Эволюция политической системы

 

Одна из сложных и до сих пор нерешенных проблем – установление происхождения славян, история их расселения, разделение на восточных, западных и южных.

Славяне становятся значительной политической силой с конца V в., когда на Дунае с ними сталкивается Византия, препятствуя их проникновению на Балканы. Славяне мигрировали не только на юг, но и на восток, к северу от Дуная, в лесостепную и лесную зоны Восточной Европы. Здесь были заложены основы восточнославянских объединений, консолидация которых способствовала формированию зачатков государственности. Продвигаясь на восток, славянские племена, как и на Балканах, ассимилировали разноплеменное население. Их синтез со скифами, сарматами и другими народами, преимущественно иранского происхождения, главными обитателями степного и лесостепного юга, играл важную роль в процессе юго-восточной колонизации славян и их эволюции.

В течение VII–VIII вв. славянское население «растекается» постепенно по необъятной Русской равнине, занимает обширную область, расположенную по линии Днепра – Волхова. По данным древнерусских летописей, к западу и востоку от этой линии жили поляне, северяне, древляне, дреговичи, радимичи, кривичи, вятичи, славяне ильменские. Таким образом, по свидетельству В.О. Ключевского, «переселения, колонизация страны были основным фактором нашей истории, с которым в близкой или отдаленной связи стояли все другие ее факты».

К IX в. относится формирование местных восточнославянских княжеств, которые, будучи сравнительно небольшими политическими объединениями, часто не ладили друг с другом. Подвергались они и внешним нападениям. На севере в VIII-IX вв. их часто беспокоили набегами норманны, на юге восточным славянам приходилось иметь дело с крупнейшим в VII–IX вв. объединением Восточной Европы – Хазарским каганатом.

В современной науке возобладало отношение к этнокультурным процессам эпохи становления государства как к «поверхностным», в частности, роль хазар и варягов сводилась к случайным эпизодам в славянской и русской истории; глубинными считались социально-экономические преобразования. Безусловно, основой развития русской государственности и русской культуры были новые (формирующиеся) социально-экономические отношения – отношения периода феодализации, но их развитие непосредственно связано как с преодолением этнокультурной (племенной) разобщенности, так и с опорой на иноэтнические и инокультурные традиции (хазарскую, византийскую) или попросту на вооруженные силы (варяжские дружины). Так, еще летописец Нестор в «Повести временных лет» связывал начало Русского государства с правовым актом – призванием варягов, отмечал варяжское происхождение правящей династии, возводил имя своей державы к названию варяжского племени. В XVIII в. эта версия начала русской истории породила «норманнскую теорию», «варяжский вопрос», в рамках которого его авторы, немецкие ученые И. Байер и Г. Миллер, выявив из летописей известие о призвании варягов, заявили, что и само Русское государство было создано выходцами с Запада. Со времен М.В. Ломоносова, т.е. на протяжении 2,5 столетий, об этом спорят ученые, поскольку указанные выше понятия относятся не только к области чистой науки, но и густо замешаны на политике, эмоциях, ложно понимаемом патриотизме, связаны с национальными проблемами. За этот период историки, несмотря на различные версии, пришли к единому мнению, что само по себе происхождение названия страны не является решающим для оценки генезиса ее государственности. Более того, однозначным может быть негативный ответ на вопрос: были ли варяги создателями Древней Руси? Объединение восточнославянских земель в Древнерусском государстве было подготовлено внутренними социально-экономическими процессами. Какую роль в этом сыграли варяги? Несомненно, очень важную. Появление варяжских дружин в Восточной Европе заметно ускорило этот процесс. Объединение наиболее крупных восточнославянских образований IX в.– киевского и новгородского – произошло в результате похода князя Олега на Киев в 882 г. при активном участии его варяжской дружины вместе с другими племенами Поильменья. Варяги явились консолидирующим элементом, составив опору военной власти великого князя, их представителя. При этом речь шла не о завоевании, а о сотрудничестве, синтезе культур. Скандинавы активно воспринимали славянский язык, лексику, а затем и имена в самой княжеской семье (Святослав, Ярополк, Владимир), славянское право.



Созданию реальных предпосылок для образования государственности у восточных славян способствовало существование на востоке стабильного политического объединения – Хазарского каганата,– которое хотя и обложило славянские племена данью, но в то же время гарантировало защиту их от нападения диких орд кочевников, способных уничтожить все созданное и накопленное в течение многих десятилетий, служило заслоном для Южной Руси. Когда же в конце VIII– начале IX в. Хазарская держава начала проявлять признаки ослабления, походы восточных славян окончательно сокрушили воинственного соседа.

