СИНОДАЛЬНАЯ РЕДАКЦИЯ 4 глава

На какой же закон делается ссылка в ст. 14 Устава? Под законом может пониматься Пятикнижие Моисея. Но, согласно третьей книге Моисея, брат и сестра подлежали истреблению уже за то, что они увидели наготу друг друга (Левит, гл. 20, ст. 17). Ясно, что в ст. 14 под законом имеется в виду не Библия, если кроме казни здесь говорится еще и об епитимии. Вероятнее всего, закон – это покаянные правила, именуемые церковным законом и в Законе Судном людем. Эти правила содержались в апостольских посланиях, в постановлениях Вселенских соборов, в епитимийниках типа Правил Василия Великого и в других канонах и своеобразно перерабатывались на Руси. В Заповеди святых отець ко исповедающимся сыном и дщерем – памятнике, приписываемом митрополиту всея Руси Георгию (1072–1073), Правила Василия Великого (архиепископа Кесарийского, IV в., одного из так называемых отцов церкви) изложены в смягченной форме. В частности, за блуд с сестрой по Правилам Василия Великого следовало не причащать (не камкати) в течение 15 лет, все это время следовало поститися и плакати, но митрополит Георгий смягчает епитимию: Мы же 3 лета камкати же не повелеваем, но сухо ясти 12 час, и поклоны на день 500, аще ли обленится – 15 лет творить262 [Заповедь святых отець ко исповедающимся сыном и дщерем. – Голубинский Е. Е., с. 509-526, ст. 144].

Статья 15

Статья, подобно ст. 14, предусматривает наказание за вступление в половую связь близких родственников, но, очевидно, здесь имеются в виду уже не брат и сестра, поскольку о них специально говорится в предыдущей статье. В Уставе не расшифровывается понятие ближний род, но вероятно, в него следует включать такие пары, как племянник и тетка, племянница и дядя, двоюродные брат и сестра. За вступление в половую связь Устав предписывает их разлучить и подвергнуть епитимий и штрафу, правда, в несколько меньшем размере, чем предусмотрено в ст. 14.

Статья 16

Статья преследует двоеженство, допускаемое язычеством. Слово водит указывает на то, что церковного брака ни с одной из жен, возможно, и не было заключено, обе жены могли быть водимыми (это понятие употребляется в Повести временных лет для обозначения языческих жен), тем не менее такое положение не допускается церковным правом. Предписание а первую держит по закону означает требование оформить брачные отношения, согласно церковному закону, венчанием. Если муж продолжал жить с нею в языческом браке, невзирая на предписание церковного суда (а иметь лихо водити ю), его полагалось казнию казнити.



Применение наказания в виде заключения в церковном доме ко второй жене, именуемой в некоторых списках Устава подлеглой (которая подлеглая – по спискам из собрания Румянцева и Егорова в ГБЛ), указывает на то, что церковь отстаивала принцип единобрачия как в случае заключения церковного брака, так и в случае, если языческий брак не был оформлен церковью. Желание супругов жить в полигамном браке расценивалось как преступление. Таким образом, церковь противопоставляла языческому брачному праву институт единобрачия, давая понять, что она признает лишь такие отношения между полами, которые построены на основе одной-единственной и почти нерасторжимой связи между мужчиной и женщиной.

Статья 17

Статья предусматривает наказание за развод супругов по собственной воле (см. комментарий к ст. 4). Согласно Уставу, языческие браки в какой-то степени приравниваются к церковным бракам. В этом можно заметить стремление церкви найти компромисс с действительностью, раз уж церкви не удалось убедить идти под венец, то по крайней мере она не допускала роспустов. По свидетельству митрополита Иоанна II (1080–1089), церковные браки в XI веке заключали лишь бояре да князья, народ обходился без благословения и венчания, устраивал свадьбу с плясаньем, гуденьем и плесканьем. Возможно, поэтому штраф за расторжение невенчанного брака в два раза меньше, чем штраф за своевольное расторжение церковного брака (правда, в списке Академического извода эта разница в штрафах выглядит не столь очевидной, поскольку в одном случае штраф уплачивается серебром, а в другом случае – золотом). Но в том, что штраф взимался в пользу епископа и за расторжение языческого брака, проявилось стремление церкви в чем-то приравнять языческие браки к церковным. Борьба с невенчанными браками и разводами велась не только с помощью штрафов, но и посредством епитимий, о чем свидетельствуют правила вышеупомянутого митрополита Иоанна II263 [Русская историческая библиотека, т. VI, стб. 18], а также некоторые списки Устава.

