СЛОЖНАЯ ПОВЕРХНОСТЬ С ПОМОЩЬЮ КРАСКИ

ОПЫТ С ДЕТСКИМИ КРАСКАМИ. Детям часто дарят краски для рисования. Обычно в коробке всего несколько основных цветов: красный, желтый, синий, зеленый, оранжевый, коричневый, фиолетовый и иногда черный. Сначала ребенок пользуется только ими. Но вскоре он обнаруживает, что, если смешать, например, синий и желтый, можно получить множество разных оттенков зеленого.

Цветов становится намного больше, чем красок в коробке. Постепенно ребенок, смешивая цвета, учится получать розовый, оливковый, золотистый, изумрудный; создает из красного — кирпичный, карминный, пунцовый и терракотовый. Понимает, что серый — это не единственный цвет, а целый мир оттенков. Ребенок узнает, что стал обладателем не десятка баночек, а бессчетного количества цветов. Стоит только смешать одну краску с другой.

СМЕШАТЬ СЛОЖНЫЙ ЦВЕТ. Используя детский опыт смешивания красок, можно работать и на стене. Раньше маляры смешивали краски в ведре сразу перед нанесением. Кто-то делал это виртуозно, кто-то грубо, у кого-то получались изысканные, а у кого-то примитивные оттенки. У каждого мастера были свои секреты. Но результат при смешивании «на глазок» был непредсказуем. Со временем лакокрасочная индустрия усовершенствовала метод колерования. Теперь цвет можно выбрать по каталогу и смешать непосредственно в магазине с помощью колеровочной машины. В основе каталога лежат специальные цветовые таблицы. Каждая крупная компания, производящая малярные краски, предлагает свою систему и количество цветов. Но в любом каталоге их очень много — до десяти тысяч оттенков. Это практически все различимые глазом цвета. Колеровочная машина для достижения нужного цвета может задействовать только два-три исходных пигмента, а может и десять-двадцать. Существует несколько технологий. Но в основе каждой из них остается прежний метод — усложнение цвета за счет смешивания основных пигментов. Таким образом, для того чтобы получить цвет, который мы хотим, достаточно просмотреть каталог и выбрать из огромного количества оттенков понравившийся. Но наша цель — не просто краска определенного цвета, а придание естественного облика поверхности. К сожалению, даже самый сложный и красивый цвет сам по себе не обладает достаточной выразительностью. Сколько ни мешай краску, все равно покрашенная ею стена будет плоской, скучной, безжизненной, как лицо актера в театре Кабуки. Значит, не достаточно просто смешать красивый цвет. Нужно правильно нанести его на поверхность.

Искусство нанесения краски важнее, чем искусство смешивания цвета. Умение делать это позволяет создавать красивые поверхности всего из одного или нескольких цветов. Банка с колером, заказанным в малярном магазине, конечно, облегчает жизнь декоратора. Точно так же, как замороженные полуфабрикаты облегчают жизнь домохозяек. Но фастфуд не отменяет высокой кухни. А технологизация в индустрии приготовления цвета не отменяет эксклюзивных методов покраски.

ОПЫТ ЖИВОПИСЦЕВ. В поисках современных методов покраски стоит обратиться к опыту тех, кто умеет работать красками лучше других: к опыту живописцев.

АКВАРЕЛЬ. Акварель — это прозрачная краска. Сквозь ее слой виден белый лист. У акварели нет яркости. Различные оттенки возникают за счет перекрывания одного цвета другим; за счет растяжек от цветного пятна к его исчезновению, растворению в белизне бумаги; за счет плавных перетеканий краски, причудливо неровных краев мазков, влажности и свежести. Даже абстрактные расплывы акварельной краски кажутся осмысленными и значительными. Все это составляет главную прелесть акварельной живописи.

