Становление русской государственности

Становление государства является закономерным и прогрессивным этапом в развитии любого общества. Первые признаки государственности отмечаются у восточных славян уже в VI в. Большинство историков определяет, что именно в этом столетии складывается у наших предков государственное образование – «держава волынян». Это было первое из известных по историческим документам политических объединений. Одним из таких объединений был союз племен во главе с Кием (известен с конца V в.). Новгородское летописание сообщает о старейшине Гостомысле, возглавлявшем в IX в. славянское объединение вокруг Новгорода. Восточные источники позволяют предположить существование накануне образования государства трех крупных объединений славянских племен: Куябы, Славии и Артании. Куяба (или Куява), по всей видимости, располагалась вокруг Киева. Славия занимала территорию в районе озера Ильмень, ее центром был Новгород. Местоположение Артании разными исследователями определяется неодинаково (Рязань, Чернигов).

Именно с начала VI в. на Восточно-Европейской равнине в результате миграции славян создаются союзы племен, где еще преобладали кровнородственные отношения. Но к VIII в. объединяющим принципом становится не родственная связь, а общность территории. Неслучайно названия этих союзов чаще всего образовывались от местности обитания: особенностей ландшафта (например, поляне – «живущие в поле») или названия реки (например, мораване – от р. Моравы). По болотистой местности (от «дрягва» — болото) получили свое наименование дреговичи, по рекам — полочане и бужане, племена, расположенные на север от полян, стали называться северяне. Это свидетельствует о том, что в это время у славян территориальные связи уже преобладали над родовыми и что процесс формирования государства становится необратимым.

Таким образом, неоспоримым становится признание того, что Россия одновременно с другими цивилизациями Европы вступила в переходный период к средневековой цивилизации. Но необходимо отметить, что этот переход у восточных славян в масштабах огромной территории проходил длительно и неравномерно. Русский историк С.М.Соловьев писал: «По четырем главным речным системам Русская земля разделялась в древности на четыре главные части: первую составляла озерная область Новгородская, вторую – область Западной Двины, т.е. область Кривская или Полоцкая, третью – область Днепра, т.е. область древней собственно Руси, четвертую – область Верхней Волги, область Ростовская». Специфика речной сети на Восточно-Европейской равнине рассматривается еще со времен Геродота как один из благоприятных геополитических факторов; речная сеть объективно содействовала «…единству народному и государственному, и при всем том речные системы определяли вначале особые системы областей и княжеств».



Благодаря обширной речной сети в VI-VIII вв. активизируется торговля (известны такие торговые пути, как «из варяг в греки», «из варяг в арабы» и т.д.). Торговые пути стали экономической основой для объединения славянских племен, а толчком к объединению стала внешняя опасность. При этом стоит отметить, что и сами славяне участвовали в военных походах. Исторические источники подтверждают военные походы славян в Крым, на острова в Эгейском море, о походах в Византию. Согласно «Повести временных лет», чтобы освободить землю полян от дани хазарам родственник скандинавского (варяжского) князя Рюрика князь Олег с дружиной отправился на юг и подошел к Киеву, где княжили Аскольд и Дир. Олег хитростью выманил их из города, убил и захватил Киев, сделав его своей столицей. Согласно летописи, он назвал Киев «мати градом руським». В этой истории, кстати, достаточно отчетливо отражен факт противостояния к концу IX в. двух центров формирующейся русской государственности — Новгорода и Киева. Поскольку они находились на торговом пути «из варяг в греки», то объяснимо стремление к объединению и контролю над этими территориями. При этом новая династия пошла на смещение центра политической жизни с севера на юг, сделав Киев своей столицей.

Так начиналась история Киевской Руси. До сих пор дискуссионной остается проблема происхождения на­звания «Русь». Отдельные современные историки и лингвисты склоняются к мнению, что термин «русь» имеет двоякое скандинавско-финское происхождение. На их взгляд, «русь» — это вооруженные люди в лодках, гребцы, участники морских походов. Так финское население называло варягов - викингов (норманнов). И это совпадает с версией «Повести временных лет», где «рус» выступает как название одного из норманнских племен, представителем которого был Рюрик (Синеус и Трувор переводятся с древнешведского как семья и дружина).

