Эволюционная социология Г. Спенсера 5 глава

1 Маркс К. Экономические рукописи 1857—1859 гг. // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е
изд. Т. 46. Ч. 1.С. 117.

2 Маркс К. Заработная плата, цена и прибыль // Там же. Т. 16. С. 147.

! Маркс К. Экономические рукописи 1857—1859 гг. // Там же. Т. 46. Ч. 2. С. 112.


Глава 5. К. Маркс и его роль в социологии



Время выступает в единстве со всякой деятельностью, но в первую очередь с трудовой. Поэтому важнейшим элементом социального време­ни выступает рабочее время. Оно есть «непосредственное наличное бы­тие человеческой деятельности как таковой». Если рабочее время — не­посредственное выражение деятельности, ее непосредственная мера, то свободное время «отстоит» несколько далее от непосредственного бы­тия. Это время, «которым можно свободно располагать за пределами времени, затрачиваемого на непосредственное производство»1.

Анализ проблемы свободного времени занимает в творчестве ученого особое место, поскольку именно его величину, содержание и характер ис­пользования он считал одним из базовых критериев прогресса общества и его подлинного богатства, которым в полной мере люди сумеют восполь­зоваться лишь в коммунистическом обществе. В рукописях, предварив­ших появление «Капитала», у Маркса есть целый параграф, посвященный роли свободного времени при капитализме и в условиях коммунистичес­кой формации. В нем доказывается, что в капиталистическом обществе свободное время является фактором эксплуатации и получения прибавоч­ной прибыли, тогда как при коммунизме оно станет простором подлинно­го расцвета всех сил и способностей личности. По всей видимости, такой подход также можно отнести к «двусмысленностям марксистской социо­логии», особенно, если учесть его идеологическую направленность.

Нас же больше интересует социологическая сторона творчества Марк­са. В этом отношении для последующего развития социологии представ­ляет интерес предложенная им структура свободного времени. «Свобод­ное время, — писал Маркс, — представляющее собой как досуг, так и время для более возвышенной деятельности, — разумеется, преврапдает того, кто им обладает, в иного субъекта, и в качестве этого иного субъекта он всту» пает затем в непосредственный процесс производства»2. При этом, как с очевидностью вытекает из всего Марксова подхода к свободному времени, под первой его составной частью — досугом — подразумеваются занятия, непосредственно относящиеся к отдыху, развлечению, разрядке, восста­новлению затраченных на работе сил. Более возвышенная, чем досуг, дея­тельность включает в себя то, что направлено прежде всего на развитие личности,— творческие занятия, любительский труд, общественную ак­тивность, физические упражнения.



Обращает на себя внимание, что Маркс не сортирует эти занятия по их значению для человека, считая и досуг, и более возвышенную деятельность одинаково важными, но выполняющими разные социальные функции. Ес­ли досуг реализует преимущественно функции восстановления сил, отды­ха, развлечения, семейного и товарищеского общения, то лейтмотив более возвышенной деятельности — развитие человека.

1 Там же. С. 115.

2 Там же. С. 221.


нн


Часть I. Классический этап


§ 7. Значение идей К. Маркса для последующего развития социологии

Несмотря на то что К. Маркс не был социологом в строгом и узком значении этого слова, более того, ни разу даже не использовал сам этот термин, значе­ние его идей для развития социологии сегодня общепризнано, причем не только отечественными, но и зарубежными учеными. Многими из них еди­нодушно подчеркивается его громадное влияние на последующее развитие социологической мысли. При этом четко проводится идея: без Маркса не бы­ло бы многих социологических направлений, школ и парадигм, не было бы целого ряда крупных исследователей, в том числе таких гигантов социологи­ческой науки, как М. Вебер и Э. Дюркгейм. И это несмотря на то, что далеко не все социологи приняли его учение. С именем Маркса связывается прокла­дывание столбовой дороги социологии.

