Чувственное, рациональное и внерациональное в познании

 

Важнейшими вопросами, которые вставали перед гносеологической мыслью со времен античной философии, это вопросы о том, каковы источники нашего знания о бытии? Является ли знание результатом деятельности органов чувств или же знание - плод рациональных способностей человека? Насколько надежны эти источники? Как осуществляется процесс познания? Из каких звеньев он состоит?

Начинается процесс познания с деятельности, благодаря которой осуществляется контакт человека с миром. Это основа и предпосылка, без которой другие формы познавательной деятельности не могут существовать. Это чувственная деятельность или чувственное познание. Она связана с функционированием органов чувств, нервной системы, мозга, на основе их деятельности возникают ощущения, восприятия, представления. Ощущение – простейший и исходный элемент чувственного познания и человеческого сознания, и есть отражение отдельных сторон действительности с помощью органов чувств ( слуха, зрения, осязания, обоняния, вкуса). Но, в сущности, ощущений больше, так, выделяют температурные, вибрационные, равновесные и другие. К чувственному познанию относят и такие состояния сознания, как предчувствие, неприязнь, расположение к другому человеку и другие. Специфическое свойство человеческого чувственного познания связано с тем, что отдельные ощущения, являясь составными элементами чувственного познания, на деле, не существуют обособленно друг от друга. Чувственная деятельность обладает способностью синтезировать ощущения, превращая их в восприятие предмета в его целостной форме.

Восприятие – это целостный образ предмета, являющийся результатом синтеза ощущений. В современной философии выделяют различные уровни восприятия: восприятие без интерпретации (что-то мелькнуло за углом); восприятие конкретного предмета (это дерево, а не другое); понимание того, что объект существует независимо от сознания субъекта и связан с другими объектами; понимание того, восприятие и сам объект не тождественны, что в объекте могут быть и другие стороны и свойства, не воспринимаемые в данный момент. Уже этот анализ показывает, что восприятие не является пассивным созерцанием внешнего мира, а пронизано активной мыслительной деятельностью человека. Благодаря многократной работе механизмов восприятия в сознании, в памяти может удерживаться целостный образ предмета и тогда, когда предмет непосредственно не дан человеку. В этом случае функционирует такая форма чувственного познания, как представление.



Представление– образ ранее воспринятого предмета, сохранившийся в памяти, или создание нового образа с помощью воображения и знания. Представление «беднее» восприятия, так как теряются некоторые качества объекта, имевшие место на уровне восприятия. Однако здесь более четко выражен избирательный характер познания, запоминаются наиболее значимые и интересные для субъекта черты предмета. В представлении еще более, чем в восприятии проявляется активная роль мышления, особенно при создании образов будущего. Классификация представлений включает:

-образы-репродукции (мысленное воспроизведение восприятия); образы-предположения (образы героев художественных произведений, описанных ситуаций, пейзажей);

- образы-модели (модель Солнечной системы, атома);

- образы, выражающие цели деятельности и последовательность операций, необходимых для достижения этих целей (сходить в магазин, выполнить задание);

- образы-символы и т.д.

Мышление, включаясь в представление, позволяет воспроизводить изучаемый объект, его характеристики и свойства.

В чувственном восприятии человека есть еще один важный элемент, который присущ только ему. Человек способен охватить взглядом, представить себе не только то, что видел собственными глазами, но и то, что почерпнул из описаний, знаний, приобретенных другими людьми. Это возможно благодаря языку, одной из важнейших функций которого является хранение и трансляция информации.

История становления человека показывает, что практическое освоение мира с момента создания орудий производства есть одновременно и его осмысление, то есть закрепление в познании обнаруженных и успешно используемых тех или иных свойств предметов, явлений природы, процессов. Одновременность становления и развития практической и гносеологической деятельности человека предопределяет качественный скачок в эволюции животного мира – становление абстрактного мышления.