Таким образом, в соответствии с «Повестью временных лет» — представитель племени русов с семьей и дружиной был приглашен для правления в уже существующем славянском государстве. Способ призвания князя с дружиной был широко распространен в Европе в раннее Средневековье. Само по себе призвание иноземного князя не меняло славянской природы существующего общества. Древнерусская народность складывалась на основе широкого взаимодействия нескольких субэтнических компонентов: славянского, балтийского, в т.ч. и с заметным влиянием тюркского. При этом, стоит отметить, что само понятие «Древняя Русь» является условным и служит лишь для обозначения двух происходящих одновременно исторических событий: процесса складывания русской государственности и этногенеза восточных славян в исторически отдаленный период. Собственно «древним» можно обозначить период распада единого славянского мира, который заканчивается к VIII в. переходом к раннему средневековью. Стоит заметить, что при всем своеобразии своего исторического развития Русь с конца VIII в. развивается как средневековая цивилизация.

Но не 882 г. – год захвата Киева, а 862 г. является условной датой возникновения русской государственности. В «Повести временных лет» в 862 г. в Новгород был приглашен на княжение Рюрик. Видимо, его призвали для того, чтобы иметь противовес в борьбе с набегами викингов. Именно с этого момента можно говорить о существовании древнерусского государства. Летописные повествования о варяжском происхождении древнерусской правящей династии Рюриковичей (882 -1598 гг.) породили длительную дискуссию между норманистами и их оппонентами – антинорманистами. Сторонники норманнской теории (у истоков которой стояли в XVIII в. немецкие историки З.Байер, Г.Миллер) считали, что государство у славян возникает при помощи извне со стороны скандинавов. Сторонники антинорманистской теории (у истоков которой стоял М.В.Ломоносов) полагали, что варяги не могли дать славянам государственность, роль варягов в ее становлении была несущественной. Полемика между сторонниками этих двух подходов идет в основном по двум вопросам: 1. являлись ли варяжские князья основателями государства у славян? 2. Имеет ли термин «Русь» скандинавское или иное происхождение? Решающую роль в этой дискуссии играли политико-идеологические соображения. Однако нередко и те и другие отождествляли происхождение государства с происхождением правящей в ней династии. Факт призвания варягов, если он действительно имел место, говорит не столько о возникновении русской государственности, сколько о происхождении княжеской династии. Если Рюрик и был реальной исторической личностью, то его призвание на Русь следует рассматривать как ответ на реальную потребность в княжеской власти русского общества того времени.

Сегодня не вызывает сомнений как восточнославянские корни государственности, так и активное участие выходцев из Скандинавии в формировании Киевской Руси. История развития древнерусского государства напоминает образование Древнего Рима: правящей чужеродной династии необходимо было строить систему отношений с коренным населением, освоившим конкретную территорию и уже сформировавшим социокультурные, экономические и политические традиции.

Объединение восточнославянских племен в Древнерусское государство было подготовлено внутренними социально-экономическими причинами. Варяги только ускорили этот процесс, явившись необходимым консолидирующим элементом, сыграв роль военной силы, которая помогла завершить процесс объединения. Таким образом, окончательно складывается весь комплекс предпосылок, способствующих укреплению государственности у восточных славян. Среди них и внешние и внутренние предпосылки, где определять приоритетность тех или иных факторов некорректно. До сих пор ряд исследователей отдает приоритет в формировании государства внутренним социально-экономическим процессам. Некоторые современные историки считают, что решающую роль сыграли внешние факторы. Однако стоит отметить, что только взаимодействие как внутренних, так и внешних, при недостаточной социально-экономической зрелости восточнославянского общества, могло привести к тому историческому прорыву, который произошел в славянском мире в IX - X вв.