То обстоятельство, что представители отечественного обществозна-ния подчеркивали выдающееся значение Маркса как социолога, вполне понятно и очевидно. Весь путь развития советского общества (вплоть до 1990-х гг.) напрямую и жестко связывался с реализацией его идей в прак­тике строительства социализма и коммунизма, а лидеры СССР поочеред­но провозглашались достойными наследниками и проводниками осново­полагающих идей вождя мирового пролетариата (хотя подавляющее большинство из них вряд ли имело какие-либо представления о социоло­гической науке). Впрочем, в отечественной науке достаточно часто сме­шивались представления о Марксе как социологе и политике, идеологе нового общества, коммунистической партии, пролетариата.

Что касается оценок Маркса как социолога в зарубежных работах, то они чаще всего очень высоки и выявляют значения тех сторон и аспектов его уче­ния, которые оказали наиболее глубокое влияние на последующее развитие со­циологической науки. Приведем типичную в этом отношении точку зрения американского социолога Кристофера Дуба: «Во-первых, в работах Маркса подчеркивалось значение экономических факторов, определяющих социаль­ную жизнь... Вторая ключевая идея Маркса состоит в том, что системы веры и мысли — это продукты той эпохи, в которой они локализованы... Третья глав­ная идея — это концепция отчуждения труда. Столетие спустя после того, как Маркс писал об этом, социологи продолжают использовать его концепцию»1.

Нельзя не согласиться с подобной точкой зрения, добавив при этом, что со­циологи продолжают использовать и иные теоретические и концептуальные идеи Маркса, понимая, однако, что их не следует абсолютизировать, но нужно видеть применимость значительной части из них не столько к рубежу XX— XXI вв., сколько к более ранним этапам развития капитализма. Главное состо­ит в том, чтобы осознавать в полной мере вклад Маркса в становление и разви­тие социологтга, рассматриваемой в тесной связи с экономической наукой.

Doob Chr. Sociology: An Introduction. N.Y., 1985. P. 9.


Глава 5. К. Маркс и его роль в социологии



В заключение приведем высказывание о нем французского социолога Р. Арона, с которым полностью солидарны: «Маркс был, бесспорно, соци­ологом, но социологом ярко выраженного типа, социологом-экономис­том, убежденным, что нельзя понять современное общество, не усвоив ме­ханизма функционирования экономической системы, и нельзя понять эволюцию экономической системы, не принимая в расчет теорию дея­тельности» [Арон. 1993. С. 152].

Вопросы и задания

1. Можно ли назвать К. Маркса социологом? Ответ следует аргументировать.

2. Почему материалистическое понимание истории выступает как основа социологи­ческой концепции Маркса? Раскройте его существо.

3. Р. Арон в работе «Этапы развития социологической мысли» пишет о «двусмыслен­ностях» марксистской социологии. В чем они состоят? Разделяете ли вы точку зре­ния Арона?

4. В чем существо Марксова подхода к анализу взаимодействия общества и личности?

5. Раскроите сущность понятия «экономический детерминизм». Можно ли приме­нять это понятие при характеристике социологической теории Маркса?

6. Как соотнося гея в творчестве Маркса экономический и социальный детерминизм?

7. Охарактеризуйте взгляды Маркса на социально-классовую структуру капиталис­тического общества.

8. Внимательно ознакомьтесь с «Анкетой для рабочих» Маркса. Проанализируйте ее и попробуйте произвести группировку вопросов по выделенным вами основаниям.

9. В чем суть трактовки категории «образ жизни», которую дает Маркс?

10.Как характеризует проблематику социального (рабочего и свободного) времени Маркс?

11.Какие социологические взгляды Маркса, с вашей точки зрения, были искажены или

излишне идеологизированы его последователями и противниками, а какие не поте­ряли актуальности и сегодня?

12. Оцените вклад Маркса в развитие социологического знания.

Литература

Арон Р. Этапы развития социологической мысли. М., 1993.

