Экономическое значение нашего Севера

 

С момента опубликования книги господина В.Н. Семенковича «Север России в военно-морском и коммерческом отношениях» минуло почти 120 лет. За это время Россия прошла свой сложный исторический и социально-экономический путь развития. С 1894 года государственно-политическое устройство России изменялось трижды: Российская империя – Союз Советских Социалистических Республик (далее Советский Союз) – Российская Федерация.

Изменение геополитических факторов привели к существенной трансформации роли североморских субъектов Российской Федерации как европейской, так и азиатской территории страны в национальной экономике. Североморские регионы богаты водными, минеральными и углеводородными ресурсами. Северо-Западный федеральный округ имеет площадь равную 1,7 млн кв. километров, население – 13,6 млн человек. В состав Северо-Западного федерального округа входят 11 субъектов Российской Федерации: Республика Карелия, Республика Коми, Архангельская область, Вологодская область, Калининградская область, Ленинградская область, Мурманская область, Новгородская область, Псковская область, город Санкт-Петербург, Ненецкий автономный округ. К Северо-Западному федеральному округу примыкает арктическая зона, относящаяся к сфере интересов Российской Федерации.

Северо-Западный федеральный округ разделён на Южную и Северную зоны. При этом хозяйственная деятельность каждой из зон федерального округа имеет определённую специфику. Если хозяйственное развитие Южной зоны связано с высокотехнологичными импортозамещающими отраслями обрабатывающей промышленности, то Северной зоны – с добывающей промышленностью и первичными стадиями переработки сырья.

В настоящее время в Северной зоне Северо-Западного федерального округа предполагается создание центров кластерного развития: в Мурманской и в Архангельской областях – судостроительный кластер и кластер нанотехнологий, в Республике Коми и Архангельской области – лесопромышленный кластер. В Северной зоне округа формируются также зоны опережающего развития, основанные на использовании природных ресурсов. Например, к таким зонам относятся Тимано-Печорская нефтяная провинция; Кольский горнорудный и горно-химический регион; в Архангельской области, Республике Карелия и Республике Коми – лесные зоны; в Мурманской области – зона добычи водных биологических ресурсов.

Но, обратимся к главе 7 книги господина В.Н. Семенковича, который поставил вопрос: «Что делается по части промыслов у нас на Мурмане в настоящее время?». Учитывая, что издание опубликовано в 1894 году, кратко остановимся на основных этапах развития рыбного промысла на Мурмане.

Продолжим повествование Семенковича по интересующему его вопросу. С осени 1894 года, как и прежде, судёнышки архангельских поморов возвращались с путины от берегов Мурмана. Техническая отсталость рыбных промыслов была очевидна. Суровое море Баренца испокон веков кормило рыбаков Севера. Поморы выходили в море на беспалубных судёнышках, ловили рыбу на крючковую снасть – яруса и поддевы.

Каждую весну по три–четыре тысячи промысловиков прибывали на Кольский полуостров. Бедняки поморских уездов Архангельской и Олонецкой губерний из года в год ходили на Мурманский берег с надеждой заработать и отдать долги. Покрученники имели свой пай в улове, который практически весь уходил на уплату зимних долгов.

По мере развития капитализма в России всё чаще стали появляться вольнонаёмные артели. Строились посёлки колонистов и фактории с салотопнями, торговыми лавками, складами. Колонисты – финны и норвежцы использовали вольный наём рабочих. Покрученники бросали старых хозяев и переходили на работу к колонистам. Всё это подрывало старую систему покрута. Однако рыбаки, как вольнонаёмные, так и покрученники, не имели на Мурмане технической базы.

В то время на промысле рыбы в наших Северных морях работали в основном иностранцы, для которых этот вид деятельности был прибыльным. Каждый рейс одного английского траулера приносили его владельцу свыше 10 тыс. золотых рублей прибыли. Например, за период с 1909 по 1911 год английские траулеры ежегодно выполняли по 200–300 рейсов и вылавливали по 120–140 тысяч центнеров морской камбалы. В 1912 году немецкие траулеры добыли на Мурмане 43 тыс. центнеров рыбы. Часть иностранного улова шла на европейский рынок, а солёную и сушёную рыбу в количестве 244,5 тыс. центнеров немцы и англичане продавали России.

