ГЛЕЗАЛЬ КАК ФОН

ИГРУШКИ. Глезалью работают не только на стенах и поверхностях мебели, но и на любых других предметах. Эти предметы могут быть важными частями интерьера или не иметь к нему никакого отношения. Просто милые игрушки или важные и памятные детали, сопровождающие жизнь: коробочки, рамки, ширмочки, цветочные горшки, абажуры, фигурки, выражающие что-то или не выражающие ничего. Не важно, что это за вещь, но если ей предназначено быть покрашенной, это можно сделать с помощью глезали.

Но все-таки главное, для чего предназначена глезаль, — это декоративные покраски в интерьере.

ФОН. В интерьере покрашенные поверхности образуют фон. Фон — это то, на чем находится объект. Это то, что является его окружением. Фон — это рама для живописи, ночное небо для луны, изысканная тарелка для куска мяса. Поверхности являются фоном для вещей, которые, в свою очередь, служат фоном, средой для других вещей. Мы видим лист дерева на фоне кроны, само дерево на фоне леса, лес на фоне поля, озера и неба... Этот путь можно продолжать бесконечно. Наш зрачок оправлен в паспарту глазного яблока, потом идут веки, потом лицо, потом волосы и наконец мы сами на фоне интерьера. А если фон сделан глезалью, то что она вносит в интерьер?

ПРАВИЛЬНЫЙ ГЛЕЗАЛЕВЫЙ ФОН. Иногда видишь очень красивую фотографию интерьера и думаешь, как хорошо снято. Но ведь часто дело не в мастерстве фотографа. Просто интерьер правильно покрашен. Это при том, что декоративные покраски на фотографии во всех деталях не видны. Но их присутствие, их влияние на общую картину все равно существует. И создает тот самый эффект, про который мы говорим: «Красиво...».

 

ОБЪЕКТ, ДОСТОЙНЫЙ ФОНА. ФОН, ДОСТОЙНЫЙ ОБЪЕКТА. Представьте себе птицу. Например, воробья. У него серая грудка, где один серый мягко, акварельно переходит в другой, более светлый и чуть более голубой. У него темно-коричневая «шапочка». Пестрые перья. Эта малень­кая невзрачная птичка изумительна. Представьте ее на песке, на темной земле, на фоне прозрачного неба... Красиво. А теперь — на фоне белого листа. Нет больше тонких отношений многих коричневых, нежности серого. Есть просто темный комок чего-то живого и испуган­ного в катастрофически чужом, мертвом окружении. Это относится ко всему визуально ценному: картине, драго­ценному камню, сделанной вручную вещи, хранящей тепло рук мастера. Вы замечали, как продаются ювелирные украшения? Их никогда не выставляют на белом фоне или на фоне безжизненного пластика. Исключительно на специальном фоне, обычно на бархате или замше, а в крайнем случае на красивом теле. Любая вещь, имеющая дорогую упаковку, кажется более ценной и значительной. В декоративном искусстве всем известная истина «форма определяет содержание» звучит как «фон определяет ценность». Это относится, в первую очередь, к человеку. Ведь человек — живой, природный, ценный объект. На фоне безвкусных, примитивно декорированных стен он выглядит и чувствует себя плохо. Мы привыкли не обращать внимание на такую неестественность. Но в сущности это является своего рода визуальным абсурдом, как бриллиант в спичечном коробке.

ФОН И ОБЪЕКТ. Мы придаем большое значение фону, создаем его разными способами, хотим, чтобы он был красивым. Фон, созданный глезалью, — основной объект нашего внимания в пространстве данной книги. Но это не значит, что он подменяет собой объект в архитектурном пространстве. Объект всегда визуально активнее фона. При этом глезалевый фон не разрушает это соподчинение, а лишь демонстрирует, что фон и объект принадлежат одной реальности.

Салатовый и розовый. Такой вопрос возникает очень часто — подходит или не подходит один цвет к другому. Вот комната с гладко закрашенными синими стенами. Какой шкаф и какой стол в нее поставить? Какого именно коричневого оттенка? И вообще, какие цвета сочетаются друг с другом, а какие нет? Вечный чеховский розовый с салатовым: пошло это или не пошло, красиво или некрасиво?

В природе такое сочетание выглядит изумительно. Неповторима красота цветущей сакуры, розовые цветы и зеленые листья. В интерьере, если это сочетание воссоздано правильно, оно тоже будет красивым. Чтобы поверхности сочетались, важен не цвет, а его звучание. С помощью глезали можно естественно сочетать любые цвета и оттенки. Глезаль помогает создавать единство в интерьере.

ОКРАСКА ОБЫКНОВЕННАЯ И СКЛАДСКАЯ. В принятой терминологии «обыкновенная покраска» (по-английски normal paint) и есть глезаль. Иногда это называется «немного текстурная покраска». Когда же имеется в виду нанесение валиком, то употребляется термин «складская покраска», или warehouse paint. Конечно, глезаль — не единственный метод создания красивых покрытий. Поверхность, закрашенная валиком, тоже может быть привлекательной. Однако глезаль занимает особое место в интерьере. Потому что естественный глубокий цвет, которого она помогает достичь, неизменно красив.