Волков Ю.Г., Нечипуренко В.Н., Самыгин СИ. Социология: история и современность. М.;

Ростов н/Д., 1999. Гофман А.Б. Семь лекций по истории социологии. М., 1995. История социологии в Западной Европе и США. М., 1999. Кат/тонов Э.А. История и теория социологии. М., 2000. Маркс К. К критике политической экономии. Предисловие // Маркс К., Энгельс Ф.

Соч. 2-е изд. Т. 13. Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года // Там же. Т. 42. Маркс К. Анкета для рабочих // Там же. Т. 19. Попова ИМ. Был ли Маркс социологом? // Социол. журн. 1995. № 3.


Глава 6

Психологическое направление в социологии

§ 1. Понятие психологического направления в социологии

Натуралистические теории не могли сколько-нибудь долго удовлетво­рять потребности быстро развивающейся социологии, которая, как губка, впитывала в себя все новейшие научные открытия и достижения и живо реагировала на них появлением новых направлений, школ и даже пара­дигм. Натурализм упрощал объяснение и анализ многих социальных про­цессов и явлений и не позволял увидеть iio-настоящему роль человека в единстве его психической деятельности и поведения. Поэтому уже в не­драх натурализма зрело недовольство им и стремление социологов выйти на уровень психосознательных факторов человеческого поведения. Акти­визировался поиск нового ключа к разгадке многих общественных явле­ний и процессов, его видели все чаще в сфере психики человека, мотива­ции его действий, выявлении потребностей, интересов, желаний.

Ближе к концу XIX в. в социологии возникает психологическое направ­ление, оказавшее сильное влияние на развитие ее как науки. Появление но­вого направления было связано с успехами психологии, особенно экспери­ментальной. Кроме того, психология, которая еще в начале XIX в. изучала лишь индивида, к концу столетия исследует социальные процессы и пове­дение групп (общностей) людей. Своеобразный биологический редукцио­низм, сведение многообразия социальных явлений к биологическим более не устраивало социологию. Как реакция на неудовлетворенность этим ре­дукционизмом, с одной стороны, и как появление интереса к проблемам мотивации человеческого поведения и его психологическим механизмам, с другой, возникает психологическое направление в социологии.

Некоторые исследователи объясняли явление психологизации социоло­гических теорий стремлением социологов увести общественное сознание от обострившихся реальных противоречий общественного развития, особенно в сфере производства, и направить его в сторону социально-психологических факторов. Нам кажется, что такое объяснение имеет больше идеологический, чем научный характер, и должно быть поставлено под серьезное сомнение. Нужно иметь в виду логику развития социологической науки, которая испы-тывала воздействие теоретической мысли в целом. И если в рамках послед-


Глава 6. Психологическое направление в социологии



ней психология добилась во второй половине XIX — начале XX в. определен­ных результатов, то это не могло не сказаться на развитии пограничной с ней области научного знания — социологии. Именно тогда началось их совмест­ное движение к новым успехам, продолжающееся и по сей день.

Психологическое направление в социологии, сформировавшееся на рубе­же веков, имело сложную структуру. Выделим психологический эволюцио­низм, групповую психологию, психологию подражания, психологию народов, инстинктивизм, интеракционизм (направление, изучающее межличностное взаимодействие). Читателя не должны смущать эти названия, содержащие по преимуществу психологическую терминологию. Речь ведь идет о таком направлении (и его ответвлениях), которое возникло на «стыке» двух наук, преимущество же в названии оказалось за более «сильной» стороной, т.е. пси­хологией. Но название — это еще не все. Главное состоит в том, каково содер­жание проблематики, рассматриваемой в главе. Оно же имеет, как в этом не­трудно будет убедиться, несомненно, социологический ракурс.

Все вышеназванные ответвления в рамках психологического направле­ния объединяет стремление искать ключ к объяснению всех социальных яв­лений и процессов в психических факторах развития человека и общества. Важным моментом для исследователей в этой сфере научного поиска оказа­лось то, что представители психологической социологии обратили внимание на проблему соотношения общественного и индивидуального сознания как наиболее значимую. Вообще, следует сказать, что для сторонников этого на­правления основными категориями являются сознание и самосознание.