ЕВРОПЕЙСКИЕ АКВАРЕЛЬНЫЕ ШКОЛЫ. Есть разные способы работы акварелью. Европейская акварель многослойна и многоцветна. Тщательно прорисованные интерьеры, миниатюрные портреты, небольшие сентиментальные пейзажи традиционно создавались по тем же правилам, что и масляные картины. Они кажутся лишь немного более легкими и воздушными. Практиковалась живопись по сухой бумаге и по влажной, когда мазки слегка расплывались и, сливаясь, лишались четких границ. Как правило, первый слой делался достаточно прозрачным и не очень ярким. А за счет последующих наложений набирался и усиливался цвет.

ПТИЦЫ И БАМБУК. В Японии и Китае акварелью писали в один слой. Художники умели использовать естественное поведение пятна прозрачной краски. Из таких пятен «складывался» рисунок — цветы вишни, птицы, бамбук. Мастер словно пытался определить, чем может стать то или иное пятно, на что оно изначально похоже. А видов пятен или штрихов было множество. Штрих, мазок мягкой или жесткой кистью, с нажимом или без, боковой стороной кисти, кистью мокрой, сухой или полусухой. Писать можно было на бумаге разной влажности. Да и просто на разных видах бумаги. Или на шелке. Каждый раз эффект получался неповторимым и своеобразным. Пятно могло начинаться слабой окрашенностью и становиться в точке последнего касания кисти почти черным, могло иметь расплывающиеся или четкие края, быть покрытым сухими бороздками или капельками разной формы. Мазок хранил следы кисти. Запечатлевал скорость ее движения. В отличие от европейской школы, для такой живописи было достаточно одного или двух цветов.

АКВАРЕЛЬНЫЙ ЭФФЕКТ. Акварель — это не только краска, это эффект. А акварельность — состояние влажности и прозрачности, расплывов и мягких мазков, где сквозь один прозрачный слой виден другой. Акварельность может быть достигнута и с помощью других видов краски. Для этого краска должна быть разведена до прозрачного состояния.

Противоположным акварельному является пастозный эффект, который достигается методом, когда каждый последующий слой полностью скрывает под собой предыдущие.

ЖИДКАЯ КРАСКА. Некоторые живописцы и живописные школы писали масляными красками акварельным методом, растягивая прозрачные слои по холсту. Такие приемы можно увидеть в живописи прерафаэлитов. Так работал Фрагонар. Он писал очень жидкой краской. Так, что был виден холст. Вообще прозрачность красочного слоя сама по себе усложняет цвет, делает его живее, интереснее. Приглядитесь к некоторым работам Матисса. В них используется не так много оттенков, как кажется. Но краска нанесена совершенно прозрачно, в один слой. Видны следы кисти. Цвет холста, проступающий по всей поверхности картины, объединяет очень разные цвета, которые локально покрывают достаточно большие плоскости. Благодаря использованию прозрачной жидкой краски полотно выглядит не раскрашенным, а великолепно, роскошно написанным. Работам всех этих художников в той или иной мере присуща акварельность.

ЛЕССИРОВКИ. На картинах эпохи Возрождения, на картинах академического направления сложно разглядеть отдельные мазки. Это гладкая многослойная живопись, покрытая лаком. Многим эта гладкость кажется особенно пленительной. Но и в такой живописи большую роль играют прозрачные слои краски — лессировки.

В основе живописного слоя лежал плотно, пастозно написанный подмалевок. После высыхания он многократно прописывался совершенно прозрачной краской. Подмалевок мог быть и монохромным, и тонированным, и написанным несколькими основными цветами. С помощью прозрачных лессировок создавался колорит, добавлялись оттенки, передавались цветовые сочетания. В одном случае яркими лессировками слой за слоем набирался цвет в тенях. Это можно увидеть в работах Тициана. В другом — лессировками сглаживались контуры, создавалось знаменитое «сфумато». Этот метод исполь­зовали Леонардо да Винчи, Джованни Беллини. В третьем случае, как, например, на картинах Тинторетто, в подмалевке цвет брался в полную силу, а затем залессировывался прозрачной грязно-зеленоватой краской, чтобы объединить фигуры и пространство.

