Эволюционная социология Г. Спенсера 2 глава

Церковные институты, как и политические, обеспечивают интеграцию в общество различных групп населения, хотя и используют для достиже-



Часть 1. Классический этап


ния этой цели иные средства и механизмы. Спенсер подчеркивал боль­шую роль духовенства в функционировании церковных институтов. В ка­честве прообраза его деятельности им рассматривались действия жрецов, шаманов, колдунов.

Профессиональные институты возникают на основе общественного разделения труда и активно развиваются вместе с эволюцией производст­ва и его форм. К профессиональным институтам Спенсер относил гиль­дии, цехи, профессиональные союзы. Их главная функция состоит в сближении, интеграции, защите людей, занятых одной и той же профес­сиональной деятельностью.

Наконец, последняя группа институтов — промышленные — охватывает различные виды производства и их организацию на заводах и фабриках. По­нятно, что эти институты характерны для промышленного, и никакого дру­гого, общества. Они обеспечивают функционирование его производствен­ной структуры и регулирование трудовых отношений между участниками производства. Развитие промышленных институтов, как и профессиональ­ных, основано прежде всего на усиливающемся разделении труда и оптими­зации управления производством.

Учение о социальных институтах разработано английским социологом в рамках системного описания общества. Все институты составляют еди­ное, причем взаимосвязанное, целое. Каждый из них удовлетворяет опреде­ленную общественную потребность и не подменяет другие институты. Так же, как и общество, институты существуют для блага людей, а не наоборот.

Ценность учения Спенсера о социальных институтах определяется, во-первых, тем, что они впервые были строго проклассифицированы, во-вто­рых, проанализированы с позиций эволюционной теории, в-третьих, рас­смотрены на громадном историко-этнографическом материале. Он сумел показать возможности институционального анализа для осмысления важ­нейших проблем общества и его социальной структуры.



§ 7. Отношение Г. Спенсера к социализму

Проблематика социальной эволюции в связи с поиском Г. Спенсером об­щественного идеала и путей его достижения нашла свое развитие в его трактовке социализма — общества, не существовавшего в реальности, но прогнозируемого и пропагандируемого многими мыслителями современ­ной английскому социологу эпохи.

Характеризуя промышленное общество как своего рода идеал социаль­ного устройства, противопоставляя его как образец гуманного демократи­ческого общества, существующего в интересах каждого индивида, другому типу общества — военному, социолог подобным подходом изначально за­явил о неприятии всякого иного «социального агрегата». Поскольку во вто-


Глава 3. Эволюционная социология Г. Спенсера



рой половине XIX в. были достаточно сильны различные теории социализ­ма, касавшиеся обустройства будущего общества и резко противопостав­ленные капитализму, английский социолог не мог пройти мимо них и вы­разил свое отношение, которое можно сформулировать в лаконичной форме как их резкое неприятие.

В работе «Основания социологии» в разделе, посвященном промыш­ленным институтам, имеется глава под названием «Социализм». В ней ав­тор рассматривает экономические основы этого общества, делая акцент па проблемах управления производством. Главное, против чего он выступает, — централизация и монополизация власти и управления при социализме, если он будет реализован в том виде, в каком его представля ют теоретики нового общества. Эти социальные характеристики неминуемо ведут к при­нуждению, последнее же никогда еще не способствовало подлинной эф­фективности деятельности людей.

Спенсер рассматривал социализм как своеобразную форму рабства. Ос­нованием для такого отождествления послужило для него главное сходство, которое существовало, по его мнению, между рабством и социализмом: на­личие принуждения. Раб отдает все или почти все из произведенного собст­венным трудом своему господину, и член социалистического общества бу­дет делать это же самое, только для него в качестве господина выступит не какой-то конкретный человек, а государство.

