ЧАСТЬ II СОВРЕМЕННЫЙ ЭТАП 7 глава

Наконец, появляется еще один вопрос: не выступает ли в этом случае эмпирическая социология средством отвлечения от наиболее острых про­блем, смещения акцентов на второстепенные вопросы? Ведь, проводя ис­следования, публикуя свои работы, социологи тем самым привлекают вни­мание к ставящимся ими проблемам как наиболее акгуальным. Возникают, следовательно, объективные последствия их подходов к определению зна­чимости исследуемого материала и проблематики. Поэтому критики «пол­зучего эмпиризма» и мелкотемья, а зачастую и никчемности некоторых ис­следований, видимо, во многом правы, усматривая причины этих явлений в социологии в отрыве от широких социально значимых проблем, в стрем­лении выдать подчас второстепенные вопросы за ключевые.

Одна из основных причин слабости и названных «болезней» эмпири­ческой социологии (мелкотемья, отрыва от актуальных социальных про­блем, «ползучего эмпиризма» и др.) в 1940—1960-х гг. состояла в относи­тельном параллелизме теории и эмпирии, в отсутствии механизмов их «сцепления». Поиск путей установления тесной связи между ними толь­ко начинался, и первые шаги в этом направлении были сделаны скорее представителями теоретической, чем эмпирической социологии.

Завершая главу, необходимо отметить, что в целом, несмотря на опреде­ленные слабости, эмпирические исследования благодаря новым достижени­ям в методологии, методике и технике их проведения «бросили вызов» со­циологической теории. Последняя не могла не поднять «перчатки». В 1930-х гг. и в последующие десятилетия, уже после окончания Второй ми­ровой войны, последовал ее ответ. В США его авторами явились в первую очередь П. Сорокин, Т. Парсонс, Р. Мертон, в Западной Европе — предста­вители Франкфуртской социологической школы. К рассмотрению теорети­ческой линии развития социологии мы переходим в последующих главах.

Вопросы и задания

1. Почему индустриальная социология и теория человеческих отношений приобрели

большую популярность как среди социологов, так и лидеров западного бизнеса? 2 Расскажите о Хогорнском эксперименте и покажите его значение для социологии.



Часть II. Современный этап


3. Какыы можете истолковать выводы, сделанпые'Мзйо в ходе Хотрпскогоэкспери
мента? Со всеми ли из них вы согласны?

4. Почему в 1930—1940-х гг. изучение групп становится одним из доминирующих на
правлений в социологии? Какие исследования вэтойобласш социологии нам пзве!
стны?

5. Охарактеризуйте социометрию и социологические взгляды ее основателя — Дж. Мо|
репо. Каково ее значение для развития социологии и социальной психолен ин?

6. Проанализируйте развитие отраслевых социологии в 1930- 1940-х п . Какие oipac»?
ли социологии развивались в этот период наиболее активно и почему?

7. Опишите возникновение и развитие военной социологии. \i чем, по вашему мне­
нию, состоит значение этой отрасли социолш ического знания?

8. Что ыы можете рассказать о разнит ии социологии труда, социологии менеджмента,
доктрины гуманизации труда? Сохранилось ли, но вашему мнению, их значение
для современного этапа развития производства и социоло! ической пауки?

9. Покажите достижения социологической науки и области методологии, методики и
техники эмпирического исследования. Какую роль в .>ш\ достижениях сьпрал
П. Лазарсфельд?

10.Почему, характеризуя состояние эмпирической социологии и 1940—1960-х 11., мы
говорим не только о ее расцвете, но и «болезнях»? В чем заключаются эти «болез­
ни»? Как их следовало бы «лечить»?

Литература

Андреева Г.М. Социальная психология. М., 1996.

Антонович И.И. Пол Лазарсфельд — теоретик эмпиризма // Современная американ­ская социология. М., 1994.

Баразгова Е.С. Американская социология (фадиции и современное и,). Екатеринбург; Бишкек, 1997.

ВолковЮ.Г., Нечипуренко В.Н., Самыгин СИ. Социология: история и соиремеппосч ь. М.; Ростов н/Д., 1999.

История социологии. Минск, 1993.