Статья 18

Статья содержит два состава: блуд с монахиней и скотоложство. Первого состава нет в Уставе кн. Владимира, вероятно, из-за отсутствия в то время монастырей. По византийским законам за это преступление обоим отрезали носы, по русскому же Уставу наказание ограничивалось штрафом и епитимией.

Статья 19

Статья карает свойственников за вступление в половую связь.

Статья 20

В статье предусматривается наказание за вступление в половую связь мужчины одного рода с двумя сестрами другого рода. Этот запрет имеет то же основание, что и более общий запрет вступать в половую связь со своими близкими родственниками и свойственниками. Основная цель запрета – обезопасить отношения в семье от страстей, вызываемых духом соперничества. Указание на это находим в Библии: Не бери жены вместе с сестрою ее, чтобы сделать ее соперницей, чтоб открыть наготу ее при ней, при жизни ее (Левит, XVIII, 18). Кроме того, основанием запрета служило нарушение моногамной модели церковного брака.

Падеться – вступит в половую связь

Статья 21

Статья, подобно ст. 19, карает свойственников за вступление в половую близость. Если ст. 19 имеет целью оградить от полового соперничества отца и сына, вступающих при нарушении запрета в половые отношения с одной женщиной – женой сына, то ст. 21 имеет целью оградить от соперничества двух братьев, вступающих в половые отношения с женой одного из них. Обращают на себя внимание различные суммы штрафов в том и в другом случае. Сравнение статей дает основание считать, что законодатель более строго карает отца, нарушившего запрет, чем брата. Из этого можно сделать вывод, что законодатель более озабочен ограждением от соперничества отца и сына, чем братьев.

Статья 22

Статья наказывает пасынка за вступление в половую связь с мачехой. Эта норма оберегает также отношения отца и сына. Значительно меньший размер штрафа, чем предусмотрено в ст. 19, охраняющей те же отношения, может объясняться тем, что, во-первых, нарушение запрета ст. 22 совершается не отцом и поэтому не подрывает его авторитет, а во-вторых, соблазн нарушения ст. 22 не столь велик, сколь соблазн нарушения ст. 19. Показательно, что Устав не содержит прямого указания на запрет половых отношений сына с матерью, хотя, возможно, они охватываются более общим запретом ст. 15.

Статья 23

Статья предусматривает ситуацию, прямо противоположную той, которая отмечена в ст. 20. 100-гривенный штраф, налагаемый на братьев, вступивших в связь с одной и той же женщиной, вероятно, должен был делиться между ними пополам. Но и тогда все равно получается большая сумма, чем в случае, предусмотренном ст. 20 (лишь в списке Академического извода штрафы плохо сопоставимы, поскольку в одном случае за единицу измерения берется золото, а в другом – серебро). Очевидно, что законодатель стремился предотвратить соперничество мужчин более суровыми санкциями, чем соперничество женщин. Показательно, что и в том и в другом случае штраф налагается на мужчин. Женщина, вступившая в половые отношения с двумя братьями, заключалась в церковный дом; судьба же двух сестер, вступивших в близость с одним мужчиной, законодателем не раскрывается. Сравнение ст. 23 со ст. 21 заставляет провести необходимые разграничения. И в той и в другой статье регулируются отношения между двумя братьями: в ст. 21 один из братьев вступает в половые отношения с женой другого брата, а в ст. 23 два брата одновременно блудят, как сказано в нескольких списках, со одиною женкою, не являющейся ни для кого из них женою. Штраф во втором случае для каждого брата выше, чем штраф для одного из них в первом случае. Очевидно, что случай, предусмотренный ст. 23, расценивается церковью как более опасный. Почему? Это остается загадкой.

