ШЕДЕВРЫ АНТИЧНОГО ИСКУССТВА 9 глава

Самый строгий архитектор позднего классицизма — Ста­сов В. П. (1769—Ц848). Он строил Павловские казармы на Мар­совом поле, Императорские конюшни, проектировал склады и ма­газины, ставил триумфальные ворота, оформлял интерьеры Зим­него дворца после пожара 1837 г.

Знаменитым памятником в Петербурге является «Медный всадник» Фальконе. «Памятник Петру I затмил все, что было создано им ранее, и все конные статуи его предшественников. Все необычайно в этом изваянии: его сила воздействия, его роль в мировой поэзии, его исторические судьбы и сама история его возникновения». Французский скульптор Фальконе при­ехал в Россию для сооружения этого памятника, будучи уже известным у себя на родине. Кто бы мог ожидать, что в создателе кокетливых стату­эток «амуров и купальщиц» скрывался мощный монументалист? Фальконе словно переродился. Его вдохновлял образ Петра-созидателя, человека не­укротимой воли, и сам город, им основанный, — стройные ритмы, боль­шие просторы. Открывается широкая перспектива Невы. Царит силуэт всадника на крутом гребне волны. Ничто не заслоняет памятник, не меша­ет его круговому обходу и восприятию всего богатства его пластических аспектов. Все силуэты памятника выразительны. То он видится в колоссальном напряжении, берущим крутой подъем, то уже одолевшим подъём и над бездной осадившим коня, то всадник выглядит благосклонным, то гневно грозящим врагам, то в нем чудится безжалостная деспотическая сила: сам жест простертой длани неоднозначен в производимом им впе­чатлении. Впечатления меняются не только при круговом обходе монумен­та — они зависят и от того, смотреть ли на них издали или вплотную, виден он сквозь пелену тумана или пелену падающего снега, или при лун­ном свете.

Красота Петербурга легендарна. Его великолепные памятни­ки, его царственные площади и набережные, его белые ночи на­долго заворожили русское искусство, Петербургу посвящали свои произведения Гоголь, Достоевский, Блок, Брюсов, Анна Ах­матова; его без конца рисовали и писали художники «Мира ис­кусств». Но нигде лучше не сказано о нем, чем в этих строках:



Люблю тебя, Петра творенье,

Люблю твой строгий, стройный вид,

Невы державное теченье,

Береговой ее гранит,

Твоих оград узор чугунный,

Твоих задумчивых ночей

Прозрачный сумрак, блеск безлунный,

Когда я в комнате моей

Пишу, читаю без лампады,

И ясны спящие громады

Пустынных улиц, и светла

Адмиралтейская игла...

А русский поэт Радищев писал в оде «Осьмнадцатое столе­тие»: «Нет, ты не будешь забвенно, столетье безумно и мудро...»

19. РОМАНТИЗМ В РУССКОМ ИСКУССТВЕ XIX в.

Историю русской культуры первой половины XIX в. невозможно рассматривать вне тех процессов, которые происходили в Рос­сии. Брожение умов, выход прогрессивных журналов, создание тайных обществ. Всех волновали революционные события, проис­ходившие в европейских странах. Современников волновал воп­рос о том, каким путем должна пойти Россия, как избавиться от пут крепостнического права.

Путь русской художественной культуры, начиная с класси­цизма, пролегал в первой половине века через романтизм и реа­лизм. Литература играла в этом движении авангардную роль. В ней в первые десятилетия XIX в. обнаружились ясно выраженные романтические тенденции.

Романтическая концепция провозглашала свободу творческой личности, она ставила творца в ситуацию, отчуждающую его от окружающего общества, разрушала нормативную эстетику клас­сицизма. Поэт видел себя творческой личностью, способной вдохновляться и получать «божественное озарение». Мотив про­теста звучит в лучших произведениях романтической литерату­ры. Именно поэтому романтизм стал важным эвеном в общем движении литературы и искусства к критическому реализму. А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов, Н. В. Гоголь начинали свой путь с романтических произведений. Совершенно иной сравни­тельно с XVIII столетием стала общественная роль художника. Романтический художник был окружен легендами; его облик представлялся современникам в ореоле вдохновения; он приоб­ретал новые общественные права. Искусство становилось средством борьбы, нравственного воспитания. С первых же шагов новая русская живопись XIX в. связала свою судьбу с романтиз­мом.