Английский социолог видит ошибку социализма в том, что последний в качестве своего главного врага рассматривает предпринимателей, их свое­волие и эгоизм, направленные против рабочих. Именно против них и долж­на быть направлена, по мнению социалистов, монополизированная центра­лизованная власть, устанавливающая принуждение как главный способ своего существования. Но такая позиция в корне неверна, считает Спенсер, потому что она направлена против свободы как принципа жизни каждого человека и, таким образом, по существу, против большинства населения.

Известно, какое большое позитивное значение придавал Спенсер функ­ционированию семьи в обществе. Тем более неприемлемыми казались ему коллективистские доктрины социалистов и коммунистов, касающиеся се­мьи. Главное, в чем видел их ошибочность ученый, заключалось в том, что в этих доктринах не делалось различий между этикой семейной жизни и этикой жизни вне семьи. Нельзя, по мнению английского социолога, рас­пространять семейный режим жизни на все общество, и наоборот, нормы социальных отношений на семью. По существу, это было неявное выступ­ление Спенсера против «коллективизации» семьи. Последующий ход со­бытий, имевший место в Советском Союзе после социалистической рево­люции 1917 г., точнее говоря, новые концепции «коллективизации» семьи показали, что английский социолог не зря высказывал тревогу и опасения.

Спенсер был убежден в конечной неосуществимости социализма, но очень боялся его временных побед, считая их неизбежными и полагая, что



Часть I. Классический этап


они будут сопряжены с самыми резкими формами деспотизма. По его мнению, социализм будет препятствовать развитию всяких стран — как достигших высокого уровня, так и стремящихся к нему. Такое убеждение было основано на точке зрения, согласно которой социализм означает вмешательство в жизнь людей, классов, государства в результате плани­рования их деятельности. Социализм и планирование неотъемлемы друг от друга. Коль скоро это так, индивидуальная свобода, возможность сво­бодной конкуренции становятся почти невозможными.

В чем-то социализм казался Спенсеру близким к военному обществу или даже его разновидностью. В самом деле, если вспомнить некоторые черты военного общества, такие как властное принуждение, принуди­тельная кооперация, достаточно жесткая регуляция деятельности, суще­ствование индивида для государства, предопределенность и фиксация статуса, вида занятий и другие, то сходство между ним и социализмом, действительно, оказывается немалым.

По мнению социолога, в социализме не заинтересован ни один класс промышленного общества, причем рабочие даже больше, чем предприни­матели. Дело в том, что при социализме рабочие не сумеют противиться ог­раничению собственной свободы и принуждению со стороны государства, для этого у них не будет возможностей в виде активных профессиональных союзов, которые стали бы их защищать. В условиях же свободного рынка труда и добровольной (а не принудительной, как при социализме) коопера­ции антирабочая деятельность предпринимателей может встретить силь­ное сопротивление профсоюзов.

В чем значение социологического творчества Спенсера? Конечно, в первую очередь в показе исторической неизбежности, закономерности и неодолимости социальной эволюции и использовании для этой цели обоснованных научных аргументов. Благодаря такому анализу широкий круг мыслителей второй половины XIX в. проникся социальным опти­мизмом и уверенностью в прогрессе человечества, являющемся конкре­тизацией общей идеи социальной эволюции.

Мировая социология получила целый «букет» хорошо разработанных понятий (социальный организм, система, структура, функции, социальный институт и др.), без которых стало невозможным ее дальнейшее развитие. Спенсер показал социологической науке обширные возможности исполь­зования сравнительно-исторического метода, который явился одним из ос­новных инструментов изучения общества как социального организма. Ан­глийский социолог разработал типологию общества, которая и сегодня не оставляет равнодушными социологов, изучающих его различные структу­ры и классификации. Он сделал новый и очень важный шаг на пути превра­щения социологии в весьма значимую и престижную область научной дея­тельности.


Глава 3. Эволюционная социология Г. Спенсера 57

Вопросы и задания

1. Почему социологию Г. Спенсера называют эволюционной?

2. В чем видел Спенсер различия между своим и контовским учением в понимании предмета социологии?

3. Что значит трактовать общество как организм? В чем видел Спенсер основные сходства и различия между биологическим и социальным организмами?