История социологии в Западной Европе и США. М, 1999

Култьиин В.П. Классическая социология. М., 2000.

Морено Дж. Социометрия. М., 1958.

Морено Дж. Социометрия // Американская социологическая мысль: Тексты. М., 1996.1


Глава 22

Развитие социологической теории:

П. Сорокин, Т. Парсонс, Р. Мертон

§ 1. П. Сорокин: социологические теории американского периода творчества

Жизненный путь и общая характеристика творчества

Питирим Сорокин, русско-американский социолог (1889—1968), переехал в США из Чехословакии осенью 1923 г. по приглашению американских со­циологов (биографический очерк о жизни в России и анализ российского этапа творчества Сорокина см. в первой части учебника). В его автобиогра­фическом романе «Дальняя дорога»1, состоящем из пяти частей, первые три посвящены российскому периоду творчества, четвертая и пятая части — американскому. Автобиография доведена до конца 1962 г. После ее напи­сания Сорокину было отпущено судьбой еще почти 6 лет жизни.

Первые годы американского периода деятельности он работал в универ­ситетах штагов Миннесота, Иллинойс и Висконсин, с осени 1930 г. — в Гар­вардском университете, куда был"приглашен возглавить новый социологиче­ский факультет, открывшийся осенью 1931 г., и где работал до выхода на пенсию. Так что все творчество в США выдающегося социолога XX в. может быть рассмотрено в рамках двух периодов — миннесотского и гарвардского.

В годы миписсотского периода (1923—1930) Сорокин написал две крупные работы: «Социология революций» (1925) и «Социальная мо­бильность» (1927). Заготовки и наброски для этих работ были сделаны еще в России. В 1929 г. вместе с К. Циммерманом он публикует книгу «Основы сельской и городской социологии», заложившей основу целого направления исследований. В последующий, гарвардский период социо­лог создает свою знаменитую четырехтомную «Социокультурную дина­мику» (1937—1941), а также работы «Общество, культура и личность» (1947), «Причуды и слабости современной социологии» (1956), «Совре­менные социологические теории» (1966) и др. В 1964 г. Сорокина в воз­расте 75 лет избирают президентом Американской социологической ассо-

1 Sorokin P. A Long Journey. Now Haven, 1963; русские переводы: Сорокин П. Долгий путь. Сыктывкар, 1991; Сорокин П. Дальняя дорога. М, 1992.



Часть II. Современный этап


циации. В 1968 г., после смерти ученого, она учреждает ежегодную п мию имени П. Сорокина за лучшую книгу но социологии.

Последние два десятилетия своей жизни социолог занимался не толы научным творчеством, публикуя все новые и новые труды, но и практическо] работой в созданном им Гарвардском центре созидательного алыруиз; В его рамках осуществлялись изучение возможностей альтруистического п< ведения (на основе обобщенного опыта соответствующей деятельности) его пропаганда. Материалы рабог центра раулярно публиковались, оказал; определенное влияние на общество в 1950—1960-х гг., однако значительно: интереса, особенно со стороны социологов, не вызвали.

Умер ученый 11 февраля 1968 г. в своем доме на Клифф-стрит, № в i. Винчестере, пригороде Кембриджа, где прожил большую часть свое: жизни в США. Дом этот он очень любил, вокруг него был разбит красивый цветник. Разведение цветов было хобби социолога, который, принимая гостей, показывал им прежде всего свои розы (считается даже, что он вывел один из новых сортов) и только потом вел в дом, в котором начиналось обсуждение интересующих визитеров проблем.

