Эффективность государственного управления

Утверждение о том, что государственное управление экономи­кой должно быть эффективным, не подвержено сомнению. Более того, довольно часто встречаются призывы к повышению качества и эффективности управления государственными экономически­ми объектами, государственной собственностью. Нередко приходится читать и слышать, что управление в целом и государствен­ное управление в частности способно быть не только эффектив­ным, результативным, но даже оптимальным, совершенным.
Между тем сами исходные понятия «качество управления», «эффективность управления», «оптимальность управления» не по­лучили четкого объяснения, описания ни в теории управления экономикой, ни в экономической науке. Отдельные авторы исхо­дят из представления, что смысл этих понятий самоочевиден, хотя с подобным выводом трудно согласиться.
Чаще всего наблюдаются попытки трактовать понятие «эффектив­ность управления» по аналогии с близкими по смыслу понятиями «эф­фективность деятельности» или «эффективность использования ресур­сов». Последнее понятие частично отождествляется с родственным тер­мином «отдача затрачиваемых ресурсов». При этом основу суждения об эффективности и ее определения путем расчетов составляет соотноше­ние «затраты — результат».

Таким образом, в широком смысле слова «эффективность» понима­ется как соотношение между достигнутым результатом экономической деятельности и суммарными затратами ресурсов на получение этого ре­зультата. Исходя из этого определения эффективность любого объекта или процесса определяется следующей зависимостью:

где Р — достигнутый за определенное время результат использования объекта, осуществления экономической деятельности; 3 — суммарные затраты всех видов ресурсов (материальных, тру­довых, финансовых, информационных) на достижение, получе­ние результата. Наряду с формулой (1.1) для определения эффективности может быть
использована несколько иная зависимость:

Между формулами (1.1) и (1.2) нет принципиальной разницы, отли­чие состоит только в точке начала отсчета. Согласно (1.1) эффективность равна нулю при нулевом результате Р и равна единице при результате, равном затратам (Р = 3). Высокой эффективности соответствует усло­вие превышения результата над затратами (Р > 3). Согласно (1.2) эф­фективность считается нулевой при равенстве результата и затрат. По­ложительной эффективности соответствует условие Р > 3, т.е. результат должен превышать затраты на его получение. Если же затраты выше результата, то согласно (1.2) эффективность отрицательна. И затраты (расходы), и результат (эффект), получаемые в итоге пре­образования затрачиваемых ресурсов в создаваемый продукт (доход), являются функциями времени, отсчитываемого соответственно от начала расходования ресурсов и начала получения конечного результата. Вследствие этого и эффективность Э, определяемая по зависимостям (1.1) и (1.2), также представляет собой функцию времени t, т.е. Э = Э (?)• По­тому, определяя и анализируя эффективность любого процесса, в том числе и управления, следует указывать, к какому моменту времени или за какой период времени определяется эффективность. Обычно затра­ты предшествуют получению результата, что отображено графически на рис. 1.9, где показаны типичные кривые изменения во времени затрат и результатов.