В литературе часто говорят не только о психологическом направлении в социологии конца XIX — начала XX в., но и о психологизме как черте дру­гих направлений социологии и о психологическом подходе к анализу соци­альных и индивидуальных явлений. Под психологизмом социологии при­нято понимать ориентацию ее отдельных представителей и направлений (течений, школ) на объяснение социальных явлений и процессов лишь с помощью данных психологической науки. По существу, это психологичес­кий редукционизм (полное или частичное сведение многообразных соци­альных явлений и процессов к действию тех или иных психических факто­ров), поскольку при таком подходе внимание обращается прежде всего на психологические механизмы человеческого поведения и межгрупповых, а также внутригрупповых отношений. Более того, не допускается рассмотре­ние социальных систем (подсистем) и институтов вне психологических со­ставляющих индивидуальной (групповой) деятельности.

Что касается самого психологического подхода (а не психологизма как черты социологии), то различают три его разновидности: индивидуалист­скую, групповую, социетарную. Первая разновидность означает, что соци­альные явления и процессы обусловлены действием индивидуальных пси­хических факторов, поэтому следует постоянно обращаться к анализу психики индивида и в ней искать причины того, что происходит в общест-



Часть I. Классический этап


ве. Вторая разновидность — групповая — ориентирует на поиск причинно-следственных связей в объяснении общественных явлений и процессов в психологии групп (рода, племени, семьи, коллектива и др.) и их поведе­нии. Согласно третьей разновидности, объяснение социальной жизни и деятельности должно осуществляться с позиций общественной психоло­гии, а психику индивида следует рассматривать как продукт общества.

При наличии общего для всего психологического направления и объе­диняющего его сторонников принципа, согласно которому только психиче­ская жизнь и психические процессы могут объяснить общественную жизнь и общественные процессы, существует значительная разница между тече­ниями и ответвлениями этого направления. Рассмотрим некоторые из них.

§ 2. Психологический эволюционизм в социологии. Взгляды Л. Уорда

Психологический эволюционизм представляет собой течение социологиче­ской мысли конца XIX — начала XX в., представители которого рассматри­вали процесс развития общества как часть космической эволюции, имею­щей направленный характер, как переход от простых этапов к сложным на основе развития сознательного начала, т.е. разумного управления социаль­ными процессами. При этом каждый новый этап вбирает в себя лучшие до­стижения предшествующего благодаря организованной психической дея­тельности человека. Наиболее крупные представители психологического эволюционизма — американские социологи Лестер Уорд (1841 — 1913) и Франклин Гиддингс (1855—1931).

Уорд, выходец из бедной семьи, участник Гражданской войны в США, по образованию и специальности геолог и палеоботаник, пришел в социологию уже в зрелом возрасте. Главные его работы — «Динамическая социология» (1883, русский перевод — 1891), «Психические факторы цивилизации» (1893, русский перевод — 1897), «Очерки социологии» (1898, русский перевод — 1901), «Чистая социология» (1903), «Прикладная социология» (1906). Уорд был основателем и первым президентом Американского социологического общества, впоследствии Американской социологической ассоциации (1906— 1908). Демократизм и выступления Уорда против засилья монополий не раз навлекали на него гнев реакционеров, в том числе и в России. Русский пере­вод второго тома «Динамической социологии» в 1891 г. был сожжен по спе­циальному решению царского кабинета министров. Книгу сочли подрывной и вредной, хотя на самом деле Уорд не посягал на устои капитализма, предла­гая мирно устранить классовое неравенство и достичь всеобщего согласия, что вполне выглядело как очередная социальная утопия.