Главным содержанием деятельности первых киевских князей (начиная с Олега), основным предметом их забот и усилий было объединение всех восточнославянских племен под властью великого князя киевского. Эти процессы протекали в тесном взаимодействии с другими народами, населявшими Восточную Европу, поэтому древнерусская государственность формировалась не на мононациональной основе, а явилась «котлом», где «сплавлялись» воедино славяне, балты, угро-финны и скандинавы.

Государственный строй древнерусских княжеств XI–XII вв. представлял собой своеобразное сочетание двух элементов государственной власти: монархического, в лице князя, и демократического, в лице народного собрания, или веча. Власть князя не была абсолютной, она ограничивалась властью веча, которое, в отличие от Западной Европы, где приоритет в политической жизни в XI–XII вв. имела феодальная аристократия, играло в государственном управлении не просто важную, а зачастую решающую роль. Вече было открытым собранием, и все свободные могли принимать в нем участие. Самым главным предметом вечевых собраний было призвание князей и изгнание князей, не угодных народу. Это право населения признавали и сами князья, и их дружины. Чрезвычайно важными вопросами, подлежащими решению веча, были вопросы о войне и мире. То есть вече (везде, кроме Новгорода и Пскова) вмешивалось в дела только в случаях чрезвычайных, тогда как власть князя была постоянной и повседневной. Он был военным организатором и вождем, выступал также судьей, законодателем и администратором. В своей правительственной деятельности князья опирались на Боярскую думу, состоявшую из представителей местной знати, дружинников, городов, иногда духовенства. Но дума не являлась самостоятельным элементом власти, она выступала как совещательный орган при князе.

Киевская Русь XI–XII вв. не была единым государством, не была она и политической федерацией, так как княжеские съезды собирались лишь в исключительных случаях и постановления их не имели юридически обязательного характера. Споры и столкновения с князьями за их земли, их открытая вооруженная борьба стали хронической болезнью Киевской Руси, что привело ее к политическому распаду и образованию отдельных земель и княжеств. Вторая половина XII и начало XIII в.– это время упадка Киевской Руси, ее раздела на несколько княжеств, практически независимых друг от друга. К середине XII в. образовалось 15 княжеств, к началу XIII в. их уже было 50. Древнерусское государство исчезло. Из большого числа княжеств, на которые распалась Киевская Русь, наиболее значительными были Владимиро-Суздальское, Галицко-Волынское и Новгородская земля. Столицей старшего и самого могущественного русского князя вместо Киева становится Владимир-на-Клязьме.

Переломным для Древней Руси стал XIII век. Монгольская держава, поглотившая огромные пространства Китая, среднеазиатских государств, Закавказья, в конце 30-х годов приступила к завоеванию Восточной Европы. В 1237 г. монголо-татары появились на русских землях. В течение двух лет они, руководимые Батыем, покорили Северо-Восточную Русь, а в 1239-1240 гг.– юго-западные русские земли, взяв и разорив древнюю столицу Руси – Киев. Однако опасность шла не только с Востока, но и с Запада. Новгородско-псковские земли в 1240 г. подверглись нападению со стороны шведов и усиливающейся Литвы. Раздробленная Древняя Русь столкнулась с труднейшей проблемой самосохранения и выживания.

В XIII в., с началом татарских завоеваний, напряженное противостояние Западу и ассимилятивная открытость Востоку превращаются в устойчивую характеристику Руси. Избрание этой позиции связано с именем Александра Невского. Из двух ассимиляций Невский избрал татарскую. Он проводил гибкую политику, делая уступки Золотой Орде и организуя сопротивление наступлению католического Запада [22]. Один из мифов русской истории гласит: «Россия, завоеванная, но не покоренная, заслонила собой Европу от татарского нашествия. Грандиозный поход Батыя в 1237-1242 гг. был всего лишь большим набегом, а не планомерным завоеванием» [11, с. 532–533].

