Типология латиноамериканских революций.

 

Интеграция в оп­ре­де­лен­ную сис­те­му ми­ро­во­го хо­зяй­ст­ва тре­бу­ет оп­ре­де­лен­но­го ми­ни­му­ма со­ци­аль­но-эко­но­ми­чес­ких и по­ли­ти­чес­ких ус­ло­вий в каж­дой из всту­па­ющих в нее стран. Это хо­ро­шо вид­но из то­го, как се­год­ня вступ­ле­ние в ми­ро­вое со­об­щес­т­во и по­мощь кре­ди­та­ми за­ра­нее ого­ва­ри­ва­ют­ся про­ве­де­ни­ем из­вес­т­ных ре­форм по ре­цеп­там Меж­ду­на­род­но­го ва­лют­но­го фон­да. Точ­но так же сис­те­ма меж­ду­на­род­но­го раз­де­ле­ния тру­да, ко­то­рая с кон­ца XVI­II в. скла­ды­ва­лась вок­руг «фаб­ри­ки ми­ра» Ан­г­лии и в ко­то­рую так рва­лись ла­ти­но­аме­ри­кан­с­кие ре­во­лю­ци­оне­ры, пред­по­ла­га­ла осу­щес­т­в­ле­ние на кон­ти­нен­те пре­об­ра­зо­ва­ний в ду­хе ли­бе­раль­ной док­т­ри­ны. Ка­ких же имен­но?

Этот воп­рос тре­бу­ет осо­бо­го вни­ма­ния по двум при­чи­нам. Во-пер­вых, по­то­му, что отож­дес­т­в­ле­ние по­ня­тия «ли­бе­ра­лизм» в мас­со­вом соз­на­нии с «воль­но­дум­с­т­вом», «излиш­ней тер­пи­мос­тью» и да­же «вред­ным по­пус­ти­тель­с­т­вом» край­не не­вер­но, как мы сей­час убе­дим­ся, от­ра­жа­ет его ре­аль­ное со­дер­жа­ние. Во-вто­рых, по­то­му, что из­вес­т­ное де­ле­ние пу­тей раз­ви­тия ка­пи­та­лиз­ма в сель­с­ком хо­зяй­ст­ве на «аме­ри­кан­с­кий­» (че­рез крес­ть­ян­с­кие хо­зяй­ст­ва к фер­мер­с­т­ву) и «прус­ский­» (че­рез мед­лен­ное обур­жу­ази­ва­ние фе­одаль­ных по­мес­тий­) не ос­та­ви­ло мес­та ан­г­лий­ско­му опы­ту сго­на крес­ть­ян с зем­ли и ого­ра­жи­ва­ния по­мес­тий­, прев­ра­тив крес­ть­ян­с­кую аг­рар­ную ре­фор­му в ед­ва ли не глав­ное ме­ри­ло бур­жу­аз­нос­ти ре­во­лю­ций. Пос­коль­ку в вой­не за не­за­ви­си­мость Ла­тин­с­кой Аме­ри­ки та­кой ре­фор­мы поч­ти не бы­ло, то в оте­чес­т­вен­ной и за­ру­беж­ной на­уке ши­ро­ко рас­п­рос­т­ра­нил­ся вы­вод, буд­то ра­ди­каль­ных бур­жу­аз­ных пре­об­ра­зо­ва­ний со­ци­аль­но-эко­но­ми­чес­кой струк­ту­ры в стра­нах кон­ти­нен­та не про­изош­ло.

