Готы и сармат, Восточная Европа, IV в.

Степи к северу от Черного моря, за­ходящие в Европу вплоть до сегодняш­ней Венгрии представляли собой путь, по которому азиатские кочевники тер­роризировали Европу. Здесь существо­вало несколько культур, влиявших друг на друга и смешивающихся между со­бой. С юга в степь приезжали гречес­кие и византийские купцы. С севера, с побережья Балтийского моря, шли мно­гочисленные пути переселения герман­ских племен. В первые века нашей эры эти германские племена получили изве­стность под именем готов. Готы подраз­делялись на две крупные группы: ост­готы («восточные готы») и вестготы («западные готы»).

Когда готы дошли до Крыма, скиф­ская культура уже находилась в упадке, а доминировали в регионе сарматы. Сарматы представляли собой иранское племя, перебравшееся в степи с север­ного Кавказа. В военном отношении сарматы полагались на тяжелую конни­цу, вооруженную длинными копьями. Археологические и письменные источ­ники сообщают, что сарматы носили чешуйчатые доспехи и железные шле­мы. Павсаний писал: «Если кто не ви­дел дракона, пусть представит воинские доспехи,, напоминающие внешне зеле­ную еловую шишку». Зеленый цвет, ве­роятно, объяснялся тем, что бронза со временем покрывалась патиной.

Сарматский стиль ведения боя на­ложил свой отпечаток на тактику рим­лян и готов. Но, несмотря на заимство­вания, готы сохранили и традиционную тактику, восходящую корнями к такти­ке древних германцев. В результате они получили армию, состоявшую из тяже­лой конницы и пехоты. Позднее место сарматов заняли аланы, которые доми­нировали в районе Черного моря, а за­тем присоединились к готам, переселяв­шимся на запад. Аланы, как и готы, со­хранив старые германские обычаи, мно­гое позаимствовали у сарматов.

В IV в. из Средней Азии в Европу начали переселяться гунны — конфеде­рация тюркских племен. Гунны нарушили баланс сил в районе Черного моря, заставив готов, а также аланов и сарма­тов переселиться дальше на запад. В свою очередь, это привело к напряжен­ности вдоль границ Римской Империи. Беженцы вместе с семьями, имуще­ством и скотом пытались перебраться на территорию Империи. Первоначально римские власти селили беженцев вдоль Дуная, надеясь использовать их в каче­стве щита для обороны границы. Но вскоре среди поселенцев начало зреть недовольство. Они формировали банды и совершали набеги на центральные провинции Империи.



В 378 г. император Валет попы­тался разрешить проблему и выдвинул­ся со своим войском в направлении глав­ного поселения готов под Адрианопо­лем. До этого времени император ус­пешно боролся с отдельными отрядами готов, но ему хотелось покончить с про­блемой одним ударом. Его легионеры окружили лагерь готов, окруженный кольцом из повозок. Местность вокруг лагеря была выжжена. Готы тянули вре­мя. с этой целью затеяли переговоры о мире. Тем временем на помощь готам пришло несколько новых отрядов, ко­торые атаковали римлян с тыла. Римс­кая армия оказалась зажатой между ла­герем внутри и конными отрядами сна­ружи. В разыгравшемся сражении две трети римской армии погибли. В числе погибших оказался и сам император. Это поражение оказалось очень чув­ствительным для Империи. С него на­чался новый период нестабильности.

На иллюстрации изображена встреча между сарматом и двумя гота­ми в лесу Восточной Европы. Обе сто­роны с подозрением отнеслись друг к другу. Когда оба народа населяли сте­пи, они враждовали между собой, но после вторжения гуннов оказались со­юзниками поневоле. Готы одеты по-гер­мански, тогда как сармат экипирован как тяжелый конный воин.

 

Аттила принимает дань от китайцев, середина V в.