Рис. 1.9. Динамика изменения затрат и результатов во времени

Как видно из графиков, до момента времени t = tx приходится нести затраты, не получая конечного результата, это так называемое время ожидания эффекта, именуемое в экономике временным лагом. До этого времени эффективность затрат имеет нулевое значение по формуле (1.1), а по формуле (1.2) — отрицательна. Такая ситуация обычно имеет место применительно к долговременным вложениям капитала (инвестициям, эффект от которых достигается с запаздыванием по отношению к нача­лу вложения). Затем появляется результат, увеличивающийся с темпом, превыша­ющим рост затрат, что видно по характеру изменения величины Р — 3, представляющей разность между результатом и затратами. Если процесс построен эффективно, то в определенный момент времени ?ок, называ­емый сроком окупаемости затрат, результат становится равным по вели­чине затратам на его получение, т.е. Рк = Зк. Это минимальное требо­вание эффективного ведения процесса, свидетельствующее, что процесс безубыточен. Конечно, важно и в течение какого периода /ок результат окупается затратами. Очевидно, что чем меньше время /ок, тем более эф­фективен процесс, в связи с чем срок окупаемости затрат часто исполь­зуется как критерий эффективности. Для ряда процессов нормативный срок окупаемости затрат (инвестиций) установлен и служит ориентиром эффективности.
Лица, несущие затраты, или органы, принимающие решения о це­лесообразности затрат, стремятся, естественно, получить результат (эф­фект), превышающий затраты, т.е. выполнить условие
(1.3)
что и служит основным признаком эффективности проекта, процесса. Для выполнения этого условия необходимо, чтобы после достижения окупаемости наблюдалось дальнейшее приращение результата (эффек­та), превышающее дополнительные затраты на получение такого при­ращения (ДР > ДЗ). В этом случае затраты не только возмещаются, но и приносят выгоду, прибыль, что свидетельствует об их эффективности.
Таковы самая общая картина эффективности и общий подход к ее определению, установлению, расчету. Исходя из рассмотрения этой кар­тины представляется, на первый взгляд, что зависимости (1.1)—(1.3) и есть ключ к определению эффективности любых процессов и могут быть применены к процессу государственного управления экономикой. В дей­ствительности это не так, проблема установления эффективности и тем более количественного роста ее величины оказывается гораздо более трудной и во многих случаях даже просто не находит своего решения.
Прежде всего, необходимо различать проектную эффективность объектов, процессов и реальную эффективность. Проектная (расчетная) эффективность определяется на стадии принятия решений, когда суще­ствует только образ будущего объекта, процесса, имеется первичное представление о них. Суждение об эффективности вырабатывается в этом случае на основе оценок, расчетов, прогнозов. Реальная (практи­ческая) эффективность определяется на основе полученных данных о затратах на объект, процесс и о достигнутых результатах.
Чаще всего реальная эффективность оказывается ниже проектной, так как лица, разрабатывающие проекты, готовящие и принимающие решения, склонны исходить из ожиданий, оказывающихся ниже реаль­ных возможностей. Практический результат обычно не дотягивает до расчетного, а затраты оказываются выше расчетных. В процессе реали­зации любого замысла показатели эффективности проделывают долгий путь от предварительных, оценочных до реальных, сложившихся. В ред­ких случаях реальная эффективность оказывается выше ожидаемой, чаще — наоборот, при этом наблюдаются и ситуации, когда расчетная эффективность была положительной, а реальная оказалась отрицатель­ной, т.е. затраты не окупились.
Необходимо, далее, различать экономическую и социальную эффек­тивность. Экономическая эффективность, понимаемая в узком смысле слова, определяется применительно к ситуациям, когда результат имеет эконо­мическую природу, носит экономический характер и выражается посред­ством таких показателей, как национальное богатство, валовой продукт, поступления в бюджет, стоимость фирмы, доход, прибыль, объем про­изводства, снижение издержек производства, выручка от продаж, тех­нико-экономические показатели, качество и конкурентоспособность продукции. Такой результат именуют экономическим эффектом. Чаще всего экономический эффект поддается количественной оценке и изме­рим в натуральных либо естественных (физических) показателях.
Социальная эффективность понимается более широко, чем экономи­ческая, и распространяется в основном на объекты и процессы, прино­сящие социальный результат в виде повышения доходов и уровня жиз­ни населения, доступности общественных благ, обеспечения занятости, удовлетворения социальных запросов, благоприятной окружающей среды, роста продолжительности жизни. Социальные эффекты гораздо труд­нее поддаются количественному расчету, измерению в сравнении с эко­номическими. В ряде случаев они представляют качественные понятия, выражаемые категориями «качество жизни», «полезность и доступность благ», «удовлетворенность условиями существования», «состояние окру­жающей среды», «справедливость», «равенство» и т.д. Подобного рода социальные результаты измеряются, определяются чаще всего посред­ством косвенных экспертных оценок, относятся к суждениям, что слу­жит серьезным препятствием к объективному определению количествен­ной меры социального эффекта, а следовательно, и социальной эффек­тивности.
Наряду с отмеченными особенностями эффективности экономичес­ких объектов и процессов укажем на принципиальные трудности опре­деления эффективности в виде отношения результатов и затрат с исполь­зованием зависимостей вида (1.1)—(1.3).
Первая проблема состоит в несопоставимости (несоизмеримости) ряда величин, входящих в расчетные зависимости для определения эффек­тивности. Проблема несопоставимости, обусловленная прежде всего тем, что экономические величины измеряются в разнообразных физических единицах, характеризующих количество ресурса, продукта (вес, объем, площадь, длина, количество единиц), и одновременно в стоимостных единицах (рубли, доллары, евро и др.), вообще характерна для эконо­мики. Применительно к задаче установления эффективности экономи­ческих систем, входящих в них объектов, протекающих процессов и эф­фективности управления такими системами задача усугубляется, так как эффективность есть соотношение результата и затрат, так что сопостав­ление этих зачастую разнородных величин, сопровождающееся их сло­жением, вычитанием, делением, становится неизбежным.
Поначалу при определении уровня затрат, обеспечивающих получе­ние результата, приходится суммировать разнородные затраты труда (из­меряемые количеством работников, затратами рабочего времени, рас­ходами на оплату труда), расходы материальных ресурсов в виде сырья, энергии, материалов, оборудования (измеряемые их физическим коли­чеством и стоимостью, величиной амортизации основных средств про­изводства), финансовых ресурсов в виде денежных средств, валюты, ценных бумаг (измеряемых в денежных единицах разных стран), инфор­мационных ресурсов (измеряемых количеством и стоимостью информа­ции). Сведение всех затрат в единый общий показатель для определе­ния их суммарной величины приводит к необходимости их выражения в едином стоимостном измерении на основе установления цен ресурсов.
В итоге суммарные затраты за определенный период времени выра­жаются зависимостью