ПРОСТО ГЛАДКАЯ ПОВЕРХНОСТЬ. Поверхность, покрашенная непрозрачной краской, не имеет глубины. Ее цвет устроен просто, даже если его создали сложным и многокомпонентным смешиванием. Поверхность, созданная в глезалевой технике, всегда имеет глубину и потому выразительность. В интерьере при покраске ровных поверхностей глезаль совершенно необходима. Чем больше прозрачных слоев образуют глезалевое покрытие, тем более глубоким и интересным оно становится. Даже белый цвет можно составить из цветных лессировок. Если на белые стены нанести прозрачную с легким голубым оттенком глезаль, а затем вторым слоем нанести глезаль со слегка охристым оттенком, поверхность начнет излучать свет.

РЕНДЕРИНГ. Архитектор, представляя свой проект, делает рендеринг (.rendering) — эскиз интерьера, выполненный акварелью или тушью. В рендеринге в полной мере используются возможности краски: ее прозрачность, ее способность расплываться, быть привлекательной в своей неоднородности. Это позволяет передать не только цвет, но и объем еще не существующего помещения; воздух, наполняющий пространство и изменяющий цвет стен; передать эмоциональное впечатление от интерьера, показать его обобщенно, без лишних подробностей. Реальный интерьер зачастую выглядит менее естественным и более скучным, чем его эскиз. Как будто архитектор забывает об эффекте, который использовался в рендеринге. И который так нравится. Глезаль — единственный способ это ощущение сохранить.

ПРОТИВОСТОЯНИЕ ВРЕМЕНИ. Глезаль имеет свойство оставаться красивой с течением времени. То, что на гладкой поверхности раздражает как дефект, на глезалевой просто не видно. Глезалевая поверхность не выглядит со временем хуже. Когда покраска закончена и люди начинают обживать интерьер, постепенно происходят изменения. Стена живет своей жизнью. На ней образуются трещины, остаются пятна от рук, меняется цвет. На закрашенной краской поверхности это выглядит тревожными признаками разрушения. Глезалевая стена принимает на себя патину времени органично. Вы не видите ни пятен, ни царапин. Вернее, видите, но не считаете их дефектом. Детали и подробности, которыми обзаводится стена в процессе жизни, не видны на проглезаленной поверхности. Потому что на ней уже создана текстура и она уже имеет несколько оттенков цвета. Такие покрытия старятся красиво.

ПРАВИЛЬНАЯ ОБШАРПАННОСТЬ. Для того чтобы вещь долго выглядела естественной и угасала красиво, французские интерьерщики еще несколько веков назад придумали намеренно «старить» двери и мебель. Видя потертые подлокотники кресел эпохи рококо, мы списываем это на естественный ход времени. Потертая краска, потертая позолота... На эти части приходилась наибольшая нагрузка. Но мастера заранее знали, что естественное старение не привлекательно, и искусственно создавали потертость, применяя техники глезалевых покрасок.

РЕСТАВРАЦИЯ. Метод глезали очень широко применяется при реконструкции старых объектов. В данном случае особенно востребована способность глезали скрывать истинный возраст покраски. Старая стена обязательно должна быть покрашена заново, потому что краска — это защитный слой. Но нужно, чтобы объект при этом не казался новоделом, сохраняя обаяние старины. Глезалевые техники применяются при восстановлении того, что было повреждено временем или обстоя­тельствами. Они необходимы тогда, когда требуется поддержание естественного облика объекта.

Когда-то автор этих строк отправился в Прагу, чтобы увидеть реставрационные работы в пражском гетто. Стена гетто была только что выкрашена серым цветом. При этом цвет выглядел так, как будто не был воссоздан, а лишь хорошо сохранился со временем. Как потом выяснилось, для того чтобы создать впечатление естественности, серый цвет был сложен из девяти специально отобранных оттенков, которые довели до прозрачности и затем нанесли поочередно друг на друга. Поэтому в Праге не произошло того, что случилось, например, со Старым Арбатом. Проблема не в том, что он стал пешеходным, не в том, что по нему перестал ходить троллейбус.

Проблема в том, что он стал слишком новым, слишком чистым, слишком неестественным. В европейской реставрационной школе существует понимание важности сохранения культурного наследия. Поэтому мастера используют «исторические покраски», напоминающие о возрасте объекта, а не ждут годами, пока краска облезет сама.

ЭФФЕКТ СТАРОЙ КАРТИНЫ. Живописная картина со временем стареет, но не портится. Даже когда покрывается трещинами. Разумеется, как всякий цен­ный объект, она нуждается в человеческом участии. При реставрации хочется удержать, вернуть черты темнеющих лиц со старинных портретов. Хотя они не становятся безжиз­ненными, не меркнут, а просто удаляются. Налет старины на картине придает ей еще большую изысканность.

 






Дата добавления: 2017-07-05; просмотров: 184; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2017 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.007 сек.