В период монголо-татарского нашествия Северо-Восточная Русь не стала составной частью Золотой Орды. Речь может идти о ее зависимости от Золотой Орды и монголо-татарском влиянии на процесс формирования русского народа и Московского государства. Причем это влияние было не прямое, а опосредованное. В самом деле, монголы на Руси не устраняли русских князей, не заключали с ними неравноправных договоров, не оставляли гарнизонов, не имели постоянных наместников с управленческими функциями, не облагали население постоянным налогом. Яса Чингисхана (правовой кодекс монголов) на территории Руси не действовала. Управление русскими землями находилось в руках русских князей, а сношения с Ордой – главным образом в руках Великого князя. Сначала языческая, а с XIV в. мусульманская Орда относилась с полной веротерпимостью ко всем религиям, не настаивая на смене веры, и русская православная церковь не только не терпела от ханов никаких притеснений, а наоборот, русские митрополиты получали от ханов особые льготные грамоты, которые обеспечивали права и привилегии духовенства, неприкосновенность церковного имущества. Православие, духовная основа Руси, служило могучим средством национального объединения.

В результате монголо-татарского нашествия изменилась политико-географическая карта Руси, трансформировалось и представление о Руси. Уже в XIII в. слово «Русь» присутствовало в титуле правителей державы, созданной литовскими князьями при поддержке восточнославянского боярства и городов. К XIV-XV вв. Великое княжество Литовское и Русское вобрало большую часть территории древнерусского государства. В период расцвета оно простиралось от Балтики до Черного моря, от границ Польши и Венгрии до Подмосковья (Можайск), причем 9/10 этого ареала составили русские земли. Восточная ветвь единой древнерусской народности, локализованная в северо-восточных землях (в будущей Великороссии), на несколько столетий оказалась отделенной от ее западной ветви, занимавшей коренные земли Древней Руси, что со временем породит конфликт между Москвой и Литвой, который приобретет характер открытой борьбы за обладание всей Русью.

 

 

 

 

Таким образом, на обломках Киевской Руси возникли два государства – Московская и Литовско-Русская державы. Сложились они преимущественно на восточнославянской основе, имели некоторые черты сходства, даже прямого заимствования (в области законотворчества, организации поместного землевладения, синхронного процесса закрепощения крестьян в XVI в.), и все же это были альтернативные варианты развития. Различия в политическом строе, а затем и религиозные различия все больше «разводят» эти государства. Политические границы закрепляли региональные различия, способствовали формированию новых народностей. Великое княжество Литовское и Русское явилось колыбелью украинцев и белорусов, Московская Русь стала территорией формирования великорусской народности, включавшей кроме восточных славян многочисленные угро-финские народности, татар.

Раздробленная Северо-Восточная Русь не могла противостоять Золотой Орде, обеспечить независимость. Она нуждалась в своей государственности. В XIV в. некоторая стабилизация русско-ордынских отношений, постепенное восстановление экономики создали предпосылки для объединения Северо-Восточной Руси. Идею единства Руси, уже созревшую к этому времени, стали воплощать одновременно тверские и московские князья, находившиеся в состоянии изнурительной и тяжелой для русского народа гражданской войны. Создались две коалиции: московско-татарская и литовско-тверская. За возросшую власть именно московского князя стране пришлось платить дорого – постепенным утверждением отношений жесткого господства и подчинения (на монгольский манер) внутри-русского общества.

Двухсотлетний упадок, удачно названный «погибелью русской земли», сменился подъемом, превратившим маленькое княжество в великую державу. Упрочение внутреннего положения Северо-Восточной Руси к третьей четверти XIV в. сделало возможным первые военные успехи в борьбе с Ордой. Именно мотив защиты единой русской земли и христианской веры был наиболее сильным моральным фактором, обусловившим победу русских войск в Куликовской битве 8 сентября 1380 г. под руководством московского князя Дмитрия, прозванного Донским.

Возросшая власть московских князей, опиравшихся сначала на татарскую поддержку, а потом на свою все растущую внутреннюю силу и популярность, способствовала не только территориальному увеличению московских владений, но и процессу «собирания власти» в руках великого князя Московского и Владимирского. К 1462 г. была ликвидирована большая часть уделов Северо-Восточной Руси. Складывание единого русского государства вступило в завершающую стадию при Иване III. Новое государство имело огромную территорию – оно включало центр Восточной Европы и ее север, а на востоке доходило до Уральского хребта. «Собирание земель» и «собирание власти» сопутствовали друг другу. Но хронологические грани этих процессов определяются по-разному: образование централизованного государства датируется приблизительно 80-ми годами XV в., когда политическое единство русских земель означало включение их в единое государство с центральным правительством; завершение политической централизации, оформление единой системы управления происходило в конце XV в. и на протяжении XVI в. уже в рамках централизованного государства, роль которого как важнейшего органа политической власти, аппарата подчинения и даже юридического закрепощения им большинства населения постоянно укреплялась.