Одним из художников, стоявших у истоков искусства XIX в., был Орест Адамович Кипренский (1782—-1836).

Картины Кипренского говорят нам о том времени; в них душа тех лет. В них красота волнения и порыв, стремление к динамике внутренней жизни. Художник искал в человеке возвышенное начало, изображая своих героев в лучшие минуты, передавая их способность чувствовать, их стрем­ление жить духовной жизнью. Кипренский писал портреты. Художник всегда как бы держал перед глазами высокий человеческий идеал, он искал его отблески в конкретных людях, которые оказывались перед его моль­бертом. Художник часто обращался к автопортрету. Он через собственный характер, на опыте своего мира чувств познавал человеческие страсти. Автопортретные образы Кипренского — образ Ростопчиной (1809), образ Давыдова (1809), Жуковского — раздумчивы, они вглядываются в мир, вверяют себя собеседнику. Не случайно эти портреты иногда сравнивают со стихотворными посланиями другу. Герои портретов Кипренского живут в особом мире, открываются зрителю, предлагая почувствовать их внутрен­ний мир — всегда сложный, подвижный.

Портрет Екатерины Сергеевны Авдулиной (1788—1832) является пре­красным примером вышесказанного. Она была женой генерала-майора Авдулина. В Петербурге Авдулины имели собственный дом, они давали ба­лы, на которых бывал и Пушкин. В этом портрете появилась гладкая фак­тура и четкость деталей. Черное шелковое платье, желтая турецкая шаль исполнены с «чрезвычайным отчетом». Так же написан прозрачный чепец, драгоценный веер, золото и жемчуг. Среди этой строгой роскоши выступа­ет бледное, нежно-фарфоровое лицо женщины хрупкой, грустной и мечта­тельной, испытавшей горести и разочарования, сдержанной и замкнутой, погруженной в свой внутренний мир. Одинокий, увядающий белый гиа­цинт — цветок грустной античной легенды, навевает мысль о гибнущей мо­лодости и красоте. Неоднократно возникало сравнение портрета Авдулиной с Моной Лизой Леонардо. Кипренский создавал своеобразный парафраз знаменитого произведения Леонардо. Вместе с тем в портрете Авдулиной запечатлена женщина романтической поры, человек начала века.

Кипренский был не одинок. К формам романтического портрета обращался А. Варнен; как последовательный романтик вы­ступает А. Орловский (1777—-1832). Замыкает группу художников, представляющих русский романтизм на первом его этапе, пейзажист Сильвестр Щедрин (1791—1830). Природа у Щедрина всегда возвышенная, сияющая радостными красками; она опья­няет человека, приносит ему сладостное ощущение счастья. Та­кими примерами являются картины «Новый Рим» (1325), «Бе­рег в Сорренто с видом на остров Капри».

В 30-е годы романтизм приобрел новый характер — более-конфликтный, иногда пророческий (как у Иванова). После 1825 г. обнаружился кризис государственной системы. К 40-м гг. романтизм постепенно исчерпает свои силы, открывая пути к критическому реализму.

В 30—40-е гг. на первый план выдвинулись исторические кар­тины, «Последний день Помпеи» Карла Брюллова — тот жанр, в котором пересекались классицизм и романтизм.

Картина была написана очень быстро (1830—1833) в порыве вдохнове­ния. Он изобразил многофигурную сцену: люди, застигнутые в городе извер­жением Везувия, спасаются бегством; над ними уже гремит гром и свер­кают молнии; надвигается смерть. Но в момент смертельной опасности они сохраняют достоинство и величие. Даже погибшие освещены этой челове­ческой красотой. Картина Брюллова Словно знаменует собой предчувствие всемирной катастрофы, которая постигнет человечество. Вместе с тем кар­тина была обращена к проблемам общества, в котором сам художник жил. Ощущение надвигающихся перемен испытывали лучшие люди Европы то­го времени.

А. С. Пушкин восторженными стихами откликнулся на при­везенную в Петербург из Италии картину К. Брюллова.

Везувий зев открыл —дым хлынул клубом — пламя

Широко развилось, как боевое знамя.

Земля волнуется — с шатнувшихся колонн Кумиры падают!

Народ, гонимый страхом. Толпами, стар и млад,

под воспаленным прахом, Под каменным дождем

бежит из града вон.