Статья 24

Статья запрещает родителям под страхом церковного наказания насильно выдавать замуж девку или женить отрока. Родители привлекались к ответственности в том случае, когда кто-либо из детей что створит над собою, т. е. покончит жизнь самоубийством или попытается осуществить такой замысел. Данные казусы указывают на психологическое отношение русских к замене языческой свободы природных отношений церковным браком.

Статья 25

Статья устанавливает ответственность за оскорбление чужой жены словом, которое расценивалось как позорящее. На взгляд В. О. Ключевского, установление ответственности за оскорбление словом «было первым опытом пробуждения в крещеном язычнике чувства уважения к нравственному достоинству личности человека»264 [Ключевский В. О. Соч., т. I, с. 255]. Не исключено, что, насаждая новую половую нравственность, сама церковь стала вкладывать в слово, обозначающее определенное поведение, позорящий смысл, в то время как в языческую эпоху такое поведение могло и не расцениваться как постыдное. Ведь известно, что со вступлением в христианскую эпоху, например, в римское право были включены странные нормы, согласно которым стало расцениваться как нечто позорное увлечение «церковными и сценическими представлениями» (Эклога, с. 103). Но известно также, что в языческую эпоху античности театральное искусство высоко почиталось как в Древней Греции, так и в Древнем Риме. Вероятно, гонения, которым стали подвергаться «церковные и сценические представления», могут быть объяснены тем, что они имели не меньший интерес, чем церковная служба, а поэтому отвлекали массу от церкви. Видимо, по той же причине церковь на Руси подвергала нападкам игрища. Это четко заметно в более позднем законодательстве – в Стоглаве 1551 г. В Уставе же кн. Ярослава Пространной редакции посещение женой игрищ стало расцениваться как повод к разводу.

Очевидно, в ст. 25 имеется в виду заведомо ложное обвинение в известном поведении, потому что в противном случае лицо, называющее женщину синонимом слова блудница, должно было расцениваться как блюститель церковной нравственности и, конечно же, поощряться, а не подвергаться денежным взысканиям. Подобно тому, как это сделано в ст. ст. 2–3 Устава, ст. 25 устанавливает различные штрафы за оскорбление в зависимости от социальной принадлежности женщины.

Истор – то, что было истрачено родителями жениха во время приготовления к свадьбе.

Статья 26

Статья запрещает остригать волосы на голове (в списках Уваровского вида запрет прямо адресуется женщинам) и сбривать бороду. Статья основывается на стихах Ветхого завета: Не стригите головы вашей кругом, и не порти края бороды твоей (Левит, гл. 19, ст. 27). Но известно, что не все христиане считали необходимым следовать ветхозаветной заповеди (католики, например). Почему же на Руси церковь легализовала ветхозаветную заповедь? Более того, насильственное лишение бороды каралось, согласно Русской Правде, самой крупной продажей в размере 12 гривен (ст. 67 Пространной ред.). Более поздние памятники права сохранили высокие санкции за вырывание бороды (например, Псковская Судная грамота предусматривает двухрублевую компенсацию за вырванную бороду). Для сравнения следует указать, что за убийство взимался штраф в пользу князя в размере только одного рубля (ст. ст. 117 и 96). И хотя в этих статьях речь идет о неоднозначных платежах (в первом случае два рубля присуждаются потерпевшему и о вознаграждении князя ничего не говорится, во втором случае, наоборот, говорится о продаже князю и ничего не говорится о платежах семье потерпевшего), тем не менее, значительный размер суммы штрафа за вырывание бороды очевиден. Возможно, что вырывание бороды расценивалось как оскорбление действием, обезображение лица. Но не исключено и то, что, запрещая сбривать бороду (в одном из списков Фроловского извода прямо указывается на собственную бороду) и оберегая ее от посягательств других лиц, церковь и государство расценивали ее как внешний признак принадлежности к православному народу. Это служило простым и наглядным средством консолидации внешне однообразной массы и противопоставления ее вне стоящим. Высокие санкции устанавливались именно потому, что изменение облика вело бы к ликвидации одного из признаков такой консолидации.

Для женщин это менее важно, но и у них были свои признаки принадлежности к православной массе: длинные волосы и повой (русский женский головной убор, платок). Срывание повоя с головы женщины каралось, в частности, по договору Новгорода с немцами 1189–1199 гг. Статья 8 договора указывала: Оже съгренеть чюжее жене повои с головы или дщьри, явится простоволоса, 6 гривн старые за сором 265 [Памятники русского права. Вып. второй, с. 124-126].