В последние годы жизни Сорокин испытывал сильную ностальгию по родине и мечтал о возможности приехать хоть ненадолго в Советский Союз. Таковая ему однажды предоставилась в начале 1960-х гг. Далее я буду гово­рить об этом со слов члена-корреспондента Академии наук СССР М.Т. Иовчука, который лично знал Сорокина, встречался с ним в США во время визита в эту страну одной из делегаций советских ученых — философов социологов. В 1968 г. Иовчук рассказывал мне, что, приветствуя этих уче ных на банкете, который он устроил в их честь, Сорокин позволил себе время тоста сказать несколько нелицеприятных слов в адрес американских президентов, которые, по его мнению, допускали ошибки в своих решениях потому что плохо знали социологию. Читая курсы в Гарвардском универси тете, он у многих из них принимал экзамен. Как говорил он сам, Дж. Кеннеди получил у него тройку, а Л. Джонсон — даже двойку. «Какое же право он имеет быть президентом?» — задавал вопрос Сорокин (отметим, к слову, именно в это время Джонсон управлял страной). Как рассказывал Иовчук. при этих словах американские социологи, также приглашенные на банкет демонстративно встали и ушли из-за стола. Не следует забывать, что это бы период «холодной войны», деологическое противостояние определяло во (или многие) действия социологов, а приведенное выше высказывание уче ного было расценено его американскими коллегами как оскорбление наци: в целом. Подобную «фронду» ему не простили. Случай же подвернулся са­мый подходящий. Сорокин выполнял определенную работу в рамках дви­жения сторонников мира, а в Москве должен был состояться очередной форум участников этого движения. В связи с этим американский социолог получил приглашение приехать в Москву, Это и была та самая возможность посетить родную страну, о которой столько лет он мечтал. Сорокин готовил


Глава 22 Развитие социологической теории' П. Сорокин, Т. Парсонс, Р. Мертон 383

ся к визиту с большим волнением, даже ходил на прием к советскому послу и США. Им тогда был В.Ф. Добрынин, который и рассказал Иовчуку об этом визите. Сорокин спрашивал, в частности, не припомнят ли ему в СССР «ярославские грешки» (он имел в виду свое участие в ярославском мятеже цротив большевиков). Посол его успокоил и пообещал, что он будет принят как высокий гость, которому предоставят возможность посетить родные ме­ста. Сорокин, что называется, уже складывал чемоданы. Но в госдепарта­менте США, куда его пригласили для выдачи визы, ему сказали, что он, ко­нечно, может ехать в СССР, однако гарантировать после этой поездки будущую карьеру его сыновей, которые по характеру работы имели доступ к секретным материалам (один из них был физиком — «атомщиком», другой — микробиологом), будет уже очень трудно. Сорокин оказался перед мучительным выбором и... не поехал.

Основные идеи работы «Социология революций»

Теперь остановимся подробнее на основных идеях и теориях Сорокина, изло­женных им в работах американского периода жизни и творчества. В книге «Социология революций» он доказывает, что революции и сопутствующие им войны, как правило, усиливают и ускоряют дезинтеграцию общества. Цен­ности и идеалы, воспроизводимые в революционный период, чаще всего ил­люзорны. Их анализ позволил социологу сформулировать закон «социально­го иллюзионизма». Для доказательства действенности и жизненности этого закона он сравнивает ряд лозунгов, выдвинутых Февральской и Октябрьской революциями в России 1917 г., с действительностью, наступившей через два-три года. Например, ставилась задача ликвидировать, разрушить пирамиду социального неравенства, но вместо одного неравенства появилось другое — у людей не стало даже формальных прав, включая право на жизнь. Обещали всем хлеба — получили голод и вымирание. Хотели и обещали уничтожить капитализм — разрушили средства производства и обращения.

Как теперь выясняется, закон социального иллюзионизма активно «ра­ботает» в странах, оторванных от достижений мировой цивилизации в об­ласти свободы и демократии. Пример тому — наша страна. Даже если взять послесталинский период ее развития, иллюзии и их постоянная пропаган­да имели место во времена и Н.С. Хрущева, и Л.И. Брежнева, и М.С. Горба­чева. Первый обещал современному ему поколению людей, что они будут жить при коммунизме, а последний — дать каждой семье к 2000 г. отдель­ную квартиру. Чем это все кончилось, хорошо известно. Так что сорокинский закон социального иллюзионизма оказался достаточно действенным.

Социолог отмечает, что революции, несмотря на побуждения самих рево­люционеров, изменяют поведение людей не в лучшую сторону, культивируя вражду, ненависть, злобу, обман, разрушение. Освободиться от этих явлений никому не дано, они неизбежны, ибо революции биологизируют и даже кри­минализируют поведение людей. Они приводят к установлению авторитар-



Часть И. Современный этап


ного режима, который держится па культивировании образа врага и поддер­жании дефицита. Сорокин прогнозировал падение власти коммунистов и России в связи с прекращением войны и ропом «сытости» населения, одна­ко ошибся в сроках, полагая, что это произойдет достаточно быстро.