Высокая зрелость характеризует музыкальную культуру последекабристского периода. Она достигает полной самостоятель­ности и становится в один ряд с наиболее развитыми и богаты­ми культурами европейских стран. В музыке этот период может быть по праву назван глинкинским. Могучая творческая личность Глинки подняла русскую музыку на новую ступень развития, заслонив собой почти все созданное ее предшественниками. По­добно Пушкину, Глинка был гением универсальным. Он вопло­тил в своем творчестве многообразнейшие стороны русской жиз­ни и русского народного характера. Всеобщность глинкинского гения проявляется в жанровом многообразии его творчества. Глинка — создатель русской классической оперы, классического романса, он также заложил основы классического русского симфонизма. Глинка поднял русскую музыку на уровень мирового значения. Зарубежные музыканты признали своего русского со­товарища одним из крупнейших композиторов современности.

К композиторам глинковской поры принадлежат Верстовский, Алябьев, Варламов, Гурилёв и другие.

Яркой творческой личностью среди них был Алябьев, разносторонне одаренный мастер, автор опер, но полнее всего высказавшийся, однако, в области вокальной лирики. Песни и романсы Алябьева принесли ему ши­рокую популярность. Чувства разочарования, тоски и одиночества, которы­ми проникнуты многие романсы Алябьева, охватили передовые круги дво­рянской интеллигенции после 1825 г. Вместе с тем композитора привле­кала песенная лирика, на слова Дельвига был написан его лучший романс «Соловей», «Я вижу образ твой» по Гете, «Два ворона» на слова Пушкина и другие. Их можно отнести к ряду самых выдающихся образ­цов вокальной лирики.

В этот общий поток романсовой лирики влились романсы Глинки. Традиционные до того времени жанры любовно-лириче­ского романса, элегии, русской песни, баллады Глинка поднял на новый уровень художественного мастерства. При кажущейся про­стоте средств все романсы Глинки требуют тонкого и совершен­ного мастерства. Шедеврами вокального романса являются эле­гия «Сомнение», «Не искушай», «Разочарование», «Бедный пе­вец», «Я помню чудное мгновенье» и др.

Русское искусство начала XIX в. — это проникновенное пони­мание человека. Русский романтизм — это глубокое выражение той правды чувств, которая заключена в интонации мелодии, рисунке, словах.

Кипренский, Пушкин, Глинка — эти имена говорят о подъеме русского искусства начала XIX.в. Преследуемые царским прави­тельством и великосветской чернью, они находили опору в широ­ких кругах общества. Брошенные ими семена не пропали даром для русского искусства XIX и XX вв., ведь романтики были деть­ми бурной эпохи, во многом определившей будущее человече­ства. Нам трудно представить мировое искусство без ярких, кра­сочных творений романтиков.

И мысли в голове волнуются в отваге,

И рифмы легкие навстречу им бегут,

И пальцы просятся к перу, перо к бумаге,

Минута — и стихи свободно потекут.

 

20. ИДЕАЛЫ ПРОСВЕЩЕНИЯ И ИХ ОТРАЖЕНИЕ В ИСКУССТВЕ

В Европе XVIII в. почти все пространство человеческого знания и разума было заполнено философией Просвещения. Мыслители, ученые и люди искусства отстояли перед церковными и светскими властями определенную свободу научного и художественного творчества. С гордой своей утонченностью цивилизация, потреб­ность в жизненных удобствах в той же мере стимулировали на­учные открытия, что и потребности в познании.

В 1751 г. вышел первый том Энциклопедии, или «Толкового словаря наук, искусств и ремесел». Издание, по выражению Дидро, стало симво­лом «века философии». Руководителями гигантского проекта были Дидро и Даламбер и еще 178 сотрудников. Уже к 1759 году, несмотря на запрет, в свет вышли семнадцать томов текста и одиннадцать томов иллюстраций. Это монументальное произведение вобрало в себя все направления мысли, эпохи Просвещения. Была составлена общая картина всех знаний, которые человечество приобрело к середине XVIII в. В введении к «Энциклопедии» Даламбер приглашает читателя самостоятельно мыслить и искать истину в естественных науках, в истории, а не в Библии или церковных пропове­дях. Человек сам держит в руках свое счастье; он способен всего достичь, если освободится от оков, мешающих его движению вперед. «Энциклопе­дия» сама того не зная, изменяла мир. Ее идеи провоцировали антипросвещенченские тенденции, вызывали ожесточенные споры. Очень скоро они станут залпами Революции. Чтимые и ненавидимые, авторы «Энциклопедии» выступали в роли ее предвозвестников. Гимн труду, прославление приро­ды, иллюстрации давали представление о реальной жизни и воспевали прогресс. Вселенная просматривалась насквозь — от недр до утробы че­ловека.