ТОЧЕЧКИ И МАЗОЧКИ. Еще один прием представления цвета можно найти в живописи пуантилистов. Их картины состоят из цветных точечных мазков. Красный мазочек, желтый, охристый, голубой... Если смотреть на картину с близкого расстояния, то видны только они. Но стоит отойти, и мазки складываются в цвет лиц, неба, деревьев, цвет тени и света. На картине Сера «Воскресная прогулка на остров Гранд Жатт» трава, освещенная солнцем, написана лимонными, охристыми, оливковыми мазочками, а трава в тени — голубыми, синими и зелеными. При этом «точечная» текстура поверхности остается заметной и сохраняет свою выразительность. В наборе мазочков для каждого участка виден точный расчет художника. Это направление живописи использует эффект отчасти художественный, отчасти оптический. Наш глаз и мозг обладают способностью смешивать и воспринимать еди­ным образом множественность оттенков. Зрительный аппарат человека справляется с восприятием такой поверхности, а наше эстетическое чувство находит ее выразительной и живой.

Пуантилисты — не единственные художники, использу­ющие выразительность отдельных цветных мазков. Ватто смешивал цвета не только на палитре. Он смешивал их на самой кисти. Говорят, Ватто не любил мыть орудия своего труда. Его не пугало, что на кисти оставались следы предыдущих мазков. Именно эта привычка живописца и породила особую перламутровую и воздушную среду его картин. Если приглядеться, то в каждом его мазке можно легко различить небольшие разноцветные частички.

 

 

ВСЕ ВОЗМОЖНОСТИ КРАСКИ. Примеры из живописи демонстрируют, как мудро можно работать с краской. Она может быть пастозной и прозрачной. Ее легко сделать жидкой, когда мазок расплывается, или густой, когда он сохраняет свою форму. Красочный слой способен принимать на себя следы различных инструментов. Живописные техники могут стать приемами работы с краской в интерьер-дизайне. Мастерство декоратора состоит во владении этими приемами.

КРАСКИ МАЛЯРНЫЕ - ЭФФЕКТЫ ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ. Живописцы работают художественными красками. С их помощью они добиваются художественных эффектов. Но в интерьере художественные краски использовать невозможно. Причин много. Такие краски дорогие. Они не выполняют функцию защитного слоя. И, как ни парадоксально, художественные краски не совсем пригодны для создания художественных эффектов на больших поверхностях. Палитра таких красок очень скудна — как правило, она не превышает пятидесяти цветов. К тому же для художественных красок не существует технологии смешивания цвета.

В интерьере используют малярные краски. Работая ими, есть возможность выбрать из более чем десяти миллионов цветов. Малярная краска создана специально для оформления интерьеров. Она способна образовывать слой, устойчивый к различным внешним воздействиям. Она экологична. Технологически малярная краска предназначена для покраски стены с помощью валика. Если же декоратор хочет творить на поверхности со свободой живописца, малярную краску следует изменить. Необходимо наделить ее свойствами художественной краски, сохранив при этом качественные характеристики малярной. С преобразованной таким образом краской можно работать, используя живописный опыт и живописные приемы.

МЕТОДЫ СОЗДАНИЯ ЦВЕТА. Давно ли вы гуляли в осеннем лесу? Вспомните свои впечатления от красоты оранжевых листьев. Попытайтесь передать свое ощущение от их цвета с помощью краски. Первый путь самый простой: использовать чистый оранжевый цвет. Второй — взять две краски, желтую и красную, и смешать их. В зависимости от выбранной пропорции красного и желтого получатся различные оттенки оранжевого. Есть еще один способ: сначала покрасить предмет прозрачной красной краской, а затем — прозрачной желтой. Таким образом вы добьетесь глубокого красивого оранжевого. Если наносить желтый и красный поочередно и в несколько этапов, то итоговый цвет будет другим, но не менее красивым. А еще можно нанести цвета мазками: мазочек желтый, а рядом — мазочек красный. Так делали пуантилисты, стремясь передать ощущение естественности цвета.