4. Как представлял структуру общества Спенсер?

5. Дайте характеристику основных социальных типов общества (по Спенсеру).

6. Охарактеризуйте сущностные черты эволюционизма как направления обществен­ной мысли. Как вы полагаете, с чем связаны его появление и популярность?

7. Какие виды и факторы эволюции рассматривает Спенсер? Охарактеризуйте их вслед за английским социологом.

8. Что такое, по Спенсеру, социальный институт? Какие задачи в обществе призваны решать социальные институты?

9. Назовите основные разновидности социальных институтов и расскажите о каждой из них.

10. Раскройте отношение Спенсера к социализму. В чем вы видите актуальность этого подхода в наши дни?

11. В чем состоит значение социологического творчества Спенсера?

Литература

Волков ЮГ, НечипуренкоВ.Н., Самыгин СМ. Социология: история и современность. М; Ростов н/Д„ 1999.

Громов ИЛ., Мацкевич А.Ю., Семенов В А. Западная теоретическая социология. СПб., 1996.

История социологии. Минск, 1993.

История социологии в Западной Европе и США. М., 1999.

История теоретической социологии: В 4 т. М, 1997. Т. 1.

Капитонов В.А. История и теория социологии. М., 2000.

Култыгин В.П. Классическая социология. М., 2000.

Спенсер Г. Синтетическая философия. Киев, 1997.

Спенсер Г. Основания социологии. Социология как предмет изучения // Западно-евро­пейская социология XIX в.: Тексты. М., 1996.


Глава 4

Натурализм в социологии

§ 1. Понятие натурализма в социологии

Под натурализмом в социологии будем понимать направление, или сово­купность концепций, авторы которых опирались в изучении общества и че­ловека на познавательные средства и методы естественных наук. Для пред­ставителей натурализма характерно и заметно стремление выработать объективную и строгую систему знания об обществе, о социальных явлени­ях, такую же, как в развитых естественных науках — механике, физике, био­логии — о природе. Но в результате подобной ориентации социологи часто приходили к прямым аналогиям общественных процессов с природными (натуральными), отсюда сам термин «натурализм». Сложная диалектика социальных отношений и процессов, как правило, ими игнорировалась.

Развитию натурализма в социологии во второй половине XIX в. способ-ствовали в значительной мере успехи естествознания. Наряду с достижени­ями в области физики заметную, а подчас и главную роль начинает играть биология с ее наиболее выдающимся открытием того времени — эволюцион­ной теорией Ч. Дарвина. Вследствие серьезного воздействия на социологию со стороны естествознания в ней сложились две линии натурализма — соци­альный механицизм (определяющее влияние физики, механики) и социаль­ный биологизм (доминирующее воздействие биологии). Постепенно вторая линия стала господствовать в натуралистическом направлении социологии. Однако, прежде чем говорить о ней, коротко охарактеризуем существо соци­ального механицизма.

Социальный механицизм выступает как проявление (иногда пишут — крайняя форма) позитивизма, а его сущность заключается в характерис­тике общественных законов, открываемых и изучаемых социологией, как разновидности законов механики и физики. Общество рассматривается в качестве механического агрегата, а социальные процессы и структуры сравниваются с процессами и структурами неорганического мира.

Возникает одна из первых форм редукционизма в социологии, состоя­щая в выходе исследователей за пределы этой научной дисциплины в об­ласть механики и физики, в которой используются несоциологические ме­тоды изучения и познания. Например, немецкий ученый В.. Оствальд

 


Глава 4. Натурализм в социологии



рассматривал культурный процесс как преобразование свободной энергии в связанную: чем больше получено полезной связанной энергии в таком пре­образовании, тем значительнее прогресс культуры. Влияние механического и физического редукционизма в социологии проявляется также в том, что в ней активно используется естественно-научная, прежде всего физическая, терминология и фразеология.