Распространение книг, газет и кафе приводит к тому, что в XVIII в. у людей появляются новые привычки, например, читать печатные издания. Аристократические салоны были центрами светской жизни, 300 парижских кафе тоже являлись очагами культуры, где читались газеты и обсуждались новости. Основы­вались публичные библиотеки и читальные залы. Создавались литературные общества, научные общества, например, академии, которые становились настоящими бастионами «литературной ре­спублики».

Именно в XVIII в. в центре общественного внимания оказы­вается личность идеального писателя. «Писатель — это философ, человек света и наставник человеческого разума», — писал Вольтер в своей статье, посвященной литераторам. С 1760-х гг. и до самой Революции культ писателя сочетается с поклонением Прогрессу. Силой своего гения писатель соединяет рационализм и чувствительность, призывает свободу и правит империей об­щественного мнения. Вот эта новая философия и перевернет весь западный мир. Наука эпохи Просвещения делает невиданные успехи и открытия. Важные страницы Ботаники были написаны в Королевском саду (Ботанический сад), вобравшем огромное мно­жество растений. Карл фон Линней (1707—1778) описал тысячи видов флоры, фауны, дал им двойные латинские названия. В 1700 г. Жозеф Турнефор создает научную классификацию цветов, положив в ее основу строение тычинки. Термин «биология» ввел в оборот французский натуралист Жорж Луи Бюффон (1707— 1788), обозначив им «науку о жизни». В 1868 г. Ньютон опубли­ковал главный труд своей жизни — «Математические начала натуральной философии». Парижская Академия наук делает большие успехи в астрономии, установив мощные телескопы, снабженные микрометром — изобретением Озу, и часами с ма­ятником — изобретением Гюйгенса, что позволило увеличить точность измерений в сто тысяч раз.

Двое ученых — Ньютон и немецкий философ Лейбниц — поч­ти одновременно открывают исчисление бесконечно малых вели­чин. Расчеты Ньютона- очень помогли в описании «небесной ме­ханики», вплоть до настоящего времени математики пользова­лись методами и записями Лейбница. Энтузиазм европейской публики вызвали машины, вырабатывавшие электричество. Весь Париж устремлялся на демонстрации опытов аббата Нолле, ко­торый развлекал королевский двор, наэлектризовывая роту гвар­дейцев Людовика XV.

Успехи естественных наук и технические достижения способ­ствовали развитию производства.

В XVIII в. Австрия, Пруссия и Россия утверждаются в каче­стве великих держав. Происходит это благодаря обширным ре­формам, предпринятым европейскими монархами под влиянием философских идей Просвещения. Монархи поддерживали новые веяния, но расставаться с неограниченной властью не хотели: это была эпоха просвещенного абсолютизма. Все они жили в одно и тоже время — король Испании Карл III (1716—1788), россий­ская императрица Екатерина II ('1729—1796), австрийский импе­ратор Иосиф (1741—-1790) и прусский король Фридрих II (1712— 1786). Объединяла их любовь к философии Просвещения, изме­нившей взгляд на мир. Верить теперь нужно не в Господа Бога, а в человеческий разум, науку и технику, доказавшие удиви­тельную способность человека управлять Вселенной, делать ее более гармоничной. Окружив себя великими мыслителями и уче­ными, вооружившись новыми идеями, эти монархи начинают преобразовывать свои страны, стараясь им придать более совре­менный вид, развивая их экономически. Короли-философы по-своему толковали великие принципы Просвещения, особенно при­менительно к политике. Все они оставались убежденными сторон­никами абсолютной монархии и брали пример с Людовика IV, восхищаясь блеском и достижениями его царствования. И все же дух Просвещения стимулировал процесс реформ. В царство­вание Фридриха II Пруссия становится первоклассной военной державой и совершает рывок в экономическом развитии. Екатерина II укрепила российское государство, преобразовала его экономическую и административную системы, но своими реформами только усилила самодержавие и крепостничество. В Европе XVIII в. стал веком общения. Обмен людьми и идеями свиде­тельствовал о существовании взаимного интереса между востоком и западом континента. Философы будоражили умы монархов. Переезжая из одной страны в другую, они содействовала взаимо­проникновению культур и формированию единой общеевропей­ской цивилизации. Философы эпохи Просвещения скептически оценивали возможность существования Господа Бога, восставали против господства Церкви над государством и обществом. Сле­дуя примеру философов, большинство монархов равнодушно от­носилось к религии. Они открыли новую эру — эру веротерпи­мости, в разных странах проявившуюся по-разному.