Почему гунны пользовались репутацией самых свире­пых варваров, когда-либо появлявшихся на границе Римской Империи? Другие племена также славились жестокостью, например, аланы сдирали со своих жертв кожу, которую ис­пользовали в качестве чепрака. Гунны никогда не образовы­вали своего государства. Частично репутация гуннов возникла уже в новое время. В 1900 г. в Китае вспыхнуло восстание боксеров. Кайзер Вильгельм II, отправляя в Китай германс­кую экспедиционную армию, сказал: «Как гунны при Атил­ле тысячу лет назад создали себе имя. которое до сих пор вызывает уважение. Так и вы должны помнить, что уже ты­сячу лет китайцы не осмеливаются смотреть германцам в лицо». Гитлер также любил вспоминать гуннов в частности и варваров вообще. В годы 1-й Мировой войны англичане называли германцев «гуннами».

Другая причина заключается в знаменитости самого Аттилы. На протяжении столетий его изображали демони­ческой фигурой. Наибольшего доверия заслуживают запис­ки Приска, римского посла, бывавшего в лагере Аттилы и ви­девшего все своими глазами. Нриск отмечает, что Аттила производил впечатление уверенного в себе и своем положе­нии правителя. Приск описывает праздник, устроенного Аттилой в честь прибывшего в его лагерь римского посольства: «Изысканные лакомства готовились и раскладывались по се­ребряным тарелкам для нас и других присутствующих. Са­мому же Аттиле подали мясо на простой деревянной тарел­ке. Аттила показывал свою сдержанность и другими спосо­бами. Если гостям подали золотые и серебряные кубки, то Аттила пил из деревянного. Его одежда была простой, но чистой. Меча Аттила не носил. На сапогах отсутствовали пряжки, которые так любят варвары. Упряжь его коня не была украшена золотом и драгоценностями». Пока гости хохота­ли. смотря представление, устроенное бродячими актерами Аттила не проявлял эмоций. Лишь когда к нему подошел сын улыбка озарила лицо этого человека. Легко понять, почему Аттила вызывал такое уважение у своих людей.

Аттила стал царем гуннов, убив своего брата Бледа в 445 г. Вероятно, Аттила имел тюркское происхождение, хотя среди ею родни были люди с восточногерманскими имена­ми. По-видимому, гунны представляли собой конфедерацию тюрков и готов. В свое время Аттила был очень популярным правителем, его считали скорее героем, чем злодеем. Почти за десять лет Аттила и его гунны сумели сделать себе имя и состояние, грабя восточные провинции Римской Империи или получая огромные взятки от правителей Византии. В 450 г. Аттила решил попробовать выступить против Западной Им­перии. Он намеревался жениться на сестре императора За­падной Империи, и тем самым придать легитимность своей власти, но ни Рим ни вестготы, доминировавшие в этом рай­оне, не хотели уступать.

В 451 г. произошла битва на Кагалаунских полях. Аттила потерпел поражение от объединенной армии Рима и вар­варов. Не сумев дойти до Рима, Аттила повернул в Трансаль­пийскую Галлию, после чего вернулся на прежнее место. Вскоре он умер от носового кровотечения, возникшего во время праздника по поводу добавления в гарем новой жены (правда, эго событие несколько противоречит приведенному выше описанию Приска). Возможно, соперники Аттилы вос­пользовались его неудачей и отравили правителя. После смер­ти Аттилы среди гуннов вспыхнула междоусобица. Больше гунны не смогли достичь того могущества и репутации, ка­кую имели при Аттиле, хотя с их военной силой по-прежне­му приходилось считаться.


На иллюстрации изображен Аттила, принимающий дань от китайских послов. Возможно, послы пытаются обеспечить интересы китайских купцов, доставлявших предметы роско­ши в Среднюю Азию, хотя основные интересы Аттилы нахо­дились в Европе.

 

Гибель Теодориха, царя вестготов, битва на Каталаунских полях, 451 г.

Битва на Каталаунских полях была одной из величайших битв эпохи варваров. В историю она вошла под названием «битвы наро­дов». Как и битва при Адрианаполе она стала поворотным пунктом в судьбе Римской Империи. Битва на Каталаунских полях отметила апогей нашествия степных варваров. После 451 г. гунны уже не имели никаких шансов закрепиться на западе Империи. Победу в этом сражении одержала союзная армия, состоящая из римских и германских войск. К тому времени, германцы уже достаточно ци­вилизовались и романизировались. Поэтому они не меньше рим­лян были заинтересованы в том, чтобы отразить набег диких степ­ных кочевников.

