Республика – «золотой век» римского государства


На заре римской истории сложилась система семей, родов, племен. Старшины родов звались тогда «принципсами» (principes). Главной единицей племени и рода была семья, во главе нее стоял отец семейства. Он имел неограниченную власть над женой и детьми – право жизни и смерти (jus vitae ac necis). В семьях были и рабы, добываемые в результате войн и набегов, но рабство носило вначале еще патриархальный характер. Десять родов составляли курию, десять курий – трибу (племя). Три трибы – Тиции, Рамны и Луцеры – и составили римский народ (populus Romanus). В делах курии участвовали одни мужчины (на этих комициях избирались цари, объявлялись войны, принимались в состав общин новые роды и т. д.). Во главе общины стоял царь. Его знаками отличия была пурпуровая мантия, золотая диадема, скипетр с орлом, кресло из слоновой кости. Впереди царя шли ликторы с пучками прутьев. Все эти знаки входили в понятие о высшей власти (imperium) и были унаследованы от этрусков. Рядом с царем находился другой институт власти – сенат (100–300 человек). Он был своего рода хранителем отеческих традиций и советником царя по важнейшим делам. Затем появились префекты, которым царь поручал управление Римом во время своего отсутствия (praefectus urbis). Первоначально только полноправные члены общины имели право называться римским народом. Это и были патриции (дословно – имеющие отцов). Римский плебс туда не включался. В плебс («plebs» происходит от «pleo» – наполняю, обозначая массу, множество) тогда входили обитатели ближайших к Риму селений. Они считались свободными, но не могли вступать в брак с патрициями и патрицианками. Одни считают их появление результатом принадлежности к различным этническим группам (т. е. к местному населению, покоренному завоевателями). Другие подчеркивают, что в составе плебса был силен этрусский элемент. Древнеримское общество имело все черты варварского строя. Маркс как?то сказал в адрес греков – «сквозь греческий род явственно проглядывает дикарь». Это вполне применимо и к римлянам. Однако их «дикарство» было даже симпатичным. Патриции, у которых вначале не было рабов, пахали землю и жили в деревянных хижинах, крытых обычной соломой. Утвердившийся на землях Италии строй мог быть назван военной демократией.

Статуя Марса Тоди

Как говорилось, в начале VI в. до н. э. власть в Риме принадлежала этрускам. Те основали царствующую династию, создали аппарат управления и войско. Это был строй, который можно было бы назвать «народной монархией», так как власть царя ограничивалась волей народных собраний (куриями и центуриями). После успешного восстания римляне ликвидировали царскую власть (510 г. до н. э.) и передали власть старейшинам (магистратам). При этом высшим органом государства оставалось народное собрание. Собрание принимало или отменяло законы, объявляло войну, заключало мир, избирало всех высших должностных лиц, осуществляло высшую судебную власть, разбирало апелляции и протесты, подаваемые народом.

План Рима

Однако и эту систему римляне фактически унаследовали от тех же этрусков, хотя и внесли в нее некоторые изменения. Римской республике III–II вв. до н. э. был присущ определенный демократизм. Во?первых, в Риме тогда еще не было постоянного чиновничьего аппарата. Во?вторых, выборы главных должностных лиц (эдилов, консулов, преторов, квесторов) совершались ежегодно. В?третьих, в Риме была принята система разделения властей (вместо одного единоличного главы стали выбирать двух глав исполнительной власти, двух консулов). Затем выделили и судебную власть. В?четвертых, власть осуществляли коллегиально. По римской конституции все магистраты были коллегиальными (2 консула, 2 претора, 4 эдила, 10 народных трибунов, 4 квестора). Они переизбирались, и их труд был неоплачиваемым. Работа считалась почетной уже сама по себе, а потому была безвозмездной. В?пятых, республика имела инструмент на момент крайней опасности. В этот период демократия отступала, и назначался диктатор (в случае тяжкой войны, восстаний или ухода плебеев из Рима). Однако римляне в качестве защитной меры решили, что диктатор не может находиться у власти более 6 месяцев.