Отечественный промысел подрывался иностранцами, которые занимались хищническим отловом рыбы на промысловых банках Баренцева моря, обилием норвежской рыбы на русском рынке. Всё это вызывало недовольство и жалобы русских поморов, которые просили правительство оградить их промысловые интересы от бесконтрольного лова рыбы иностранными рыбаками.

Для развития отечественного промысла царское правительство приняло ряд мер. Например, поморы стали иметь право приобретать лес для строительства морских судов, беспошлинно закупать тросы, цепи, якоря и другое промысловое снаряжение за границей. У поморов появилась возможность получать ссуды для покупки судна и рыболовного снаряжения. В 1912 году на Мурмане ловили рыбу 4329 поморов, причём 1800 человек были из Онежского уезда и Архангельской губернии. Количество судов – шняк, ёлов и карбасов, промышлявших на Мурмане, составляло 1113 единиц.

Д.И. Менделеев, М.К. Сидоров, Н.М. Книпович и другие учёные, занимавшиеся изучением русского Севера, стремились оказать помочь отечественным рыбакам. В 1898 году для биологических исследований в Баренцевом море была создана Мурманская научно-промысловая экспедиция под руководством Н.М. Книповича. Цель экспедиции состояла в том, чтобы доказать возможность организации тралового лова рыбы в северных морях. Практическая цель экспедиции заключалась в попытке организовать русский северный промысел на промышленной основе, в том числе и за счёт развития рыболовства в открытом море. Специально для научных работ в Германии был построен двухмачтовый пароход «Андрей Первозванный», который мог выполнять исследовательские работы и вести пробный лов рыбы. Подобного траулера в то время не имела ещё ни одна страна мира. Пароход «Андрей Первозванный» был оборудован оттертралом для лова донных и придонных видов рыбы. Первый русский траулер «Андрей Первозванный» вышел в море в мае 1899 года.

Научно-промысловая экспедиция работала до 1908 года, в ходе которой были исследованы морские промысловые районы у острова Медвежьего, между Шпицбергеном и Северной Норвегией. Сотрудники экспедиции опубликовали более 130 научных работ о температурных режимах и солёности морских вод, распределении льдов, характере грунта и по ряду других вопросов. Учёные составили рельефную карту дна Баренцева моря. Кроме того, была подготовлена новая карта течений в Баренцевом море, включая расположение и направление тёплых струй Гольфстрима.

Экспедиция обнаружила более 70 видов рыб, причём около 90% из них было выловлено в российских водах впервые. Учёные доказали, что траловый лов не будет являться губительным для молоди, и он не будет конкурировать с прибрежным промыслом. Однако материалами экспедиции воспользовались, в первую очередь, иностранцы – англичане, норвежцы и немцы. Так, например, в 1905 году англичане сделали в Баренцево море 5 рейсов, в 1911 году – 306 рейсов.

Выводы и прогнозы экспедиции о возможности организации тралового промысла в северных водах заинтересовали и русских предпринимателей. Первым промышленником, который решил самостоятельно начать траловый промысел, был Николай Лукич Копытов. В 1906 году Н.Л. Копытов зафрахтовал норвежский пароход «Эрлинг» и решил самостоятельно начать траловый промысел. Ранее Н.Л. Копытов ходил в море на английских судах, поэтому хорошо знал технику тралового лова. Первые рейсы на пароходе «Эрлинг» оказались неудачными, да к тому же судовладельцы потребовали такую сумму фрахта, что капитану Копытову пришлось отказаться от парохода «Эрлинг».

В 1907–1908 годах капитан Копытов промышлял уже на другом арендованном судне – «Николай». Он с энтузиазмом совершенствовал технику промышленного рыболовства, искал и находил новые промысловые районы, удобные для круглогодичного лова рыбы. Копытов Н.Л. всеми силами пытался привлечь общественное внимание к вопросу организации тралового промысла рыбы в Баренцевом море.

В 1907 году на Мурмане, кроме капитана Копытова, вёл промысел на траулере «Опыт» архангельский купец Беляевский И.И. Затем недолгое время работали траулеры «Николай» и «Брат» ревельских рыбопромышленников Малаховых, но промысел был малоуспешным. С 1907 года промыслом на Мурмане стал заниматься саратовский купец Д.Н. Масленников. Он купил заграницей морской ледокол и несколько рыболовных судов. Масленников Д.Н. оборудовал на острове Кильдин промысловую базу, где была построена казарма для рабочих и склад для хранения угля. В Порт-Владимире Масленников Д.Н. открыл факторию. Кроме того, в Александровске он построил склады для продовольственных запасов и тары, то есть бочек для затаривания рыбы. За три года Масленников вложил в своё предприятие около 1 млн рублей.