Еще один закон, сформулированный Сорокиным для общества кри­зисного периода, был назван им законом позитивной и негативной поля­ризации. В соответствии с этим законом люди во время кризисов веду i себя неоднозначно: одна часть общества становится более склонной к со­циальной аномии (негативный полюс), другая — к моральному совершен­ствованию и религиозности (позитивный полюс). Индивиды могут-тяго­теть либо к одному, либо к другому полюсу. Это значит, что в обществе может наблюдаться рост ожесточения, криминальных деяний, :>1оизма, самоубийств, тупой покорности судьбе, равно как п активизация творче­ских усилий, альтруизма, стремления жи 11> по моральным заповедям, не-институциопализированпой религиозности и т.д.

Реформы общества в условиях его кризиса должны исходить, по мне­нию Сорокина, из интегральной сущности человека и пи в коем случае не препятствовать его базовым инстинктам. Для :мого, как минимум, необ­ходимо, чтобы: а) сущи ост и человека соответствовала форма производс!-ва и распределения благ; б) государство в конечном счете стимулировало творческую активность населения; в) утвердился морально-правовой по­рядок, единый как для власти, так и для населения. Социолог утверждал в связи со сказанным, что в форму производства должна быть заложена постоянно действующая пружина, именуемая «личным интересом» ра­ботника. Как видно, идеи интегральной сущности человека, которые ста­ли затем одним из лейтмотивов всего творчества Сорокина, были сфор­мулированы еще в ранних работах мыслителя.

Концепция социальной стратификации и социальной мобильности

Важнейшая социологическая концепция, раскрытая Сорокиным в книге «Социальная мобильность» (1927), посвящена анализу и и шокепию основ теории социальной стратификации и социальной мобильности1. 15 книге предлагается следующее определение социальной стражфикации: «...лто дифференциация некой данной совокупности людей (населения) па клас­сы в иерархическом ранге. Она находи! выражение в существовании выс­ших и низших слоев. Ее основа и сущность — в неравномерном распределе­нии прав и привилегий, ответственности и обязанности, наличии или отсутствии социальных ценностей, власти и влияния среди членов того или иного сообщества» [Сорокин. Человек, цивилизация... 1992. С. 302].^ Говоря о многочисленных конкретных ипостасях социальной стратифика^

' Перевод большой части л ой рабош на русский я.)ы к см is нише. Сорокин II. Че-1 ловек. Цивилизация. Общество. М, 1992; в ней же содержатся неполные переводи pa-jj бот «Социология революций», «Социокультурная динамика».


Глава 22. Развитие социологической теории' П. Сорокин, Т Парсонс, Р. Мертон 385

ции, Сорокин сводит их многообразие к трем ее основным формам: эконо­мической, политической и профессиональной.

Социолог доказывает, что социальная стратификация — это постоян­ная характеристика любо! о организованного общества. Она есть всюду —' в экономике и политике, науке, культуре и образовании, менеджменте и банде преступников. Нсстратифицировапного общества не бывает. Не­возможно рассматривать изменения в положении социальных групп и слоев, если не представлять себе четко сами эти слои (страты).

Столь же нормальным и естественным состоянием общества является социальная мобильность. Под ней Сорокиным понимается «любой пере­ход индивида или социального объекта (ценности), т.е. всего того, что со­здано или модифицировано человеческой деятельностью, из одной соци­альной позиции 1! другую» [Там же. С. 373]. В соответствии с его концепцией мобильность различается по направленности (горизонталь­ная и вертикальная, последняя рассматривается им в двух плоскостях — как восходящая и нисходящая), по форме (коллективная и индивидуаль­ная), по интенсивности и масштабности. Горизонтальная мобильность предполагает переход из одной социальной группы в другую, но на том же уровне социальной стратификации. Вертикальная мобильность означает перемещения индивида (группы) из одного пласта в другой (если вверх, то это будет восходящая мобильность, если вниз — то нисходящая).

