ТЕРМИНЫ СВОЙСТВЕННОГО РОДСТВА 12 глава

Остаются менее доказуемые объяснения: этимология И. Левенталя[923], поддержанная И. М. Коржинеком[924]: *snuso-s = 'кормление молоком матери' < 'кормилица детей', 'сноха, невестка', ср. др.-инд. snāuti 'выпускает молоко', лат. nutrix 'кормилица', далее — датск. snør, шведск. snor 'Rotz' < герм. *snuza-, формально тождественное греч. νυός и др. Ф. Мецгер[925] видит в и.-е. *snuso-s распространение древней местоименной основы *se-: и.-е. *se-nu-, se-ni, s-n-t-r 'отдельно, уединенно'; к и.-е. *snuso-s он относит тохарск. A snasse 'родственник'. В. Поляк рассматривает слав. snъxa, лат. nurus и другие близкие названия снохи в ряду заимствований из языков Кавказа и Передней Азии, ср. лазск. nusa, мингрельск. nosa, nis 'сноха, невеста'[926]. Вряд ли можно согласиться с таким объяснением, учитывая широкую распространенность и.-е. *snusos также в языках, далеких от влияний кавказских языков. Этимология и.-е. *snusos проще объясняется на индоевропейском материале. Включение этого слова Вацлавом Поляком в круг вопросов, связанных с проблемой лексикальных соответствий между славянскими и кавказскими языками, представляется непродуманным в методологическом отношении, поскольку в слав. snъxa мы имеем несомненно индоевропейское наследие. С другой стороны, древность индоевропейских форм, в том числе в близких Кавказу географически индо-иранских языках, делает вероятной другую возможность — заимствование перечисленных кавказских слов из индоевропейских языков, что, однако, не относится к теме нашей работы.

Слав. snъxa правильно продолжает и.-е. *snusщ-s, если не считать вторичного аналогического перехода в -а-основу, через *snusa с закономерным переходом s>x после и в славянском[927].

Слав. snъxa с древним окситонным ударением (ср. русск. сноха) сохранило место ударения и.-е. *snusó-s, которое нам известно на основании закона Вернера. Согласно последнему, герм.*snuza- (др.-в.-нем. snura, др.-исл. snor, др.-англ. snoru) < и.-е. *snuso- при условии, если ударе-ние падает на слог после согласного, в данном случае z[928].

Болг. снаха обязано своим вокализмом влиянию сербск. снаха (при исконном болг. снъха). Тем же влиянием объясняется чешск. snacha[929] (в то время как в польском языке есть фонетически правильное sneszka), в противном случае непонятное, хотя пути этого влияния недостаточно ясны. Сербск. диал. snaja образовано в условиях выпадения х (h) по форме дат.-местн. п. ед. ч. snai (snaii)[930].Подробности фонетического развития слав. snъxa и этимологические связи и.-е. *snuso-s выяснены почти бесспорно. Этого нельзя сказать об исторических условиях образования данного индоевропейского названия. В частности, не совсем ясно, считать ли вместе с А. В. Исаченко[931], что и.-е. *snuso-s восходит еще к кросскузенному браку матриархата, а следовательно обозначает не только 'жену сына', но и 'племянницу' 'кросскузину' сына, или считать, что описанная древняя форма брака еще не создала условий для специальных названий 'зять', 'сноха', поскольку соответствующие брачные отношения легко укладывались в понятие 'племянник', 'племянница'. Тогда необходимо будет заключить, что термин *snuso-s возник несколько позже собственно кросскузенного брака, уже как термин свойстненного родства.

В роли названия снохи было также использовано слав. nevesta, nevestъka, в отдельных славянских языках даже вытеснившее слав. snъxa, как, например, в украинском[932].

Прочие названия: др.-чешск. chyra, чешск. svagrovd 'свояченица', 'жена брата', немецкого происхождения, ср. нем. Schwager, Schwägerin, н.-луж. swagrnica (диал.) 'невестка, золовка, свояченица' того же происхождения; болг. булка 'невестка, сноха, жена брата, свояченица', буля то же, местный термин, связанный со свадебным обрядом, ср. було 'фата, свадебное покрывало'.