В 1910 году капитан К.Ю. Спаде сделал попытку организовать русский промышленный траловый лов на Севере. Капитан Спаде хорошо знал морское дело и был талантливым предпринимателем. В этом же году капитан Спаде основал фирму «Русские северные промыслы К.Ю. Спаде – траловый лов и рыбная торговля» и пригласил в компаньоны группу бизнесменов прибалтийского Ревеля.

Фирма Спаде купила в Англии небольшой траулер, который назвали «Север». Судно отремонтировали, подняли на его борту российский флаг, и команда приступила к промыслу рыбы в Баренцевом море. Вместе с траулером «Север» начал промысловую работу и второй траулер Спаде – «Восток». Промысловый сезон 1910 года оказался для фирмы Спаде неудачным: потерпел аварию один из двух парусников, доставлявший рыбу в Петербург. Фирма стала убыточной и ревельские кампаньоны К.Ю. Спаде отказались от дальнейшего сотрудничества.

В 1911 году фирма Спаде направила на промысел одно судно – «Восток», которому способствовала исключительная удача: затраты на содержание судна и команды составили в месяц 2150 рублей, а доходы от улова – от 4000 до 6000 тыс. рублей. В 1912 году Спаде приобрёл ещё два судна – «Запад» и «Юг» и стал посылать свои траулеры в Норвежское море и к берегам Исландии. Спаде продавал рыбу не только в Архангельске, Риге, Петербурге, но и в Англии, где на вырученные деньги одновременно закупал каменный уголь.

В 1913 году К.Ю. Спаде построил базу для обслуживания своих судов на Мурмане, которая имела пристань, склады и жилые дома. Промысловая база находилась в небольшом становище Порчнихе за Большим Оленьим островом. Этот год был очень успешным для русских траулеров, а траулер «Запад» даже предпринял смелую экспедицию в устье реки Оби. Норвежский исследователь Фритьоф Нансен, внимательно следивший за развитием русской рыбной промышленности, в своей книге «В страну будущего» дал блестящую оценку нелёгкому походу капитана К.Ю. Спаде. В этом же году русские траулеры совершили экспедицию в воды Исландии и взяли там хорошие уловы рыбы.

Капитан К.Ю. Спаде мечтал значительно расширить своё дело за счёт покупки ещё 50 новых судов, но этим замыслам не суждено было осуществиться. Два траулера, принадлежавшие фирме К.Ю. Спаде, «Север» и «Юг» подорвались в 1915 году на немецких минах, поставленных в Горле Белого моря, а два оставшихся траулера очутились в Англии в период Гражданской войны.

Первая мировая война и два года гражданской войны полностью ликвидировали рыбный промысел: основная часть судов была уничтожена, а оставшаяся часть оказалась на территории иностранных государств. Баренцево море было театром военных действий, поэтому траловый промысел на Севере до окончания гражданской войны не существовал.

В 1919 году с разрешения временных руководителей Севера была создана рыбопромышленная фирма «Беззубиков и сыновья». Эта фирма вместе с местным отделением Центросоюза взяла в аренду 12 минных тральщиков английской постройки, которые практически были непригодны к эксплуатации. Этим судам был сделан ремонт, и они начали работу на промысле. Осенью 1919 года все 12 траулеров прекратили промысел и встали на зимовку из-за отсутствия топлива.

В 1920 году решением Архангельского губисполкома и ревкома было создано Государственное управление рыбными промыслами. Этому управлению были переданы 12 траулеров, национализированных у фирмы «Беззубиков и сыновья». В этом же году советское правительство закупило в Германии 17 траулеров. Первый новый траулер – РТ-34 «Дзержинский» стал самым мощным рыбопромысловым судном для круглогодичной работы в северных широтах. В марте 1920 года в Петрограде была создана Северная научно-промысловая экспедиция для исследования морских районов от Ухты до Печенги. Экспедиция имела специальный гидроихтиологический отряд, который на траулере «Дельфин» провёл исследования по программе профессора Н.М. Книповича. Учёные исследовали комплекс гидрологических проблем, систематизировали сведения о промысловой биологии Баренцева моря.