Наружный вид римского дома

Ранний период Римского государства мог бы считаться «золотым веком». При равенстве граждан внутри общины долгое время сохранялась и национальная самобытность. В Риме, отмечал Моммзен, все было не так, как в ликурговском полицейском государстве. Семейство тут не уничтожалось, чтобы на его и за его счет возвысилась община. В этом и заключался один из самых бесспорных и, видимо, замечательных принципов древнейшего римского государственного устройства. Согласно этому принципу римское государство могло заковать или даже казнить гражданина, но оно не могло отнять у него ни сына, ни пахотной земли. Оно не имело права облагать его постоянными налогами. Никакая другая община не была так полновластна у себя дома, как римская, но в то же время и ни в какой другой общине гражданин, чье поведение было в целом безупречно, не был так, как в римской, обеспечен в его правах по отношению к своим согражданам и к самому государству. Если выразить несколько иначе эту мысль Моммзена, то можно сказать: Рим смог сделать своих граждан покорными воле государства и всего сообщества, не лишив при этом каждого из них драгоценной свободы.
Величайшая империя Древнего мира была взращена в садах патриархальности и республиканизма. В раннем периоде римской истории заложены истоки силы. Посмотрим, что же лежало в основе строительства «римского дома». Обширная община управлялась с той же заботливостью и тщательностью, как управляется небольшой дом. Как выглядел этот самый «римский дом»? Древнейший Рим состоял из жалких хижин. В хижине под соломенным кровом, как гласит предание, жил и Ромул на холме Палатин. После того как галлы превратили город в груду пепла (390 г. до н. э.), его восстановили, но сделали это наспех, кое?как. Улицы прокладывались без плана, больших площадей не было, дома сколачивали грубо и примитивно. Во времена республики дома строились из глины и гораздо реже – из кирпича.
Ранний или молодой Рим – это строгость нравов, порядок, простая и здоровая жизнь. Пища и в самом деле была простой (кусок хлеба, сыр, оливки, рыба, лук, каша, фрукты). Мясные блюда римляне позволяли себе далеко не всегда и не все. Взрослые мужчины все запивали вином с водой. Женщинам же пить вино не полагалось. Легендарному Ромулу даже приписывали некий указ, согласно которому пьющую жену можно было предать смерти. Простые трапезы при этом никого не смущали. Как сказал ученый и писатель Варрон (I в. до н. э.): «У дедов и прадедов хоть слова и дышали чесноком и луком, но высок у них был дух!» В семье сохранялось главенство мужчин, особо тщательно соблюдались законы трудового воспитания. Все время отдавалось работе, учебе, домашним занятиям. Каждый готов был соблюдать верность Родине, ее законам, служа ей верой и правдой. «Тогда жизнь человеческая еще не знала алчности: всякий довольствовался тем, что имел» (Крисп).