Поэтому важ­но приг­ля­деть­ся к пре­об­ра­зо­ва­ни­ям, на­ча­тым под дав­ле­ни­ем ла­ти­фун­дис­тов еще во вто­рой по­ло­ви­не XVI­II в, и ус­ко­рен­ным в хо­де ос­во­бо­ди­тель­ной вой­ны 1810-1826 гг. и пер­вые пос­ле­во­ен­ные го­ды. Пер­вые же кон­с­ти­ту­ции Ве­не­су­элы, Но­вой Гра­на­ды и Ки­то (1821), Бо­ли­вии и Пе­ру (1826), Мек­си­ки (1824) и дру­гих не­за­ви­си­мых го­су­дарств от­ме­ни­ли май­орат и иные фор­мы не­от­чуж­да­емос­ти вла­де­ний­, в том чис­ле цер­ков­ных, и в ря­де стран раз­вер­ну­лась эк­с­п­роп­ри­ация мо­на­шес­ких ор­де­нов. В 1788 г. пал древ­ний ис­пан­с­кий зап­рет на ого­ра­жи­ва­ние зе­мель­ных вла­де­ний. В Но­вой Гра­на­де (1777 и 1820 ), Ве­не­су­эле и Ки­то (1820), ря­де шта­тов Мек­си­ки (20-е го­ды XIX в.), Пе­ру (1824), Бо­ли­вии (1825), Гва­те­ма­ле и Саль­ва­до­ре (30-е го­ды XIX в.) под пред­ло­гом прев­ра­ще­ния ин­дей­цев в час­т­ных соб­с­т­вен­ни­ков на­ча­лось раз­ру­ше­ние и раз­г­раб­ле­ние об­щин­но­го зем­лев­ла­де­ния. Пов­се­мес­т­но шла ли­хо­ра­доч­ная рас­п­ро­да­жа в час­т­ную соб­с­т­вен­ность быв­ших ре­ален­го­вых, ком­му­наль­ных и про­чих не­от­чуж­да­емых ра­нее зе­мель, на ко­то­рых ве­ка­ми крес­ть­ян­с­т­во­ва­ли мил­ли­оны мел­ких не­ле­галь­ных зем­ле­поль­зо­ва­те­лей.

В нас­то­ящую на­род­ную тра­ге­дию эта при­ва­ти­за­ция вы­ли­лась в ве­не­су­эль­с­ко-но­вог­ра­над­с­ких льяно­сах и ар­ген­ти­но-уруг­вай­ской пам­пе, где преж­де «ни­чей­ные» зем­ли и скот да­ва­ли про­пи­та­ние сот­ням ты­сяч сво­бод­ных крес­ть­ян, бег­лых нег­ров, а так­же под­вер­г­шим­ся те­перь вы­тес­не­нию и ис­т­реб­ле­нию ко­че­вым ин­дей­ским пле­ме­нам. Как и в Ан­г­лии XV-XVI­II вв., эта мас­со­вая эк­с­п­роп­ри­ация вез­де соп­ро­вож­да­лась сви­ре­пы­ми за­ко­на­ми по борь­бе с «бро­дяж­ни­чес­т­вом», ког­да тюрь­ма­ми, кну­та­ми, ка­ле­ным же­ле­зом и да­же ви­се­ли­ца­ми ог­раб­лен­ный на­род при­уча­ли к на­ем­но­му тру­ду. Кро­ме то­го, во всех не­за­ви­си­мых го­су­дар­с­т­вах про­воз­г­ла­ше­ние сво­бо­ды тор­гов­ли и пред­п­ри­ни­ма­тель­с­т­ва вы­ра­зи­лось в рез­ком сни­же­нии та­мо­жен­ных пош­лин на им­порт и эк­с­порт, лик­ви­да­ции це­хо­вой ор­га­ни­за­ции ре­мес­лен­ни­ков, прив­ле­че­нии инос­т­ран­но­го ка­пи­та­ла в сфе­ру фи­нан­сов или до­бы­чу дра­го­цен­ных ме­тал­лов в Ар­ген­ти­не, Бо­ли­вии, Бра­зи­лии, Мек­си­ке и Пе­ру. Бы­ли при­ня­ты за­ко­ны и раз­ра­бо­та­ны прог­рам­мы по­ощ­ре­ния ев­ро­пей­ской им­миг­ра­ции на кон­ти­нент.