гДе 3[, 32, ... Зя — затраты, исчисляемые непосредственно в денеж­ном измерении в единых денежных единицах; V\, V,,... Vm — объемы затрачиваемых ресурсов, выражаемые толь­ко в физических единицах;
Uj, Ц2, ... Цт — цены единицы объема соответственно 1, 2, ... т ресурса, выраженные в единых денежных единицах.
Чтобы, зная затраты, установить эффективность экономической си­стемы (объекта, процесса) с применением формулы (1.2), надо устано­вить величину результата Р, получаемого за счет затрат 3, выраженную в тех же единицах, для чего результат должен быть измерен в денежном выражении, что всегда удается сделать, если только он не является денеж­ным изначально (доход, прибыль, выручка от продаж, экспорта и т.д.). Конкретный способ определения величины результата Р в денежном измерении зависит от вида, формы, в которой он проявляется, и спосо­ба его получения. Поэтому при определении эффективности экономи­ческих систем и эффективности управления экономическими объекта­ми и процессами приходится учитывать специфику результатов, полу­чаемых за счет производства товаров и услуг, их продажи, аренды и продажи объектов недвижимости, предприятий, выпуска ценных бу­маг, экспорта и импорта, других видов использования ресурсов. В каж­дом из указанных случаев применяется характерный для него способ определения величины результата Р и его перевода в стоимостное, де­нежное измерение.
Если результат применения объекта, осуществления процесса, ис­пользования ресурса или иной результат экономической системы не удается представить в денежном выражении, в однородных единицах, то для установления эффективности приходится применять формулу (1.1), в которой результат Р и затраты 3 выражены в разнообразных едини­цах. К этой формуле прибегают преимущественно при определении со­циальной эффективности, когда социальный эффект практически не выражается в денежных единицах (например, увеличение продолжитель­ности жизни, улучшение состояния здоровья людей, повышение безо­пасности).
В условиях когда затраты исчислены в денежном измерении, а ре­зультат, эффект — в виде показателей физического объема, уровня удов­летворения потребностей, качества, сроков достижения заданных целей, эффективность не выражается безразмерным показателем в относитель­ных единицах или в процентах по формуле (1.2). Однако и в этом слу­чае количественная оценка эффективности возможна если не в прямой, то в косвенной форме с применением формулы (1.1).
Показатель эффективности, определяемый по (1.1), обладает четко выраженным экономическим смыслом, в соответствии с которым его правомерно считать производительностью, отдачей затрат. Когда резуль­тат, эффект выражен в натуральном, естественном измерении, то по­средством его деления на затраты в денежном измерении мы получаем показатель, равный натуральному эффекту в расчете на единицу затрат, обусловивших этот эффект, например на рубль затрат. Так, подобный показатель эффективности указывает на какую величину в среднем мож­но увеличить физический объем производства, качество товаров и ус­луг, полезность товара или снизить продолжительность болезни, затра­тив 1 рубль (доллар, евро и т.д.).
Но как же, определив такой показатель, выработать на его основе оценку, суждение о наличии или отсутствии эффективности, о прием­лемости данного способа расходования ресурсов? Ведь показатель производительности не отражает непосредственно окупаемости, возмеще­ния затрат, так как результат и затраты несоизмеримы по величине, выражены в разных единицах. Между тем эффективность — понятие относительное, определяемое заведомо путем сравнивания, сопоставле­ния. Единственный по существу выход из ситуации — установление базы сравнения, с которой сопоставляется показатель производительности, отдачи затрат.
В качестве такой базы могут использоваться:
1) установленные, признанные нормативные значения показателей, достижение которых свидетельствует об эффективности использования ресурсов, затрат;
2) значения показателей эффективности того же вида объекта, про­цесса, полученные в предыдущие периоды времени. При наличии благо­приятной динамики изменения показателей, увеличении отдачи ресур­сов процесс считается эффективным;
3) значения аналогичных показателей эффективности, полученные на других родственных объектах, в аналогичных процессах, в зарубеж­ной практике. Использование ресурсов, их отдача считаются эффектив­ными, если показатель производительности не уступает существенным образом аналогам, выбранным в качестве базы сравнения.
Естественно, что и сама сформулированная подобным образом база сравнения, и выводы, оценки об уровне эффективности, полученные путем подобного сравнения, носят во многом условный характер, они являются в большинстве случаев сугубо ориентировочными, отличают­ся друг от друга в зависимости от выбора базы, способа определения затрат и результатов, наличия достоверной информации. Первичные прогнозные, проектные оценки постепенно уточняются по мере прак­тического воплощения проектных решений.
Так как в конечном итоге задача управления состоит в достижении высокой эффективности отдачи затрачиваемых ресурсов, многие авто­ры пытаются обойти проблему более или менее точной оценки величи­ны эффективности поиском путей ее повышения. При этом исходная формула (1.1) трактуется следующим образом:

Иначе говоря, суть проблемы эффективности воспринимается как задача максимизации отношения результата к затратам на его достиже­ние. Такая постановка в принципе корректна, если только не учитывать, что повышение эффективности использования ресурсов в данном про­цессе способно негативно влиять на эффективность, отдачу затрат в других экономических процессах, связанных с данным.
К сожалению, в экономической литературе встречается и такая ку­рьезная, если не сказать — порочная, постановка задачи повышения эффективности: «Надо стремиться достичь максимального результата при минимальных затратах». Подобный «глубокомысленный» вывод ба­зируется на простейшей математической истине, согласно которой ве­личина дроби тем больше, чем больше числитель и меньше знаменатель в формуле (1.5). Но при этом забывают, что числитель и знаменатель в этой формуле взаимозависимы. Минимальные затраты теоретически вообще равны нулю, при таких затратах и результат будет нулевым, а не максимальным. Во множестве ситуаций целесообразно не минимизиро­вать затраты, когда их рост приводит к еще более интенсивному увели­чению полезного результата. И наоборот, зачастую выгодно ограничи­ваться более скромным результатом, эффектом, если это приводит к зна­чительному снижению затрат.
Корректная постановка задачи максимизации эффективности может быть изложена двояко.
1. Достижение максимального результата при заданном ограничен­ном уровне затрат

где 3 — предельный допустимый уровень затрат.
2. Достижение минимального расхода ресурсов при заданном уров­не конечного результата

где Рзд — заданный уровень конечного результата
Выполнение требований (1.6) и (1.7) допустимо считать условием по­лучения оптимальных значений показателя эффективности, так как они воплощают идею максимизации результата или минимизации затрат с учетом ограничений по целям и ресурсам.
В предшествующем описании методических подходов к определению эффективности экономических объектов и процессов и способов увели­чения эффективности молчаливо игнорировался или просто не учиты­вался факт влияния на эффективность наличия разрыва во времени между затратами и результатами, о котором упоминалось в начале раз- | дела (см. рис. 1.9). Подобный упрощенный подход подразумевает, что денежная величина затрат и результатов не зависит от момента време­ни, к которому они отнесены. В действительности подобное допущение искажает оценку эффективности затрат, в особенности, когда лаг меж­ду затратами и результатами значителен.
При наличии выраженного временного разрыва, разделяющего эффект и затраты на его достижение, необходимо принимать во внимание ' следующие обстоятельства: '

1) вследствие инфляции происходит удешевление денег, снижение
их денежного достоинства, в связи с чем «будущие» деньги стоят дешевле 1 «нынешних», что следует учитывать при их сопоставлении в виде доходов и затрат;