Вертикальная мобильность рассматривается социологом в трех аспек­тах, соответствующих трем формам социальной стратификации, — полити­ческом, экономическом, профессиональном. Он определяет основные ме­ханизмы мобильности, с помощью которых преодолеваются «сита», как бы просеивающие индивидов. Это семья, школа, церковь, армия, всевозмож­ные профессиональные, экономические и политические организации. При рассмотрении названных структур в русле вертикальной мобильности Со­рокин анализирует их в качестве «каналов социальной циркуляции». Так, характеризуя в этом плане школу, он пишет: «В обществе, где школы до­ступны всем его членам, школьная система представляет собой "социаль­ный лифт", движущийся с самого низа общества до самых- верхов. В обще­ствах, где привилегированные школы доступны только высшим слоям населения, школьная система представляет собой лифт, движущийся толь­ко но верхним этажам социального здания, перевозящий вверх и вниз толь­ко жильцов верхних этажей. Однако даже в таких обществах некоторым индивидам из низших слоев все-таки удавалось проникнуть в этот школь­ный лифт и благодаря ему возвыситься» |Там же. С. 396].

Па базе богатого эмпирического материала Сорокин делает вывод, что в любом обществе социальная циркуляция индивидов и их распределе­ние осуществляется не по воле случая, а по необходимости, и при этом строго контролируется разнообразными институтами. При этом он дока­зывает, что «церковь, семья и школа, а также профессиональные органи-



Часть II Современный этап


зации выступают не только средствами образования и перемещения л» дей, но помимо этих функций они выполняют функции социальной се* лекции и распределения индивидов внутри социального здания. Причем эти функции имеют не меньшее социальное значение, чем функции обра­зования и воспитания» [Сорокин. Человек, цивилизация... 1992. С. 423].

Концепция социокультурной динамики

Основные теоретические концепции Сорокина были'направлены на объ­яснение изменений в мире. Среди них центральное место занимает теория социокультурной динамики. В ней заметно стремление социолога проана­лизировать источники и движущие силы социальных изменений и их ди­алектику в обществе. Признавая большую роль теорий, в которых подчер-1 кивается значение географического, биологического и психологического факторов в социокультурном изменении, он считает, что «основные до-J стижения и основной взгляд принадлежат социологическим теориям, ко-! торые рассмотрели различные социальные и культурные факторы как главные движущие силы социокультурного изменения» [Сорокин. Соци­окультурная динамика... 1996. С. 386].

Анализируя общественную реальность в историческом срезе, Сорокин характеризовал ее как иерархию различных социальных и культурных си­стем, начиная с мелких и кончая самыми крупными и обьемными — супер­системами. Последние существуют на протяжении столетий, охватывают все виды социальных взаимодействий, все формы материальной и духов­ной жизни людей, включая науку, искусство, религию, язык и т.д. В процес­се анализа суперсистем Сорокин особое внимание уделяет характеристике культурных суперсистем, где главную роль играют ценности. Эта катего­рия занимает в концепции социокультурной динамики одно из централь­ных мест, о чем чуть ниже будет специально сказано.

В каждую историческую эпоху, согласно трактовке социолога, доминиру­ет и господствует одна из культурных суперсистем, в структуре которой можно обнаружить как остатки ее «предшественницы», так и ростки «на­следницы». Этот поиск составляет важную задачу социологии и должен осу­ществляться, в соответствии с концепцией ученого, сквозь призму анализа ценностей различного характера, к числу которых в первую очередь относят­ся нормы (как правовые, так и в особенности культурные и моральные).

Сорокин рассматривал исторический процесс через призму движения типов культур, каждый из которых выступает как определенная целост­ность. Таких основных типов социолог выделяет три: чувственный, рацио­нальный (умозрительный), идеациональный. Первый характеризуется преобладанием непосредственного чувственного восприятия действитель­ности, второй — господством рационального мышления, третий — доми­нантой интуиции. Каждый из этих типов культуры находится в развитии и присущ человеческому обществу на различных этапах его прогресса.