Положительным здесь является то обстоятельство, что таким образом социологи пытались преодолеть субъективистские, религиозные, ненауч­ные трактовки общественных проблем. Но эти попытки рассматривать со­циальные процессы с естественно-научных позиций обусловили, с другой стороны, их сведение к механической, физической, химической основе, т.е. появление механического, физического, химического редукционизма, что явно ограничивало познавательные возможности исследователей.

У социального механицизма было немало сторонников, среди них в пер­вую очередь франко-бельгийский социолог и статистик А. Кетле и итальян­ский социолог В. Парето. Об их творчестве в дальнейщем будет специально сказано. В целом же следует отметить, что в сравнении с социальным меха­ницизмом социальный биологизм оказался развит значительно больше.

Два ответвления этой линии требуют своего рассмотрения — социальный органицизм и социал-дарвинизм. Поскольку первый наиболее ярко был представлен в рассмотренном уже творчестве Г. Спенсера, обратимся в этой главе к подробному рассмотрению второго ответвления — социал-дарвиниз­ма. Он развивался в XIX в. активнее, чем социальный органицизм, и оказал более серьезное влияние на последующее развитие социологической мысли.

§ 2. Социал-дарвинистское направление в социологии. Взгляды Л. Гумпловича и Г. Ратценхофера

Под социал-дарвинизмом чаще всего понимают направление (иногда пишут «школа» или даже «парадигма») в социологии, провозгласившее в качестве определяющих факторов общественной жизни принципы естественного от­бора и биологической эволюции и рассматривающее их как принципы соци­ального отбора и социальной эволюции. Представители этого направления исходят из посылки, согласно которой все социологические выводы долж­ны соответствовать естественнонаучным законам, а в основе общественных структур лежат природные особенности человека.

Для социал-дарвинизма характерно применение дарвиновской теории борьбы за существование к рассмотрению социальной жизни, т.е. определе­ние последней как арены непрерывной и повсеместной борьбы, столкнове­ний, конфликтов между индивидами, социальными общностями (группами) людей, целыми обществами. При этом представители социал-дарвинизма приписывают социальным конфликтам статус естественности (подобно то-



Часть I. Классический этап


му как в органической природе естественной является внутривидовая и меж­видовая борьба). При таком подходе очевидно, что социал-дарвинизму при­сущ биологический редукционизм. Наиболее яркими выразителями идей со-циал-дарвинизма стали польско-австрийский социолог Л. Гумилович и его австрийский последователь Г. Ратцснхофер, американские социологи А. Смолл и У. Самнер. Рассмотрим коротко существо их взглядов и позиций.

Людвиг Гумилович (1838—1909), один из известнейших европейских социологов XIX в., написал ряд крупных работ по общим проблемам со­циологии. Некоторые из них были переведены на русский язык1.

Гумилович рассматривал социологию как науку, занимающуюся изуче­нием социальных групп и отношений между ними. Так что понимание им предмета социологии и по сей день не потеряло своей актуальности. «Ис­тина в том, — писал он, — что социальный мир с самого начала, всегда и по­всюду движется только группами, группами приступает к деятельности, группами борется и стремится вперед... В гармоническом взаимодействии социальных групп лежит единственно возможное решение социальных во­просов, насколько оно вообще возможно» [1996. С. 35].

В реальности же основное состояние отношений между фуппами, соглас­но Гумиловичу, — непрерывная и беспощадная борьба, которая является главным фактором их социальной жизни. В качестве основного социального закона социолог объявляет «стремление каждой социальной группы подчи­нять себе каждую другую социальную группу, встречающуюся на ее пути, стремление к порабощению, господству» [1895. С. 159]. Нетрудно обнару­жить, что в основу концепции Гумпловича положен дарвиновский закон борьбы за существование, примененный им к рассмотрению общественных отношений, главными среди которых социолог считает групповые.