Статьи 27–28

В статьях устанавливается ответственность за кражу перечисленных в них предметов. Согласно ст. ст. 34, 35, 43 Русской Правды Пространной редакции, кража тех же предметов наказывалась князем. Устав же относит дела о краже определенных предметов уже к совместной юрисдикции епископа и князя, которые должны делить штраф пополам. Однако перечень объектов кражи мало проясняет специфический интерес церкви к этим делам. Можно было бы предположить, что появление в Уставе статей о краже жита, портов и пр. имеет целью урегулировать вопрос об ответственности мужа и жены. Действительно, в некоторых списках Устава употребляются понятия муж и жена. Но в большинстве списков используются термины муж и женка, которыми редко обозначаются супруги: муж – это обозначение как мужа, так и мужчины вообще, а женкою именовалась любая женщина. Но то, что по крайней мере в некоторых списках говорилось о муже и жене, указывает, что составители этих списков расценивали санкции данных статей как указание на индивидуальную ответственность мужа и жены.

Порты – холсты из грубой пряжи; одежда.

Портищи – отрезы ткани, необходимые для шитья одежды.

Поневы – лоскут, которым крестьянки окутывали бедра вместо юбки.

Статья 29

Статья содержит указание на виру, знакомую по Русской Правде, которую взимал князь в случае убийства. В ст. 6 Русской Правды Пространной редакции говорится об убийстве во время пира или в ссоре (в сваде). Русская Правда не раскрывает вопроса о том, по какому поводу созван пир. Для Русской Правды это неважно; важно то, что законодатель предписывает верви платить виру вместе с убийцей, может быть потому, что вервь должна была бы остановить кровопролитие, но не сделала этого. В Уставе кн. Ярослава ясно конкретизируется род убийств, в разбирательстве которых наряду с князем участвует владыка, соответственно и вира делится между ними пополам. В первую очередь, это убийство во время свадебных боев. Интерес церкви к этим делам обусловливался ее миротворческой миссией и монополизацией вопросов регулирования брачных отношений. Свадебные бои, являвшиеся обычной принадлежностью языческих игрищ, не могли не вызвать церковного вмешательства. Именно поэтому в Уставе оговаривается участие епископа (владыки) в судебном разбирательстве и разделе виры. В церковных правилах и поучениях содержатся предписания отказывать в отпевании убитых в таких беззаконных боях. В Поучении новгородского архиепископа Ильи (Иоанна) 1166 г. говорится: И про беззаконный бой вы, попове, уймайте детий своих; или кого убьють, и вы над ними в ризах не пойте, ни просфуры приимайте266 [Русская историческая библиотека, т. VI, стб. 370].

Правила Владимирского собора 1274 г. запрещают также хоронить убитых в бесовских боях близ церквей: Пакы же уведохом бесовськая аше торжаще обычая треклятых един в божествьныя праздъники позоры некакы бесовьскыя творити, с свистанием, и с кличем, и с воплем съзывающе некьи скаредныя пьяница и бьющеся дрьколеем до самыя смерти и възимающе от убиваемых порты... Аще и умреть, то над ним не ходять иереи и службы за них да не творять; ни положити их близ божиих церкв267 [Русская историческая библиотека, т. VI, прилож., стб. 95-96].

Помимо виры и головничества, о которых не упоминает Устав, но говорит Русская Правда, убийца в драке подвергался епитимии: А по мертвецы дрался еси – опитемьи 15 дний268 [Смирнов С. И. Материалы для истории древнерусской покаянной дисциплины. М., 1912, № XXIV, с. 141, ст. 14 «Покаянья»; см. также: Щапов Я. Н. Княжеские уставы и церковь…, с. 283].

Сгородное бои – А. А. Зимин заменил в тексте Устава это непонятное слово на зговорное269 [Памятники русского права. Вып. первый, с. 261, ст. 27]. Но ни один из списков Устава кн. Ярослава не дает к этому оснований. В списках Маркеловского извода Пространной редакции вместо сгородное вставлено изгородное (ст. 33), в Румянцевской редакции – огородное, а в остальных употребляется слово сгородное или городное (список Е Фроловского извода). Смысл его не ясен.