Особым древним названием снохи обладает балтийский, не знающий и.-е. *snuso-s: литовск. marti, -cios, также jaunamarte,-es[933], латышск. marsa то же. Из балтийского это слово заимствовано западно-финскими языками: morsja[934]. Этимология балтийского слова неясна: вряд ли вероятны сближения с греч. δάμαρ через *dmorti (ср. критск. Βριτόμαρτις) или с герм. *bruđi. Скорее сюда относится крымскоготск. marzus 'nuptiae'[935]. Может быть, литовск. marti является производным с суффиксом -tia: *mar-tia (ср. латышск. marsa) к mer-ga 'девушка' (с другим суффиксом). Затем оно могло преобразоваться по употребительному pati,-cios 'сама, жена'.

Деверь

Слав. deverь: ст.-слав. дhверь 'δαήρ, levir', др.-русск. дhверь "levir, δαήρ брат мужа', деверiе, собир., 'leviri', русск. деверь, диал. д'ив'ьр, д'ев'ир[936], укр. дiвер 'деверь, мужнин брат', дiверка 'жена деверя', белор. диал. дзевярь[937]с отличным значением 'муж сестры', польск. dziewierz 'brat meza, szwagier', dziewierka 'szwagierka', в значительной степени вытесненные новыми словами szwagier, szwagierka[938], др.-польск. dziewierz, dziewior 1. 'брат мужа', 2. 'отец мужа, свекор', словацк. dever 'брат мужа', deverina, deverinka, deverkyna 'сестра мужа, золовка', сербск. дjёаер, ђeвep 'брат мужа', болг. девер 'брат мужа, деверь', 'дружка', сюда же производные болг. деверньов син, деверньова дъщера 'племянник и племянница по брату мужа, деверю'[939].

Слопо имеет общеславянский характер. Лучше всего оно сохранилось в восточных и южных славянских языках, в то время как в западных оно в основном вытеснено.

Слав. deverь имеет ряд индоевропейских соответствий, ср. родственные и тождественные по значению лат. levir, греч. δαήρ, др.-инд. dēvdr, др.-в.-нем. zeihhur, арм. taigr[940]. Формы греч. δαήρ< *δαιFηρ, слав. deverь, др.-инд. dēvdr позволяют предположить общую форму *dāiuēr. Лат. levir объясняют местной италийской заменой и.-е. *d сабинским l[941], достоверно известной для начала слова lacruma : греч. δάκρυον : нем. Zühre 'слеза', и преобразованием конца основы *dēver, *lēver no vir 'муж'. Что касается литовск. dieveris, латышск. dieveris, они объясняются также как заимствование из слав. deverь[942](подробно — ниже).

Если о литовск. -ie-, латышск. -- в этих словах возможны различные суждения[943] (< балт. ai, ср. литовск. sniegas, слав. snegъ), то конец основы (-ris) определенно отражает слав. -rь. Сбивчивые показания форм косвенных падежей (литовск. род. п. ед. ч. dievers, также dieveries)[944] говорят о воздействии на слово -i-основ и согласных -r-основ. Попытка рассматривать литовск. dieveris и слав. deverь как родственные формы[945] менее убедительна.

Вместе с тем возможно, что и в случае с и.-е. *dāiuēr балтийский представляет весьма важный дополнительный материал. Известно, что, кроме названных выше форм, литовский язык имеет старое исконное laiguonas, laigonas, laigunas, правда, в значении 'брат жены, шурин'[946]. Что касается измененного значения, то это видоизменение могло развиться вторично уже в литовском.