Важно, однако, отметить, что в основе межгрупповых конфликтов лежат, по мнению социолога, стремления людей к удовлетворению материальных потребностей. Следовательно, борьба — групповая, а интересы — индивиду­альные. И это положение вошло в теоретический банк социологических идей, которые затем были взяты на вооружение некоторыми исследователя­ми. Нужно только уточнить одно существенное обстоятельство: обращая внимание на социальные конфликты как основу общественной жизни, со­циал-дарвинисты (в первую очередь Гумилович) не имели в виду классовую борьбу. Связь между групповым противоборством и классовыми, более ши­роко, социальными отношениями вообще не принималась ими в расчет.

Гумплович выступал противником простых аналогий между живой природой и обществом как объясняющего принципа социологии (что мож­но было найти, к примеру, у Спенсера). По его мнению, использование би­ологических сравнений, сопоставлений и даже в ряде случаев аналогий с

1 Гумплович Л. Социология и политика. М., 1895; Его же. Основания социологии. СПб.,1899; Его же. Очерки истории социологии. СПб., 1899; Его же. Социологические очерки. Одесса, 1899.


Глава 4. Натурализм в социологии



общественными процессами и явлениями только лишь помогает более яс­но и доходчиво попять последние. Но реального и подлинного знания со­циальной жизни таким образом получить нельзя. По существу, Гумплович приходит к положению о принципиальной несводимости общественных явлений к биологической природе индивида.

Сам индивид рассматривался в концепции социолога лишь как следст­вие, результат группового взаимодействия, влияния окружающей среды. Гумплович считал, что «в человеке мыслит совсем не он, — но его социальная группа, источник его мыслей лежит не в нем, но в социальной среде, в кото­рой он живет, в социальной атмосфере, которой он дышит, он может мыслить только так, как необходимо его заставляют концентрирующиеся в его мозгу влияния окружающей его социальной среды» [1996. С. 35].

Поскольку центральным в социологии Гумнловича является изучение социальных групп, постольку имеет смысл выяснить предлагаемую им их классификацию. В первую очередь он делил все группы на простые и сложные. К простым социальным группам относились прежде всего при­митивные человеческие сообщества с ярко выраженными антропологиче­скими и этническими характеристиками (орды, племена, роды и т.д.). Сложные группы, или группы второго порядка, отличались своей много­мерностью и структурой, наличием целого ряда социальных характерис­тик и выполнением многочисленных функций. К сложным группам Гумплович относил сословия, государства, классы. Говоря о последних, он пишет: «...существует три больших общественных класса, отличаю­щихся друг от друга своим экономическим положением, а именно: класс дворян, среднее сословие торговцев и ремесленников и крестьянское со­словие» [Там же. С. 42].

Еще одна классификация социальных групп, предложенная Гумплови-чем, заключается в выявлении среди них господствующих и подчиненных. Собственно говоря, стремление превратиться из подчиненной в господст­вующую, т.е. борьба за власть, и является источником межгрупповой борь­бы и конфликтов.

Здесь необходимо сказать о той роли, которую играет в жизни общест­ва и индивида, с точки зрения Гумпловича, наличие определенных потреб­ностей и различные возможности их удовлетворения. Он считает, что, на­ряду с сохранением жизни, удовлетворение потребностей, прежде всего естественных, «образует важнейшее содержание человеческих стремле­ний». Вслед за естественными потребностями возникают экономические, политические и культурные потребности. «Экономические потребности ведут человека в политическую область, так как государство должно до­ставлять одним средства за счет других, удовлетворять их высшие эконо­мические и культурные потребности без вреда для них» (Там же. С. 78]. Основным регулятором деятельности по удовлетворению потребностей Гумплович считает экономическое положение индивида, поскольку оно



Часть 1. Классический этап


«принуждает его к известному образу жизни и будит в нем связанные с этим последним идеи и воззрения» [Гумплович. 1996. С. 42].

Большое место в социологии Гумшювича занимает учение о конфликтах. Рассматривая взаимоотношения социальных групп, прежде всего простых (примитивных), он доказывает неизбежность конфликтов, которая имеет, таким образом, глубоко исторический характер. В конфликтах выражается прежде всего общественное неравенство групп, а внутри них — индивидов. В свою очередь само это неравенство определяется неравенством рас. Более сильная раса стремится подчинить слабую.