К внешним предпосылкам следует отнести "давление", которое оказывали на славянский мир его соседи, а именно норманны и хазары. С одной стороны, их стремление взять под контроль торговые пути, которые связывали Запад с Югом и Востоком, ускоряло складывание княжеско-дружинных группировок, которые втягивались во внешнюю торговлю. Получая со своих соплеменников продукты сельского хозяйства и промыслов, в первую очередь, пушнину, а также меняя их на продукты престижного потребления и серебро у иностранных купцов, продавая им захваченных в плен иноплеменников, местная знать все более подчиняла себе племенные структуры, обогащалась и изолировалась от рядовых общинников. Со временем она, объединившись с варяжскими воинами-торговцами, начнет осуществлять контроль за торговыми путями и самой торговлей, что приведет к консолидации ранее разрозненных племенных княжений, расположенных вдоль этих путей. С другой стороны, взаимодействие с более развитыми цивилизациями приводило к заимствованию некоторых общественно-политических форм их жизни. Византийская империя долгое время считалась подлинным эталоном государственно-политического устройства. Не случайно, что долгое время великие князья на Руси назывались по примеру мощного государственного образования Хазарского каганата - хаканами (каганами). Следует отметить и то, что существование в Низовьях Волги Хазарского каганата защищало восточных славян от набегов кочевников, которые в предшествующие эпохи (гунны в IV - V вв., авары в VII в.) мешали мирному труду и, в конце концов, появлению "зародыша" государственности.

К внутренним предпосылкам следует отнести те изменения, которые происходили в социально-экономической и политической жизни восточнославянского мира. В первую очередь следует отметить изменения, произошедшие в хозяйстве восточных славян к IX в. Например, развитие земледелия, особенного пашенного в степном и лесостепном районе Среднего Поднепровья, приводило к появлению избыточного продукта, а это создавало условия для выделения из общины княжеско-дружинной группировки (происходило отделение военно-управленческого труда от производительного). На Севере Восточной Европы, где из-за суровых климатических условий земледелие не могло получить широкого распространения, большую роль продолжали играть промыслы, а возникновение избыточного продукта стало результатом развития обмена и внешней торговли. Таким образом, формируется конкретная (так называемая скандинавско-русская) модель перехода к феодализму.[1] В племенных княжениях основная масса сельского населения еще не утратила своей общинной собственности, а формирование феодальных отношений происходило за счет сбора дани. Большинство исследователей считает Древнерусское государство раннефеодальным. Раннефеодальное общество не тождественно феодальному. В нем еще не развились до зрелого состояния основные характерные черты феодального общества и существуют многие явления, присущие предшествующему этапу. Речь идет не столько о преобладании в данный момент того или иного уклада, сколько о тенденции развития, о том, какой из укладов развивается, а какие постепенно сходят на нет. В древнерусском государстве будущее принадлежало именно феодальному укладу. Безусловно, в дани были элементы и военной контрибуции и общегосударственного налога. Но вместе с тем дань собиралась с крестьянского населения, отдававшего князю и его дружинникам часть своего продукта. Это сближает дань с феодальной рентой.

Несмотря на различия во времени образования (от конца V в. — вестготское и франкское коро­левства, до IX—X вв. — славянские, скандинавские государ­ства, Венгрия) и в соотношении «варварских» и античных элементов, процесс развития феодализма во всех раннесредневековых государствах Европы был однотипен. На начальном этапе развития феодальных отношений непосредственные производители были подчинены государ­ственной власти. Последняя опиралась на служилую знать правителя (короля, князя), совпадающую в основном с государственным аппаратом. На втором этапе складывается индивидуальная крупная зе­мельная собственность (так называемая сеньориальная или вотчинная). Время ее возникновения и скорость развития имели существенные региональные различия. В целом в раннесредневековой Европе прослеживается определенная закономерность: чем ближе к юго-западу континента, тем вотчинные формы феодализма возникают раньше (максимально близко хронологически к возникновению государственных форм), развиваются быст­рее, распространяются шире. Крайними точками можно здесь считать Италию и южную Францию (Испания, расположен­ная на юго-западе Европы, в начале VIII в. была завоевана арабами). В то же время чем ближе к северо-востоку, тем вот­чинные формы возникают позже, развиваются медленнее, распространяются в меньшей степени (крайние точки — Русь и Скандинавия).[2] Как уже отмечалось, на Руси в IX в. формируется система эксплуатации лично свободного населения военно-служилой знатью (дружиной) киевских князей путем взимания дани (полюдья). Но феодальные отношения, как это характерно для этого времени в Западной Европе, не становятся определяющими не только из-за общности интересов крупных землевладельцев, но и из-за влиятельной роли патриархальной соседской общины. Однако, из-за усиливающейся колонизации территорий восточнославянского мира, свободный земельный фонд все более сокращается; число сел, принадлежащих князьям и заселенных их холопами, возрастает. В X в. возникает, а в следующем столетии укреп­ляется домениальное (вотчинное) землевладение киевских князей. Княжеское землевладение увеличивается, с IX в. идет рост боярских вотчин (этому содействовала и практика кормлений, когда князь жаловал своим дружинникам на определенный период территории для сбора дани – «прокорма»).