Создание Русского государства сделало возможным окончательное освобождение страны от монголо-татарского ига. В 1480 г. после «стояния на Угре» была ликвидирована зависимость Русской земли от Орды. В момент завершения образования единого Московского государства и обретения независимости его глава, великий князь Московский и Владимирский Иван III, принял титул князя Всея Руси, провозгласив тем самым себя преемником князей Киевских и заявив права на территорию Древней Руси. Западные соседи (Литва, Польша) такого названия не приняли. В далеких от борьбы в этом регионе странах Европы закрепилось название «Русия». Русь стала Россией после венчания на царство Ивана IV в 1547 г. До окончательного закрепления за страной этого названия в XVII в. у западных соседей в ходу было название «Московское государство».

Становление Московского государства отягощалось рядом особенностей, сформировавшихся под влиянием нашествия. Каким же образом монголы смогли изменить облик Руси? Монгольское общество было пронизано отношениями жесткого и жестокого подчинения. Власть хана, верховного правителя, была абсолютной, никем и ничем не ограниченной. Русские князья впитывали этот дух империи: беспрекословную покорность подданных и безграничную власть правителей. Поэтому существенным оказалось влияние Золотой Орды в общественной организации. Уже при Иване III в конце XV в. сложилась неограниченная единоличная власть великого князя. Если в рамках европейской системы отношений, условно названной вассалитетом, для различных слоев общества допускались определенные права и привилегии, в совокупности ограничивавшие произвол монарха, то в Московском государстве установились отношения подданства. Отношения всего класса русских феодалов с великим князем (царем) обозначались формулой «государь–холоп», т.е. были княжеско-подданическими (в отличие от вассально-дружинных, характерных для Киевской Руси). Это способствовало установлению деспотического самодержавия, власти, не имеющей границ.

Наиболее полно традиции деспотизма проявились в политической практике Московского государства при Иване IV. При венчании на царство в 1547 г. 17-летний Иван IV как глава государства принял титул не великого князя, а царя (до этого на Руси царем называли золотоордынских ханов). Политические взгляды Ивана Грозного свидетельствовали, что он категорически не принимал европейский тип светского государства. Его идеалом была неограниченная монархия, в которой власть царя санкционирована церковью. Высшим законодательным органом и высшим органом управления страной была Боярская дума – постоянно действующий при государе совет, восходящий по своему происхождению к совету при князьях в Древней Руси. Боярская дума не имела раздельной от монарха самостоятельной компетенции.

Преобразования в середине XVI в. связаны с деятельностью лиц, приближенных к Ивану IV, так называемой Избранной радой, бывшей неофициальным правительством, возглавляемым А.Ф. Адашевым, выдвинувшимся из придворных дворян, и придворным священником Сильвестром. За 10 лет своего пребывания у власти Избранная рада провела столько реформ, сколько не знало ни одно другое десятилетие в истории средневековой России. Ее политика была компромиссной: не отнимая у бояр прав, она распространяла их на дворянство. Были осуществлены реформы центрального и местного управления и суда, сформирована приказная система управления: число приказов к концу XVI в. достигло 20, а к середине XVII в.– порядка 60.

Изменения были внесены и в систему управления на местах, где власть издавна принадлежала наместникам – они получали эти территории «в кормление». Теперь кормления отменялись. Отправление власти на местах возлагалось на выборных представителей населения, т.е. было перестроено на сословно-представительных началах. Реформы коснулись также организации господствующего класса. Несколько ограничивалось местничество (при назначении служилых людей на те или иные должности учитывались прежде всего их «порода», происхождение, а не личные заслуги).

Одновременно проводилась военная реформа. Уложение о службе определяло порядок несения военной службы и вотчинниками, и помещиками. Было организовано стрелецкое войско, что обеспечило победу над Казанью и Астраханью. Существенные реформы коснулись церкви. В 1551 г. на церковном соборе был учрежден Стоглав – сборник предписаний о церковной обрядности, внутренней жизни церковного сословия, его взаимоотношениях с обществом и государством.

В 1549 г. был созван первый Земский собор. Само появление земских соборов – показатель объединения русских земель в единое государство, ослабления княжеско-боярской аристократии, роста политического значения дворянства, отчасти верхов посада, а также заметного участия церкви в системе государственного управления. Через Земский собор шел, хотя и ограниченный, диалог власти и общества. Соборы созывались официально возглавлявшим их царем по мере надобности. Юридически никаких прав они не имели и влиять на ход дел в государстве не могли. Вместе с тем соборы дважды сыграли историческую роль: выбрали царя Бориса Годунова в 1598 г. и Михаила Романова в 1613 г.