Рост городов — одна из примечательных черт XVIII в. Благо­даря увеличению числа университетов и театров, города стано­вится средоточением интеллектуального и художественного твор­чества. Горожанам возводятся дворцы для их увеселения. Строи­тельство Московского университета, Смольного института в Санкт-Петербурге лишний раз подтверждает, что Россия принад­лежит Европе.

От сверкающего мира удовольствий был неотделим и интел­лектуальный прорыв Века Просвещения. Развлечения сопровож­дались утонченными беседами, чтением литературных произведе­ний XVIII в. — это и триумф Музыкального искусства. Наступа­ет эпоха гигантских органов. Облагораживается и скрипка, быв­шая до тех пор любимым инструментом деревенских праздников.

В музыкальной Европе эпохи Просвещения все больший тон задает католическая и итальянизированная Австрия Моцарта. За отпущенную ему короткую жизнь испытаниям подвергались и талант Моцарта, и его чув­ства. Он создавал шедевры, но не имел чуткого покровителя. Всемирно признанный сегодня, гений умирает 35 лет отроду, в нищете и нужде. Освоив все музыкальные стили и жанры, создав музыку для всех инстру­ментов, Моцарт воплотил в себе всю музыкальную культуру своей эпохи. Список его произведений насчитывает более 700 опусов, в числе которых оперы «Свадьба Фигаро», «Дон Жуан», «Волшебная флейта».

Творчество Иоганна-Себастьяна Баха (1685—1750), сочиняв­шего как религиозную, так и светскую музыку, оказало решаю­щее воздействие на развитие всей западной музыкальной куль­туры.

Оперы, симфонии, квартеты, сонаты, церковная музыка — все это сочинил Иозеф Гайдн (1732 — 1809), ставший вместе с Мо­цартом и Бетховеном одним из законодателей классической вен­ской музыки.

С 1715 г. французский классический театр начинает распространять свое влияние на большинство европейских стран. XVIII в. приносит всеобщее увлечение театром. К 1791 году в Париже был 51 театр. Появились и частные театры: Вольтер, где бы он ни жил, устрашал собственный театр. Буржуазные драмы и сентиментальные комедии ставят реальные проблемы форми­рующегося общества. Дидро и Бомарше облагородили новый те­атр своими именами. А еще были и ярмарочные театры и театры парижских 5 бульваров, учитывающие вкусы простых людей. Не­задолго до французской революции Бомарше (1732—1799) вы­пускает на сцену Фигаро в знаменитой трилогии «Севильский цирюльник», «Женитьба Фигаро» и «Преступная мать».

В гуще народа всегда существовали самые разные социальные категории. Наряду с крестьянами, рабочими, ремесленниками, мелкими чиновниками, низы общества включали и тех, чей труд был совсем уж незавидным, а также домашнюю прислугу. Жанровые сценки художника Шардена помогают представить облики заботы простых тружеников, таких как прачки, кухарки, судо­мойки. Жанровые картины ценились эстетами несмотря на то,
что без прикрас рассказывали о повседневной жизни маленького человека.

Это было время, когда была написана Энциклопедия, когда дух Просвещения будил научные мысли и человек ставил омы­ты во Вселенной... Когда в Европе правили просвещенные госу­дари. Когда Французская революция прославляла свободу, ра­венство, братство.

21. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЕ XIX в. ХАРАКТЕРИСТИКА ЕВРОПЕЙСКОГО РОМАНТИЗМА И РЕАЛИЗМА

Это были времена, когда Франция превращалась из революцион­ной страны в буржуазную... Когда Наполеон I со своей Великой армией нес народам идеи революции... Когда Европа внимала звукам и слову романтизма... Когда монархическая Англия ста­новилась первой державой мира... Когда паровая машина, до­менная печь и ткацкий станок совершали переворот в промыш­ленности... Когда народы Средиземноморья сбрасывали гнет им­перий...