В соответствии с Декретом Совнаркома от 10 марта 1921 года было создано новое научное учреждение Севера – Плавучий морской научно-исследовательский институт, или, как его сокращённо называли, – Плавмарин (ныне это Полярный научно-исследовательский институт морского рыбного хозяйства и океанографии имени Н.М. Книповича). Как отмечалось в Декрете, Плавучий морской научный институт с отделениями биологическим, метеорологическим и геолого-минералогическим был создан в целях всестороннего и планомерного исследования Северных морей, их островов и побережий, имеющих государственное значение. Деятельность института распространялась на районы Северного Ледовитого океана, включая его моря, устья рек и острова. В сферу деятельности института входило побережье РСФСР европейской и азиатской территории, прилегающее к Северному Ледовитому океану.

В 1924 году был создан Северный государственный рыбный трест. В конце 1924 года началось перебазирование тралового флота из Архангельска в Мурманск. К осени 1926 года Траловый флот был полностью переведён в Мурманск. В ноябре 1927 года вступила в строй Мурманская траловая база. В 1927 году было выполнено 175 рейсов и выловлено 1753 тонн рыбы.

С первого года первой пятилетки (1928/29 – 1932/33 годы) в Ленинграде были размещены заказы на строительство судов для Мурманского тралового флота. В январе 1932 года в Мурманск пришёл первый отечественный траулер ленинградской постройки, а за ним ещё 11 судов. Всего за годы первой пятилетки траловый флот пополнился 34 паровыми, 10 дизельными судами. К 1933 году траловый флот имел на балансе 54 промысловых судна, добыча которых составила 5420 тонн рыбы, то есть в 1,7 раза больше, чем к началу первой пятилетки.

В годы второй пятилетки (1933–1937 годы) траловый флот получил основное пополнение с Северной судостроительной верфи Ленинграда: 1933 год – 10 траулеров, 1934 год – 4 траулера. В 1935 году в состав тралового флота входило 69 траулеров, из них 25 судов – отечественной постройки, 44 судна – иностранной постройки. Кроме того, в 1934 году Советский Союз купил у Англии крупнейший плавучий холодильник-рефрижератор «Королева Арктики» и паровой рефрижераторный траулер «Лиз». В 1935 году добыча рыбы судами Тралового флота составила 9850 тонн, в 1936 году – 18000 тонн.

По количеству судов за годы двух пятилеток траловая флотилия Мурмана увеличилась в 3,5 раза.

В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 мая 1938 года Мурманский округ Ленинградской области был преобразован в Мурманскую область. В ноябре 1939 года начались военные действия с Финляндией, поэтому Мурманская область и Баренцево море стали прифронтовыми районами. Для выполнения специального задания часть траулеров вошла в состав Северного военно-морского флота.

В 1940 году Мурманская судоверфь передала Траловому флоту два новых траулера: РТ-101 «Иван Папанин» и РТ-102 «Валерий Чкалов», третий траулер – РТ-103 «Победа» сошёл со стапелей уже в годы войны. К началу войны в состав тралового флота входили 49 добывающих судов, два плавучих рыбозавода – «Рефрижератор № 3» и «Памяти С.М. Кирова», пароход «Комсомолец» и посыльное судно «Жемчужина Севера». В годы Великой Отечественной войны (1941–1945 годы) из тралового флота было мобилизовано в состав Северного военно-морского флота 46 траулеров.

Начиная с первой послевоенной пятилетки и вплоть до 1990 года, рыбная промышленность Советского Союза развивалась быстрыми темпами. Этому способствовал научно-технический прогресс как в области судостроения и создания новых высокоэффективных орудий лова, так и в области новых безотходных технологий по переработке водных биологических ресурсов.