Совместите два последних метода. Создайте поверхность из разноцветных прозрачных мазков. Взглянув на нее, вы увидите оранжевый цвет. Ощущение оранжевого будет создаваться за счет, во-первых, «смешения» нашим глазом двух разноцветных мазков, лежащих рядом, а во- вторых, за счет прозрачного наложения красного и жел­того друг на друга. Это далеко не все возможности создания глубокого оранжевого цвета.

Закрасьте поверхность желтым, а затем красным. После этого возьмите обычную тряпку и прикладывайте ее к непросохшей поверхности промахивающими движениями. Таким образом частично откроется нижний желтый слой, а верхний красный — приобретет текстурный рисунок за счет отпечатков «инструмента». Конечно, кроме тряпки существует бессчетное количество способов создания различных текстур. Следовательно, можно получить множество вариантов совершенно разных оранжевых поверхностей. Они могут быть с блеском или матовые в зависимости от свойств используемых красок и способов нанесения.

Как видите, есть множество способов воспроизведения цвета. При каждом методе, при каждой новой последо­вательности действий результат будет отличным от других. Каждая новая поверхность — это не просто новый цвет, но и новое выразительное сочетание цвета, текстуры и блеска — это новое впечатление, новый образ. Все описанное выше и называется Глезаль...

ГЛЕЗАЛЬ. Термин «глезаль» происходит от английского слова «glaze», которое в одном из вариантов перевода означает «лессировка». Понятие «глезаль» многозначно, потому что широка область применения глезали. Глезаль может служить в качестве связующего для пигментов: цветных (сухих, пастообразных), перламутровых, металлизированных.

Глезаль — это субстанция, которой разбавляют краску, как художественную, которую можно добавлять в глезаль для колерования, так и малярную, которая после разбавления глезалью приобретает свойства художественной. Глезалью называется и готовый для работы состав. Он применяется в основном в декоративно-художественной индустрии, монументальной живописи и реставрации. Существует большое количество глезалей разных видов. Проглезаленная поверхность приобретает определенные оптические, физические, химические и декоративные свойства. Глезаль — это и техника окрашивания. Художественный эффект, получаемый при таком способе декорирования, называется эффектом глезали, глезалевым эффектом.

О ГЛЕЗАЛИ ПОДРОБНО

НЕРАВНОМЕРНОСТЬ ГЛЕЗАЛИ. Проглезаленная поверхность создает впечатление живой и естественной, много­значной и глубокой. Но если взглянуть с очень близкого расстояния, станет понятно, что такой эффект во многом создается за счет неравномерности распределения краски. Неравномерен сам мазок, который наносится на поверхность. Поставьте краской, разбавленной глезалью, точку и внимательно посмотрите на нее. В середине цвет более плотный, густой. Но к краям точечного мазка краска становится прозрачнее, светлее. В каждой точке проглезаленной поверхности густота краски различна. В одном месте может быть наложение нескольких прозрачных слоев друг на друга, а в другом — краску нанесли лишь однажды или даже не наносили.

Неравномерен не только цвет проглезаленной поверхности, но и ее блеск. Представьте себе пол, который покрывают лаком. Он начинает блестеть уже после нанесения одного слоя. Со вторым и последующими слоями блеск усиливается. Так, при работе блестящей глезалью в одной точке могут оказаться три мазка, наложенные друг на друга, а в другой — ни одного. В результате получается неравномерный и потому живой блеск, а точнее, сочетание блеска и матовости. Естественное и красивое. Неравномерны и текстура, рисунок, создаваемый глезалью на поверхности. Закономерного узора достигнуть невозможно. С глезалью не удастся получить точного алгоритма повторения точек, мазков и расплывов, подобно тому, как невозможно это и в самой природе.