Социально-политическими предпосылками становления государства у восточных славян становятся все усложняющиеся внутриплеменные отношения и межплеменные столкновения. Эти факторы ускоряли становление княжеской власти, повышали роль князей и дружины, как обороняющих племя от внешних врагов, так и выступающих в качестве арбитра при различных спорах. В конце концов власть князя укреплялась, а его интересы все более отчуждались от интересов соплеменников. Как свидетельствуют источники, киевские князья в IX–Х вв. постепенно подчиняли восточнославянские союзы племенных княжеств. Ведущую роль в этом процессе играла военно-служилая знать – дружина киевских князей. Некоторые из союзов племенных княжеств были подчине­ны киевскими князьями в два этапа. На первом они вы­плачивали подать – дань, сохраняя внутреннюю «автономию». Дань собиралась посредством полюдья – объезда киев­скими дружинными отрядами территории подчиненного союза. В X в. дань взималась в фиксированных размерах, в натуральной или денежной форме. Единицами обложения служили дым (крестьянский двор), рало и плуг (в данном случае – земельная площадь, соответствующая возможнос­тям одного крестьянского хозяйства).

На втором этапе происходило непосредственное подчине­ние союзов племенных княжеств киевскому князю. Местное княжение ликвидировалось, и представитель киевской динас­тии назначался в качестве князя-наместника. При этом, для нейтрализации сепаратистских тенденций местной знати вме­сто старого племенного центра строился новый «град»: Влади­мир-Волынский, Смоленск (на новом месте), Туров и т. д. При этом, согласно новейшим исследованиям, стоит отметить, что, города как такового, т.е. экономического центра, на Руси до конца X в., вероятно, еще не было. Древнерусский термин «град» означал огороженное место, укрепление, которое естественно являлось центром группы сельских общин, но далеко не всегда попадало под понятие города. Специалисты утверждают, что только 18 городов возникли на поселениях IX— середины X в. (и более раннего времени), 15 — на поселениях второй половины X—начала XI в. Даже Киев вплоть до Ярослава Мудрого был относительно небольшим городком, куда не включался даже район расположения Святой Софии. Расцвет древнерусских городов падает уже на XI—начало XIII в. Более же ранние города представляли из себя либо центры местных князей (типа древлянской столицы Искоростеня), либо торговые фактории, ставшие центрами так называемого полюдья.

Раннее Киевское государство, с политической точки зрения представлявшее федерацию княжеств и непосредственно подчиненных великому князю территорий, с точки зрения социально-экономической являлось совокупностью территориальных общин с элементами родовых отношений. Понятие «род», часто фигурирующее в русских источниках, включало разные типы родственных связей, от собственно рода до большой семьи. Не случайно, корень «род» является основой многих русских слов (народ, родина, родник, родной, родить, урожай и т.д.). Род представлялся в качестве космического вселенского существа.