Абстрактное мышление есть, прежде всего, этап образования таких обобщенных образов предметов и явлений, которые удерживают в своей форме существенные черты и свойства, что позволяет этим формам существовать не в виде разовых отпечатков или следов восприятия мира, как это свойственно животным, включая и высших, а фиксировать в сознании отраженные фрагменты объективного мира в виде идеальных сущностей – понятий и их связей.

Язык пронизывает человеческую жизнь, и он должен быть таким же богатым, как и она. С помощью языка мы можем не только описывать самые различные ситуации, но и оценивать их, отдавать команды, предостерегать, обещать, формулировать нормы, молиться, заклинать и т.д. Язык во многом организует и формирует чувственное познание при помощи понятий, которые человек усваивает в процессе социализации. Таким образом, в реальном познавательном процессе чувственность и понятийное мышление находятся в единстве и взаимодействии.

Основные формы рационального познания – понятия, суждения, умозаключения. Понятие – форма рационального познания, выражающая общие и существенные признаки предметов и явлений. В выделении существенных признаков предметов особую важность имела практическая деятельность, взаимодействие человека с природой. В процессе преобразования человеком природы шел активный познавательный процесс: человек целенаправленно сопоставлял разные предметы, сравнивал, отбрасывая те характеристики и связи, которые в данный момент его не интересовали. Сравнивая различные предметы, человек фиксировал в языке интересующую его общую характеристику в вещах, например, «твердость», «белизну» и т.д. Язык, закрепленное в слове свойство, делает слово знаком определенного свойства, становится возможным свободное воспроизведение не только отдельных свойств предметов, но и любых представлений.

В словах- понятиях обобщаются и фиксируются такие знания, которые позволяют человеку действовать с предметами соответствующего класса. Понятия выступают, своего рода правилами, своеобразной схемой чувственно-практического действия, в которой воплощен многовековой опыт человечества. Без понятий человеческое познание было бы невозможно, человеку приходилось бы вновь и вновь проделывать процедуры сравнения, фиксации одних свойств, отвлечения от других.

Освоение человеком мира с необходимостью формировало и такую форму мышления, как суждение.Суждение – это отражение связей между предметами и явлениями действительности или между их свойствами и признаками. В суждении выделяется предмет, свойство, которое ему приписывается и связь. Суждения могут быть простыми и сложными. Простые суждения: «Человек остановился», «Иван выше Петра». Сложное высказывание строится из простых высказываний: «Человек остановился и повернул обратно».

Умозаключение – это связь суждений, позволяющая получить новое выводное знание. Главные типы выводного знания – индукция, т.е., движение мысли от частного к общему, и дедукция – от общего к частному. Индукция (от лат.- наведение) – это вид обобщения, связанный с предвосхищением результатов на основе данных опыта. В индукции данные опыта «наводят» на общее или индуцируют общее, поэтому индуктивные обобщения обычно рассматривают как опытные истины или эмпирические законы. Выделяют полную и неполную индукцию. Полная индукция – это обобщение данных через простое перечисление. Неполная индукция производится на основе изучения некоторой группы явлений и отсутствия данных противоречащих выводу, когда знание, полученное на основе изучения группы явлений переносится на весь класс сходных явлений. Однако по отношению к бесконечности явлений фактический опыт всегда незакончен, неполон. Эта особенность опыта переносится и на результат – индуктивное обобщение, делая ее правдоподобной, поскольку нельзя говорить о достоверности индуктивного обобщения.

Дедукция – это переход от одних суждений, которые принимаются в качестве истинных к другим, на основе правил вывода. Основная разница между индуктивными и дедуктивными выводами усматривается в том, что дедуктивные выводы являются достоверными, обеспечивают истинность заключений при истинности посылок. Дедукция широко применяется в повседневной жизни. Но особенно велико ее значение в научном познании. Дедукция помогает давать логическую аргументацию отдельным утверждениям, служит средством доказательства. С помощью дедукции из гипотезы выводятся следствия для их последующей проверки в экспериментальной деятельности.