Основные идеи социальной эволюции излагаются Уордом в полемике с позицией Спенсера. Он критикует британского социолога за «обезличен-ность» процесса социальной эволюции, в котором не находится места созна-


Глава 6. Психологическое направление в социологии 93

тельной и целенаправленной деятельности людей. Социальная эволюция, считает Уорд, не может быть явлением чисто природным, биологическим (как ее трактует Спенсер), поскольку в обществе живут и действуют люди, наделенные сознанием, психикой. Следовательно, в основу социологическо­го анализа социальной эволюции нужно положить прежде всего психологи­ческие, а не биологические принципы, психологические, а не биологические механизмы общественной жизни.

Подход Уорда к пониманию социальной эволюции состоит в том, что не­обходимо видеть в эволюционном процессе природное, спонтанное развитие, названное им генезисом, и осознанные, целенаправленные действия челове­ка в обществе, приводящие к его развитию, что было названо американским социологом телезисом. Генезис и телезис в социологии Уорда выступают как две составные и взаимосвязанные части эволюционного процесса.

При этом генезис оказывается предметом исследования чистой, или тео­ретической, социологии, которая изучает предпосылки развития социаль­ных явлений и процессов. Телезис становится предметом прикладной, или практической, социологии, поскольку речь идет об эволюции уже самого об­щества за счет сознательного воздействия людей на социальные процессы. Как видно, Уорд стремится объединить изучение природного и социально­го в социологической науке. Соединительным звеном при этом становится человек - наполовину природное, наполовину общественное существо.

В первом случае — с генезисом — социолог имеет в виду естественный, природный прогресс, во втором случае — с телезисом — речь идет о прогрес­се, связанном с деятельностью людей. В основе этой деятельности лежат оп­ределенные силы, называемые социологом и социальными, и психическими.

В учении Уорда концепция социальных сил, которые он характеризует как «психические силы, действующие в коллективном состоянии человека», стала центральным звеном. Социальные силы определяют поведение чело­века. Раз они психологизируются Уордом, то понятно, что базой социоло­гии служит не биология, как у критикуемого им Г. Спенсера, а психология.

Первичной социальной силой оказываются желания, прежде всего го­лод, жажда, половые потребности, обеспечивающие продолжение рода. На их основе возникают более сложные, вторичные, — интеллектуальные, моральные и эстетические силы — желания. Если первичные желания объясняют индивидуальное, личное поведение человека, то вторичные могут быть использованы для анализа поступательного, эволюционного развития общества, в основе которого они лежат. Главной среди вторич­ных социальных сил является интеллект. Пока желания «живут» «внут­ри» индивида, они являются психическими силами. Как только желания осознаются, они становятся интересами и таким образом превращаются в социальные силы.

Базой для удовлетворения первичных желаний выступает труд. Но он не всегда может решить эту задачу, ибо не все зависит от человека. Отноше-



Часть I. Классический этап


ния, в которые он включен, оказываются зачастую «выше» его самого. Так, не всегда с помощью труда человек может обеспечить себе хлеб насущный. Когда он не может сделать это обычным путем, то вынужден прибегать к помощи обмана, который подчас необходим так же, как и труд. Обман су­ществовал всегда. Раньше человек обманывал животное и убивал его. Те­перь же вынужден обманывать другого человека, чтобы завладеть его иму­ществом, ограбить и решить таким образом свои проблемы. Итак, обман выступает как разновидность труда. Сегодня эта идея Уорда может быть весьма своеобразна интерпретирована. Некоторые исследователи творче­ства американского социолога полагают, что таким путем он подводит «психологическую базу» под право частной собственности.

Поведение человека, в соответствии с концепцией Уорда, может опре­деляться, помимо желаний, также репродуктивными силами, к которым он относил в первую очередь любовь, выступающую в самых различных формах — сексуальной, романтической, супружеской, материнской, кров­ной. В природе этих сил он видел источник неравенства, поскольку они базировались на неравенстве мужчины и женщины.