Вследствие близости значения и несомненной древности литовск. laiguonus можно поставить вопрос о его этимологической связи с и.-е. *daiuer, слав. deverь, если предположить литовск. daiguonas. Довольно трудно указать при этом причины перехода d>l: то ли этот переход был осуществлен в плане признаваемого некоторыми учеными редкого чередования зубного и плавного согласных в начале слова в индоевропейском (ср. отношение *tout- (в италийском и др.): *leud-, слав. ljudьje), то ли здесь проявилась тенденция избежать ассоциации с группой лит. is-daiga 'шутка, шалость'. Другая оригинальная особенность литовск. laiguonas — наличие -g- — интересным образом перекликается с такими старыми индоевропейскими диалектными формами, как др.-в.-нем. zeihhur (< герм. *taikuraz с герм. k = и.-е. *g), арм. taigr. Возможно, что образование g в известных условиях здесь произошло еще в индоевропейском языке фонетическим путем, поскольку случаи „усиления" и путем развития перед ним g > gu известны различным индоевропейским языкам. В данном случае наличие герм. *taikuraz не имеет характера специально германского процесса, называемого "Ver-schärfung"[947]. Что касается вокализма, дифтонг в корне laiguonas точно соответствует и.-е. *duiuer, слав. deverь. Если вероятно вышесказанное, то литовский язык сохранил в laiguonas производную форму от индоевропейского названия деверя[948].

Как показал И. Миккола[949], так называемое Verschärfung j > ddj, w > ggw в германских языках представляет известную аналогию закону Вернера в том смысле, что оно имеет место перед ударяемым слогом и отсутствует после ударяемого слога. Позволим себе использовать эту теорию в нашем случае. При русск. деверь, известно ударение δαήρ, санскр. devār, герм. *taikuraz (ср. др.-в.-нем. zeihhur). Наличие Verschärfung в германских словах также подтверждает древность ударения и.-е. *daiuēr. Следовательно, ударение déverь, русск. дéверь не исконно, оно сменило более древнее *devérь. Литовск. dieveris, вин. п. ед. ч. dieveri отражает именно позднюю парадигму с подвижным ударением русск. дéверь — мн. ч. деверья, деверьёв, а не более древнее *deverь с постоянным ударением на основе, что также говорит скорее о заимствовании балтийских слов из славянского.

См. еще о слав. deverь этимологические словари Э. Бернекера[950], А. Преображенского[951], А. Брюкнера[952], М. Фасмера[953].

Прочие славянские названия деверя: болг. драгинко 'деверь, младший брат мужа'.

Золовка

Слав. *zъ1у: ст.-слав. зълъва, русск. золовка 'сестра мужа', диал. золва (иркутск.), золвица (тверск.), золовка, золва, золвица 'братнина жена, невестка' (олонецк.), золовка 'сестра жениха, сестра мужа' (холмогорск.)[954], укр. зовиця 'золовка, мужнина сестра', ныне малоупотребительное[955], словацк. zolva, zolvica 'сестра мужа', 'жена сына, брата, невестка', словенск. zelva, zelvica, zolva, zova „die Mannesschwester", сербск. заова, зава, заовица 'золовка', болг. злъва, зълва 'сестра мужа', с диалектными разновидностями злва, злъва, золва, зъlва[956].

В современных славянских языках слово представлено далеко не полно. Так, почти все западные языки его забыли. Из восточнославянских оно сохранилось в русском языке лучше и шире, чем в украинском. Слав. зъ1у— старая -ū- основа женского рода, как и svekry, расширявшаяся аналогичным способом: зълъва, далее — русск. золовка, ср. свекрова, сербск. свекрва, русск. диал. свекровка, с той лишь разницей, что для названия золовки нигде не сохранилась древняя форма наподобие русск. диал. свекры.

Слав. zъly связано с родственными индоевропейскими словами, восходящими к форме *gelou-s: греч. γάλως, лат. glos, арм. tal, calr — все с хорошо сохраненным значением 'золовка, сестра мужа'. Ср. также (глоссовое) фриг. γέλαρος ’αδελφου γυνή, т. е. 'жена брата, невестка'[957]. И.-е. *glou-s имеет этимологию, выдвинутую в свое время Асколи[958] и принятую Вальде — Покорным, суть которой (по Асколи) сводится к тому, что лат. glos, греч. γάλως происходят от γαλ, γελ 'веселиться', ср. индийские термины nanāndr, nandinī < nand 'веселиться'. Эта формально допустимая этимология в сущности недоказуема. Надежные семантические аналогии, какие известны, например, для ряда случаев использования корней 'вязать, связывать' при обозначении родства, здесь отсутствуют. Без таких аналогий налицо остается только фактическое глубокое различие значений, почти совершенно обесценивающее фонетическое сходство.