Статуя римлянина с портретами предков

Порой говорят, что римская древность придумана Вергилием. Римляне проявляли умеренность, простоту, строгие нравы, ценили великодушие и благородство, презирали все низкое и непристойное. Они говорили вместе с Горацием: «Во всем должна быть мера, терпение и вера». Единобрачие – закон для семей. Главой семейства считался мужчина (pater familias), всемогущий и полновластный владыка. Ему подчинялись и никто не смел прекословить. Надо сказать, между патриархальной Грецией и патриархальным Римом было немало общего, хотя имелись очень серьезные различия. В частности, Моммзен пишет: «Все, что может быть названо в государстве патриархальным элементом, было основано и в Греции и в Италии на одном и том же фундаменте. Сюда прежде всего следует отнести нравственный и благопристойный характер общественной жизни, который ставит в обязанность мужчине одноженство, а женщину строго наказывает за прелюбодеяние, и который утверждает равенство лиц обоих полов и святость брака, отводя матери высокое положение в домашнем кругу. Наоборот, сильное и не обращающее никакого внимания на права личности развитие власти мужа и в особенности отца было чуждо грекам, но было свойственно италикам, а нравственная подчиненность впервые превратилась в Италии в установленное законом рабство. Точно так же и составляющее самую сущность рабства полное бесправие раба поддерживалось римлянами с безжалостной строгостью и было развито во всех своих последствиях, между тем как у греков рано появились фактические и правовые смягчения, так, например, брак между рабами был признан законной связью».
Дети принадлежали отцу, полностью находясь в его власти. Поэтому по рим?скому праву даже рабу легче было освободиться от господина, нежели сыну от отца. Иногда эта власть в нашем понимании выглядела как деспотическая. Отец мог послать сына на тяжелую работу, присвоить себе имущество уже взрослых сыновей, отдать в залог. Он мог три раза продать их в рабство, если они попали ему в руки после первых продаж, что не позволялось в отношении рабов. Отец мог подвергнуть их телесным наказаниям, а в некоторых случаях и смертной казни. И даже если сын становился важным должностным лицом, власть отца значила для сына куда больше его общественного положения. Отец был полновластен над судьбой новорожденного ребенка. На пятый день после рождения ребенка отец должен был или поднять лежавшего у его ног ребенка, или же оставить его на полу и не признать его. Вспомним, что Клеопатра таким вот образом поставила перед выбором самого Цезаря. Одним словом, и млад и стар – все находились в полной власти отца. Власть над сынами отец терял, если кто?то из них лишался гражданства, или если сын становился жрецом Юпитера, над дочерью – если та выходила замуж. В этих нравах видна крайняя суровость, которую сегодня приняли бы за неоправданную жестокость. Таково, скажем, было право выбрасывания детей (expositio). Вследствие ссоры родителей или худых предзнаменований, в знак недовольства отца или публичного траура родное дитё можно было выбросить на свалку или убить. Подобные случаи имели место. Обычно выбрасывались девочки, но не мальчики. Мальчик – будущий кормилец и опора… Такое дикое положение несколько смягчалось тем обстоятельством, что бытовал обычай, по которому несчастных детей (особенно из бедных семей) родители относили к Храму Благочестия, что был рядом с овощным рынком. Сострадательные души несли туда молоко и подкармливали младенцев, пока кто?то из бездетной семьи не решался все же взять их к себе на воспитание. Однако часто эти дети просто умирали, съедались голодными собаками, отдавались в школы гладиаторов или подвергались намеренному увечью, дабы народ охотнее давал им милостыню.

Портрет римлянки. Мрамор. Рим

При несомненной жестокости и чудовищности таких правил, до крайностей чаще всего дело не доходило… Во?первых, всех сдерживали законы. Во?вторых, дети слушались своих родителей, побаивались их и не прекословили. В?третьих, отец и мать, пренебрегшие воспитанием, подвергались осуждению общества, а тяга к добродетели была одним из важнейших правил. В?четвертых, строгости отца уравновешивались материнской лаской и заботой. Жены римлян нередко были довольно образованными, подобно благородной Корнелии, воспитавшей Гракхов. В?пятых, суровое воспитание, которое было сродни спартанскому, делало из римлян настоящих мужчин и воинов. Они, по выражению одного из политиков, вовсе «не будут распускать сопли», когда надо сражаться за родину и выполнять свой долг.

П. Рубенс. Отцелюбие римлянки

Но центром домашнего круга в Риме все?таки оставалась женщина. К женщине ее муж относился бережно и с уважением. Разумеется, при этом возлагал на нее домашние обязанности (выпечка хлеба, прядение, ткачество, уход за одеждой). В свадебной процессии за невестой обычно несли веретено и прялку, символы ее будущих занятий. Невеста обещала разделить все радости и невзгоды мужа, говоря: «Где ты, Гай, там и я, Гайя». Особо ценилась девица?мастерица, чтящая мужа, бережливая хозяйка и верная жена. Такую девушку называли прекрасной женщиной (mulier pulcherrima). Вот что писал по этому поводу нравов один из авторов: «Домашний труд был уделом матроны, потому что отцы семейств возвращаются к домашним пенатам от общественной деятельности, отложив все заботы, будто для отдыха». Впрочем, уже тогда иные из жен знатных римлян стали привыкать к безделью и порокам. Овидий писал, что когда сын царя Тарквиния Гордого и его друзья решили проверить, чем это в их отсутствие занимаются их дорогие женушки, и внезапно нагрянули, то они нашли невестку царя во хмелю и с венком на шее. Затем они идут в дом Лукреции, где «видят ее за прялкой, а на постели ее мягкая шерсть в коробках». Тем не менее первый развод у римлян произошел только через 340 лет после основания города (234 г. до н. э.). Замужняя римлянка (матрона) – это почти полновластная хозяйка дома. Римляне любили детей, хотя даже их отсутствие не разрушало прочности браков. Осуждались и слишком суровые отцы. В ходу была поговорка: «Кто бьет жену или ребенка, тот поднимает руку на самую высокую святыню». Известен случай с консулом Титом Манлием, что во время Латинской войны казнил своего сына, ибо тот «подорвал в войске послушание» (тот ослушался воли отца и сразился вне строя с противником). Когда Манлий возвратился победителем в Рим, его встретили только пожилые люди, а молодежь отшатнулась от него как от зачумленного.