Все то, о чем писалось выше, — это стимулы индивидуального поведе­ния, включающие в себя желания и репродуктивные силы. Но Уорд гово­рил еще и о психических факторах цивилизации, которые он подразделял на три группы: субъективные, объективные и социально синтезированные. Субъективные факторы — это различные проявления души: чувства, воле­вые акты, эмоции и т.д. Объективные факторы — это интуиция, способ­ность к изобретению, интеллект, проявление творческого духа. Факторы социального синтеза — это экономия ума, экономия природы, социальные аспекты воли и интеллекта. Нетрудно понять, что социологическая теория в творчестве Уорда изрядно психологизируется.

Психологический эволюционизм американского социолога — это ре­зультат столкновения психической природы индивида с общественными условиями его жизни. Социальный прогресс общества обеспечивается осо­быми социогенетическими силами (по Уорду социогения — высшая сту­пень эволюционной лестницы, являющаяся синтезом всех природных и со­циальных сил). Эти силы подразделяются им на интеллектуальные и моральные. Наиболее значимыми являются первые, т.е. интеллектуальные. Они лежат в основе стремлений людей приобретать знания и образование. Последнему же Уорд уделял особое внимание.

Он считал, что образование выступает стимулом и самой надежной фор­мой социальных преобразований, средством изменения организационной структуры капиталистического общества. Поэтому введение всеобщего рав­ного и обязательного образования, необходимость которого защищал и от­стаивал Уорд, будет, по его мнению, иметь весьма благоприятные результа­ты. Это был один из «реформаторских» тезисов американского социолога, в соответствии с которым без введения всеобщего образования в условиях ка-


Глава 6. Психологическое направление в социологии



питалистического общества трудно рассчитывать на эффективную органи­зацию всей общественной жизни.

Также в свете реформаторских идей Уорда следует рассматривать со­зданное им утопическое учение об идеальном обществе — социократии, глав­ным признаком которой является научный контроль социальных сил через «коллективный разум общества». Американский социолог поддерживал профсоюзное и рабочее движение, с сочувствием относился к пролетариату, доказывал необходимость улучшения его положения, настаивал на введении обязательного образования прежде всего для него. Как и многим социаль­ным учениям конца XIX в., социологии Уорда был присущ гуманизм.

Общий вывод, который следует из рассмотрения социологической кон­цепции Уорда, состоит в выявлении двух взаимосвязанных позиций, подчер­кивающих характерные особенности его учения. Это психологизация соци­альных процессов плюс утопизм социальных преобразований. В целом же Уорд внес заметный вклад в развитие социологии прежде всего стремлением доказать, что в социальной эволюции, имеющей активный характер, веду­щую роль играет психология человека и его воля.

§ 3. Социологическое творчество Ф. Гиддингса

Франклин Гиддингс, так же как и Л. Уорд, является одним из основателей американской социологии и крупнейший представитель ее психологическо­го направления. Он был создателем первой кафедры социологии (1894) в Колумбийском университете, избирался президентом Американского соци- -ологического общества (1908). Главный труд первого периода творчества Гиддингса, рассматриваемого в этой главе, периода, когда он развивал идеи психологического эволюционизма, был написан в 1896 г. и получил назва­ние «Принципы социологии»'. Им были написаны и другие работы: «Эле­менты социологии» (1898), «Индуктивная социология» (1901), «Описа­тельная и историческая социология» (1904), «Исследования по теории человеческого общества» (1922), «Научное исследование человеческого об­щества» (1924), «Цивилизация и общество» (1933).

В соответствии с идеями Гиддингса социология — это наука, которая стремится понять общество в целом и объяснить его посредством космиче­ских законов и причин. В отличие от психологии, изучающей простые выра­жения индивидуального разума, социология касается более сложных его проявлений, наблюдаемых в объединениях людей друг с другом. Для Гид­дингса не подлежит сомнению психологическое «происхождение» социоло­гии. Точно также как психология выделилась из биологии, социология сде­лала это по отношению к психологии.

Русский перевод: Гиддингс Ф. Основания социологии. М., 1898.