К 1989 году Советский Союз занял первое место в мире среди ведущих рыболовных держав по численности и тоннажу океанского рыбопромыслового флота. Общая численность советского флота рыбной промышленности составила 3165 единиц, включая 2830 промысловых судов, 54 производственных рефрижератора, 60 рыбоконсервных плавбаз, 8 мучных плавбаз, 180 приёмотранспортных рефрижератора, 33 единицы наливного флота (танкеры). В 1989 году Советский Союз занял первое место в мире по вылову морских биоресурсов, который составил 11,3 млн тонн. Кстати сказать, второе место по добыче морских биоресурсов поделили между собою Китай и Япония, добыча каждой их этих стран в 1989 году составила 11,2 млн тонн. В 1989 году потребление рыбы и рыбной продукции на душу населения в Советском Союзе составляло 22,5 кг при рекомендованной биологической норме потребления – 12,5 кг.

Рыбная промышленность современной России с начала 90-х годов XX века находится в состоянии системного экономического кризиса. Это произошло в результате воздействия целого ряда политических, общеэкономических и внутриотраслевых причин. В 1990 году вылов водных биологических ресурсов составил 7,2 млн тонн, 1991 году – 6,3 млн тонн, 1993 году – 3,9 млн тонн, 2008 году – 3,3 млн тонн. Выпуск пищевой продукции сократился почти в 20 раз. В соответствии со Стратегией развития морской хозяйственной деятельности Российской Федерации до 2030 года (далее – Стратегия), которая утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 8 декабря 2010 года № 2205-р, объём добычи водных биологических ресурсов к 2012 году должен был составить 4,3 млн тонн, к 2020 году – 6,6 млн тонн; среднее душевое потребление рыбной продукции к 2012 году планировалось на уровне 15,3 кг, к 2020 году – 28 кг.

Сегодня в экономике Северо-Западного федерального округа рыбохозяйственный комплекс занимает особое место, так как он обеспечивает население федерального округа и других регионов страны одним из важнейших видов продовольствия. Рыбохозяйственный комплекс является не только основным поставщиком сырья для сельского хозяйства, медицинской, химической, кожевенной промышленности, торговли и других секторов экономики, но и потребителем продукции судостроения и машиностроения, услуг радиосвязи, космической, электронной, химической промышленности и транспорта, обеспечивая занятость около 3 млн человек в смежных отраслях экономики. В прибрежных городах и населённых пунктах, расположенных в отдалённых районах, рыбное хозяйство создаёт рабочие места практически для всех их жителей.

Рыбохозяйственный комплекс состоит из промыслового и вспомогательного флота, береговой инфраструктуры. В общем объёме добычи морских биологических ресурсов и выпуска пищевой рыбопродукции из них доля организаций рыбного хозяйства Северо-Западного федерального округа составляет около 30%. Исторически сложились три центра рыболовства.

Первый центр – северный, который включает города Мурманск и Архангельск, а также Республику Карелия. На долю северного центра Северо-Западного федерального округа приходится 70% объёма добычи морских биоресурсов и производства продукции из них. В морском порту города Мурманска (хозяйствующий субъект – открытое акционерное общество «Мурманский морской рыбный порт») расположен крупнейший в России морской рыбный терминал, предназначенный для комплексного обслуживания судов рыбопромыслового флота. Значительное место в экономике рыбохозяйственного комплекса занимает рыболовство и рыбоводство во внутренних водоёмах, воспроизводство и охрана рыбных ресурсов. К Мурманскому морскому рыбному порту приписано свыше 200 рыбопромысловых судов морского промысла и более 100 судов прибрежного промысла.

Второй центр – западный, который размещается в городе Калининграде и производит 20% объёма продукции из морских биоресурсов.

Третий центр – Санкт-Петербург и Ленинградская область, на долю этого центра приходится 10% объёма производства продукции из морских биоресурсов.

Состояние стагнации, в котором находится рыбохозяйственный комплекс России, может быть преодолено только при успешном решении четырёх сложнейших проблем.

Первая проблемасвязана с износом рыбопромыслового флота. Физический и моральный износ основных фондов отрасли достиг критического уровня. Темпы обновления основных фондов отрасли замедлились настолько, что не обеспечивается даже простое воспроизводство. Инвестиции в основной капитал в последние годы не превышают 18% уровня 1990 года. В целом по рыбопромышленному комплексу России фактический износ основных производственных фондов составляет более 77%, то есть эти фонды работают за пределами нормативных сроков службы.