При определении всего комплекса предпосылок возникновения государства у восточных славян стоит обязательно учитывать и духовные предпосылки. Как и некоторые другие факторы, эволюция языческих представлений славян той эпохи способствовала становлению власти князя. Так, по мере роста военного могущества князя, приносящего добычу племени, обороняющего его от внешних врагов и взявшего на свои плечи проблему урегулирования внутренних споров, рос его престиж и авторитет. Таким образом, в результате отдаления князя от привычного для общинников круга дел и забот, а также в результате выполнения им сложных управленческих функций, он наделялся сверхъестественными силами и способностями. В князе начинали видеть залог благополучия всего племени, а его личность отождествляли с племенным тотемом. Все вышеперечисленное приводило к сакрализации, то есть обожествлению княжеской власти, а также создавало духовные предпосылки для перехода от общинных отношений к государственным. Но процесс обожествления (сакрализации) происходил, конечно, не мгновенно. Господствующий слой раннефеодального общества, органи­зованный в дружинную корпорацию, отличался еще довольно зна­чительной внутрисословной демократией: князь в эту эпоху еще не полновластный монарх, а, скорее, первый среди рав­ных. Его обязанностью являлось распределение дани среди дружинников. Решения по всем важным государственным во­просам князь принимал после совета с ними.

В дружинной организации существовала и внутренняя иерархия: верхушку дружинного слоя представляла старей­шая дружина, ее члены именовались боярами. Низшим слоем была молодшая дружина. Ее представители назывались отро­ками. Со второй половины XI в. этот термин переносится на военных слуг князей и бояр, рекрутировавшихся в основном из «молодшей дружины». Более привилегированный слой внутри нее начинает называться детские. Наличие иерархии является неотъемлемым признаком средневековой культуры.

Так постепенно шла трансформация восточнославянского общества. Варяжские князья со своими дружинами все больше включались в становление государства. Очевидно, что процесс оформления единого государства является длительным по временным характеристикам.

Историю Киевской Руси обычно делят на два периода: 1. С 80-х гг. IX в. до конца X в.; 2. С конца X в. до конца 20-х гг.XII в. Первоначально государство являлось своеобразной федерацией княжеств и земель; Киев имел чисто символическое значение. Наследницей Древней Руси и дальнейшим этапом в становлении русского этноса является Киевская Русь. Киевская Русь на территории Восточной Европы существовала более двух веков. О ней упоминается в древнефранцузском эпосе «Повесть о Роланде», в древнегерманском эпосе «Песнь о Нибелунгах», в древнерусском эпосе о киевских богатырях. Киевская Русь — это общество с относительно высокой степенью развития государственности. Завершается формирование Киевской Руси в качестве политического и культурного центра при Владимире I Святославовиче (980—1015), объединением западных славян, волынян, хорватов и принятием христианства.

Раннее Средневековье знало два типа государственности: восточный (примером сильной государственности восточного типа являлись Византийская империя и Арабский халифат), основанный на отношениях подданства, и европейскую государственность, строящуюся на сотрудничестве власти и общества.

В начальный период Киевской Руси сохранялись местные племенные княжения. Племенные князья признавали высшую власть киевского князя, пользовались его военной помощью, собирали для него налоги. На местах управляли либо они, либо назначаемые киевским князем наместники, которые были дружинниками киевских князей или их родственниками. Князья и их дружины объезжали подвластные им территории, собирали дань с населения («полюдье»), вершили суд, облагали виновных штрафами и т.п.

Со складыванием к концу X в. структуры единого государ­ства формируется разветвленный аппарат управления. В ка­честве должностных лиц государственной администрации вы­ступали представители дружинной знати. При князе действо­вал совет (Дума), состоявший из верхушки дружины. Из числа дружинников князь назначал посадников — наместни­ков в городах, воевод — предводителей различных военных отрядов, тысяцких — высших должностных лиц (в так назы­ваемой десятичной системе военно-административного деле­ния общества, восходящей к догосударственному периоду), данников — сборщиков поземельных податей, мечников, вир­ников, емцев, подъездных — судебных чиновников, мытни­ков — сборщиков торговых пошлин, биричей, метельников — мелких должностных лиц. Из состава дружины выделяются и управители княжеского вотчинного хозяйства — тиуны (с XII в. они включаются в систему государственного управле­ния).

