность, бродяжничество, проституция, алкоголизм), занятости, отношения между полами, социального счастья (базирующегося на удовлетворенности деятельностью социальных инсти­тутов и организаций), борьбы рас (национальностей) и культур, идеальной организации культуры [Томас, Знанецкий. 1996. С. 354—3551. Всего, как видно, Томас и Знанецкий называют восемь основных проблем, с которыми они столкнулись при изучении польских крестьян.

Подходы к изучению и решению проблем

Как решать выявленные проблемы? Это главный вопрос, который задают себе и обществу социологи. Есть ли такая совершенная форма организа­ции социальной жизни, которая соединила бы широчайший индивидуа­лизм (а именно в нем видели дух и менталитет американской нации То­мас и Знанецкий) с действиями эффективных общественных структур, что дало бы в качестве результата гармонию эффективности и счастья? Не имея окончательного ответа на этот вопрос, ученые полагали, чш не­обходимым способом разрешения поставленных выше проблем является систематическое социологическое изучение различных культур.

В контексте сказанного нельзя не обратить внимания на две фундамен­тальные практические проблемы, которые выдвигают социологи, говоря о том, что они составляют ядро рефлексирующей социальной практики во все времена. Это: «1) проблема зависимости индивида от социальной ор­ганизации и культуры и 2) проблема зависимости социальной организа­ции и культуры от индивида...» [Томас, Знанецкий. 1996. С. 341]. По суще­ству, мы видим стремление Томаса и Знанецкого рассматривать не только в теоретическом, но и в практическом плане единство и взаимозависи­мость индивида, общества (социальной организации) и культуры.

Для решения указанных нроблем общество должно способствовать удовлетворению основных желаний индивида путем его инкорпорирова­ния в собственные структуры. Томас и Знанецкий называют четыре таких желания: желание нового опыта и свежих стимулов", желание признания (общего социального одобрения, сексуального отклика и т.д.); желание властвовать (на основе стремления к собственности, домашней тирании, политическому деспотизму и т.д.); желание безопасности. В реальности общество является агентом подавления многих желаний, но оно же вы­ступает единственной средой их удовлетворения [Там же. С. 353—354J.

В анализируемой работе очень много социально-психологических ас­пектов, что в дальнейшем становится характерным для всей эмпиричес­кой социологии. Большое внимание уделяется типологии социального характера. Томас и Знанецкий рассматривают три тина характера, кото-



Часть II. Современный этап


рые называют соответственно филистерским (мещанским), богемпы творческим (креативным), причем эти типы, по мнению ученых, имек универсальное значение и применимы к анализу не только эмигрировав ших польских крестьян. Первый тип объединяет конформистов, или диционалистов, не принимающих новации и неожиданности, а ожидак щих стабильности и проторенных путей развития. Второй тип богемный — отличается спонтанностью поведенческих реакций в изме нившихся условиях жизни, когда не сложились еще новые постоянны* социальные ориентиры. Наконец, наиболее ошимальным и социальна эффективным является креативный тип, поскольку человек ищет новы| ситуации для создания более перспективных социальных сип ем. К этол типу относится наиболее «продуктивная» часть членов общества.

Ключевым для социологов (п первую очередь для Томаса; чтобы утвер-| диться в этом мнении, вспомним еще раз его теорему) было поня тис ситуации, рассматриваемой ими как «набор ценностей и установок, с которыми индивид или социальная группа имеют дело в процессе деятельпости и гю от ношению к которым планируется эта деятельность и оцениваются ее результаты» [То­мас, Знапецкий. С. 352]. Ситуация, по мнению социологов, включает в себя три вида данных: 1) объективные условия; 2) предшествующие установки индиви­да или социальной группы, которые в данный момент оказывают влияние на' их поведение; 3) определение ситуации, т.е. ясная концепция условий и осозна­ние установок [Там же. С. 3521. J [оиятис ситуации выступало для социологов как основное для объяснения поведения человека или социальной группы.