Пахарь

Под стать этому было и общественно?политическое устройство раннего Рима. Во времена Республики римлянин?земледелец (их было большинство) входил в систему общины. Та имела общественные земли, имущество, культы, выборных магистратов. Римлянин не только чувствовал себя гражданином Республики, но и был в какой?то степени совладельцем ее территории и хранителем ее славы. Власть над землей и страной находилась в руках гражданского коллектива. Он получал выгоды как от аграрных законов, так и от победоносных войн, получал наделы, выгоды от эксплуатации провинций, принимал участие в дележе добыч.

Роспись гробницы Охоты и Рыбной ловли в Тарквинии

Одним словом, римлянин чувствовал себя хозяином в своей стране. Поэтому он очень серьезно относился к выполнению своей гражданской, военной, административной или законодательной миссии. Римский народ, живущий согласно традициям коллективизма, был крепок духом. Тогдашний Рим представлял собой прочное, как казалось, единство общества и личности. Формула «singuli et universi» признает, что universi как раз и состоит из singuli. Римский народ представлял собой сплоченное единство, в котором каждый должен был играть свою роль «на мировой сцене». И крайне важным по древнерим?ским понятиям было правило, которое отдает приоритет коллективному перед индивидуальным. Ментальность раннего Рима тут резко противостоит ментальности Греции и будущего капиталистического общества. Видимо, так до недавнего времени ментальность бывшей России противостояла ментальности Запада, где каждый сам за себя. Эта традиция нашла выражение в катоновско?цицероновской концепции «блага государства». Конечно, далеко не всем нравились уравнительные, коллективистские порядки. Скажем, греки даже пытались очернить историю раннего Рима и Италии. Они говорили, что Ромул, основавший город, руководил сбродом, утверждали, что Антенор и Эней были предателями Трои, доказывали всю несостоятельность притязаний римлян на их происхождение от Энея. Многие люто ненавидели Рим и уповали на Карфаген. В свою очередь многие римляне презирали нравы и взгляды греков. Как пример негативного отношения стал бранная кличка «грек» и «философ», обращенная к Цицерону. И все ж республиканский Рим имел добродетели, которыми не могла похвастаться Греция. Среди римских добродетелей Полибий назвал: мудрость решений, совершенство политического строя Рима, способность делать то, что важно и полезно для страны в войне, труде, справедливое распределение наград и наказаний, соблюдение обычаев и законов, верность клятвам и долгу, вера в религию, неподкупность, скромная жизнь, тяга граждан к общей выгоде и т. д. Кстати, понятие «добродетель» (pietas) даже не имела греческого эквивалента.