Слав. *zъly, -ъve < и.-е. gelou-s с закономерным развитием -у(u)-основы в славянском[959]. Во всяком случае в ст.-слав. зълъваи других формах на -va нельзя видеть что-либо большее, чем вторичное расширение древней -u-основы. Было бы неосторожно прямо сопоставлять эти славянские новообразования с греч. γαλόως и другими индоевропейскими формами[960]. Древность и общеславянский характер формы *zъ1у, -ъve, ст.-слав, зълы, -ъве подчеркивает Р. Брандт[961]. Он отмечает, что ст.-слав. злъва не существует, реальна лишь форма ст.-слав. зълъва, что подтверждается и фонетическим развитием сербск. заова (злъва дало бы *зyвa)[962].

Прочие славянские названия золовки: сербск. диал. (обращение) госпо, дивна, дуња, златка-[963]болг. диал. (Драмско) биркуша 'золовка во время свадьбы,[964], лельки (Малко-Търново) 'золовки'[965]; целый ряд названий золовки приводит Н. Геров[966]: калина, малина, хубавка, ябълка, дунка. Литовский язык имеет особое название mosa 'золовка' < mote, motina 'мать'.

Слав. *jetry 'жена брата мужа'

Др.-русск. ятры, -ъве 'невестка, жена брата', русск. устар. диал. ятровь, ятрова, ятровка, ятровья, ятровица 'жена деверя', 'жена шурина', 'жена брата (деверя)', ятрови 'жены братьев между собою', ятровья 'свояченица', ятроука 'невестка'[967], гдовск. утровка с результатом чередования носовых о: е, ср. ятры, >тры[968]. Все эти старые названия отживают в русском языке, употребляются сбивчиво, их старое терминологическое значение забывается, сами они уступают место новым, ср. владимирск. сношеницы 'жены братьев'[969]. Ср. далее, укр. ятрiвка 'свояченица, невестка, жена деверя', почти вышедшее из употребления[970], атра 'невестка'[971], белор. ятровка 'жена братняя, невестка'[972], ятроука[973][точнее — ятроука.О. Т.], др.-польск. jatrew 'жена брата'[974], чешск. стар, jatrev 'manzelka svakrova'[975], сербск. jetrva 'die Schwägerin, leviri uxor', диал. jetrva[976], болг. emъpвa 'золовка, невестка', макед. диал. jentrava, entrawa 'жена брата'[977].

Родственные формы ряда индоевропейских языков указывают на общеиндоевропейское *ienəter, которое в части индоевропейских диалектов сохранило свое срединное ə (например, в греческом языке), в других — последовательно его утратило, что типично для балто-сла-вянского. Совершенно аналогична фонетическая судьба и.-е. *dhughəter: греч. θυγάτηρ, но балто-слав. *dukter, готск. dauhtar. Правильным славянским продолжением и.-е. *ienəter- после падения ə в середине слова было бы *jeti, ср. matt, *dъt'i. Но эта форма еще в общеславянскую эпоху испытала сильное влияние конца основы слав. svekry[978], столь близкого семантически: svekry мать мужа' — jetry 'жена брата мужа', затем часто — 'невестка'. Правильные формы сохранил балтийский, ср. литовск. jente, -es 'невестка, жена брата', jente, -ters, ср. ст.-литовск. inte, тоже с очевидными нарушениями древней согласной -r- парадигмы; с различными местными вариантами развития основы: латышск. ietal'a, также ietere, куршск. jentere[979]. Есть случаи контаминации, ср. литовск. zente < jente под влиянием zentas[980]. Возможно, такого же происхождения ст.-литовск. gente 'Schwägerin, Mannes Bruders Weib', находимое в литовско-немецких словарях XVIII в.[981], причем вовсе не обязательно видеть в g (gente)старое графическое изображение j, поскольку слово лучше объясняется как контаминация jente и gentis 'родственник'[982]. Во всяком случае ввиду совершенно недвусмысленного значения, зафиксированного словарями (gente 'Mannes Bruders Weib'), трудно согласиться с Ф. Шпехтом[983], что „это gente не имеет ничего общего с jente".