Титул великого князя переходил по наследству рода Рюриковичей, но по восточнославянской традиции власть передавалась не только прямым наследникам, но и членам рода. Это накладывало отпечаток на особенности политической системы. Киевское княжество не было наследственной вотчиной княжеского рода (как династическое наследство). Отсюда претензии великих князей на владение всеми русскими территориями. Так постепенно великий князь становился верховным собственником всей русской земли.[3] Это влияло на характер власти, которая изначально приобретает деспотический характер, несмотря на наличие элементов демократии. Роль вече постепенно утрачивается. В X – X вв. Идет процесс укрепления центральной власти. Так, введение княгиней Ольгой в 946 г. «уроков», фиксированной дани, означало отмену полюдья и замену его централизованным налогом (уроком-оброком). Князь Владимир (980-1015гг.) упразднил прежнее федеративное устройство, отдельными княжествами стали управлять его многочисленные сыновья. Составными частями государства стали уже не племенные союзы, а волости. Если в Западной Европе основой развития феодальных отношений являлась частная собственность на землю, то на Руси – государственная. Иерархические отношения между сюзереном (старшим) и вассалом (зависимым) строятся по горизонтали, а не по вертикали. Не случайно, государство Киевская Русь было недостаточно прочным; изначально сложилось противоречие между стремлением отдельных родов Рюриковичей к установлению сильной монархической власти и неспособностью крупных земельных собственников противостоять этим устремлениям. Появление феодальных отношений на Руси не вело к диалогу центров власти: сеньоров, церкви и городов, как это было в Западной Европе, не создавало равновесия противостоящих общественных сил, не было предпосылкой ограничения власти князей и формирования гражданского общества, в котором власть находится под общественным контролем. Характер связей князей и бояр, а также князей и церкви носил скорее личный характер. При этом права вассала не были ничем обеспечены. Это определяло и психологию русского боярства: отсутствие гарантированных прав рождало у служилой знати такое же ощущение неполноценности, которое было свойственно всем служилым людям. В этих условиях единственной реальной политической силой в стране выступали князья. Именно среди них развивался индивидуализм, свойственный европейской культуре. Но в отсутствие противостоящих сил, уравновешивающих этот индивидуализм, он превращался в самоволие, свойственное скорее восточным деспотам.

Становление феодальных отношений сопровождалось фор­мированием правовой системы. Кодекс законов Древней Руси, называвшийся «Правда Русская», первоначально бытовал в устной форме. Некоторые его нормы были включены в догово­ры Руси с Византией 911 и 944 гг. В первой половине XI в., в княжение Ярослава Мудрого, утверждаются два законода­тельных кодекса — Древнейшая Правда, или Правда Яросла­ва, и Правда Ярославичей, в совокупности составившие так называемую Краткую редакцию Русской Правды. В начале XII в. по инициативе Владимира Мономаха создается Про­странная редакция «Русской Правды». В нее помимо норм, вос­ходящих к эпохе Ярослава Мудрого, вошел «Устав» Владими­ра Мономаха, закрепивший новые формы общественных отно­шений, связанных с появлением боярского землевладения, лично зависимого от феодалов населения и т. д. Ее анализ позволяет историкам говорить о сложившейся системе государственного управления и о древнерусском обществе.

Привилегированной частью общества были старшие дружинники князя – бояре. Они считались вольными слугами и служили князю по договору за право собирать дань с определенной территории и за часть военной добычи. Земельные пожалования и ведение самостоятельного хозяйства в боярских имениях – вотчинах начали зарождаться в XI в., но не получили значительного распространения, подобно ленной системе в странах Западной Европы. Это связано с частыми перемещениями дружинников во время службы из одного княжества в другое, т.к. боярин имел право в любой момент перейти на службу к другому князю из династии Рюриковичей, разорвав служебный договор в одностороннем порядке.

К полусвободным категориям населения относились закупы – должники, взявшие у князя или боярина в долг (купу) деньги, зерно, скот и проч.; рядовичи – общинники, заключившие с князем, боярином договор (ряд); наймиты – нанявшиеся на работу. Их зависимость была временной, ограниченной сроком выполнения договора или погашения долга. На это время их правоспособность ограничивалась – они не могли самовольно уйти от кредитора, свидетельствовать в суде, подвергались телесным наказаниям, а в случае невозвращения долга становились рабами (холопами).