Брут Древний – легендарный родоначальник Брутов

Прежде чем «воспевать хвалу» цезарям, вспомним, что народ Рима положил конец царской власти, решительно изгнав последнего Тарквиния (508–507 гг. до н. э.). За его жестокость и презрительность, проявленные в отношении народа, люди иронично прозвали его «Гордым». Известно, что он был этруском. По поводу восстания и изгнания царя, ненавистного Тарквиния Гордого, Моммзен написал: «Предание совершенно правдоподобно указывает следующие причины восстания: что царь не совещался с сенатом и не пополнял его личного состава, что он постановлял приговоры о смертной казни и о конфискации, не спросивши мнения советников, что он наполнил свои амбары огромными запасами зернового хлеба и что он не в меру обременял граждан военной службой и трудовыми повинностями; о том, как был озлоблен народ, свидетельствуют: формальный обет, данный всеми и каждым за себя и за своих потомков, не терпеть впредь более царя, слепая ненависть, с которою с тех пор относились к слову «царь», и главным образом постановление, что «жертвенный царь»… не может занимать никакой другой должности, так что этот сановник сделался первым лицом в римском общинном быту, но вместе с тем и самым бессильным…» История, как мы видим, полна примеров поиска народами наиболее совершенных форм государственного устройства. Наряду с Афинами и Спартой Рим явился, если угодно, «одним из патриархов» государств европейского типа. Отметим, что эти государства всегда стремились (в тех случаях, когда это оказывалось возможно) ограничить власть всех аристократов, олигархов, тиранов, царей, цезарей и т. д.

Неизвестный патриций

После изгнания последнего царя, Тарквиния Гордого, Рим принял республиканский образ правления. Основоположниками республики были Юний Брут и друг народа Валерий Попликола. Функции царской власти тогда же были поделены между двумя консулами, которые командовали ополчением, созывали сенат, вершили суд и священные обряды. Они носили тогу, обшитую пурпурной каймой. Их власть за городской чертой была неограниченной, в городе же была обусловлена строго определенными нормами. В военные времена власть передавалась диктатору (и то лишь на полгода). Религиозные функции возлагались на жреческие коллегии. Конечно, борьба за власть между слоями общества не утихала. Это стало ясно в результате обострения споров патрициев с плебеями (хотя содержание понятий «патриций» и «плебей» со временем менялись). В Италии имела место политическая революция. Она изменит характер внутренней и внешней жизни римлян. Традиция приписывает ее Сервию Туллию, шестому римскому царю (всего было 7 царей). Он создал конституцию, гражданскую милицию, пехоту, кавалерию. По словам историков, этот сын рабыни сумел искупить незаконность воцарения «мудростью реформ». В чем же состояла их мудрость? В результате реформ римский народ разделился по имущественно?территориальному признаку на 5 классов. Каждый класс (или триба) обязан был выставить определенное число войск (центурий). В собраниях главенствовали богатые и знатные (из 193 они имели 98 центурий, ремесленники и музыканты – 4 центурии, а пролетарии – всего 1 центурию). По словам Цицерона, в результате этих реформ «голосование покоилось не на перевесе большинства (массы, multitudo), а на богатстве (potestas locupletium)».

Этрусско?римская армия VI в. до н.э.

Особо стоит остановиться на борьбе плебеев с патрициями в Риме. Патриции (от pater, отец семьи) были господствующим и привилегированным сословием. В раннем Риме так называли и членов сената, высшего органа государства. Они пользовались всеми правами, избирались в сенат, служили в армии (в коннице или тяжеловооруженной пехоте), имели большие земельные наделы, заполняли маги?стратские должности. Плебеи, как правило, находились вне общества, были лишены гражданских прав, хотя и считались (в отличие от рабов или клиентов) юридически свободными. Значительную их часть представляли пришлые люди. Они обрабатывали землю, занимались торговлей и ремеслами. Целью их борьбы с патрициями являлось обретение политических прав и получение собственной земли. Борьба эта была долгой и тяжелой, а порой и кровавой. До середины VI в. до н. э. плебеи считались чужеродным элементом в Риме. Их не допускали даже к службе в армии. По мере усиления Рима и проведения им агрессивной политики власть стала нуждаться в расширении военных сил. Она вынуждена привлечь плебеев в ополчение. После реформ Сервия Туллия их включили в гражданскую общину. В начале V в. до н. э. они уже составляли основу армии, где все командные посты занимали патриции. Но вооруженный народ имел больше оснований быть услышанным и патрицианской властью. Плебеи стали активнее добиваться законных прав (ведь теперь они проливали кровь за национальные интересы). Нередко страсти накалялись и плебеи покидали Рим, удаляясь на Священную гору, угрожая основать новый город (secessio – уход, удаление).

Карта Италии и прилежащих островов. VIII–III вв. до н.э.