Прочие родственные индоевропейские формы: др.-инд. yātar- 'жена брата мужа'[984], греч. ένατέρες, είνάτερες, лат. janitrices 'жены братьев', арм. ner, nēr "жены братьев или жены одного и того же мужчины', фригийск. вин. над. ед. ч. ιανάτερα[985].

Надо признать, что этимология и.-е. *ienəter, слав. jetry нам неизвестна. Имеющиеся этимологические исследования этого слова вообще не предлагают, даже в форме гипотезы, какое-нибудь этимологическое решение вопроса о происхождении слова, идущее дальше сопоставления родственных форм и определения общей исходной формы. Асколи[986] предполагал для индоевропейского слова исходную форму *anyatarā 'одна из двух'. Но кроме того, что эта форма фонетически не соответствует закономерной исходной форме и.-е. *ienəter (см. выше), предположенное Асколи значение свидетельствует о весьма смутном представлении, которое имел ученый о соответствующих семейно-родо-вых отношениях. Почему именно „одна из двух?" — фактические данные об остатках родового строя на Балканах лишают эту этимологию семантической основы, ср. из болгарской песни: „Нъмери Jaнкъ хоръ задружни: свекър, свикърва, девик' девир'ъ, седим итърви, чётири вълви"[987].

Слав. šurь и прочие

Др.-русск. шуринъ 'брат жены', шуричь 'сын шурина', шурия 'шурья, братья жены', русск. шурин 'брат жены', укр. шуряк, польск. устар. szurzy, вытесненное новым заимствованным szwagier[988], др.-польск. szura, szurzat szurzy, др.-сербск. шоура, сербск. шура, шурак[989], болг. шурей 1. 'шурин', 2. 'деверь', шурнайка (областное) 'свояченица, сестра жены', диал. surna 'femme du beau-frere'[990].

Наиболее правдоподобна, особенно в свете анализа ряда других названий свойства, этимология слав. surь и родственных слов, принятая Словарем Вальде — Покорного[991]: и.-е. *siəur(io)- 'брат жены' < *sia-'шить', т. е. 'вязать'; сюда, кроме слав. surь и родственных, еще др.-инд. syāla-h 'брат жены' с иной, чем в surь, ступенью корневого вокализма. Этой этимологии следует отдать преимущество по сравнению с менее удачным сближением surь и sve-kъrъ у Э. Бернекера, о чем уже говорилось выше, а также по сравнению с этимологией слова, предложенной X. Педерсеном[992] и поддержанной Э. Френкелем[993]. Согласно мнению этих двух ученых, слав. surь происходит из *seur- с тем же корнем, что и русск. свояк, литовск. диал. savaitinis, тохарск. snasse 'родственник', собств. 'свой', ср. латышск. savrup 'abseits, für sich'. Эта этимология сопряжена, однако, с фонетическими трудностями. Так, нам кажется более надежной старая точка зрения, соответственно которой и.-е. eu > балт. iau, слав. ои(и) ср. литовск. kidutas 'скорлупа': русск. кутать. В то же время surь предполагает не *seur, a *sjour-(*siəur-), которое стоит в отношении количественного чередования к слав. siti, литовск. siuti, и.-е. *siū.

Таким образом, слав. sиrь, русск. шурин является бесспорно древним, индоевропейским словом. Последнему утверждению не противоречит немногочисленность родственных форм в разных языках. Напротив, в его пользу говорит точное терминологическое значение *siəur(io)-, засвидетельствованное славянским и древнеиндийским языками, а также очевидность его этимологических связей. Самостоятельное наличие тождественных форм одного специального термина в разных концах индоевропейского мира говорит о древнем характере индоевропейского названия одного из родственников жены, что весьма ценно как наблюдение, противоречащее теории агнатической семьи у индоевропейцев, согласно которой родственники жены никогда не воспринимались родней мужа как родственники, а только лишь как друзья. На самом деле положение гораздо сложнее и вопрос не может быть решен подсчетом процентного соотношения количества индоевропейских форм с тем и с другим значением[994].