Статья 30

Статья карает за драку двух мужчин, если они дерутся женскы (это определение отсутствует в Маркеловском (ст. 38) и в Архивном изводах (ст. 36) Пространной редакции) или кто-либо из них кусается. Слова мужа два бьетася женскы заменены в Белозерском изводе Устава словами мужа два бьетася женкы деля.

Что касается драки с укусами, составляющей либо второй состав, либо пояснение к предшествующим словам, то этот казус, по-видимому, близок к зубоеже, упоминаемой в Уставе кн. Владимира.

Статья 31

Статья охраняет чужую жену от побоев, в то время как ст. 25 – от необоснованных позорящих обвинений. Согласно ст. 31, побитой жене присуждалось, по-видимому, какое-то вознаграждение за сором. Не вполне ясно, на основании какого закона полагалось это вознаграждение. Ни Русская Правда, ни Закон Судный людем не содержат указаний на этот счет. Можно предположить, что вознаграждение за побои присуждалось по аналогии с другими статьями того же закона в зависимости от социальной принадлежности женщины (потерпевшей). Лишь в двух списках Белозерского извода прямо указывается: за сором ей по закону 6 гривен сребра, т. е. столько же, сколько и епископу.

Статья 32

Статья выделяет из нескольких дел, перечисленных в Уставе кн. Владимира или сын отца бьеть, или матерь, или дчи, или снъха, свекровь, лишь одно и указывает ответственность за него.

Волостельская казнь – наказание, налагаемое волостелем, управителем волости; это светское наказание, возможно, битье кнутом, но не смертная казнь, поскольку в статье говорится еще и о церковном наказании (епископу в вине). Для сравнения можно привести норму из Закона Судного людем Пространной ред., согласно которой даже ослушание родительской воли каралось убиением камнями: «О сыну. Аще кому будеть сынъ непокоривъ, губитель, не послушан речи отца своего и ни матери, и кажють, и не послушаеть, а отечь его изъведеть передъ врата градная и места града того, глаголюще: сын нашь непокорливъ есть и губитель, не послушая речии наших, ветуя и пьяница, да побъють и камением мужи града того, да умреть, да измуть злое сами по себе, да и друзии узревше убояться»270 [Закон Судный людем. Пространная и сводная редакция, с. 147]. Очевидно, что норма Закона Судного людем резко расходится с основными началами Устава кн. Ярослава в вопросе о наказаниях. Поэтому вряд ли его можно расценивать как действовавший на Руси закон (ср. Закон Судный людем Пространной и Сводной редакций, с 13, 21).

Статья 33

Статья предусматривает случай, о котором говорится в ст. 24, но несколько в ином значении: ст. 24 запрещает родителям насильно принуждать к вступлению в брак, а ст. 33 запрещает препятствовать желанию детей жениться или выходить замуж.

Статьи 34–37

Статьи содержат указания на преступные деяния церковных людей и на суд епископа по этим делам.

Статья 34 указывает на закрытое для мирян разбирательство дел о блуде монахов, монахинь, попов или их жен, а также проскурниц. По византийским законам, а также по Закону Судному людем блуд монаха или монахини карался отрезанием носа и 15-летней епитимией (Эклога, тит. XVII, ст. 23; Закон Судный людем Краткой редакции, с. 106, гл. 7). Устав же кн. Ярослава оставляет вопрос о наказании на усмотрение епископа.

Статья 35 указывает на суд епископа по делам без времене упившихся попов или монахов. Согласно церковным правилам, поп, проведший в пьянстве всю ночь до шести часов утра, не допускался к заутрене и рисковал быть извергнутым из сана271 [Русская историческая библиотека, т. VI, стб. 20, ст. 34].

Статья 36 содержит указание на суд епископа в случае, когда монах или монахиня рострижеться.

Статья 37 запрещает княжеским управителям вторгаться в дела, касающиеся церковных людей, и регулирует вопрос об их наследстве. Запрет аналогичен тому, который содержится в Уставе кн. Владимира.