%


Часть I. Классический этап


Но при этом он видит различия между ними. Если психология — зто на­ука об элементах и происхождении умственных явлений, то социология яв­ляется учением об умственных явлениях в их наиболее обширных осложне­ниях и реакциях и об искусственной эволюции социальной среды. «Социология является попыткой, — пишет Гиддингс, — объяснить возник­новение, рост, строение и деятельность общества действием физических, жизненных и психологических причин, действующих совместно в процессе эволюции» [1996. С. 294].

Итак, социология исследует прежде всего процессы эволюции общества. Однако как наука она обладает и другими особенностями. По мнению Гид-дингса, «истинная социология должна соединить в себе как субъективное, так и объективное объяснения. Она должна свести каждое из них через все социальные отношения» [Там же. С. 298]. В связи с этим американский со­циолог говорит о трех главных задачах социолога, которые он должен попы­таться решить: во-первых, открыть условия для агрегации и соединения лю­дей; во-вторых, открыть «закон субъективного процесса» (который управляет социальным выбором); в-третьих, открыть «закон объективною процесса» (который управляет естественным отбором и осуществлением вы­боров) [Там же. С. 303]. Основная же особенность социологии состоит в том, что ее представители объясняют социальные явления посредством использо­вания причин психического характера. Как пишет американский социолог, «социология является истолкованием социальных явлений посредством психической деятельности, органического приспособления, естественною отбора и сохранения энергии» [Там же. С. 3121.

Поскольку одно из основных понятий для социологии — общество, представляет интерес его трактовка Гиддингсом. Тем более, что характе­ристику предмета социологии как науки он связывает с пониманием об­щества, чему в значительной мере посвящается первая глава «Оснований социологии». Он прямо говорит об обществе как о психическом явлении, обусловленном физическим процессом [Там же. С. 303]. Общество, утверждает американский социолог, в первоначальном смысле слова озна­чает сотоварищество, ассоциацию, общую жизнь, которые он рассматрива­ет как социальные факты, психические по своей природе [Там же. С. 2911. Вместе с тем «под обществом надо разуметь естественно развивающуюся группу сознательных существ, в которой агрегат переходит в определен­ные отношения, преобразующиеся с течением времени в сложную и проч­ную организацию» [Там же. С. 292|.

Один из вопросов, возникший под влиянием идей Г. Спенсера и за­данный Гиддингсом в отношении общества: является ли оно организмом? Если общество есть организм, размышляет социолог, отвечая на постав­ленный вопрос, оно должно описываться как психофизическое явление — психический организм па физическом основании. Но общество есть не­что большее, чем организм, подобно тому как организм сложнее и выше,


Глава 6. Психологическое направление в социологии



чем неорганическая материя. Значит, «общество ecu, организация, отчас­ти создание бессознательной эволюции, отчасти результат сознательного плана. Организация есть комплекс из психических отношений. Однако подобно организму она может проходить через все фазы эволюции» [Там же. С. 313]. Кроме того, общество выступает для Гиддингса как организа­ция, союз различных взаимосвязанных групп и ассоциаций, благодаря че­му производятся и воспроизводятся социальные отношения.

Центральная теоретическая идея Гиддингса — идея «себенодобного со­знания» (родового сознания), т.е. это чувство тождества, которое испытыва-ется одними людьми по Ътношению к другим. На этом базируется один из основных социологических постулатов, который Гиддингсом формулирует­ся следующим образом: «...первичный и элементарный субъективный факт в обществе есть сознание рода. Под этим подразумеваю такое состояние со-знапия, в котором всякое существо, какое бы место оно ни занимало в при­роде, признает другое сознательное существо принадлежащим к одному ро­ду с собой» [Там же. С. 301].

Гиддингс полагал, что в процессе социальной эволюции действуют две силы — бессознательная и сознательная. К первой он относил природные, следовательно, объективные факторы. Ко второй - сознательной — силе он относил факторы субъективно-психологического характера. Причем послед­ние он не сводил к личностным проявлениям, а считал ими прежде всего описанное выше «сознание рода», предопределяющее поведение индивидов.






Дата добавления: 2016-05-31; просмотров: 336;


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2017 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.022 сек.