2) «нынешние» деньги дороже адекватных им по номинальной вели- I чине «будущих» денег еще и потому, что их можно использовать в каче­стве депозита (вклада в банк) и получения по ним банковского процен­та, вследствие чего сумма денег увеличится. Поэтому следует сравнивать разновременные доходы и расходы, результаты и затраты с учетом того обстоятельства, что затраты могли бы приносить дополнительный доход в виде банковского процента за то время, на которое они отвлечены, т.е. время между возникновением затрат и получением результатов. В итоге при оценке эффективности следует сравнивать результат не с опережающими его затратами, а с увеличенными затратами, повышен­ными на величину потерь от инфляции и упущенного дохода в виде бан­ковского депозитного процента за период времени от начала затрат до начала получения результата. Либо надо на такую же величину снизить результат, получаемый за счет затрат.

Ситуация аналогична той, что имеет место при получении денег в кредит. Заемщик должен возвращать кредитору не первоначальную сум­му кредита, но еще и теряемую дополнительную сумму в виде компен­сации за то, что деньги возвращены через определенный срок после их получения.

Проще говоря, при оценке эффективности затрат необходимо при­вести затраты и результат к одному и тому же моменту времени, обыч­но к началу осуществления затрат. Для этого результат в денежном вы­ражении, полученный в году / после начала затрат, следует разделить на величину, отражающую снижение стоимости денег во времени, т.е. ис­числить результат:
Р = Р,/(1 + г)', (1.8)
где Р, — результат, полученный в году t после начала затрат;
г— коэффициент приведения, равный сумме годового темпа ин­фляции и среднего годового депозитного банковского процента. Операцию подобного приведения называют дисконтированием, а ко­эффициент г— показателем дисконта, т.е. уменьшения дохода. Величина
1/(1 + г)1 = (1 +г)-', (1.9) на которую надо умножить результат, чтобы привести его ко времени начала затрат, получила название дисконтного (дисконтирующего) мно­жителя. Например, если результат запаздывает по отношению к затратам на время / = 2 годам, инфляция составляет 12% в год (т.е. относительный показатель инфляции составляет 0,12), а депозитный банковский про­цент равен 10% (в относительном выражении — 0,1), то г= 0,12 + 0,1 = = 0,22.Тогда 1/(1 + г)1 = 1/(1 +0,22)2 = 0,67,т.е. приведенный результат составляет 0,67 или 67% номинального ре­зультата, исчисленного в году 1. Когда временной разрыв между затратами и результатом невелик и составляет, скажем, небольшую долю года, а годовой темп инфляции и годовая ставка депозитного процента в сумме не превышают, например, 10% в год, дисконтирование можно практически не учитывать, так как Дисконтирующий множитель близок к единице.
Есть и еще одно немаловажное обстоятельство, затрудняющее рас­чет эффективности затрат. Оно заключается в том, что для определения эффективности надо соотносить получаемый результат, строго говоря,
только с теми затратами, которые обусловили получение данного эффек­та. Но вычленить эффект в строгом соответствии с обусловившими, обеспечившими его затратами не представляется возможным.
Во-первых, результат изменяется во времени; довольно часто уже после прекращения затрат эффект от них все еще сохраняется, т.е. уве­личивается. Так, единовременно затратив на покупку предмета длитель­ного пользования количество денег, равное его цене, мы получаем эф­фект в течение нескольких ле; в еще большей мере это ощутимо, напри­мер, при покупке квартиры и предоставлении ее внаем с целью получения дохода. В последнем случае эффект дохода достигается и со­храняется в течение значительного времени после полной окупаемости затрат на покупку, и обозначить время исчерпания эффекта довольно трудно.
Во-вторых, осуществляемые затраты редко распространяют свое дей­ствие только на ограниченный объект или процесс, определенная их часть способствует другим процессам, не учитываемым при оценке эф­фективности данного. Приведем в качестве образного примера затраты на кормление коров с целью получения молока как результата затрат. Но те же затраты способствуют получению побочного результата в виде мяса и кожи, когда забивают скот. В экономике подобная ситуация наблюда­ется довольно часто, когда расходы, затраты на одну программу сказы­ваются на других программах. Практически повсеместно экономический эффект затрат влечет за собой возникновение побочных экономических и социальных эффектов, иногда благоприятных, а иногда неблагоприятных.
Подобное «пересечение» эффективностей имеет место в многоуров­невых экономических системах, когда затраты ресурсов оказывают одно­временное, но разное воздействие на макроэкономическую эффектив­ность (народнохозяйственную, отраслевую, региональную) и микроэко­номическую эффективность на уровне отдельной организации, компании, предпринимательской операции. В подобных ситуациях не­обходимо проводить разные оценки эффективности применительно к различным уровням, масштабам экономических систем, объектов, про­цессов.