Ясно те­перь, что та­кая тран­с­фор­ма­ция но­си­ла ан­ти­на­род­ный ха­рак­тер, бы­ла пря­мо про­ти­во­по­лож­ной яко­бин­с­ким ре­фор­мам во Фран­ции, но оз­на­ча­ла не ме­нее кру­тую, ра­ди­каль­ную лом­ку тра­ди­ци­он­ной со­ци­аль­но-эко­но­ми­чес­кой струк­ту­ры. Эти­ми пре­об­ра­зо­ва­ни­ями ла­ти­но­аме­ри­кан­с­кие ре­во­лю­ци­оне­ры прев­ра­ща­ли все ви­ды зем­лев­ла­де­ния в бур­жу­аз­ную час­т­ную соб­с­т­вен­ность, т. е. сво­бод­но от­чуж­да­емую, про­да­ва­емую, зак­ла­ды­ва­емую и т. д. (та­ким об­ра­зом соз­да­ва­ли ры­нок средств про­из­вод­с­т­ва); «рас­к­рес­ть­яни­ва­ли», «раз­ре­мес­лен­ни­ва­ли» и при­нуж­да­ли к на­ем­но­му тру­ду мил­ли­оны сво­бод­ных крес­ть­ян, ин­дей­цев-общин­ни­ков и ре­мес­лен­ни­ков (фор­ми­ро­ва­ли ры­нок ра­бо­чей си­лы); де­ла­ли сво­бод­ным дви­же­ние ка­пи­та­лов (учреж­да­ли де­неж­ный ры­нок, кре­дит­но-фи­нан­со­вую сис­те­му). Ины­ми сло­ва­ми, они стро­или фун­да­мент ры­ноч­ной эко­но­ми­ки в точ­нос­ти по ре­цеп­там фи­зи­ок­ра­тов и Ада­ма Сми­та (кста­ти, глав­ный труд Сми­та «Бо­гат­с­т­во на­ро­дов» в 1794 г. был да­же из­дан на ис­пан­с­ком язы­ке). Воз­ве­де­нию же над ре­фор­ми­ро­ван­ным ба­зи­сом по­ли­ти­чес­кой над­с­т­рой­ки, ко­то­рая бы, по тем же ли­бе­раль­ным ре­цеп­там, не ме­ша­ла, а ох­ра­ня­ла и под­дер­жи­ва­ла сво­бод­ную иг­ру ры­ноч­ных сил, слу­жи­ли и рес­пуб­ли­ка (или кон­с­ти­ту­ци­он­ная мо­нар­хия), и фе­де­ра­тив­ное ус­т­рой­ст­во, и ос­нов­ной на­бор «прав че­ло­ве­ка и граж­да­ни­на», и, ра­зу­ме­ет­ся, вы­со­кие иму­щес­т­вен­ные, об­ра­зо­ва­тель­ные и про­чие цен­зы на учас­тие в по­ли­ти­ке, да­бы у на­ро­да не воз­ник­ло ил­лю­зий от­но­си­тель­но то­го «че­ло­ве­ка и граж­да­ни­на», ко­то­ро­му все это пред­наз­на­ча­лось. По­ка­за­тель­но, что на «все­об­щих» вы­бо­рах 1842 г. да­же в сто­ли­це Уруг­вая, не го­во­ря уже о сель­с­кой глу­бин­ке, до­ля из­би­ра­те­лей не дос­тиг­ла и 7% на­се­ле­ния.

Таким об­ра­зом, ла­ти­фун­дис­ты в вой­не за не­за­ви­си­мость не толь­ко не мог­ли и не хо­те­ли улуч­шить по­ло­же­ние на­ро­да, но еще и мно­гое со­би­ра­лись у не­го от­нять как раз во имя бур­жу­аз­но­го прог­рес­са. И для ус­пеш­ной ре­во­лю­ции им, рас­по­ла­гав­шим кре­оль­с­ким опол­че­ни­ем, бы­ли еще не­об­хо­ди­мы удоб­ный слу­чай­, инос­т­ран­ная по­мощь и, глав­ное - хо­тя бы ней­тра­ли­тет на­ро­да.

Благоприятный мо­мент нас­ту­пил на ру­бе­же XVI­II-XIX вв., ког­да са­ми мет­ро­по­лии ока­за­лись на­дол­го ввер­г­ну­ты­ми в ев­ро­пей­ские ре­во­лю­ции и вой­ны. Пос­ту­па­ла, хо­тя и в мень­шем объ­еме, чем ожи­да­лось, инос­т­ран­ная по­мощь. Од­на­ко серь­ез­ным пре­пят­с­т­ви­ем гра­би­тель­с­ким ре­фор­мам ста­ло соп­ро­тив­ле­ние на­ро­да, ко­то­рое вы­ли­лось в ожес­то­чен­ную борь­бу ни­зов с бур­жу­ази­ей в хо­де круп­ней­ше­го ин­дей­ско­го вос­ста­ния 1780-1781 гг. в Пе­ру под ру­ко­вод­с­т­вом Ту­пак Ама­ру, в вос­ста­ние ко­му­не­рос 1781 г. в Но­вой Гра­на­де; в го­ды вой­ны за не­за­ви­си­мость оно при­ни­ма­ло фор­му пар­ти­зан­с­кой вой­ны - ге­рильи - под ро­ялис­т­с­ки­ми или са­мос­тий­ны­ми зна­ме­на­ми и не прек­ра­ща­лось в пос­ле­во­ен­ные го­ды. По этой при­чи­не кон­к­рет­ное со­дер­жа­ние на­ци­ональ­но-осво­бо­ди­тель­ных ре­во­лю­ций в каж­дой из стран Ла­тин­с­кой Аме­ри­ки оп­ре­де­ля­лось не толь­ко стрем­ле­ни­ями бур­жу­азии, но и ис­хо­дом ее стол­к­но­ве­ния с соб­с­т­вен­ным на­ро­дом.