 


Глава 22. Развитие социологической теории П. Сорокин, Т. Парсонс, Р Мертон 387

Рассматривая процесс перехода от чувственной культуры к идеацио­нальной, Сорокин писал: «Мы как бы ?иходимся между двумя эпохами: умирающей чувственной культурой нашего лучезарного вчера и грядущей идеациональной культурой создаваемого завтра. Мы живем, мыслим, дей­ствуем в конце сияющего чувственного дня, длившегося шесть веков. Лучи «ходящего солнца все еще освещают величие уходящей эпохи. Но свет медленно угасает, и в сгущающейся тьме нам все труднее различать это ве-/шчие и искать надежные ориентиры в наступающих сумерках. Ночь этой переходной эпохи начинает спускаться на нас, с ее кошмарами, пугающими тенями, душераздирающими ужасами. За ее пределами, однако, различим рассвет новой великой идеациональной культуры, приветствующий новое поколение — людей будущего» [Человек, цивилизация.,, 1992. С. 427].

В соответствии с концепцией социокультурной динамики все люди так или иначе вступают в систему социального взаимодействия под влиянием це­лого ряда факторов: бессознательных (рефлексы), биосознательных (голод, жажда, половые влечения) и социосознательных (значения, нормы, ценности) регуляторов. Система последней группы регуляторов есть культурное качест­во. Каждая эпоха вырабатывает свои культурные качества, которые меняются от одной из них к другой и определяют типы социокультурной динамики. На основании таких качеств создаются образцы культурной жизни.

Центральная категория в концепции социокультурной динамики Сороки­на — ценности. Их классификация представлена четырьмя группами. Первая включает ценности, возникающие в результате познавательной деятельности (основная среди них — истина), вторая охватывает ценности эстетического удовлетворения (центральная — красота), третья касается ценностей соци­альной адаптации и морали (доминанта — добро), четвертая группа предпола­гает наличие ценностей, объединяющих все в единое целое (польза). Любую социально значимуро человеческую активность и деятельность можно объяс­нить с помощью этих поистине универсальных категорий, наиболее интег­ральной среди которых, по мнению Сорокина, является польза.

Интерес социолога к проблемам социокультурной динамики был связан в значительной степени с кризисом современной ему культуры, понимаемой в самом широком смысле слова — вплоть до почти полного отождествления культуры и общества (о чем им написана книга «Кризис нашего века», издан­ная в Нью-Йорке в 1941 г., а затем и еще одна работа — «Общество, культура, личность»). Социолог стремился обосновать возможность преодоления кри­зиса культуры и общества посредством «моральной реконструкции человече­ства», в которой значительная роль уделялась реализации идеи интегрализма.

Идеи интегрализма в социологии П. Сорокина

Сквозь всю теоретическую социологию Сорокина красной нитью проходит идея интегрализма. По сути, она оказалась сквозной для всего творчества уче-рюго, коснувшись различных социальных субъектов, процессов и структур.

13*



Часть П. Современный этап

Наиболее ярко она проявилась, пожалуй, в анализе личности и общества. «Но­вая интегральная теория личности, — писал учений, — не отрицает, что чело­век является животным организмом, наделенным "бессознательным", рефлек-сишто-инстинкгивным механизмом тела, но она подчеркивает, что, помимо этой формы бытия, человек является сознательным, рациональным мыслите­лем и сверх-сознательным творцом или духом» [1993. С. 143J.

Человек интегрален, считал социолог, прежде всего по своей природе, ко­торая складывается под комплексным влиянием ряда факторов космическо­го, биологического, психологического, социокультурного характера. Для по лучения истины, являющейся главной целью деятельности человека, он пользуется тремя основными каналами — чувствами, разумом, интуицией В результате их интегрального использования знание о мире человека стано­вится полным. Процитируем в этой связи самого Сорокина: «Истина, полу­ченная с помощью интегрального использования всех трех каналов позна­ния — чувства, разума и интуиции, — это более полная и более цепная истина, нежели та, которая получена через один из этих каналов. История человечес­кого знания — это кладбище, заполненное неправильными эмпирическими наблюдениями, неправильными рассуждениями и псевдоинтуициями. При интегральном использовании этих трех каналов познания они дополняю! друг друга и контролируют» [Моя философия... 1992. С. 134].