Без составлявших большую часть вооруженных сил плебеев Рим существовать не мог. Патриции вынуждены были идти на уступки. Тогда была создана новая магистратура (должность) народных трибунов (494 г. до н. э.). Плебеи получили право приостанавливать решения патрицианских магистратов. Им достаточно было произнести одно слово – veto («запрещаю»). Спурий Кассий предложил раздать нуждающимся плебеям завоеванные земли, но его аграрный закон не прошел. Патриции обвинили его в стремлении к царской власти и казнили (486 г. до н. э.). И все же плебеи сумели настоять на своем… Так, в 454 г. до н. э. по предложению народного трибуна Ицилия земли на Авентине (в то время пригороды Рима) были поделены между беднейшими гражданами. Под давлением плебеев были приняты и знаменитые «Законы XII таблиц», зафиксировавшие права патрициев и плебеев (449 г. до н. э.). Были подтверждены: неприкосновенность личности народных трибунов, право апелляции осужденного патрицианским магистратом на смерть или телесное наказание к народному собранию, и, что особенно важно, решения плебейских собраний получили силу закона, обязательного и для патрициев. А через пять лет законным признан брак плебеев с патрициями (444 г. до н. э.), что открывало плебейской верхушке Рима доступ в высшее общество. В 300 г. до н. э. приняты законы, допускавшие плебеев в жреческие коллегии. В итоге верхушка плебса объединилась с патрициями, образовав новое сословие – нобилитет (от nobilis – лучший, знатный). В основном эти владельцы земли и рабов и пополняли сенат, избирались на важные государственные должности.
К III в. до н. э. римско?италийское общество заметно изменилось. Прежде всего выросло число римских колоний. Республика территориально заметно расширилась (130 тыс. кв. км). Наблюдался и постоянный экономический рост. Усилилась роль плебейского элемента в общественной жизни. В 400 г. до н. э. плебей впервые избран на высшую должность военного трибуна, а в 376 г. до н. э. состоялось уравнение прав патрициев и плебеев. В результате в сенате и во власти стали чаще появляться так называемые «новые люди» (homines novi). Разумеется, все эти процессы нашли отражение в сфере имущественных отношений. Войны давали капитал, а капитал устремлялся на приобретение земель и угодий. При этом хлеборобы нередко вытеснялись со своих земель на худшие, а их места занимали плантации фруктовых, огородных, птицеводных, молочных, прочих хозяйств. По словам Р. Виппера, этот завоевательный путь римского капитала, по сути, и стал «первым шагом к объединению Италии»… Рим встал на путь дальнейшей экспансии.
Значение столицы в жизни страны возрастало… При этом между интересами города и деревни все чаще стали возникать острые противоречия. Вот что писал об участии населения Рима в эксплуатации остальной Италии историк Полибий: «Очень много работ, пошлин и аренд сдаются цензорами на торгах, во?первых, заготовка и починка общественных сооружений, которых так много, что трудно и пересчитать их, затем взимание сборов с речного провоза, ввоза в портах, с садовых плантаций, с рудников, с хлебных полей, одним словом, со всего того, что досталось во власть римлян; во всем этом участвует весь народ, так что можно сказать, нет ни одного человека, который бы не вложил в эти аукционы своего капитала и не получал барыша с откупов…» Все это говорит о наличии достаточно широкой народной базы у «римского капитализма». Источники указывают и на разного рода «сберегателей». Речь идет о среднем и даже о мелком люде, что хотел получать прибыль от военных поставок, постройки дорог, от плантаций и заводов, и вынужден был доверять свои доли оперирующим компаниям (как мы доверяем наши личные средства иным нашим банкам, например «Сбербанку»). Этот plebs urbana (городской плебс) уже никоим образом не походил на старое нищее плебейство (или plebs rustica). Если первые уже были мелкими капиталистами, то вторые – класс пролетариев, то есть безземельных вольнонаемных батраков, беднота. Вместо старого деления возникла новая элита, нобилитет (nobiles), куда вошли, причем в изрядных числах, многие вчерашние плебеи, недавно разбогатевшие.