Чисто бур­жу­аз­ной­, без за­мет­но­го от­пе­чат­ка на­род­ных тре­бо­ва­ний­, по­лу­чи­лась толь­ко ре­во­лю­ция 1822 г. в Бра­зи­лии. Эта стра­на в те­че­ние XVI­II в. ис­пы­та­ла ко­лос­саль­ный подъ­ем про­из­во­ди­тель­ных сил, уве­ли­чи­ла на­се­ле­ние в 10 раз и срав­ня­лась по это­му по­ка­за­те­лю с мет­ро­по­ли­ей­, ко­то­рая са­ма прев­ра­ща­лась в ан­г­лий­ский про­тек­то­рат. Проц­ве­та­ние Бра­зи­лии ус­ко­ри­лось с 1808 г,, ког­да в ре­зуль­та­те втор­же­ния на­по­ле­онов­с­ких войск в Пор­ту­га­лию ко­ро­лев­с­кий двор пе­ре­ехал в Рио-де-Жа­ней­ро и ког­да вслед за этим тор­го­вая мо­но­по­лия, ог­ра­ни­че­ния, рег­ла­мен­та­ции и про­чие эле­мен­ты ко­ло­ни­аль­ной сис­те­мы фак­ти­чес­ки рух­ну­ли. В 1815 г. Бра­зи­лия по­лу­чи­ла и но­вый по­ли­ти­чес­кий ста­тус, прев­ра­тив­шись из ко­ло­нии в рав­ноп­рав­ную часть Пор­ту­галь­с­ко­го ко­ро­лев­с­т­ва.

Ситуация в кор­не из­ме­ни­лась с окон­ча­ни­ем вой­ны в Ев­ро­пе и ре­во­лю­ци­ей 1820 г. в Пор­ту­га­лии. Вер­нув в Ев­ро­пу сна­ча­ла ко­ро­ля Жо­ана VI, а за­тем от­зы­вая и его сы­на Пед­ру, прин­ца-ре­ген­та Бра­зи­лии, бур­жу­азия мет­ро­по­лии про­де­мон­с­т­ри­ро­ва­ла на­ме­ре­ние рес­тав­ри­ро­вать ко­ло­ни­аль­ные по­ряд­ки. В от­вет бра­зиль­с­кие по­ме­щи­ки, фа­зен­дей­ро, ок­ру­жи­ли дво­рец прин­ца и «убе­ди­ли» его ос­тать­ся; си­ла­ми мес­т­но­го опол­че­ния они быс­т­ро спра­ви­лись с пор­ту­галь­с­ки­ми гар­ни­зо­на­ми, соз­да­ли бра­зиль­с­кое пра­ви­тель­с­т­во и зас­та­ви­ли Пед­ру из­дать ма­ни­фест о не­за­ви­си­мос­ти стра­ны. На­ко­нец 7 сен­тяб­ря 1822 г. они до­би­лись от прин­ца ут­вер­ж­де­ния ре­ше­ния пра­ви­тель­с­т­ва о пол­ном раз­ры­ве от­но­ше­ний с Пор­ту­га­ли­ей (этот день счи­та­ет­ся офи­ци­аль­ной да­той про­воз­г­ла­ше­ния не­за­ви­си­мос­ти). В ка­чес­т­ве над­с­т­рой­ки над ре­фор­ми­ро­ван­ным ба­зи­сом бы­ла ус­та­нов­ле­на кон­с­ти­ту­ци­он­ная мо­нар­хия во гла­ве с быв­шим прин­цем, а ны­не им­пе­ра­то­ром Пед­ру I.