Говоря о теории интегрального типа общества Сорокина, следует отметить, что он стремился представить свой вариант будущего. В 1960-х гг. в ряду кон­цепций конвергенции (сближения, соединения обществ и стран с различным социальным строем) она занимала одно из центральных мест благодаря реали­стическому подходу к пониманию взаимосвязи различных организаций и сис­тем общественной жизни и необходимости использования лучших достиже­ний каждой из них в интересах человечества. В отечественной литературе: 1960— 1970-х гг. эта теория подвергалась критике, подчас огульной и необос-".1 нованной. Между тем ряд положений, касающихся действительных завоева­ний человеческого общества, отражал реализм подхода Сорокина. Это, в част­ности, касается плюрализма форм собственности и политической структуры, стимулирования труда и экономической дисциплины, отношений с другими странами и способов планирования и т.д. Доказательством концептуальной значимости социологической теории является то, что человечество, пусть трудно, медленно, мучительно, но все же продвигается по пути интеграции.

Интегральная теория общества социолога была положена в основу его за­главного доклада VI Всемирному социологическому конгрессу, проходивше­му в 1966 г. во французском городе Эвиане. В это время он уже тяжело болел и не сумел приехать па конгресс. От его имени доклад был зачитан одтгам из членов американской делегации и распространен в письменной форме как документ конгресса для обсуждения его участниками. Доклад был посвящен проблеме единства и многообразия в социологии. В нем Сорокин сравнивал социологию с двуликим Янусом, одно лицо которого — единство, другое —


Глава 22. Развитие социологической теории: П. Сорокин, Т. Парсонс, Р Мергон 389

разнообразие. В то время призыв ученого к конвергенции социологии, сбли­жению и единению ее представителей из разных стран был воспринят рядом течеп венных авторов, в том числе и участников конгресса, как крайне реак­ционный, и подвергнут резкой критике. Однако прошедшие годы показали, что Сорокин был прав. Время же для действительного единства в социоло­гии при всем многообразии позиций приходит только теперь. Это единство в многообразии становится возможным благодаря возникновению совершен­но повой политической и идеологической обстановки в мире, связанной с окончанием изрядно затянувшегося периода «холодной войны».

§ 2. Теории социального действия, социальной системы и структурно-функционального анализа Т. Парсонса

Жизненный путь и общая характеристика творчества

Талкогг Парсонс (1902—1979) родился в США (Колорадо-Спрингс). Дет­ство провел в спокойной, стабильной, мелкобуржуазной атмосфере Сред­него Запада, где господствовали протестантизм и пуританство. В 1920— 1924 гг. получил образование в Амхсрстском колледже (Гарвард), затем в Лондонской школе экономики, Гейдельбсргском университете (1925— 1926). В этом университете он защитил докторскую диссертацию по эконо­мике. С 1927 г. преподавал экономику в Гарвардском университете. Там же в 1931 г. он перешел работать на социологический факультет, где познако­мился с П. Сорокиным. В этом университете Парсонс проработал 42 года и ушел в 1973 г. на пенсию. В 1944 г. он был назначен деканом социологиче­ского факультета Гарвардского университета. Избирался президентом со­циологического сообщества восточных штатов США, а в 1949 г. — прези­дентом Американской социологической ассоциации. В 1967 г. Парсонс избран президентом Американской академии наук и искусств, причем он был первым из обществоведов, оказавшихся во главе этого очень престиж­ного творческого сообщества. Умер ученый в Мюнхене.

Будущий социолог начинал свою карьеру как экономист. Находясь в Ан­глии, он познакомился с работами А. Маршалла, обучаясь в Германии —-с трудам и Ф. Тенниса, Г. Зиммеля, М. Вебера, также оказавшими на него болыпое влияние. Кстаги, свою первую и, пожалуй, главную книгу «Струк­тура социального действия» (1937) он начинает с вопроса «Кто сейчас чита­ет Зиммеля?». Эта книга считается одним из лучших теоретико-социологи­ческих произведений XX в. Сам Парсонс считал «Структуру социального действия» главным поворотным пунктом в его профессиональной карьере [Парсонс. 1997. С. 214).






Дата добавления: 2016-05-31; просмотров: 695; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2017 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.02 сек.