Слав. *svьstь, названия свойства от svоjь
Прочие термины

Рассмотрим довольно значительную, но в целом однородную группу терминов свойства. Эту группу составляют производные от индоевропейского местоименного корня *sue- 'свой', которые являются тем самым наиболее характерными названиями свойства, так как определяют лиц, породнившихся через брак родичей, как своих. В других индоевропейских языках есть много аналогичных названий, произведенных от индоевропейского корня sue‑. Но детали словообразования настолько разнообразны и так расходятся между собой, что у нас есть возможность говорить только об общем использовании индоевропейского корня, в то время как образование происходило независимо, аналогичным путем в разных языках. Так, независимое образование этих названий очевидно для балтийского и славянского языков, о чем подробно — ниже.

В рамках самого славянского можно выделить различные моменты образования соответствующих названий, с отражением различных ступеней корневого вокализма: наряду со слав. *svo-, *svojo- в русск. свояк и родственных, имеется слав. *svь- < *svi- в слав. *svьstь.

Слав. *svьstь: др.-русск. свестъ, русск. диал. свесть, свестка, свесточка 'свояченица, женина сестра'[995], укр. свiсть, -сти 'свояченица', др.-польск. swiesc 'siostra meza albo zony, szwagierka', польск. swiesc 'siostra meza lub zony', диал. swiec 'siostra zony', swieic 'siostra bratowej'[996], словенск. svast 'сестра жены', svest 'сестра жены', 'жена брата мужа', сербск. сваст, свасти 'женина сестра', свастика 'сестра жены'[997], болг. свестка 'сестра жены, свояченица'.

Конец слова не вполне ясен: то ли из *svьs-ti-[998], то ли из *svь-stь. Г. А. Ильинский[999], специально занимавшийся этимологией слова, анализирует его вторым из двух названных способов, причем -siь < *st(h)ā-'стоять', т. е. 'состояние'; *svьstь= 'состоящая в свойстве', ср. также формы *svestь и его же этимологию слова *nevesta, о которой — выше. Нельзя здесь не отметить натяжек, характерных дляэтой, как и для других смежных этимологий Ильинского. Прежде всего, Ильинский с известной долей пристрастия стремится видеть в различных терминах родства с суффиксальным элементом -st-, -sta- равноценные сложения с обязательным значением второй части 'стоящий, состоящий, -ая' Вряд ли это может считаться доказанным, так как для этого нужно показать, что ко времени образования сложения -st- было не словообразовательным формантом[1000], а полнозначной корневой морфемой, еще не утратившей семантическую связь с глаголом stojo.

Может быть, справедливее предположить в слав. *svьstь, *svestь древнее отвлеченное существительное со значением 'принадлежность к своим, свойство', причем -stь выступало в своей типичной словообразовательной функции, с последующим семантическим переносом на отдельное лицо женского пола: 'свояченица'. Примеры подобной конкретизации абстрактных образований известны. Что касается редукции корня (svь- < sve-, svo-), ср. — тоже древнее — ст.-слав. сласть: сладъкъ, наряду со сладость. Мейе[1001] затрудняется объяснить сласть, так как оно противоречит его теории генезиса слав. -ostь < -os + tь.

Русск. свояк 'муж сестры жены', свояченица, диал. своячина, своякиня, свойка[1002], др.-польск. swak, szwak 'szwagier', польск. swak 'свояк', диал. swoiwk 'rodowicz, z tej samej wsi'[1003], прибалт.-словинск. svauk 'Schwager', и.-луж. swak, swack, в.-луж. swak 'Schwager', swakowa, swakowka 'Schwägerin', чешск. svak (устар.) 'свекор по отношению к тестю и наоборот, словацк. svuk, svako 'муж тетки', svakro 'свояк', словенск. svak 'Schwager', svakinja 'Schwägerin', сербск. свак 'муж сестры жены'[1004], болг. свояк, свако 'муж сестры'[1005].