Проскурница – женщина, выпекающая просвиры.

Оприсно – без участия.

Рострижется – лишится монашества.

Обрядит – осудит.

Домовные люди – лица, отбывающие наказания в церковном доме.

Безатщина – выморочное имущество.

Статья 38

Статья запрещает под страхом казни по закону вмешиваться кому бы то ни было в церковные суды. Аналогичные увещевания содержатся в Уставе кн. Владимира.

Статья 39

Статья указывает на проклятие, т. е. отлучение от церкви, тем, кто посмеет вмешаться в церковные суды.

 

ПРОСТРАННАЯ РЕДАКЦИЯ

 

Введение

Из пяти изводов Пространной редакции (Основного, Ипатьевского, Археографического, Маркеловского и Архивного) здесь публикуются списки двух старших: Основного и Ипатьевского.

В основе публикации – список Основного извода в сборнике первой половины XVI в., хранящемся в Государственной публичной библиотеке им. М. Е. Салтыкова-Щедрина, Основное собрание F.11.251, лл. 103 об. – 106 об.

Разночтения издаются по следующим спискам:

Основной извод:

1. А – Библиотека АН СССР в Ленинграде, 45.10.4, второй половины XVI в., лл. 134 об. –139.

2. У III – Государственный исторический музей, собр. Уварова, № 482, второй половины XVI в., лл. 174– 178 об.

3. У IV – Государственный исторический музей, собр. Уварова, №611, XVII в., лл. 151 об. – 155.

Ипатьевский извод:

Ип – Государственный исторический музей, Музейское собрание № 1009, 1420-х гг., лл. 95–96 об., в сборнике.

 

Текст

1. А се аз, князь великыи Ярослав, сын Володимеров, по данию отца своего сгадал есмь с митрополитом киевским и всея Руси Иларионом, сложихом греческыи номоканон; еже не подобаеть сих тяж судити князю, ни бояром его, ни судиям его, дал есмь митрополиту и епископом: роспусты по всем городом, 10-ю неделю мыта272 к церкви и к митрополиту, а людем его не даяти мыта нигде; осминечье дал есми.

2. Аще кто умчить девку или насилить, аще боярская дочи будеть, за сором ей 5 гривен злата, а митрополиту 5 гривен золота; аще будеть менших бояр, гривна золота ей, а митрополиту гривна золота; а добрых людей будеть, за сором рубль, а митрополиту рубль; на умыцех по 60 митрополиту, а князь их казнить.

3. Аще кто пошибаеть боярскую дочерь или боярскую жену, за сором ей 5 гривен золота, а митрополиту 5 гривен золота273; а меньших бояр – гривна золота, а митрополиту – гривна золота274; нарочитых людей – два рубля, а митрополиту два рубля; простыи чади – 12 гривен кун, а митрополиту 12 гривен275, а князь казнитель276.

4. Аще же пустить боярин жену великых бояр, за сором ей 300 гривен, а митрополиту 5 гривен золота, а менших бояр гривна золота, а митрополиту гривна золота; а нарочитых людии 2 рубля, а митрополиту 2 рубля; простои чади 12 гривен, а митрополиту 12 гривен, а князь казнить.

5. 277Аще же девка блядеть или дитяти добудеть у отца, у матери или вдовою, обличивше, пояти ю в дом церковныи.

6. Тако же и женка без своего мужа или при мужи дитяти добудеть, да погубить, или в свиньи ввержеть, или утопить, обличивши, пояти (и)278 в дом церковный, а чим ю279 паки род окупить280.

7. Аже девка засядеть великих бояр, митрополиту 5281 гривен золота, а менших бояр – гривна золота, а нарочитых людии – 12 гривен, а простои чади рубль.

8282. Аже муж от жены блядеть, митрополиту нет кун, князь казнити283.

9. Аже муж284 оженится иною женою, а с старою не роспустится, митрополиту вина, молодую понятии в дом церковны(и)285, а со старою286 житии.

10. Аже поидеть жена от своего мужа за иныи муж или287 иметь блясти288 от мужа, ту жену поняти в дом церковный, а новоженя в продажи митрополиту.

11. Аще будеть жене лихыи недуг, или слепа, или долгая болезнь, про то еа не пустити.