Но здесь необходимо отметить, что стоит у Гумпловича за понятием и термином «раса». Он дает не традиционную, «обычную» характеристику расы как социальной общности людей с определенными биологическими признаками, а считает, что расы — это нации или народы, находящиеся в состоянии биосоциального неравенства. Отсюда «расовая борьба» — это борьба наций, государств, этнических общностей.

Идейно близок к Гумпловичу был сторонник социал-дарвинизма авст­рийский социолог Густав Ратценхофер. Он (подобно Гумпловичу) считал, что в обществе действуют такие же закономерности, какие имеют место в органической природе. Как и у Гумпловича, в центре его интереса была со­циальная группа. В качестве основных социальных явлений и процессов он рассматривал борьбу за существование, расовую расчлененность общества, враждебные отношения между расами и др. Основной социологической ка­тегорией для австрийского социолога выступал интерес, который движет поведением групп и индивидов. Поэтому конфликты между группами и людьми — это прежде всего конфликты интересов.

Ратценхофер предложил классификацию интересов, включающую пять типов. Это: ирокреативные интересы, стимулирующие деятельность по продолжению рода; физиологические интересы, реализующиеся в пи­тании; индивидуальные-интересы, в которых воплощается стремление к самоутверждению; социальные интересы, выражающиеся в стремлении к родственным и групповым связям; трансцендентные интересы, означаю­щие связь с религией и стремление к ней.

§ 3. Социологические идеи А. Смолла и У. Самнера

Категории конфликта, интереса, стремления, желания, разрабатываемые социологами в контексте их близости к обществу, социальной группе, че­ловеку, связанным с биологическим миром, были достаточно характерны для социал-дарвинизма. Некоторые из этих узловых понятий, в первую очередь категории конфликта, интереса и желания, оказались централь­ными для творчества американского социолога Альбиона Смолла (1854— 1926), который испытал на себе влияние идей Ратценхофера (основная


Глава 4. Натурализм в социологии



работа Смолла, «Общая социология», опубликована в 1905 г.). Именно эти категории, имевшие в первую очередь биологическую природу, вы­ступали, по его мнению, как движущие силы социального поведения.

Интерес для Смолла был не чем иным, как «неудовлетворенной способ­ностью», а в социологии он являлся такой же основной и неделимой кле­точкой, какой в физике был атом. Смолл выделял шесть классов интересов, связанных со сферами здоровья, благосостояния, общения, познания, кра­соты, справедливости. Первый класс интересов касается пищи и сексуаль­ных отношений, второй — богатства и владения вещами, третий — связей между людьми, четвертый — знания и науки, пятый — наслаждения эстети­ческим, шестой — правоты.

Каждый из этих классов (групп) интересов претендует на доминиро­вание среди других, в результате возникает постоянный конфликт между ними, который проявляется в действиях людей. Строго говоря, конфликт, по Смоллу, имеет место не столько между самими интересами, сколько между людьми, которые стремятся удовлетворить собственные интересы за счет других индивидов. Ведь жизнь человека — это процесс приспособ­ления и удовлетворения его интересов. Следует отметить, что идею кон­фликта интересов социолог заимствовал из социал-дарвинизма.

Однако конфликт для Смолла не был единственной и универсальной формой отношений между людьми и социальными группами. Он считал, что главное состоит в умении найти переход от социального конфликта к соци­альному согласию. В связи с необходимостью поиска такого перехода он под­черкивал значение социологии, которая, по его мнению, выступая не только теоретической, но и практической дисциплиной, должна быть использована в целях установления нормальных отношений (значит, отношений согласия) между социальными группами.