Этимологические связи русск. свояк и родственных совершенно прозрачны, ср. слав. svojь, русск. свой. Ф. Мецгер[1006], изображая историю этих названий как развитие из и.-е. *sewe 'прочь, в сторону', которое лишь впоследствии оформляется как возвратное местоимение, искажает реальные соотношения фактов.

Сюда примыкают аналогичные образования балтийского: литовск. svainis, латышск. svainis 'свояк, муж сестры жены' и другие производные, которые носят самостоятельный, местный характер: балт. *suainia-. Акцентологическая и фонетико-морфологическая характеристика этих производных подробно разработана К. Бугой[1007].

Прочие славянские названия свояка, свояченицы: словенск. pas, pasanec, pasenog 'свояк', pasanoga 'свояченица', сербск. пашанац, пашеног 'свояк', болг. баджанак 'свояк'. Слово заимствовано из тюркского[1008], причем отмечалось, что болг. пашеног взято из тюркско-болгарского[1009], в то время как баджанак— позднее заимствование из османского; попытки Ф. Миклошича[1010], а позднее Г. А. Ильинского объяснить слово как исконнославянское неудачны. Из турецкого же происходит и болг. балдъза 'сестра жены, свояченица'[1011].

У западных славян привилось в этой функции другое недавнее заимствование — из немецкого языка: чешск. svagr, svagrovа, словацк. svager, svogor, svagor, svagorina, svagrinka, svagrina, польск. szwagier, szwagrowa. Эти заимствования распространились достаточно широко, быстро вытеснив общеславянские названия. Их влиянием объясняются различные внешние изменения смежных исконных названий: др.-польск. szwak, чешск. svegruse.

Сюда непосредственно примыкает группа слов, объединяемая интересным слав. svatъ: ст.-слав. свати" 'affinis', сватовьство 'affinitas', сватъ'affinis', сватьство 'affinitas', др.-русск. cвamаmuc# 'породниться через брак детей или родственников', сватитис# то же, сватовьство 'свойство, родство через брак детей или родственников', сватъ 'отец или родственник одного из вступивших в супружество в отношении к отцу или родственнику другого', сватьство 'свойство, родство через брак детей или родственников'; русск. диал. сватовство 'некровное родство'[1012], в то время как в общенародном употреблении русск. сватовство теперь обычно значит только действие от сватать 'просить руки'; укр. сват 'сват, отец зятя или невестки', сватач 'жених', сваха 'мать зятя или невестки', польск. swat 'сват', чешск. svat, svatka 'родители зятя или невестки', диал. starosvat 'сват, в узком значении свадебного персонажа'[1013], словацк. svat 'отец зятя или снохи', svatka 'жена брата', н.-луж. svat 1. 'шафер, дружка', 2. 'всякий родственник обрученной четы', словенск. svat 'сват', дружка', др.-сербск. свать 'affinis', сватвица, сербск. сват 'сват', ceaħa 'сестра снохи', болг. сват 1. 'сват', 2. областное 'родственник', сватовник 'сват', сватовница, сватя, сваха 'сваха'.

Сюда относятся и глаголы слав. svatati, svatiti в значении 'просить руки', ср. русск. сватать(ся), развившие это свое значение из более старого 'родниться, породниться', ср. аналогичное латышск. apsvainuoties 'жениться, породниться'[1014] — к svainis. И уже к упомянутому глаголу в этом значении относится специальное слав. svatьba: русск. свадьба, словенск. svatba то же, н.-луж. swadzba, swajzba то же, чешск. svatba, диал. svarba[1015].

О. Шрадер[1016] правильно объясняет вслед за Ф. Сольмсеном и Ф. Ф. Фортунатовым слав. svatъ из *swo-, ср. греч.Fέτης, литовск. svecias, Вальде — Покорный[1017] объясняют его из *sua-to-s, -t- производного от известного местоименного корня, ср., кроме перечисленных слов, еще авест. xvaetu- 'angehörig'. Старое толкование Миклошича и Лавровского (svatъ < *svojatъ) следует оставить. В общем согласно установившейся точке зрения анализирует в формальном отношении слав. svatъ и Ф. Мецгер[1018].






Дата добавления: 2016-05-31; просмотров: 496; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2017 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.014 сек.