Революция бы­ла столь ско­ро­теч­ной­, что нег­ры не ус­пе­ли под­нять вос­ста­ние и ока­зать воз­дей­ст­вие на ее ход. Как ре­зуль­тат, треть на­се­ле­ния Бра­зи­лии еще на 66 лет ос­та­лась в раб­с­т­ве, а об­щес­т­во в це­лом, вклю­чая и бур­жу­азию,- в пле­ну у ра­бов­ла­дель­чес­ких сте­ре­оти­пов.

Подлинно на­род­ные, де­мок­ра­ти­чес­кие ре­во­лю­ции, пе­ре­рос­шие бур­жу­аз­ные рам­ки, про­изош­ли на Га­ити и в Па­раг­вае.

Французская часть ос­т­ро­ва Га­ити - Сан-До­мин­го, ти­пич­ная ра­бов­ла­дель­чес­кая ко­ло­ния, бы­ла круп­ней­шим в ми­ре про­из­во­ди­те­лем са­ха­ра и зна­чи­ла для Фран­ции не мень­ше, чем Ин­дия для Ан­г­лии. На­ча­лась га­итян­с­кая ре­во­лю­ция под вли­яни­ем ре­во­лю­ции в мет­ро­по­лии и до осе­ни 1792 г. сох­ра­ня­ла бур­жу­аз­ный ха­рак­тер. На этом от­рез­ке, до­бив­шись уч­реж­де­ния в стра­не ор­га­нов пред­с­та­ви­тель­ной влас­ти, кре­оль­с­кие план­та­то­ры при под­дер­ж­ке ос­таль­ной час­ти бе­ло­го на­се­ле­ния, или «ма­лень­ких бе­лых», как зва­ли эту часть нег­ры, че­рез соб­ра­ние г. Сен-Мар­ка про­ве­ли «Осно­вы кон­с­ти­ту­ции Сан-До­мин­го». До­ку­мент зак­реп­лял за соб­ра­ни­ем раз­ра­бот­ку за­ко­нов по воп­ро­сам внут­рен­не­го строя стра­ны и пра­во ве­то на тор­го­вые ак­ты, при­ня­тые Фран­ци­ей­, и «вре­мен­но» вво­дил сво­бо­ду тор­гов­ли. В то же вре­мя бе­лое мень­шин­с­т­во не толь­ко ра­бам, но и сво­бод­ным «цвет­ным» от­ка­за­ло в граж­дан­с­ких пра­вах, от­че­го му­ла­ты в ос­нов­ном под­дер­жи­ва­ли ко­ло­ни­аль­ную власть.

«Кризис вер­хов» при­вел в дви­же­ние чер­но­ко­жих ра­бов, имев­ших 11-крат­ное чис­лен­ное пре­вос­ход­с­т­во над бе­лы­ми. Ра­ди об­ре­те­ния сво­бо­ды ра­бы, до 1802 г. ру­ко­во­ди­мые та­лан­т­ли­вым ли­де­ром Тус­се­ном Лу­вер­тю­ром, быв­шим ра­бом, пос­то­ян­но ме­ня­ли вра­гов и со­юз­ни­ков: то по­мо­га­ли ис­пан­цам со­сед­не­го Сан­то-До­мин­го за­во­евы­вать фран­цуз­с­кую часть ос­т­ро­ва, то, на­обо­рот, на сто­ро­не фран­цуз­с­ких ко­ло­ни­аль­ных влас­тей во­ева­ли про­тив ис­пан­цев, ду­ши­ли ре­во­лю­цию бе­лых и гро­ми­ли вы­са­жи­вав­ший­ся ей на по­мощь ан­г­лий­ский де­сант. К 1798 г. нег­ры не толь­ко спас­ли фран­цуз­с­кий ре­жим, но и рас­п­рос­т­ра­ни­ли его на весь ос­т­ров. Но, ког­да, по­кон­чив с соб­с­т­вен­ной ре­во­лю­ци­ей­, мет­ро­по­лия воз­на­ме­ри­лась рес­тав­ри­ро­вать раб­с­т­во, они раз­г­ро­ми­ли фран­цуз­с­кий эк­с­пе­ди­ци­он­ный кор­пус и про­воз­г­ла­си­ли не­за­ви­си­мость Га­ити.