Деятельность местных сословно-представительных учреждений, земских соборов позволяет характеризовать монархию в России середины XVI–середины XVII в. как феодальную монархию с сословным представительством. Сословные учреждения не только приспособились к проведению абсолютистской политики, но и сами во многом способствовали утверждению именно абсолютистских начал в государственном управлении, а также консолидации сословий и превращению их в классы – сословия.

На смену периоду реформ правительства Избранной рады постепенно пришла политика чрезвычайных внутриполитических мер царя Ивана IV и его нового окружения. В реальной политике по укреплению государства власть компенсировала свою слабость террором (опричнина 1564-1572 гг.), аппарат репрессий окутывал страну атмосферой страха, что, в частности, помогло в начале 80-х годов XVI в. загнать крестьян в крепостное ярмо.

Произошло общее огрубление нравов. В гражданской жизни утверждалась жестокость: были введены смертная казнь, пытки, наказание кнутом, тюремное заключение не имело сроков, часто превращалось в пожизненное, распространилось массовое доносительство. В московском обществе шел процесс нивелирования личности, уничтожения автономии общества, его полного подчинения власти.

Особо мрачный характер этому периоду закрепления всевластия государя и его ближайшего окружения придавали личные свойства Ивана Грозного – человека немалых государственно-дипломатических и литературных дарований, но отличавшегося подозрительностью и жестокостью. В 1584 г. Иван Грозный умер. Своим преемникам он оставил разоренную опричниной и безудержной эксплуатацией страну, проигравшую к тому же длившуюся четверть века изнурительную Ливонскую войну.

На рубеже XVI–XVII вв. страна стала скатываться в пучину гражданской войны, которая получила название «Смутного времени»*. Смутное время – сложнейшее переплетение разнообразных противоречий, проявившихся в династическом кризисе, иностранной интервенции, многочисленных крестьянских и казачьих волнениях и восстаниях.

 

* См.: Скрытников Р.Г. Государство и церковь на Руси XIV-XV вв. Подвижники русской церкви. Новосибирск, 1991. С. 155.

 

Такая ситуация не могла продолжаться слишком долго: в стране крепло стремление к порядку, вызревала идея всенародного ополчения для спасения православия и русской династии. В период Смуты окончательно оформились идеи религиозного и национального единства населения Руси, четче стало понимание им значения и важности государства. Гражданская война постепенно затихала. Изгнание из Москвы интервентов дало возможность созвать в январе 1613 г. Земский собор для избрания нового царя. После долгих споров и разногласий 21 февраля 1613 г. на престол был избран 16-летний Михаил Романов, положивший начало новой династии. Страна начала медленно выходить из социальной катастрофы, восстанавливая постепенно государственную власть, территорию, экономику. Наступила стабильная, но чисто традиционная жизнь, лишенная динамизма перемен. Упрочилось крепостное право, окончательно зафиксированное в Уложении 1649 г. Это резко обострило поляризацию социальных слоев и их антагонизм. Накал противоборствующих сил, проявившийся в жестоких бунтах, городских восстаниях, крестьянской войне под предводительством С. Разина (1670–1671), убеждал господствующий класс в решимости народа сопротивляться растущему крепостническому угнетению.

Расстановка социальных сил под воздействием обострившейся классовой борьбы народных масс требовала укрепления верховной власти. На протяжении XVII в. происходит процесс перерастания сословно-представительной монархии в абсолютистскую. При этом нужно учитывать внешнеполитический фактор. Серьезные столкновения России с Европой показали, что страна нуждается в совершенствовании своих вооруженных сил, расширении контактов с другими государствами и освоении их опыта. Изменения начались во второй половине XVII в. при царе Алексее Михайловиче, политика которого в ряде случаев представляла собой как бы прообраз, подступы, элементы будущих реформ Петра I (создание полков «нового строя», постепенно оттеснивших поместное дворянское ополчение, вербовка для обучения личного состава этих полков иностранцев, особенно старших офицеров, комплектование войск за счет мобилизации тяглых людей, напоминавшей рекрутскую повинность времен Петра I).

Таким образом, историческая обстановка подтверждала необходимость модернизации страны, которая повлекла «европеизацию» России в период реформ Петра I.






Дата добавления: 2016-09-26; просмотров: 400; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2017 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.02 сек.