Но в любом случае, при использовании любых методов приближен­ный, часто условный характер оценок экономической и тем более со­циальной эффективности затрат в экономике неизбежен, так же как и возможное изменение этих оценок во времени, при переходе от проек­тных к реальным расчетам.
Выше речь шла об эффективности экономических систем, ко­торые по своей природе являются управляемыми и в значитель­ной мере регулируемыми со стороны государства. Но в предыду­щем изложении мы не разделяли эффективность функционирова­ния системы и эффективность управления экономической системой,которые различаются не только по названию, а в определенном от­ношении и по смыслу. Это обстоятельство не всегда учитывает­ся, в экономической и управленческой литературе можно наблю­дать отождествление понятий эффективности объекта, процесса
и эффективности управления ими. При подобном отождествлении все сказанное выше об эффективности затрат относится и к эф­фективности управления затратами и результатами, в том числе и государственного управления.
Попытаемся глубже разобраться в общности и различии поня­тий «эффективность объекта, процесса» и «эффективность управ­ления объектом, процессом». Исходя из того, что любая эффек­тивность понимается как отношение результата к затратам и пользуясь, соответственно, формулой (1.1), приходим к различа­ющимся формулам эффективности.
Применительно к управляемой системе в целом эффективность Эс выражается формулой
где Рс — экономический (социальный) результат деятельности системы в течение определенного периода времени; Зс — общая величина ресурсов, затрачиваемых системой на получение результата Рс, включая расходы на управление. Формула (1.10) принципиально не отличается от формулы (1.1), к расчетам эффективности управляемой системы относится все сказанное выше о методах оценки эффективности, специфике и трудностях их практического применения.
Эффективность управления системой Э выражается формулой