Поспешная приватизация, проведённая в отрасли, нанесла ей ни с чем не соизмеримый ущерб. В частные руки перешло свыше 90% организаций и судов, включая стратегические объекты – морские рыбные порты, крупные базы промыслового флота. Что касается, например, огромного количества вновь созданных частных судоремонтных организаций, то они не в силах выполнить качественный ремонт судов и обеспечить экипажам этих судов безопасные условия мореплавания.

Вторая проблемавызвана потерей ведущих позиций в мировом океанском промысле. Сегодня, по сравнению с советским временем, отечественный океанский флот многократно снизил объёмы добычи морских биологических ресурсов в Мировом океане, в том числе и в антарктических районах Южной Атлантики, которые богаты водными биоресурсами.

С 1990 года по 2008 год изменилась структура сырьевой базы отрасли. В 2008 году вылов морских биологических ресурсов составил 66,4% общих допустимых уловов, при этом в 200-мильной исключительной экономической зоне Российской Федерации – 61,7%, в исключительных экономических зонах иностранных государств – 84,6%, во внутренних водоёмах – 58,8%.

Основу сырьевой базы составляет океанское рыболовство, доля которого в общих уловах морских биологических ресурсов в среднем составляла около 95%, на долю внутренних водоёмов приходилось не многим более 5%. Уменьшение обьёмов добычи морских биологических ресурсов с 2000 по 2008 год произошло во всех зонах океанского рыболовства. Передислокация основной части флота в 200-мильную исключительную экономическую зону Российской Федерации привела к значительному снижению запасов основных популяций традиционных объектов лова.

Территориальная передислокация рыбопромыслового флота явилась одним из элементов его адаптации к изменившимся условиям работы. Промысел в отдалённых районах Мирового океана связан с дополнительными издержками в части материально-технического снабжения и реализации продукции. Рыбопромысловые организации, стремясь к сокращению затрат, сосредоточили свой флот преимущественно в 200-мильной исключительной экономической зоне Российской Федерации, что вызвало переориентацию на такие объекты морского промысла, которые пользуются спросом на внутреннем и внешнем рынках. В связи с этим резко возросла добыча ценных морских биологических ресурсов, и появился значительный объём невостребованных морских биологических ресурсов, промысел которых в сложившихся условиях становится низкорентабельным для российских производителей.

Третья проблемаобусловлена деградацией отечественного рыбопромыслового судостроения. Судостроительная промышленность теряет свою «квалификацию», так как не обеспечивается заказами на постройку промысловых судов.

Четвёртая проблемаобъясняется обострением конкуренции за морские биологические ресурсы в 200-мильной исключительной экономической зоне Российской Федерации. За последние пять лет общий вылов России не превышает 3–4 млн тонн (в Советском Союзе – 10,3 млн тонн). Причём, только 80% вылова приходится на 200-мильную исключительную экономическую зону Российской Федерации, территориальное море Российской Федерации и внутренние воды. Важнейшим резервом увеличения объёма добычи морских биологических ресурсов является возобновление активного промысла в различных частях Мирового океана. Но, эта «мечта» станет реальностью только в том случае, если будет построен новый современный флот рыбной промышленности.

Важнейшей задачей рыбохозяйственного комплекса североморских субъектов Российской Федерации является проведение ремонта и модернизации собственных крупнотоннажных добывающих судов для создания технических, технологических и организационных условий по выпуску на борту судов высококачественной рыбной продукции, соответствующей евростандартам. Но это возможно только в том случае, если государство возьмёт на себя затраты по оплате процентных ставок по кредитам (в виде субсидий).

Динамика развития отрасли показывает, что в случае не принятия оперативных мер по выводу отрасли из кризиса, Россия потеряет свой статус в мировом рыбном хозяйстве. Первоочередными мерами являются: обеспечение конкурентоспособности продукции при переработке сырья на борту судов и на береговых рыбоперерабатывающих заводах; доведение численности рыбопромыслового флота до 150 единиц; обновление флота до 2020 года в количестве 15 судов ежегодно; размещение заказов на строительство рыбопромысловых судов на отечественных верфях.

В настоящее время для организации промысловой работы в 200-мильной исключительной экономической зоне Российской Федерации и открытой части Атлантического океана необходимо иметь 60 судов типа больших морозильных траулеров и супертраулеров с мощностями по переработке 10 тысяч тонн морского биологического сырья в год.