Разрушением ко­ло­ни­ализ­ма и соз­да­ни­ем не­за­ви­си­мо­го го­су­дар­с­т­ва быв­шие ра­бы, ка­за­лось, воп­ло­ти­ли в жизнь це­ли сво­ей бур­жу­азии. Но вслед за этим ос­тат­ки бе­ло­го на­се­ле­ния, т. е. яд­ро мес­т­ных план­та­то­ров и «ма­лень­кие бе­лые», вмес­те с семь­ями бы­ли пол­нос­тью вы­ре­за­ны, а на ос­во­бож­ден­ной от них зем­ле воз­ник­ло го­су­дар­с­т­вен­ное план­та­ци­он­ное хо­зяй­ст­во. Под уп­рав­ле­ни­ем чи­нов­ни­ков в нем тру­ди­лись вче­раш­ние ра­бы, по­ло­же­ние ко­то­рых бы­ло луч­ше, чем при фран­цу­зах, но за­во­еван­ная ими сво­бо­да бы­ла уре­за­на зап­ре­том по­ки­дать «свои» план­та­ции. Треть до­хо­дов шла го­су­дар­с­т­ву, треть - уп­рав­ля­ющим, а ос­та­ток де­лил­ся по­ров­ну меж­ду ра­бот­ни­ка­ми. Над этой «обще­на­род­ной­» соб­с­т­вен­нос­тью сло­жи­лась и адек­ват­ная ей над­с­т­рой­ка в фор­ме гос­под­с­т­ва во­ен­но-го­су­дар­с­т­вен­ной бю­рок­ра­тии, ко­то­рая вмес­те с вер­хов­ны­ми вож­дя­ми, име­ну­емы­ми то пре­зи­ден­та­ми, то им­пе­ра­то­ра­ми, то во­ен­ны­ми дик­та­то­ра­ми, про­ис­хо­ди­ла из тех же быв­ших ра­бов и в мень­ше ме­ре из план­та­то­ров-му­ла­тов.

В ис­то­ри­чес­ком пла­не стра­на бы­ла от­б­ро­ше­на на­зад и вы­нуж­де­на за­но­во пе­ре­жить ге­не­зис ка­пи­та­лиз­ма и бур­жу­азии, глав­ным об­ра­зом пу­тем пос­те­пен­но­го раз­во­ро­вы­ва­ния «обще­на­род­ной­» соб­с­т­вен­нос­ти бю­рок­ра­ти­ей. Нас­коль­ко дол­гим и му­чи­тель­ным был этот про­цесс, мож­но су­дить по то­му, как пры­жок в «цар­с­т­во сво­бо­ды» обер­нул­ся для не­ког­да бо­га­тей­шей ко­ло­нии Фран­ции дег­ра­да­ци­ей до по­ло­же­ния са­мо­го от­с­та­ло­го во всех от­но­ше­ни­ях го­су­дар­с­т­ва Ла­тин­с­кой Аме­ри­ки, ка­ко­вым Га­ити ос­та­ет­ся и по­ны­не.

Революция в Па­раг­вае по­учи­тель­на тем, что свер­ши­лась в та­кой лап­лат­с­кой про­вин­ции, чья эко­но­ми­ка по­ко­илась на сво­бод­ном мел­ком крес­ть­ян­с­ком хо­зяй­ст­ве, буд­то бы рож­да­ющем ка­пи­та­лизм еже­час­но, да еще и «аме­ри­кан­с­ким» спо­со­бом. Од­но­род­ная и в эт­ни­чес­ком от­но­ше­нии (в ос­нов­ном ме­ти­сы) крес­ть­ян­с­кая мас­са Па­раг­вая по са­мой сво­ей при­ро­де тя­го­те­ла к ра­вен­с­т­ву и на­род­но­му су­ве­ре­ни­те­ту, да­же не по­доз­ре­вая о су­щес­т­во­ва­нии фран­цуз­с­ких прос­ве­ти­те­лей. В то же вре­мя она име­ла опас­но­го вра­га в ли­це ли­бе­раль­ных ре­во­лю­ци­оне­ров Бу­энос-Айре­са, а свя­зан­ных с ни­ми от­но­си­тель­но сла­бых па­раг­вай­ских по­ме­щи­ков и тор­гов­цев рас­смат­ри­ва­ла как внут­рен­них аген­тов сво­его внеш­не­го вра­га. Оба эти нас­т­ро­ения про­буж­да­ли в крес­ть­ян­с­т­ве пот­реб­ность в сво­ем Ро­бес­пь­ере, ка­ко­вым и стал вы­хо­дец из сос­то­ятель­ной семьи, док­тор те­оло­гии (фи­ло­со­фии), тон­кий зна­ток прос­ве­ти­те­лей и боль­шой пок­лон­ник Рус­со Хо­се Гас­пар Род­ри­гес де Фран­сиа (1766- 1840), из скром­нос­ти име­но­вав­ший­ся прос­то док­то­ром Фран­си­ей.