Битва на Каталаунских полях названа неправильно. Сто лет назад Томас Ходжкин потратил много времени на то, чтобы доказать, что эта битва на самом деле произошла недалеко от Труа в северной Франции. Аттила. попытался утвердить свою власть на западе. Для этого он с многочисленным войском переправил­ся через Рейн. На стороне Аттилы были не только тюркские, но и германские племена. Галлию защищали другие германские племена, уже давно осевшие там. В основном армия состояла из двух больших частей: армии вестготов под предводительством Теодориха, и армии Римской Империи, под предводительством Аэция. Аэций сам был наполовину варвар, но обладал значитель­ными земельными наделами. За свою роль в этой битве Аэций заслужил прозвище «последнею римлянина». В свое время он довольно долго был официальным заложником в лагере гуннов. Там он узнал многое об их образе жизни, и сам стал «превосход­ным всадником, научился хорошо стрелять из лука и владеть копьем», как пишет летописец Ренат Фригерид. «Он презирал опасность и мог переносить голод, жажду и терпеть недостаток сна». Эта твердость характера сделала Аэция популярным среди солдат. Ко времени «Битвы народов» Аэцию было уже за 60. Он обладал колоссальным опытом. Не меньшим опытом обладал и король вестготов Теодорих, который был не только бесстраш­ным воином, но и искусным политиком, сумевшим взять под контроль большую часть Галлии.

Пришедший «на новенького» Аттила попытался создать себе на западе базу. Однако Галлия оказалась твердым орешком. Иор­дан, романизированный гот, служит нам основным источником ин­формации на этот счет. По его словам, Аттила поверил в плохой сон, растолкованный ему его шаманом, и отложил начало боя до второй половины дня. Обе враждующие армии встретились на скло­не, поэтому они долгое время маневрировали, стараясь заполучить преимущество по высоте. На правом фланге римско-германской армии находились вестготы во главе с Теодорихом. Левый фланг занимали римляне во главе с Аэцием, а аланы во главе с Зангибаиом держали центр. Это были наименее надежные войска коали­ции. Аттила держал свой флаг в центре. Его окружали наиболее лояльные войска, а на флангах располагались германские союзни­ки гуннов, в том числе остготы и гепиды. Битву вели в основном силами конницы. Германцы были вооружены копьями и мечами, а римляне и гунны предпочитали держать дистанцию и обстреливать противника из луков. Аэций со своими войсками сумел занять вер­шину холма, заставив гуннов отступить в беспорядке.

Подобно Цезарю Аэций предпочитал быть среди своих сол­дат. Он обратился к ним с речью: «Пусть раненные отомстят за сво­их убитых товарищей, пусть здоровые порадуются, убивая врагов! Копье не причинит вреда тому, кому уготована долгая жизнь. А те, кому суждено погибнуть, упокоятся в мире!» Очевидно, эти слова летописец написал от себя, но вне всякого сомнения то, что при­сутствие Аттилы на поле боя сыграло свою роль. Теодорих и Аэций находились в самой гуще боя. Когда король вестготов у нал с коня, чтобы уже не подняться, его солдаты не пали духом, а с удвоенной яростью бросились на врага и оттеснили гуннов к их лагерю. Мно­гие союзные Аттиле отряды бежали, но сам Аттила не хотел бро­сать свое добро, поэтому приказал укреплять лагерь. Вестготы по­клялись истребить гуннов. Аттила приготовился принять бой, но Аэций сумел убедить германцев позволить гуннам уйти. Раненый лев всегда опасен, а вестготы, оказавшиеся без вождя, были осо­бенно уязвимы.

Поэтому Аттиле позволили отступить, но он уже никогда не пытался прийти на запад.






Дата добавления: 2017-02-18; просмотров: 244; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2017 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.007 сек.