Несвободное население состояло из холопов, их жизнь, как явствует из «Русской правды», приравнивалась к вещи. Источниками холопства были: продажа за долги, добровольная продажа в рабство самого себя, женитьба на холопке, плен, рождение в семье холопов, продажа в холопство за особо опасные преступления. Социальный статус холопа мог быть достаточно высоким, если он занимал должность в княжеском управлении. Основная часть холопов использовалась в качестве прислуги.

В основном, «Русская Правда» определяла отношения между древнерусской общиной (вервь) и княжеским (боярским) хозяйством. Многие авторы полагали, что основным крестьянским населением страны были не раз упоминающиеся в источниках смерды. Однако «Русская Правда», говоря об общинниках, постоянно употребляет термин «люди» («люд»), а не «смерды». На сегодняшний день существует много достаточно противоречивых гипотез о социальной сущности смердов, их правовом и социальном положении, их экономическом статусе и иных характеристиках. Но большинство исследователей признают,
во-первых, тесную связь смердов с князем, зависимость от него, во-вторых,
считают смердов ограниченной, хотя и довольно широкой, общественной
группой. Вероятно, смерды были несвободными или полусвободными княжескими данниками, сидевшими на земле и несшими повинности в пользу князя. За убийство людина полагался штраф в размере 40 гривен[4], за убийство же смерда — всего 5. Смерд не имел права оставить свое имущество непрямым наследникам. В случае отсутствия таковых оно передавалось князю.

Киевская Русь была крупнейшим государством в Восточной Европе. В IX в. ее наиболее опасным про­тивником был Хазарский каганат. Зависимость некоторых восточнославянских союзов племенных княжеств от Хазарии была ликвидирована только к середине X в. Но уже в 964— 965 гг. князь Святослав нанес решающий удар по Хазарскому каганату, после чего тот прекратил свое существование. Важным направлением русской внешней политики были отношения с Византийской империей — наиболее могущест­венным государством Восточного Средиземноморья и Причер­номорья. Периоды мира, во время которых процветали торго­вые связи, сменялись военными конфликтами, но росло ду­ховное влияние Византии. Княгиня Ольга поддерживала с Византией мирные отноше­ния. В 946 или 957 г. (этот вопрос спорен) она совершила дип­ломатический визит в Константинополь и приняла христиан­ство.

При Владимире отно­шения с Византией вступили в новый этап. Князь Владимир (980 -1015гг.) попытался утвердить языческую религию в качестве государственной идеологии, выбрав шесть самых популярных, уважаемых славянских богов в качестве общегосударственных, но языческие боги были, прежде всего, местными божествами и насаждение их культа в других племенных землях удавалось не всегда. Необходимы были такие духовные ориентиры, которые консолидировали бы общество, не возвышали богов одних земель в ущерб другим. Кроме того, вера в местных богов никак не способствовала упрочению власти великого киевского князя. Это заставило Владимира продолжить поиски религии, отвечающей новым потребностям древнерусского общества. Языческие верования не пользовались авторитетом в ближайших к Руси странах: христианской Византии, иудейской Хазарии, принявшем ислам Булгаре. Для того, чтобы иметь с ними равноправные отношения, нужно было выбрать одну из великих мировых религий в качестве государственной религии Киевской Руси. Другими словами, имела место ситуация выбора цивилизационной альтернативы, ведь вера как духовная основа единства общества определяет общее направление развития культуры, особенности политического и экономического строя в той или иной стране.

Время правленияВладимира Святого связано с заменойплеменных князей своими сыновьями, призванных защищать новую веру и укрепить власть киевского князя на местах. Тем самым он превратил Русскую землю во владение рода Рюриковичей. Укрепление власти дало ему возможность организовать население всей страны для создания мощных оборонительных рубежей на южных границах и переселить сюда часть словен, кривичей, чуди и вятичей. Сам великий князь, как свидетельствуют былины, начал восприниматься народным сознанием уже не как воин - защитник, а как глава государства, организующий охрану его рубежей.