где Р — экономический, социальный результат деятельности системы в течение определенного периода времени, дости­гаемый за счет управления;
3 — общая величина расходов на управление системой, обес­печивших получение результата Р . Формально применение формулы (1.11) дает возможность вы­делить из общей эффективности управляемой системы локальную эффективность управляющей части этой системы, именуемой си­стемой управления. Но применимость и рациональность такого теоретически возможного подхода вызывает сомнение.
В принципе можно выделить и определить затраты на управле­ние экономическими объектами разного уровня и даже экономи­ческими ресурсами, такими как земля, другие природные ресурсы, недвижимые имущественные объекты, средства производства, тру­довые, финансовые, информационные ресурсы, хотя реальная оценка затрат окажется весьма приближенной. Оценка бюджетных затрат на государственное управление в целом и по отдельным ведомствам производится, но с большой степенью приближения, так как охватываются только затраты на содержание государствен­ного аппарата, тогда как расходы на государственное управление шире чисто ведомственных.
Главная же трудность оценки экономической и социальной эффективности управления, в том числе государственного, состо­ит в ином. Если в конце концов можно оценить, сколько стоит закон, постановление, положение, другой управленческий акт, во что обходится принятие управленческих решений, то установить, в какой мере определенные управленческие действия и именно они повлияли на результаты экономической деятельности, выде­лить управленческий эффект из общего эффекта в подавляющем большинстве случаев не представляется возможным. Общий сис­темный эффект органично содержит в себе, растворяет управлен­ческий эффект, не давая возможности количественно исчислить его долю.
Зная, например, годовой объем перевозки грузов автомобиль­ным транспортом, мы вряд ли сможем установить, какую долю этого результата отнести на счет водителей, управляющих автомо­билями. Не менее сложно приписать определенную долю выпуска продукции предприятиями администрации этих предприятий или долю объема производства товаров и услуг — аппарату министер­ства, участвующему в управлении (регулировании) деятельностью отрасли. Попытка считать долю управления в получаемых резуль­татах равной доле затрат на управление приводит к тривиальному совпадению зависимостей (1.10) и (1.11), лишающему возможно­сти установить самостоятельную эффективность управления, от­личающуюся от эффективности управляемой системы в целом.
Таким образом, для выработки суждения об эффективности управления экономическими объектами, процессами, системами необходим иной подход. Он видится в том, чтобы оценивать эф­фективность управления с качественной стороны, пользуясь ло­гической формулой
В основу этого соотношения заложено предположение, что результат, эффект действия системы будет тем больше, чем выше качество управления, а эффективность управления следует опре­делять как удельное качество, т.е. уровень качества управления в расчете на единицу совокупных затрат.
При таком подходе проблема оценки эффективности управле­ния смещается в сторону установления показателей, критериев качества управления, измеряемых в числовой форме, определяе­мых экспертным образом в виде баллов или просто ранжируемых в виде категорий «высокое», «среднее», «удовлетворительное», «низкое». К критериям качества государственного управления мо­гут быть отнесены следующие :
— целевая ориентация управления на решение первостепенных, настоятельных народно-хозяйственных проблем;
— методологическое, технологическое, организационное совер­шенство управления, применение программного подхода;
— профессионализм аппарата управления;
— уровень правового обеспечения управления;
— степень материально-технического, финансового, информа­ционного обеспечения управления;
— снижение уровня коррумпированности аппарата управления;
— сочетание директивно-распорядительного, стимульного и морально-психологического управления, регулирования и рыноч­ного саморегулирования экономики.
При всей полезности и целесообразности оценки эффективно­сти государственного управления в соответствии с приводимыми критериями качества и затратами на управление определяющими показателями эффективности управления служит все же отноше­ние экономических и социальных результатов к затратам ресур­сов на их достижение. Для установления макроэкономической эффективности государственного управления представляется це­лесообразным использовать следующие показатели.
1. Отношение годового приращения национального богатства страны к валовому внутреннему продукту страны (ВВП).
2. Отношение валового внутреннего продукта страны, валово­го регионального продукта (их приращения) к годовому объему инвестиций (приращению объема).
3. Доля инвестиций в валовом внутреннем продукте.
4. Доля государственного бюджета в ВВП — бюджетная эффек­тивность.
5. Производительность общественного труда — отношение ВВП к числу занятых в общественном производстве.
6. Доля ВВП, расходуемая на науку, культуру, образование, здравоохранение, охрану окружающей среды.
7. Доля конечной продукции на отечественном и мировых рынках.
8. Доля населения с доходами ниже прожиточного минимума.
9. Уровень безработицы в стране, регионах.
10. Дифференциация доходов и имущества разных слоев насе­ления.
11. Обеспеченность населения жильем и товарами длительно­го пользования.
12. Средняя продолжительность жизни в стране.
В качестве базы сравнения при определении параметров мак­роэкономической эффективности следует использовать как дина­мику показателей, так и сложившиеся мировые нормативы.
При установлении эффективности государственного управле­ния (регулирования) целесообразно выделять эффективность сле­дующих объектов, процессов, результатов:

— государственные предприятия и учреждения;
— земельные ресурсы;
— недра, водное и лесное хозяйство, другие природные объекты;
— основные средства производства;
— здания, сооружения, жилые объекты;
— трудовые ресурсы;
— инвестиции в производство и социальную сферу;
— бюджетные ресурсы и бюджетная система;
— налоговая и таможенная системы;
— банковская система;
— государственные ценные бумаги;
— система экономической, государственной, экологической безопасности;
— приватизация, аренда, концессия, лизинг объектов государ­ственной собственности;— сфера услуг;— предпринимательство;
— рынки товаров и услуг, имущественных объектов, фондовые рынки;
— социальная сфера;
— объекты интеллектуальной собственности.
В заключение отметим, что анализ и оценка эффективности государственного управления в России, управление стоимостью и эффективностью использования государственных и негосудар­ственных активов относятся к числу крайне мало исследованных, нуждающихся в углубленной разработке.

 

Лекция 2 (Тема 2)

Комплексный прогноз социального разви­тия и уровня жизни. Регулирование занятости и рынка труда

Введение

В соответствии с Конституцией РФ 1993 г., Российская Федерация провозглашена социальным государством. Его наиболее характерные черты отражаются в проводимой социальной политике, которая, согласно ст. 7 Конституции РФ, направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.





Дата добавления: 2016-10-07; просмотров: 720; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2017 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.015 сек.