Россия. 1812 г. Отечественная война вызвала небывалый об­щественный подъем и рост национального самосознания. Война привела к резкому обострению общественных противоречий. По­является мысль о необходимости изменений в государственном устройстве России. Читаются и передаются вольнолюбивые стихи А. С. Пушкина. В 1825 г. — восстание и поражение декабри­стов. Реакция Николая I, жестокий полицейский режим. Но ре­акция не могла задушить живое. Молодежь зачитывалась статья­ми Белинского, Герцена. Известность получают произведения Лермонтова, Гоголя, Крылова.

Достаточно только перечислить имена крупнейших представи­телей русской литературы, изобразительного искусства, музыки и архитектуры: Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Грибоедов, Жуков­ский, Крылов, Белинский, Герцен, Воронихин, Захаров, Росси, Глинка, Мартос, Щедрин, Венецианов, Кипренский, Брюллов, Иванов, Федотов...

Первая половила XIX в. воспринималась одними как конец нормальной человеческой жизни, другими — как начало пути к прогрессу, Это было время всеобщей растерянности, когда на­дежды сменялись разочарованиями. Французская революция и наполеоновские войны наложили глубокий отпечаток на облик Европы, особенно германских стран. Чаяния целых народов и отдельных людей сталкивались и взаимодополнялись, часто при­водили к конфликтам, а иногда сливались воедино. Из этого ха­оса рождался новый мир.

Немецкие романтики пренебрегали солнечным светом — царством ра­зума. Ночная жизнь позволяла им соприкасаться с другим измерением, исполненным чувствительности, поэзии, трепета и общения с духами сти­хий. Но ночь была и символом страхов, гнездящихся в самой глубине ду­ши человека. Песня Франца Шуберта «Лесной царь», сочиненная на слова баллады Гете, сделала страшные ночные тайны действующими лицами дра­мы: не откликнувшийся на зов Лесного царя ребенок умирает на руках отца.

Лесной царь

Кто скачет, кто мчится под хладною мглой? Ездок запоздалый, с ним сын молодой. К отцу, весь вздрогнув, малютка приник: Обняв его, держит и греет старик.

—Дитя, что ко мне

ты так робко прильнул?

—Родимый, лесной царь в глаза мне сверкнул:

он в темной короне с густой бородой.

—О нет, то белеет туман над водой.

Иоганн Вольфганг фон Гете

(перевод Жуковского)

 

Вместе с общественными потрясениями, начавшимися с конца XVIII в., шло становление новой государственной, трепетной и тревожной: «душевные порывы, поддерживаемые уже культурой барокко, начинают заявлять о себе в области творчества. Роман­тизм питался не только иллюзией, но и мечтательностью, исповедальностью, личностным началом. Он открыл эру индивидуализма и выражения чувств. Ведущую роль в развитии этой чувстви­тельности играла музыка. Подобно живописи или литературе, она нуждалась в свободе творчества, не скованного никакими застыв­шими условностями. Это иногда приводило к непониманию слу­шателями некоторых композиторов. Музыкант, вложивший ду­шу в сочинение, переживал такое непонимание очень болезненно.

Немецкий венский романтизм способствовал коренному обнов­лению музыкального жанра.

Бетховен настолько использовал в своих сонатах возможности фор­тепьяно, что форма его пьес изменялась и подчинялась этим возможностям. Опере повезло на талантливого Карла Марию фон Вебера, написавшего в 1821 г. «Вольного стрелка», который положил начало жанру фантастической драмы. В 1843 г. эстафету принял Рихард Вагнер с оперой «Летучий гол­ландец». Но самым романтическим жанром была песня, лучше всего удав­шаяся Францу Шуберту и Роберту Шуману. «Зимний путь» Шуберта (1827) — это самый простой и в то же время самый волнующий песен­ный цикл в истории музыки.

Фредерик Шопен (1810—1849) — первый великий польский композитор, которому удалось придать своему творчеству ярко выраженный национальный характер. При этом Шопен не по­зволял себе прямо использовать народные мелодии родной Поль­ши, а предпочитал творчески создавать собственный польский стиль.

Ференц Лист, Гектор Берлиоз, Камила Сен-Санс — вот ве­личайшие из композиторов-романтиков.

Великобритания отвергла бесчувственность нового мира про­мышленников и деловых людей и все возрастающую свободу нравов. Вовлеченная вслед за остальной Европой в водоворот ро­мантизма, она обратилась к своему прошлому — в частности, к средневековью, — наделяемому неисчислимыми достоинствами взаимопомощи и счастливой общинной жизни под покровитель­ством феодальных сеньоров. Прочная религиозная основа англий­ской литературы несла беднякам надежду на милость в загроб­ном мире, буржуазии — убежденность в обладании божьей бла­годатью.