12. Тако же и жене нелзе пустити мужа.

13289. Аще кум с кумою блуд створить, митрополиту 12 гривен, а опитемии указание от бога290.

14. Аще кто зажжеть гумно, или двор, или иное что, митрополиту 40 гривен, а опитемию подоимуть, а князь казнить291.

15292. Аще кто с сестрою блуд створить, митрополиту 40 гривен, а во опитемии указано по закону.

16. Аще ближний род поимется, митрополиту 40 гривен, а их разлучити, а опитемию приимуть.

17. Аще кто иметь две жены водити, митрополиту 20 гривен, а которая подлегла, тую пояти в дом церковный, а первую жену держати по закону. Иметь ли лихо ею держати, казнью казнити.

18. Аще муж роспустится с женою по своей воли, а будеть ли венчальная, и дадять митрополиту 12 гривен, будеть ли невенчальная, митрополиту 6 гривен.

19. Аще жидовин или бесерменин будеть с рускою, на иноязычницех митрополиту 50 гривен, а рускую поняти в дом церковный.

20. Аще кто блудить с черницею, митрополиту 40 гривен, а во опитемию вложити.

21. Аще ли кто с животиною блуд створить, митрополиту 12 гривен, а во опитемии и в казни.

22. Аще свекор с снохою блудить, митрополиту 40 гривен, а опитемию приимуть по закону.

23. Аще кто з двема сестрама в блуд впадеть, митрополиту 12 гривен.

24. Аще кто с падчерицею блудить, митрополиту 12 гривен.

25. Аще деверь с ятровию впадеть293, митрополиту 12 гривен.

26. Аще кто с мачехою в блуд впадеть, митрополиту 12 гривен.

27. Аще два брата с единою женою, митрополиту 30 гривен, а женку поняти в дом церковный.

28. Аще отец с дочерию впадеть в блуд, митрополиту 40294 гривен, а опитемию приимуть по закону.

29. Аще девка не въсхощеть замуж, то отец и мати силою дадять. А что девка учинить над собою, то отец и мати митрополиту в вине.

30. Аще кто зоветь чюжую жену блядию, а будеть боярьская жена великых бояр, за сором 5 гривен золота, а митрополиту 5 гривен золота, а князь казнить; а будеть меньших бояр – 3 гривны золота, а митрополиту рубль; оже будеть городскых людей – 3 гривны золота, а митрополиту рубль; селенце – 60 резан, а митрополиту 3 гривны.

31. Аще кто пострижеть кому голову или бороду, митрополиту 12 гривен, а князь казнить.

32. Аще муж иметь красти конопле или лен и всякое жито, митрополиту 12 гривен. Тако же и женка.

33. Аще муж крадеть белыа порты, или портища, или полотны, и митрополиту 3 гривны, а тако же и женка.

34. Аще кто иметь красти сватебное и сгородное – все митрополиту.

35. Про девку сыр краявши, за сором ей 3 гривны, а что потеряно, тое295 заплатити, а митрополиту 6 гривен, а князь казнить.

36. Аще жена мужа крадеть и обличити ю, митрополиту 3 гривны, а муж казнить ю, и про то не разлучити.

37. Аще кто клеть крадеть, тако же творять.

38. Аще жена будеть чародеица, наузница, или волхва, или зелейница, муж, доличив, казнить ю, а не лишиться.

39. Аще мужа два бьетася женьскы, любо одереть, любо укусить, митрополиту 12 гривен.

40. Аще жена бьеть мужа, митрополиту 3 гривны.

41. И жене две бьется, митрополиту 6 гривен на виноватой.

42. Аще который муж бьеть чюжюю жену, за сором ей по закону, а митрополиту 6 гривен.

43. Аще ли сын биеть отца или матерь, да казнять его волостельскою казнию, а митрополиту в дом церковный такий отрок.

44. Иже чернець или черница впадеть в блуд, тех судити митрополиту.

45. Тако же или поп297 или попадиа, или проскурница, а впадуть в блуд, тех судили, митрополиту опроче миру, а въ что их осудить, волен.






Дата добавления: 2016-07-11; просмотров: 617; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2017 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.027 сек.