Целостность государства, государственный и национальный суверенитет

 

Для государства как определенной социально-политической системы есть такая истина, которая одновременно придает ему и жизненную силу, и «вечность». И она заключена в его целостности и суверенности как первостепенных условиях бытия государст­венно-организованного общества: от возникновения, развития и до совершенного состояния. Эта та закономерность, которая оди­наково верна для любого исторического типа государства.

Если целостность государства предполагает прежде всего на­личие целостной политической власти, т.е. внутренне единой, про­истекающей из одного источника, опирающейся на общие и обя­зательные основы системообразования, то последняя мыслится только как власть, обладающая независимым или суверенным со­стоянием. Целостность как интегративное качество системы мо­жет сопутствовать только суверенному государству, только суве­ренной политической власти.

Целостность не может существовать в государстве, где отсут­ствуют социальное равновесие, стабильность общественных отно­шений, единство экономического, политического, правового, тер­риториального пространства. В одном государстве не может быть несколько государств. Любые ссылки на конфедеративное устрой­ство не могут быть приняты во внимание, поскольку конфедера­ция - это не государственно-правовое, а международно-правовое образование. Одна государственная целостность, одна политичес­кая власть, один государственный суверенитет - таковы объек­тивные основы устойчивости социально-политической системы. Полновластие господствующего класса или всего народа, обладаю­щее такими признаками, как постоянство, нераздельность, неог­раниченность и т.п., составляет не только сердцевину целостности государства, но и основу государственного суверенитета. Меха­низм совместного действия общества и политической власти обес­печивает как целостности, так и суверенитету государства всеоб­щий, императивный характер, превращает их в реальность.

Целостность государства и его суверенитет - это явления не только фундаментального политико-правового значения. Их ис­токи уходят в глубь веков, поскольку они появились тогда, когда возникло и само государство. Причем во все времена они не пере­ставали быть определяющими условиями жизнеспособности госу­дарства. Вместе с тем целостность и суверенитет государства - это следствия целостности и суверенитета политической власти общества. Поэтому в широком смысле словагосударство и есть целостная и суверенная политическая власть, материализован­ная в определенной политической организации общества. Именно власть как древнейшее и универсальнейшее средство регулирова­ния общественных отношений, свойственная любой социальной организации, обусловливает общественное единство, разрешает противоречия, обеспечивает мир и согласие между различными частями социума, его суверенное состояние.



Располагая собственными политико-управляющими структура­ми, иерархизированной, субординированной и относительно зам­кнутой организацией, политическая власть имеет совершенно осо­бое значение в процессе формирования целостного и суверенного государства. Только сильная власть может дать великие реформы.

Исторически как целостность, так и суверенитет государства сформировались постепенно, в результате ожесточенной борьбы различных социальных сил, отвоевывания жизненного простран­ства в столкновениях с другими народами и государствами. Поэ­тому они сопутствуют государству как единой политической ор­ганизации, как определенному союзу людей и социальных групп на всем протяжении его развития.

Каждое из этих понятий по своей сущности едино и неделимо. Они поддаются лишь условному, теоретическому расщеплению. Включая в себя разнообразные компоненты - экономические, по­литические, социальные, правовые, духовные и др., находящиеся между собой в определенной органической взаимосвязи, - они не могут быть представлены в каком-то фактическом, автономном срезе. Невозможна, например, правовая целостность без полити­ческой, а государственный суверенитет - без территориальной или экономической независимости.

Целостность и суверенитет являются выражениями не просто целостно-суверенной политической власти, а власти легитимной как на национальном, так и международном уровне. Степень раз­витости производительных сил общества, демократии, культуры, права и свободы человека выступают естественными факторами, ограничивающими возможности власти, государства.

Важную роль в познании и решении проблемы соотношения целостности и суверенитета государства играет вопрос о взаимо­связи территориальной целостности как части общегосударствен­ной целостности и его суверенитета. Как известно, полнота власти государства на своем географическом пространстве исключает любое правомерное проявление здесь власти других государств и международных организаций. Всякое ограничение территориаль­ной целостности и суверенитета возможно лишь с его непосредст­венного согласия и в соответствии с нормами международного права. Осуществление государством на своей территории суверен­ной власти означает обязанность для других государств соблюдать неприкосновенность данной территории. Всякое противоправное нарушение целостности или неприкосновенности государственной территории означает и нарушение верховенства политической власти и общества.

Итак, территориальная целостность самым тесным образом связана с суверенитетом государства. Однако, последний является более широким понятием, чем территориальная целостность го­сударства. Суверенитет проявляется не только в верховенстве по­литической власти на конкретном географическом пространстве, но и в определенной юрисдикции над гражданами, проживающим населением. Суверенитет государства предполагает его целост­ность, неприкосновенность территории.

Вместе с тем принцип территориальной целостности государ­ства ввиду его особого значения в процессе обеспечения социаль­но-политической гармонии в мире имеет и некоторый самостоя­тельный смысл. Так, Устав ООН требует от государств, в частнос­ти, уважать и соблюдать территориальную целостность друг друга, предписывает всем членам этой организации воздерживаться «в их международных отношениях от угрозы силой или ее примене­ния как против территориальной неприкосновенности или поли­тической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями Объединенных Наций» (п. 4 ст. 2).

Современное международное право возводит принцип соблю­дения и уважения суверенитета, территориальной целостности в качество безусловного императива, возникающего исключитель­но из самого факта существования государства и не зависящего от иных причин. Причем государства не только должны соблюдать эти нормы в своих внешнеполитических отношениях, но и обяза­ны пресекать все попытки использовать собственную территорию для каких-либо акций, нарушающих суверенитет и территориаль­ную целостность других государств.