Социальные связи, отношения, процессы, конфликты Смолл тесно связывал с психическими проявлениями личности. Хорошо известен его знаменитый афоризм: «Нет ничего социального, что не являлось бы пси­хическим». Как видно, в социал-дарвинизме уже начинает отчетливо про­слеживаться линия на психологизацию социальных отношений, что вы­разилось наиболее полно в возникновении и развитии психологического направления в социологии (его детальному рассмотрению будет посвя­щена специальная глава).

Смолл известен в социологической науке не только как теоретик, рабо­тавший в рамках социал-дарвинистского направления и создавший важ­ные предпосылки для утверждения психологического направления. С его именем связано появление одной из первых кафедр социологии в США — в Чикагском университете. Он был основателем и руководителем первого социологического факультета в стране как раз в этом университете, перво­го социологического журнала, автором первого учебника по социологии (совместно с Дж. Винсентом), одним из создателей Американского социо-



Часть 1. Классический этап


логического общества, наконец, одним из отцов-основателей Чикагской социологической школы. Однако об этих сторонах его деятельности будет специально сказано в главе, посвященной итогам развития классического этапа социологии и появлению первых социологических школ.

Сейчас мы перейдем к рассмотрению творчества американского социо­лога, сторонника социал-дарвинизма Уильяма Самнера (1840—1910), счи­тающегося одним из наиболее крупных представителей этого направле­ния. Его главная работа — «Народные обычаи» — опубликована в 1906 г. По мнению американского социолога, обычаи являются продуктом четы­рех главных мотивов человеческих действий и поступков: голода, сексу­альной страсти, честолюбия и страха. В основе этих мотивов лежат много­образные человеческие интересы.

Свои главные идеи Самнер сформулировал на основании социологи­ческого анализа большого этнографического материала. Именно поэтому он считал народные обычаи и нравы определяющим фактором в развитии общества. Самнер рассматривал нравы и обычаи как способ сознания и поведения, как образ жизни людей. Он уделил большое внимание анали­зу механизма возникновения обычаев и привычек. Самнер считал, что способы деятельности людей, вырабатывающиеся ими для удовлетворе­ния потребностей, постепенно превращаются в повседневные, рутинные, становятся привычками и обязательным элементом образа жизни.

В качестве основного объекта социологического изучения Самнер рассматривает не общество в целом либо человека, а социальную группу. Общество же есть совокупность, конгломерат конкурирующих, соревну­ющихся групп. В центре этой борьбы оказывается каждый конкретный индивид, который в своей реальной жизни и деятельности связан с опре­деленной совокупностью социальных групп, т.е. с обществом. Именно та­ким, считал Самнер, представлялось последнее конкретному человеку. Следовательно, и социология должна рассматривать проблему «общест­во — социальная группа — индивид» в аналогичном ракурсе.

Самнер находился под сильным влиянием идей Г. Спенсера и Ч. Дарви­на, поэтому считал основными принципами социологии социальный эволю­ционизм, естественный социальный отбор и борьбу за существование, кото­рую социальные группы ведут между собой. Каждый из этих принципов, выделенный в ходе анализа реальных социальных процессов, содержит в ка­честве собственного основания фактор межгруппового неравенства, начи­ная с имущественного и кончая духовным.

Признавая группы основным фокусом исследовательского интереса, Самнер предложил их оригинальную классификацию, которая затем ши­роко использовалась в социологии в'рамках его психологического направ­ления, а также в психологической науке. Он разделил все группы па «мы-группа» и «они-груипа». В первом типе групп отношения характеризую гея сплоченностью и солидарностью, во втором - преобладает враждебность.


Глава 4. Натурализм в социологии



Согласно Самнеру, «мы-группа» (или собственная группа) представляется человеку центром притяжения всех интересов и действий, что по существу выступает как принцип этноцентризма. Это понятие было введено Гумпло-вичем, а вслед за ним использовано и Самнером. Оно означает свойство че­ловека воспринимать все возникающие и складывающиеся межличност­ные и общественные отношения в масштабе социокультурных ценностей той этнической группы, к которой он принадлежит.






Дата добавления: 2016-05-31; просмотров: 205;


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2017 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.023 сек.