В настоящее время остро обозначилась проблема незаконного промысла морских биологических ресурсов в 200-мильной исключительной экономической зоне Российской Федерации и поставкой их в Японию, Китай, Корею, Норвегию и другие страны. Наблюдается хищнический промысел высокорентабельных объектов промысла – крабов, морских ежей, трески и других морских биологических ресурсов.

В соответствии с Морской доктриной Российской Федерации одной из приоритетных задач в области морской политики России является проведение научных исследований в Арктике и Антарктике. Антарктическая зона Мирового океана имеет неограниченные возможности для промысловой добычи криля и кальмара.

В Северо-Западном федеральном округе до 2020 года планируется значительное увеличение доли вылова морских биологических ресурсов. В 2020 году объём вылова морских биоресурсов по сравнению с 2007 годом должен увеличиться в 2,4 раза и составить 2,5 млн тонн. Рост объёма добычи предполагается за счёт развития рыболовства в удалённых районах Мирового океана, Юго-Восточной части Тихого океана, Атлантическом секторе Антарктики.

Прогнозируется, что организации рыбохозяйственного комплекса Мурманской и Калининградской областей будут вырабатывать в 2020 году около 34% общероссийского объёма производства пищевой продукции из морских биоресурсов и около 50% производства консервов.

Эффективность основных направлений развития рыбной отрасли в долгосрочной перспективе ранее была определена Федеральной целевой программой «Повышение эффективности использования и развития ресурсного потенциала рыбохозяйственного комплекса в 2009–2012 годах», утверждённой постановлением Правительства Российской Федерации от 12 августа 2008 года № 606 (в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 20 декабря 2011 года № 1043). Данное Постановление предусматривало проведение мероприятий в отношении 23 хозяйствующих субъектов Северо-Западного федерального округа, причём затраты по 8-ми из них должны были финансироваться за счёт средств федерального бюджета.

Для сохранения прибрежных поселений североморских субъектов России необходимо осуществить неотложные меры по развитию социальной сферы, инфраструктуры и обеспечению занятости населения в других отраслях экономики.

Дальнейшее развитие, а затем и восстановление прибрежного промысла зависит от реального осуществлениячетырёх главных условий, которые способны дать толчок к решению данной проблемы.

Первое условие. Построить эффективные маломерные промысловые суда для базирования их в прибрежных поселениях. Комплектование экипажей этих судов осуществлять из числа местных жителей.

Второе условие.Использовать в более полной мере достижения биоиндустрии, позволяющие применять безотходные технологии по переработке сырья морских биологических ресурсов, в том числе водорослей и морских млекопитающих.

Третье условие. Создать в прибрежных поселениях инфраструктуру отрасли, включая береговые рыбообрабатывающие производства, холодильники, судоремонтные базы и другие её объекты.

Четвёртое условие. Развивать товарное рыболовство и другие виды аква- и марикультуры.

Таким образом, на развитие рыбохозяйственного комплекса сегодня оказывают негативное влияние следующие сдерживающие факторы:

– отсутствие инвестиционной привлекательности рыбного хозяйства, низкие темпы обновления основного капитала и, как следствие, отсутствие возможностей для адаптации организаций к росту цен на необходимые ресурсы производственного потребления;

– низкие темпы внедрения современных технологий реализации рыбной продукции, сохранение многоступенчатой системы торговых посредников и высокой доли организаций сферы обращения в розничной цене рыбной продукции;

– низкие темпы концентрации капитала как в вертикально, так и в горизонтально интегрированных организационных комплексах;

– отсутствие системной государственной поддержки научно-исследовательской и рыбопромысловой деятельности (по сравнению с государственной поддержкой, существующей в иностранных государствах).

Государственная политика в области развития рыбохозяйственного комплекса должна сводиться к преодолению негативных тенденций. В сложившихся обстоятельствах необходимо привести в соответствие объёмы выделенных средств с техническим состоянием и технологическими характеристиками судов, что позволило бы обеспечить рост рентабельности рыбопромысловой деятельности за счёт более полной загрузки наиболее производительных и эффективных судов. В настоящее время повышение эффективности рыбопромысловой деятельности невозможно без внедрения современных механизмов государственной поддержки российского рыбопромышленного комплекса и стимулирования на государственном уровне инновационной и инвестиционной активности.