Оценивая значение пионерской работы Томаса и Знанецкого, эмериЛ канский социолог Дж. Маккини отмечал, что «она знаменует собой ^ рыв классиков-энциклопедистов со спекулятивной социологией и вступ-] ление ее в период эмпирического развития со всем его методическим техническим оборудованием»1.

Бурное развитие эмпирической социологии в США

Эмпирическая социология вступает в пору своего бурного развития. Оно про-1 явилось в растущем интересе к методике, технике и процедуре исследования.1 Социологам (да и не только им) стало казаться, что они moijt располагать са-1 мыми надежными инструментами для получения объективно истинного зна-1 ния. Распространению этой иллюзии способствовала проблематика социоло-| гических исследований 1920-х гг. Она касалась наиболее острых проблем) жизни и поведения социальных групп, связанных с девиациями.

Об этом свидетельствуют лишь некоторые перечисляемые ниже рабо-| ты. Мы умышленно выбрали те, названия которых достаточно красноречи-1 вы и часто говорят сами за себя: «Шайка» Ф. Трешсра (написана в 1927 г.,1 посвящена описанию жизни молодых преступников); «Гетто» Л. Вирта!

1 Цит. по: Беккер Г., Бесков А. Современная социологическая теория в ее преемст-1 венности и изменении. М., 1961. С. 643.


I пава 20. Американская эмпирическая социология и ее развитие в 1920— 1930-х гг. .. 345

(написана в 1928 г., в ней раскрываются особенности образа жизни населе­ния в изолированных — для определенных, часто дискриминированных, национально-этнических групп — частях города; эмпирическое исследова­ние было посвящено анализу судеб еврейских иммигрантов в Чикаго и проведено в еврейском гетто); «Бродяга» Н. Андерсона (написана в 1923 г., и ней характеризуются результаты эмпирических исследований среди без­домных, выражаясь современными отечественными терминами — бом­жей); «Неприспособленная девушка» У. Томаса (год издания книги — 1923-й, в пей исследуются особенности поведения, профессиональные за­нятия, социальные отклонения, в том числе и проституция, молодых жен­щин, в основном иммигранток); «Золотой берег и трущоба» X. Зорбо (на­писана в 1929 г., в книге па материалах конкретных исследований показываются разительные контрасты между богатыми, расположенными и центральной части Чикаш, кварталами и нищенскими районами города).

Многие ил этих исследований касались иммигрантов — не только по-ияков (как зго уже показывалось на примере работы Томаса и Знанецкого), но и выходцев из Ирландии, Италии, Германии, Китая, Японии, Мек­сики, скандинавских государств, а также евреев, негров, мулатов, метисов ил африканских и латиноамериканских стран и др. Перед всеми этими людьми стояли одни и тс же проблемы — трудоустройства, иного, по срав­нению с прежним, образа жизни, освоения новых социальных связей и от­ношений, социальной, культурной, языковой и иной адаптации. Над «плавильным котлом» американской нации клубился мощный пар, в ко-юром пытались что-либо увидеть и понять исследователи.

Социологов (в первую очередь представителей Чикагской школы) вол­новали вопросы городской жизни, социального неравенства среди различ­ных слоев населения, усиливающихся контрастов между богатством и бед­ностью, преступности, различного рода девиаптпого и делинквентного поведения, связанные зачастую именно с названными выше социальными и национально-этническими группами. С целью анализа и выявления спо­собов решения поставленных проблем и проводились эмпирические иссле­дования. Государство некоторое время субсидировало такие работы, одна­ко быстро свернуло их финансовую поддержку, увидев в разоблачающих материалах социологов определенную угрозу устоям общественного строя.

Но помешать развитию эмпирической социологии было уже нельзя. Социологи-эмпирики, получив ограниченные возможности в области изучения девиантного (отклоняющегося) поведения, «перекинулись» в сферу исследования коллективного поведения, социальных и межлично­стных отношений в городах (сначала крупных, а затем средних и мелких), на промышленных предприятиях, а потом и в иных областях социальной жизни (образование, культура и т.д.). 1920—1930-е годы становятся пери­одом быстрого и активного распространения эмпирической социологии, популярность ее необыкновенно возрастает. Эти два десятилетия харак-



Часть II Современный этап


тсризует и начало институционализации отраслевых социологии (социо­логии города, индустриальной социологии, социологии труда, социоло­гии менеджмента, социологии культуры, социологии образования, соци­ологии знания, социологии медицины и т.д.).