ПОЛИФОНИЯ. Главный принцип глезали — принцип многоголосия, полифонии. Как в музыке. Когда мы слышим хоровое пение, то воспринимаем его как нечто единое, но при этом различаем звучание отдельных голосов. Играет оркестр. Мы способны выделить звуки каждого инструмента, но это не нарушает гармонию и целостность нашего восприятия.

В глезали угадывается прозрачный слой одного цвета и прозрачный слой другого. Видно, как они смешиваются и образуют общий цвет. Один слой нанесен грубой кистью, которая оставила след, состоящий из тонких линий. Другой — наложен губкой, которая создала узор из темных и светлых пятен с рваными краями. Мы видим это. Также мы видим блеск или, наоборот, матовость. И в то же время воспринимаем всю поверхность как единое целое. Различаем смешение цветов и взаимопроникновение текстур. «Звучание» глезалевой поверхности полифонично. Цвета, текстуры, блеск — инструменты ее оркестра.

Такого эффекта практически невозможно добиться, используя малярные краски, не разбавленные глезалью. При их смешении также сохраняются частицы, передающие исходные цвета. Но мы не различаем их. Они настолько малы, что не образуют самостоятельную тему и потому не способны сложиться в единый, но многогранный образ. С помощью глезали достигается определенный размер, крупность таких частиц. Именно это влияет на наше восприятие поверхности. Если провести параллель с кулинарной темой, то глезалевая поверхность — это скорее салат, чем мусс.

ЕСТЕСТВЕННОЕ И ИСКУССТВЕННОЕ. Посмотрите на картину и ее репродукцию. На пейзаж в природе и его фотографию. В большинстве случаев копия уступает оригиналу. Конечно, кому-то дерево на фотографии покажется более настоящим, чем дерево в лесу, а кто-то предпочтет Джоконде в Лувре Джоконду на собственной майке. Но таких немного. Большинство людей тянется к подлинному, настоящему.

Почему подлинность так привлекательна? Задумайтесь над тем, как живописец пишет картину. Его мазки в одном месте уверенные и размашистые, а в другом — дрожащие и едва различимые. Но каждый из них неповторимый. А природа! Ее способы творчества вообще недоступны пони­манию и осознанию. Их нельзя разложить на элементы, приемы и техники.

Все, что «видит» фотоаппарат, будь то произведение талантливого художника или природный пейзаж, он превращает в сочетание трех цветных точек. В его языке нет ничего, кроме них. Принтеры, мониторы компью­теров трактуют изыски художественной поверхности с помощью разбивки изображения на пиксели: простой и прекрасно организованный способ унификации, сведения сложного и разнообразного к простому.

С технологической точки зрения это огромная победа. Тем не менее происходит превращение живого в неживое, объемного в плоское, существующего в функционирующее. Картинки, воспроизведенные с помощью технических устройств, с известной точки зрения являются суррогатом искусства. Точно так же, как звонок мобильного телефона, воспроизводящий классическую мелодию, является суррогатом музыкального инстру­мента. Глезаль имеет в своем распоряжении бесчисленное количество выразительных средств. С ее помощью можно нанести краску с разной степенью прозрачности, использовать любые цвета, любые инструменты, любые комбинации блеска и матовости. Таким образом, глезаль позволяет создавать живые и естественные поверхности.

 

ВОЗМОЖНОСТИ ГЛЕЗАЛИ. Работая с глезалью, декоратор может использовать все приемы нанесения краски, которые применяют живописцы. Большинство живописных полотен эпохи Возрождения было написано примерно двенадцатью цветами. Художники произвольно смешивали их на палитре и получали много новых оттенков. Сегодня декораторы пользуются таблицами, состоящими из нескольких тысяч цветов. Работая глезалью, можно использовать их все. Хотя достаточно и одного цвета, чтобы за счет техник нанесения создать красивую поверхность. При написании картины художник использует кисти и мастихин. В глезали мы располагаем бесконечным множеством инструментов для нанесения краски. Это могут быть кисти, марля, сетки, тряпки, куски целлофана, мятая бумага, губки, штампы из подручных материалов. И вообще что угодно. Глезаль позволяет применить все приемы нанесения краски, которые использовали живописцы. Для декоратора уметь работать глезалью значит располагать максимально широким арсеналом выразительных средств. Он может взять любое количество ярких цветов и соединить их. А может взять всего один цвет и создать поверхность, комбинируя разные техники его нанесения, разные текстуры.