Особую роль в познании играет внерациональное, к которому может быть отнесенаинтуиция,обычноопределяемая как прямое усмотрение истины, постижение ее без всякого рассуждения и доказательства. Слово «интуиция» вошло в философию в качестве аналога древнегреческого термина, означающего познание предмета не по частям, а сразу, одним движением. Начиная с Плотина, утверждается противопоставление интуиции и дискурсивного мышления. Интуиция – это божественный способ познания чего-нибудь одним лишь взглядом, в один миг, вне времени. Дискурсивноеже мышление – человеческий способ познания, состоящий в том, что в ходе некоторого рассуждения, последовательно шаг за шагом развертывается обоснование. В новое время Декарт свел все акты мышления, позволяющие нам получать новое знание без опасения впасть в ошибку, к двум: интуиции и дедукции. «Под интуицией, - говорит Декарт, - я разумею не веру в шаткое свидетельство чувств и не обманчивое суждение беспорядочного воображения, но понятие ясного и внимательного ума… простое и отчетливое».

Существуют противоположные взгляды на место и роль интуиции в познании. Так, первая позиция считает, что без интуиции можно обойтись. Человек способен познавать, только рассуждая, выводя заключения, и не может что-то знать без этих, необходимых шагов. Контрпримерами этому взгляду являются математика и логика, опирающиеся, в конечном счете, на интеллектуальную интуицию. Другое представление – будто интуиция лежит в основе всего нашего знания, а разум играет лишь вспомогательную роль. С такой позицией трудно согласиться, интуиция не может заменить разум даже в тех областях, где ее роль особенно велика. Она не является непогрешимой, ее прозрения всегда нуждаются в критической проверке и обосновании. Для интуиции типичны: неожиданность, непосредственная очевидность и неосознанность ведущего к ней пути. Поэтому, как правило, для результата, найденного интуитивно отыскиваются более убедительные логические основания, чем простая ссылка на интуитивную очевидность. Чтобы убедить в интуитивно схваченной истине не только других, но и самого себя, требуется развернутое рассуждение, доказательство.

Познание и язык

 

Обсуждая проблемы познания нельзя обойти важнейший фактор познавательной активности - язык. Язык отличает многофункциональность, это функции общения, передачи смысла, экспрессивная функция (выражения чувств, эмоций), сигнально-коммуникативная, дескриптивная, аргументативная.

Вещи становятся феноменами – частью нашего жизненного мира – благодаря именованию. Платон говорил об «имени» как начале знания. Второй шаг в познании – смысл имени, который может быть раскрыт только в суждении. Знание выразимо только в языке. Культура может быть только языковой (именование феноменов). Именование позволяет расширить наш жизненный мир. Язык – это возможность образовывать новые символы для репрезентации абсолютно всего – даже вещей, которые нельзя ощутить или увидеть. Имея в своем распоряжении правила комбинации и перекомбинации, подобные грамматике, человек обладает разнообразными возможностями, позволяющими выйти за пределы вещей и событий, находящихся в сфере нашего непосредственного восприятия. Язык – сердцевина культуры и человеческого творчества. В античной философии языкознание – часть философии.

Какова связь между языком и мышлением? На этот счет существуют три основные концепции: 1)язык отождествляется с мышлением; 2)гипотеза зависимости мышления от языка; 3) структура мышления определяет язык.