Градоправитель Рима Гай Целий Сатурнин Догмаций

Важную роль в управлении играли демократические институты власти, а точнее, приоритет законов Республики. Первые консулы (высшие должностные лица в римском государстве в период Республики) были избраны в 510 г. до н. э. после изгнания Тарквиния Гордого. На них перенесли всю царскую власть, за исключением жреческих обязанностей. Чтобы не допустить узурпации власти одним, избирали двух консулов. Их лидерство в списке определялось жребием. Те комплектовали консульскую армию, назначали офицеров, военных трибунов, председательствовали на войне, вели хозяйство своей армии (даже имели право чеканить монету). Консулы имели двойную власть – военную и гражданскую. Если им сопутствовал военный успех, их награждали титулом «император» и удостаивали высокой чести – триумфа. Будучи носителями гражданской власти, консулы созывали Сенат и народные собрания, вносили на их обсуждение различные законопроекты и предложения, председательствовали в народных собраниях и руководили выборами. Весьма важным было то, что они же были главными исполнителями постановлений Сената и народа. Иначе говоря, то, что Сенат и народ вместе с консулами пожелали, они должны были исполнить. Там, в Риме, не было глупого и подлого раздвоения: когда одни вольны высказывать любые идеи и предложения, совершенно не отвечая за их последствия, не думая о том, что они сболтнут в качестве оппозиции с трибун. Ныне в России, как это ни парадоксально, может сложиться (конечно, в самых общих чертах) ситуация, чем?то близкая периоду республики в Риме, если народ и родина будут вместе. Внешними знаками консульской власти служили: тога с пурпурной каймой, курульное кресло, 12 ликторов. Ныне вместо тоги – костюм, вместо курульного кресла – президентский кабинет, вместо 12 ликторов – кортеж 1200 охранников.
Другие важнейшие должности в Рим?ской империи – это преторы, цензоры, эдилы, квесторы, трибуны. Римские преторы были высшими руководителями судопроизводства, а впоследствии правителями римских провинций (по?нашему губернаторы). Должность претора учреждена для патрициев в 366 г. до н. э. Тогда же консульство стало возможным и для плебея, а из ведения консулов изъяли судебную власть. Претор исполнял функции консула при его отсутствии в Риме. Интересно, что власть преторов в провинции могла быть в дальнейшем продолжена на год (пропретор). Служба определялась так: один год – в Риме и один год – в провинции, после истечения годичного срока службы. С 242 г. до н. э. их было двое, но затем в связи с ростом числа провинций выросло число преторов и пропреторов (до 16). Провинции они получали по жребию. Вступив в должность, каждый претор объявлял эдикт, то есть свод основных законоположений, которыми он намерен был руководствоваться. Знаки отличия те же: пурпурная тога, кресло и от 6 до 2 ликторов. Место их пребывания – на Форуме или же кое?где – в трибунале.

Ликторы. С рельефа колонны Марка Аврелия в Риме

С точки зрения осуществления интересов народа особенно важная роль в Риме отводилась эдилам и трибунам. Эдилы – полицейские чиновники (типа наших прокуроров или милиции). Они подразделялись на две группы: плебейские эдилы и курульные эдилы. Плебейские эдилы были помощниками народных трибунов и считались неприкосновенными. Их должность была учреждена в 494 г. до н. э. вместе с народным трибунатом. Их было двое, и избирались они плебеями из плебеев же (под председательством народных трибунов). Никаких внешних знаков отличия, как и трибуны, они не имели. А вот двое курульных эдилов избирались вначале только из числа патрициев, но затем и среди них появятся плебеи… Курульные эдилы по рангу считались выше плебейских эдилов, в их число обычно входили состоятельные и богатые граждане, так как они должны были нести немалые расходы по выполнению своих обязанностей. Им полагались пурпурная тога и курульное кресло. В их обязанности входило: наблюдение за общественным благоустройством в Риме и окрестностях, решение вопросов с продовольствием, присмотр за состоянием городских зданий, улиц, площадей, а также устройство общественных игр. А вот главными представителями и охранителями интересов плебса считались народные трибуны. Это – высшие чины плебса, считавшиеся неприкосновенными и, что любопытно, неответственными. В их прямые обязанности входила защита интересов плебеев от посягательств на них патрициев, богачей, должностных лиц. Тот, кто хотел найти защиту от самоуправства упомянутых групп, шел и обращался к народному трибуну. Это в эпоху античности была своего рода служба спасения для простого народа . Поэтому они не могли отлучаться из Рима на целый день. У нас ранее такой службой являлся прокурорский надзор – контролеры народа .