ИМИТАЦИЯ И АССОЦИАЦИЯ. Важно понимать, что создание естественных поверхностей с помощью глезали не всегда означает имитацию. Так, есть множество техник, с помощью которых получаются оригинальные, ни на что не похожие поверхности. Другие созданные с помощью глезали поверхности напоминают камни, дерево, ткани. Но даже их не всегда в полной мере можно назвать имитацией. Скорее — ассоциацией. Глезалевые покрытия практически всегда ассоциируются с природными фактурами, что и делает их привлекательными. Покажите нескольким людям японский чайник песочного цвета с кракелюрами. Для одного человека это будет просто старый чайник. Второму он покажется похожим на растрескавшуюся почву пустыни, а третий скажет, что его поверхность у него ни с чем не ассоциируется и ничего не напо­минает, а просто красива сама по себе.

Имитация далеко не всегда воспринимается как подделка. Иногда буквальное воспроизведение занимает вполне достойное место в пространстве декоративного искусства. И глезаль в данном случае оказывается очень полезной. Например, триста лет назад в Англии была популярна декоративная техника woodgraining — создание рисунка древесины с помощью глезали. Основой для такой росписи могло быть что угодно: и оштукатуренная отполированная стена, и загрунтованное дерево. Стиль английского интерьера отличался серьезностью и неко­торой педантичностью. Поэтому рисунок воспроизводился так, чтобы его невозможно было отличить от под­линной текстуры дерева. Во Франции, наоборот, woodgraining делался с некоторой долей иронии, чтобы было понятно — дерево нарисованное.

ФУЗА ИЛИ ГАРМОНИЯ. Художникам и декораторам известно: чем больше смешивается цветов, тем грязнее оттенок получается на палитре. При соединении большого числа оттенков суммарный цвет становится сложным, но, как правило, вялым и невыразительным. Потому что теряет свою звонкость и чистоту. Смешайте сразу несколько колеров — и получите грязь, или, как это называется на профессиональном языке, фузу.

Глезаль, в свою очередь, за счет определенных алгоритмов наложения цветных прозрачных слоев дает воз­можность декоратору, работая чистыми контрастными цветами, добиться сложности и избежать фузы. Так, если просто смешать три краски (синюю, красную, зеленую), получится серый цвет. Но если взять каждую краску в отдельности, разбавить ее глезалью и последовательно нанести с помощью, например, смятой марли, то получится красивая цветная поверхность. При этом она будет разной при каждой из шести возможных последовательностей нанесения цветов.

БОЛЬШЕ, ЧЕМ КРАСКА. Теперь, когда мы лучше понимаем, что такое глезаль, стоит вернуться к краске, цвет которой выбран по каталогу и приготовлен с помощью колеровочной машины. Она очень красивая, но это пока только краска. А чем она может стать, если с ней работать глезалевыми методами? Средством для воплощения природной реальности: воздуха, света, текстур и, конечно, цвета. Глезаль воплощает творческие принципы природы. Позволяет создать глубокую живую поверхность. Такую же живую, как окружающий нас мир. И такую же прекрасную. Поэтому глезаль — самый совершенный метод работы с краской. С помощью глезали можно написать небо красными, желтыми, зелеными, фиолетовыми — какими угодно красками. Нанесенные на поверхность различными способами и в определенной последовательности, они сложатся в единый цельный образ. Только так создастся ощущение естественной голубизны — легкой и воздушной.






Дата добавления: 2017-07-05; просмотров: 238; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2017 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.013 сек.