1) Язык и мышление тождественны. Исходные идеи этой теории были заложены основателем бихевиоризма (от англ. behavior – поведение) - Дж. Уотсоном. Он полагал, что представления о внутренней психической деятельности ошибочно. Все, что делает человек, сводится к реакциям, выработанным на различные стимулы, т.е. поведение человека - есть совокупность двигательных реакций и сводимых к ним вербальных и эмоциональных реакций организма на стимулы внешней среды. Язык – форма реакции человека на воздействия внешней среды, благодаря которой человек приспосабливается к социальной среде. Но как тогда быть с очевидным фактом интеллектуального поведения, например, счетом в уме, решением задач в уме? Уотсон полагал, что мышление в этом случае – это субвокальная речь, т.е. люди, занятые интеллектуальным поведением на самом деле говорят сами с собой, что сопровождается малозаметными , но существующими микродвижениями гортани, возможно движением других групп мышц. В 1947 году был проведен решающий эксперимент, демонстрирующий ошибочность взглядов бихевиористов. Было использовано вещество производное от кураре: мышцы испытуемого были полностью парализованы, но жизнь поддерживалась аппаратом искусственного дыхания. Так как, вся совокупность мышц, ответственных за субвокальную речь оказалась парализованной, то субвокальная речь стала приниципиально невозможной. Тем не менее, испытуемый, находясь под воздействием кураре, наблюдал за тем, что происходит вокруг, понимал речь окружающих, запоминал события, сравнивал их и т.п. Таким образом, было продемонстрировано, мышление возможно при отсутствии какой-либо мышечной активности, и, тем самым, мышление нельзя отождествлять с языком. Однако позже в философии появились ослабленные версии бихевиоризма в виде особой теории сознания. Истоки гипотезы, согласно которой категории мышления определяют структуру языка, восходят к Аристотелю. Точнее, размышления Аристотеля о категориях позволили позже высказать эту альтернативу. Аристотель предложил десять категорий, которые представляют собой некоторые характеристики мира: 1)сущность (субстанция), 2) количество, 3) качество, 4) отношение, 5) место, 6) время, 7)положение, 8)состояние (обладание), 9) действие, 10)страдание. Может быть, эти категории и не представляют собой исчерпывающих характеристик окружающего мира. Важно другое: если не учитывать положение слов в синтаксическом строении предложения, то значения слов любого языка включается в какую-то одну категорию. Так, значение всевозможных существительных относится к категории – сущность, значения наречий относится к категории либо место, либо времени, значения всевозможных глаголов разбивается по категориям положения, состояния, действия и страдания. Неважно, что народ племени дани (из индонезийской Новой Гвинеи) использует только два слова, обозначающие цвет. Одно слово для обозначения темных, холодных цветов, другое для ярких, теплых цветов. Тогда как английский язык имеет одиннадцать основных слов, обозначающих цвета. Важно то, что и в том и другом языке значения слов, обозначающие цвета, относятся к одной и той же категории – качеству. Другими словами, языки народов могут иметь существенные различия, но структура их мышления, согласно этой гипотезе, одинакова.

Гипотезу зависимости мышления от языка связывают с именем В. Гумбольдта. В. Гумбольдт – первый философ языка, полагал, что представления человека о мире зависят от того, на каком языке он мыслит, утверждал связь языка и духовной природы человека. Человек живет с предметами так, как их преподносит ему язык. Э. Сепир: реальный мир в значительной степени строится бессознательно на основе языковых привычек той или иной социальной группы. Мы видим, слышим и воспринимаем действительность так, а не иначе в значительной мере потому, что языковые нормы нашего общества предрасполагают к определенному выбору интерпретации. Лексика – очень чувствительный показатель культуры. Лексические различия выходят за пределы имен культурных объектов, они в такой же степени характерны и для ментальной области. Э. Сепир вводит понятие лингвистического детерминизма (язык детерминирует мышление) и лингвистической относительности (этот детерминизм связан с конкретным языком, на котором говорит человек). Эти утверждения получили название гипотезы Сепира-Уорфа или лингвистической относительности. Б. Уорф полагал, что наши представления о времени, пространстве и материи до некоторой степени обусловлены структурой того или иного языка.

 






Дата добавления: 2016-07-22; просмотров: 342;


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2017 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.008 сек.