Расцвет Древнерусского государства связан с деятельностью Ярослава Мудрого (1019-1054 гг.). В 1036 г. Ярослав стал единодержавным князем Киевской Руси, а Киев превратился в один из крупнейших городов Европы, соперничавший с Константинополем. Ярославу Мудрому впервые удалось назначить киевским митрополитом Иллариона, русского по происхождению. С семьей киевского князя стремились породниться крупнейшие королевские дворы Европы[5].

При нем активизировалась внешняя политика. Ярослав совершил ряд военных походов на соседние земли: в 1030 г. — против прибалтийской «чуди» и построил к западу от Чудского озера город Юрьев (Юрий — православное имя Ярослава), на Верхней Волге основал Ярославль; в 1037 г. Ярослав нанес окончательное поражение печенегам, которые в результате вынуждены были уйти из причерноморских степей дальше на юго-запад и перестали представлять опасность для Руси. Эти края постепенно заселили кипчаки, которых русские прозвали половцами за необычный для тюрок цвет волос, похожий на цвет свежей соломы — половы. Стремясь создать прочную защиту Руси против степных кочевников, Ярослав продвинул русские границы ниже по правому берегу Днепра, где создал новый оборонительный рубеж по реке Роси на границах «Великой степи». Его называли подобно правителям «Священной Римской империи» кесарем (цезарем), в древнеславянском произношении — царем. Над саркофагом Ярослава на стене Софийского собора в Киеве можно прочесть надпись, выполненную в XI в.: «Успенье царя нашего». Символика этого титула многозначительна: в благочестии своем Ярослав сравнивался с библейскими царями, в полноте власти — с византийскими цезарями.

Ярослав перед смертью разделил свои владения между несколькими наследниками, завещав им «жить в мире и любви» и во всем «слушаться» старшего брата Изяслава и не ссориться. Предчувствуя будущие политические потрясения, он сам разделил землю между сыновьями, наказав им жить в согласии и слушаться старшего в роду нового киевского князя Изяслава Святославича. Следующий по значению город Чернигов достался Святославу, в Переяславле стал княжить Всеволод, в Смоленске — Вячеслав, во Владимире Волынском — Игорь. Этим решением разделение Древнерусского государства на отдельные княжества, практически уже начавшееся в XI в., было закреплено окончательно.

Последним киевским князем, сумевшим приостановить распад Древнерусского государства, был Владимир Мономах (1113—1125). После смерти князя и смерти его сына Мстислава Великого (1125—1132) раздробленность Руси стала свершившимся фактом.В X—XII вв. раннесредневековые государства в Западной и Центральной Европе распадаются. К середине XII в., т. е. в рамках этого об­щеевропейского процесса, Русь также вступает в период раз­дробленности.

Контрольные вопросы

1. Какую роль сыграло Великое переселение народов в становлении раннесредневековых государств? Когда и по каким направлени­ям происходило расселение славян?

2. Укажите общее и особенное в генезисе феодализма в Европе и на Руси.

3. Когда и каким образом сформировалось государство Русь? Ка­кую роль в этом сыграли варяги?

4. Назовите первых русских князей. Чем они знамениты?

5. Какой была социальная структура Киевской Руси, ее эволю­ция?

6. Как развивался аппарат государственного управления на Ру­си?

 

Литература

1. История России (Россия в мировой цивилизации): Курс лекций / Сост. и отв. ред. А. А. Радугин. М.: «Центр». – 2001.

2. История России с древнейших времен до конца ХХ века Учеб. пособие для студентов вузов. М.: «Дрофа». – 2001.

3. История России с древнейших времен до наших дней / Под ред. А.Н.Сахарова. М. – 2012.

4.Поляков, А. Н. Древнерусская цивилизация: основы политического строя // Вопросы истории. 2007. № 3. С. 50–695.

5.Сапожникова Н.Д, Коноплева Л.А. Отечественная история (IX – XXI вв.): Учеб. пособие. Екатеринбург: Изд-во Рос.гос.проф.-пед.ун-та. – 2002.

6.Соловьев С. М. Сочинения. В 18 кн. Кн. 1. [Текст] М.: «Мысль». – 1988.






Дата добавления: 2016-05-31; просмотров: 1039; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2017 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.045 сек.