При неизменной государственной политике в отношении рыбной отрасли наиболее вероятна такая ситуация, при которой возможен дальнейший рост зависимости рыбопромышленного комплекса от импорта, так как ожидаемое увеличение спроса на рыбную продукцию внутри страны столкнётся с ограниченным предложением продукции российского производства.

Дефицит внутренних финансовых ресурсов предопределил сохранение сложившейся зависимости российских рыбопромышленных организаций от иностранных кредитных источников (кредиты необходимы на пополнение оборотных средств). Сырьевой характер экспорта морских биологических ресурсов сохраняется по причинам низких темпов модернизации перерабатывающих мощностей, неконкурентоспособности судоремонтных организаций и устаревших технологий обслуживания судов в морских портах Российской Федерации.

Сегодня со стороны государств, которые имеют развитый рыбохозяйственный комплекс, чётко просматривается тенденция ужесточения контроля: во-первых, за морскими биологическими ресурсами в своих экономических зонах; во-вторых, в открытой части Мирового океана; в-третьих, за недоосвоенными морскими биологическими ресурсами со стороны российского рыбопромыслового флота в 200-мильной исключительной экономической зоне Российской Федерации. Данная ситуация провоцирует рост внешнеэкономического и внешнеполитического давления на Российскую Федерацию. Кроме того, создаёт приоритетные условия в этой сфере для иностранных государств, что объясняется отсутствием у российских организаций государственной поддержки в вопросе полного освоения допустимых уловов морских биологических ресурсов в 200-мильной исключительной экономической зоне Российской Федерации и конвенционных районах Мирового океана.

Отрицательно сказывается резкое сокращение количества российских научно-исследовательских и научно-промысловых экспедиций, дефицит современного высокотехнологичного оборудования средств поиска и разведки морских биологических ресурсов на достоверности оценок общих допустимых их уловов. Всем российским научно-исследовательским судам (основного типа) в 2012 году исполнилось 25 лет. В настоящее время финансируются лишь единичные экспедиции в отдалённые районы промысла. Следовательно, снижение ресурсных исследований является причиной снижения эффективности промысловой деятельности российских рыбохозяйственных организаций и дальнейшего ослабления позиции Российской Федерации в отношениях с другими мировыми рыболовными державами.

В ближайшее время, вследствие недоосвоения российским флотом выделенных квот на вылов водных биологических ресурсов, прекращения научных исследований и сокращения промысла морских биологических ресурсов в ряде районов Мирового океана, со стороны мирового сообщества может быть произведено перераспределение российских морских ресурсов в пользу других стран.

Для обеспечения государственного контроля в области охраны морских биологических ресурсов, то есть для государственных нужд, необходимо построить 2 научно-исследовательских судна, 4 судна для воспроизводства рыбы, 29 судов рыбоохраны. Кроме того, для контроля за ведением промысла, объёмами ввозимыми на территорию Российской Федерации морских биологических ресурсов необходима поставка в пограничные органы Федеральной службы безопасности РФ одного патрульного судна типа «Спрут» (проект 22120), 27 катеров и 99 моторных лодок.

Строительство научно-исследовательских судов позволит выполнять научные исследования, включая экспедиции в удалённые районы Мирового океана, для обеспечения рыбопромыслового флота сведениями о состоянии сырьевой базы для успешного ведения промысла.

В настоящее время основную часть проектов, связанных с развитием морской хозяйственной деятельности, предполагается осуществлять на основе реализации Стратегии и федеральных целевых программ: «Мировой океан», «Развитие транспортной системы России (2010–2015 годы)» (подпрограмма «Морской транспорт» и «Развитие экспорта транспортных услуг»), «Развитие гражданской морской техники на 2009–2016 годы», «Повышение эффективности использования и развитие системы базирования Черноморского флота на территории Российской Федерации в 2005–2020 годах». Кроме того, будут реализованы и другие федеральные целевые программы, имеющие отношение к морской деятельности.

Для восстановления масштабов морской хозяйственной деятельности необходимо преодолеть первоочередные причины, которые привели к изменению морского статуса России.

Советский Союз являлся признанным лидером среди мировых морских держав по хозяйственному освоению водных биологических и минеральных ресурсов Мирового океана, а также по военной составляющей.

Развал великой морской державы – Советского Союза привёл к резкому снижению технико






Дата добавления: 2016-07-11; просмотров: 1018; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2017 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.03 сек.