Что касается территориально-пространственного аспекта эмпиричес­кой социологии, то в основном она развивалась в США. В Европе активное распространение эмпирических исследований падает на период после Вто­рой мировой войны. Но что интересно и важно отметить, все (или почти все) американские социологи, прежде чем стать эмпириками, как правило, проходили серьезную школу философско-социологической теоретической подготовки в европейских университетах, чаще всего немецких, слушая лекционные курсы ведущих профессоров в Берлине, Геттингене, Гейдель-берге и других городах. Поэтому есть достаточные основания утверждать, что американская эмпирическая социология, а именно она и была долгое время законодателем моды в этой области производства научного знания, испытала на себе серьезное влияние европейской теоретической социоло-1 ии и социальной философии.

Почему эмпирические исследования становятся предметом самого при­стального научного и практического интереса? С чем связана «экспансия» этих исследований? Эмпиризм в социологии распространяется в силу расту­щей потребности в нем, причем потребности двух видов — как социальной, так и собственно научной. В первом случае все больше ощущают необходи­мость в развитии эмпирической социологии промышленные предприятия, поскольку на них возникают конкретные производственные и социальные проблемы, которые можно решать только с помощью эмпирических исследо­ваний. Во втором случае, в рамках сугубо внутренних потребностей самой социологической пауки, использование принципов эмпиризма становится одним из важнейших необходимых условий ее дальнейшего развития, появ­ления новых теорий и обоснованных гипотез. Степень зрелости социологии как науки в целом становится все более зависимой от степени зрелости эм­пирической социологии.

Итак, нужны были новые теории с гипотезами, подлежащими эмпири­ческой проверке и, как отклик на них, соответствующие эмпирические исследования. Одной из первых откликнулась на возникшие потребнос­ти и общества, и социологии Чикагская школа.

§ 3. Чикагская школа в социологии, ее основные этапы, достижения, значение для последующего развития социологии

В первой части нашего учебника Чикагская социологическая школа была определена как направление научной и практической деятельности ис­следователей, сотрудничавших на кафедре социологии (социологическом


I лава 20. Американская эмпирическая социология и ее развитие в 1920—1930-х гг... 347

факультете) Чикагского университета в период между 1892 и 1935 гг. и осуществлявших теоретические и эмпирические проекты. Отмечалось, ■нов деятельности школы принято выделять как минимум два этапа — подготовительный и этап активного функционирования, на который при­ходи гея пик творчества ее наиболее крупных представителей. Воспроиз-кедем коротко содержание первого этапа, чтобы дать развернутый анализ результатов работы школы на втором, основном этапе ее деятельности.

Подготовительный этап деятельности Чикагской школы

Первый, подготовительный, этап охватывает период с 1892-го по 1915 г., т.е. с момента создания социологического факультета Чикагского университета i,o оформления центральных идей эмпирической социологии лидерами школы Р. Парком и Э. Бёрджессом на основном этапе ее деятельности. Не-(мотря на то что на этом этапе не удалось создать единой исследовательской программы, без чего школы как таковой не существует, решались другие важные задачи ее формирования. Прежде всего, удалось собрать вокруг ка­федры социологии и социологического факультета университета немало (торонников соединения теоретических и эмпирических исследований. Далее, начал выходить в свет с 1895 г. первый в мире социологический журнал («American Journal of Sociology»), было создано в 1905 г. Американское со­циологическое общество (впоследствии Американская социологическая ас­социация). В 1894 г. А. Смолл и Дж. Винсент издали первый учебник по со­циологии в виде небольшой по объему брошюры.






Дата добавления: 2016-05-31; просмотров: 187;


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2017 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.022 сек.