Дом в Помпее (реставрированный)

Их дом должен был быть открыт для любого нуждающегося в их помощи (даже в ночное время). Должность народных трибунов учредили в 494 г. до н. э. после первого удаления плебеев на Священную гору. Число трибунов росло, достигнув в 457 г. до н. э. десяти человек. Избирались народные трибуны плебсом только из свободнорожденных плебеев, что, конечно, ограничивало возможности остальных представителей плебса (из числа не римлян). Трибун был наделен немалой властью и ответственностью. В случае если народ не был согласен с тем или иным решением правящей римской элиты, народный трибун мог наложить на эдикт или решение вето. Он мог опротестовать решение должностных лиц, включая решения сената. Трибун мог подвергнуть аресту или денежному штрафу всех противодействующих ему лиц. Это была важная функция власти. Фактически все должностные лица (кроме диктатора) в той или иной степени подконтрольны народным трибунам. Трибун имел право созывать плебейские собрания, председательствовать на них и выносить на обсуждение народа важные предложения. В дальнейшем право их расширилось: стало включать право внесения предложений в сенат, право высказываться по важным для народа вопросам. Случалось, что представители плебейской власти злоупотребляли своим положением (по мере усиления влияния). В целом власть народного трибуна носила все же скорее пассивно?наблюдательный характер.
Таких вожаков впоследствии назовут «демагогами». Трибунская власть имела силу только в черте города и могла быть оспорена только протестом коллеги по должности, то есть занимающим аналогичный пост народным трибуном. Важную роль играли и квесторы («quaesitores» – «следователи»), вначале бывшие помощниками царей. Они выступали судьями по уголовным делам, а затем помощниками консулов. Квесторы в дальнейшем получили право надзора за государственной казной и стали казначеями. Как видим, вся система власти республиканского Рима была устроена таким образом, что, во?первых, гарантировала государству надежную заменяемость всех высших должностных лиц – в том числе консулов, имевших ограниченный срок своих полномочий (вспомним и девиз сталинской эпохи – «Людей незаменимых нет»), во?вторых, система была демократичной (институт народных трибунов, право вето на любые решения высшей власти), в?третьих, она была достаточно прочной, но одновременно и гибкой. В частности, в случае если государство попадало в чрезвычайные обстоятельства (смута, война или, как это имеет место в России, потеря лица власти), оно вводило пост диктатора.

Городские ворота в Тревироруме

Вершиной властной пирамиды считался народ. В республиканский период власти руководили общиной, опираясь на волю народа . Народу принадлежала: а) власть законодательная – право издавать законы; б) власть судебная – право производить суд; в) власть избирательная – право избрания магистратов; г) власть разрешающая – в вопросах о войне и мире. Решения народа по пунктам а) и г), как имевшие силу закона, назывались «законами народа» или «народными повелениями». Народ, как носитель верховной власти, был облечен известным величием, и преступления против общины рассмативались как оскорбление величия Римского народа. Перед народным собранием склонялись все фасции (пук прутьев с секирой, символы верховной власти). Их несли ликторы. Все магистраты, присутствующие в собраниях, изъявляли покорность «воле народа». Свои права народ осуществлял в народных собраниях, обычно в так называемых комициях (от лат. – «сходиться»), то есть в созываемых собраниях полноправных граждан, руководимых имевшим на это право должностным лицом (например, консулом или претором). На этих комициях (куриях, центуриях, трибах) важные вопросы решались посредством подачи голосов. Право же участия в комициях и подачи голоса имели все римские граждане (обладавшие правом голоса), где бы они ни находились – в Риме, провинции или в колонии. Таковы были полномочия народа.

 






Дата добавления: 2016-07-29; просмотров: 916; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2018 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.019 сек.