Все сущностные характеристики целостности и суверенитета государства охватывают главные стороны жизни политической ор­ганизации общества. Без них оно было бы неполноценным, не­полным, ограниченным. Ввиду особой их важности они обычно закрепляются в конституционном порядке в качестве основ госу­дарства. Например, в ст. 4 Конституции Российской Федерации провозглашается, что ее суверенитет распространяется на всю ее территорию; что государство обеспечивает целостность и непри­косновенность своей территории.

Каждая историческая эпоха, наполняя политическую жизнь своим особым содержанием, придает специфические формы и це­лостности и суверенитету государства. Так, в условиях феодализма целостность и суверенитет государства были построены как на ос­нове многоступенчатости политической лестницы, так и на строго иерархизированных началах. Правовая же государственность не­мыслима без верховенства права как принципа функционирова­ния государственного механизма. Другими словами, целостность и суверенитет государства также динамичны, как и само государ­ство, само общество, сама жизнь. Только в движении возможно существование социума, только в развитии возможны его целост­ность и суверенитет.

Целостность и суверенитет государства неразрывно связаны не только с политикой, экономикой общества, его правовой направ­ленностью, ментальными, духовными, культурными характерис­тиками. С появлением наций, национальных движений, нацио­нальных государств они органически сливаются и с национальным вопросом. Сохраняя свое социальное значение, объективную при­роду, они одновременно приобретают и национальный колорит, национальную окраску. Еще Ж.Ж. Руссо исходил из того, что как ни абсолютна, как ни священна верховная власть, но она не долж­на выходить за границы общественного договора, на основании которого всякий может располагать той долей имущества и сво­боды, которая оставлена ему этим договором, так что суверен ни­когда не имеет права обременять одного подданного больше, чем другого, потому что тогда дело становится частным и власть су­верена недействительна*. Иначе говоря, целостность государства и его суверенитет, политическая власть легитимны при условии соответствия интересам общества, естественным правам и свобо­дам личности, общечеловеческой нравственности, национальной культуре.

 

8См.: Руссо Ж.Ж. Об общественном договоре как начале политического права. М., 1906. С. 53.

 

Субъектом целостного и суверенного государства может быть исключительно народ в лице его полномочных представителей. Одна социально-политическая целостность, один государствен­ный суверенитет и один их источник и носитель - все это логи­ческим образом вытекает из самой природы политической власти как реальной и легитимной силы общества, способной обеспечить естественные права и свободы человека и гражданина, целостность общества и государства. Умножение числа субъектов целостности и суверенитета государства фактически ведет к девальвации самой их сущности, потере своей определенности, а значит, и ценност­ных свойств.

Как известно, социально-политический, духовный и другой прогресс народов мира идет достаточно неравномерно. Одни из них опережают в своем развитии, другие же находятся на пройденной первыми стадии. Ведь эволюция человечества - отнюдь не плав­ное и равномерное движение, а порой весьма бурный, наполнен­ный различного рода взлетами и падениями поток. Многое здесь является вполне закономерным, но многое и случайным. Поэтому часто на волне национального подъема к власти приходят экстре­мистские силы, строящие на национализме, расизме и т.п. свою политическую карьеру. Эксплуатируя национальные чувства своего народа, они выдают националистические интересы за на­циональные. Отсюда целостность и суверенитет государства порой превращаются в неприступные крепости, отделившиеся и проти­вопоставившие себя всему остальному миру. Подобное в общест­венном развитии молодого государства можно рассматривать как некоторую неизбежную и естественную ступень в процессе соци­ально-политического и духовного утверждения суверенитета и це­лостности нации, своеобразную болезнь роста. Ведь демократи­ческое мировоззрение не приходит в готовом виде, а формируется постепенно, долгим и кровопотливым трудом общества.

Таким образом, с возникновением национальных государств национальный суверенитет и целостность нации не всегда адекват­но включаются в структуру суверенитета и целостности окружа­ющего мира. Они могут совпадать, сливаться, но могут и проти­воречить, а значит, и отторгаться международным сообществом. Вместе с тем непризнание иностранными державами или между­народными организациями легитимности новой политической власти характеризует не отсутствие ее целостности и сувереннос­ти, а определенную международно-правовую и политическую си­туацию.

Есть народ как этнос и народ как демос; этнос очень редко (особенно в российских условиях) тождествен демосу, и поэтому право народов-этносов на самоопределение - нонсенс, потому как этнос не есть субъект права в отличие от средневековья, когда он был, по сути, сословием. Народ-демос, проживающий на дан­ной территории, в рамках исторически сложившегося региона, имеет полное право на самоопределение, т.е. на выделение дан­ного региона в самостоятельную административную единицу и на последующее изменение статуса этой территории вплоть до образования нового субъекта федерации или даже суверенного государства. Естественно, при соблюдении законов, интересов меньшинств, прав человека, демократических принципов. Еди­ница суверенности - все, без изъятия, население данного регио­на, хотя фактически там могут доминировать определенный этнос или религиозная община.

Успешное построение целостного суверенного государства воз­можно лишь при опоре на нравственные ценности и взаимоотно­шения между людьми и народами на основаниях соборности, солидаризма, интернационализма.

 






Дата добавления: 2016-05-31; просмотров: 336;


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2017 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.01 сек.