Шотландец Вальтер Скотт (1771 — 1832) своими романами «Квентин Дорвард», где действие происходит во времена Людо­вика XI, и «Айвенго», в котором встречаются Робин Гуд и Ри­чард Львиное сердце, порадовал всех приверженцев романтизма, дав им возможность вернуться в средние века к их бедам и ге­роической борьбе против тиранов.

Лорд Байрон (1788—1824), сочинив поэму «Паломничество Чайльд Гарольда» (1812), в которой были описаны средиземно­морские странствия будущего рыцаря, «предстал перед глаза­ми Европы как виднейший английский поэт-романтик. Смерть Байрона в Мисолонгионе, на земле Греции, которой он хотел по­мочь в обретении независимости, поставила его в ряд одиноких героев, отправившихся на поиски таинственного Грааля. В поэме «Дон Жуан», написанной в последние годы жизни, Байрон об­наружил! дерзость и насмешку, которые не соответствовали его романтическому образу.

Перси Биши Шелли (1792—1822) черпал вдохновение, в сво­ей любви и дружбе. «Для любви, красоты и наслаждения не существует ни смерти, ни изменений».

На заре романтизма большой ценитель красоты Джон Китс (1795—1821) был убежден, что, как сказано в его «Оде соловью», искусство всегда торжествует над смертью.

Лежать у волн, сидеть на крутизне,

Уйти ,в безбрежность в дикие -просторы...

Подслушивать стихий мятежных опоры...

Нет, одиноким «быть не может тот,

Чей дух с природою один язык найдет.

Нависавший эти строки лорд Байрон, как и другие романти­ки, восстал против классицизма, его жестких ограничений.

Романтизм был одной из великих литературных революций нового времени: ему предназначалось художественно выразить новый тип сознания. Романтики выразили свою эпоху глубоко, больше чувством, чем разумом. Они видели, что «в крови родил­ся новый век, век шествует путем своим железным, в сердцах — корысть» (Баратынский). Просвещение апеллировало к всеобщим засолам, романтики обращались к личности человека. Романтизм Цвейг назвал «лирической весной Европы». Как развивалось творчество романтиков, что удалось им нового рассказать своим современникам и нам, потомкам, о человеке и об окружающем мире, к чему призывали и призывают нас творцы романтического искусства — об этом поведают нам сами художники, созданные ими произведения и их герои.

Рожденное революцией капиталистическое общество, быстро набирая силы, раскрыло вместе с тем и свое противоречие между трудом и капиталом. В недрах общества происходило станов­ление того класса, которому история судила стать «могильщи­ком буржуазии» — класса революционного пролетариата. Пролетариат выступает уже в качестве самостоятельной исторической силы в период европейских революций 1848 г.

Новые задачи, вставшие в этих условиях перед искусством, определили процесс перехода с позиций романтических на позиции реалистического изображения действительности. Создателями реализма, критиче­ского по своему характеру, явились Бальзак, Стендаль, Диккенс, Теккерей, Дюма, Курбе, Милле, Федотов и другие. Художник-реалист глубоко изучает действительность окружающей жизни, изображая типические характеры в типических обстоятель­ствах. Буржуазия стряхнула с себя одежды былой революцион­ности и в бешеной защите своих прав и доходов обнажила свое истинное лицо - жестокую эксплуатацию. Создаются произведе­ния такие, как социальная трилогия Гюго: романы «Отвержен­ные», «Труженики моря», «Человек, который смеется». Сюда можно отнести и роман Флобера «Воспитание чувств»; величай­ший роман в мире — «Война и мир» Л. Н. Толстого.

Ярким представителем реализма в живописи был Оноре Домье (1808— 1879). «Жить работая и умереть в борьбе» — этот лозунг французских про­летариев был лозунгом жизни Домье. В своих политических карикатурах он метко бьет по самым уязвимым местам Июльской монархии. Домье — создатель графического эпоса XIX в., он вывел искусство на улицу, стал любимцем народа. «Улица Трансоне» (1834) Домье представил распростер­тый на полу труп рабочего, злодейски убитого полицией, а под ним уби­тый ребенок, старик, женщина...






Дата добавления: 2016-09-26; просмотров: 484; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2017 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.028 сек.