В 1810 г. па­раг­вай­цы раз­г­ро­ми­ли ос­во­бо­ди­тель­ную эк­с­пе­ди­цию из ре­во­лю­ци­он­но­го Бу­энос-Айре­са, а че­рез год унич­то­жи­ли и ис­пан­с­кий ре­жим. Пос­ле крат­ков­ре­мен­но­го дво­ев­лас­тия был ус­та­нов­лен су­ве­ре­ни­тет на­ро­да, ког­да крес­ть­ян­с­кие из­б­ран­ни­ки в кон­г­рес­се в 1814 г. воз­ве­ли Фран­сию в ранг «вер­хов­но­го дик­та­то­ра», а в 1816 г. от­да­ли в его ру­ки судь­бу са­мо­го кон­г­рес­са, ко­то­рый до са­мой смер­ти вер­хов­но­го в 1840 г. так ни ра­зу бо­лее и не со­зы­вал­ся.

1814-1840 го­ды от­ме­че­ны в Па­раг­вае и же­лез­ным за­на­ве­сом, и стро­итель­с­т­вом но­во­го об­щес­т­ва в от­дель­но взя­той стра­не. Вы­рос мел­кий крес­ть­ян­с­кий и ре­мес­лен­ный сек­тор, бед­ней­шие хо­зяй­ст­ва пе­ри­оди­чес­ки под­тя­ги­ва­лись до сред­не­го уров­ня. А ря­дом за счет соб­с­т­вен­нос­ти, от­ня­той у ис­пан­цев, сво­ей бур­жу­азии и цер­к­ви, воз­ник­ли гос­хо­зы («эстан­сии Ро­ди­ны») и го­су­дар­с­т­вен­ные ма­ну­фак­ту­ры, где ши­ро­ко при­ме­нял­ся труд нег­ров-ра­бов и зак­лю­чен­ных - вра­гов на­ро­да. Все про­из­вод­с­т­во жес­т­ко рег­ла­мен­ти­ро­ва­лось го­су­дар­с­т­вом, ус­та­нав­ли­вав­шим, сколь­ко и че­го про­из­во­дить. Про­дук­тив­ность и ка­чес­т­во тру­да «сти­му­ли­ро­ва­лись» реп­рес­си­ями. Час­т­ная тор­гов­ля бы­ла низ­ве­де­на до уров­ня го­род­с­ко­го ба­за­ра, ос­таль­ные звенья об­ме­на и рас­п­ре­де­ле­ния ого­су­дар­с­т­в­ле­ны. Го­су­дар­с­т­во дик­то­ва­ло це­ны, соз­да­ло свои лав­ки, нор­ми­ро­ва­ло от­пуск де­фи­ци­та, бес­п­лат­но рас­п­ре­де­ля­ло сре­ди бед­ней­ших скот, одеж­ду, до­маш­нюю ут­варь и т. д.

Скудные, но рав­ные ма­те­ри­аль­ные ус­ло­вия жиз­ни на­ро­да до­пол­ня­лись ра­вен­с­т­вом ду­хов­ным. В стра­не - впер­вые в Ла­тин­с­кой Аме­ри­ке - бы­ло вве­де­но обя­за­тель­ное бес­п­лат­ное на­чаль­ное об­ра­зо­ва­ние, и в Па­раг­вае той эпо­хи, как от­ме­ча­ли оче­вид­цы, ред­ко мож­но бы­ло встре­тить муж­чи­ну, не умев­ше­го чи­тать и пи­сать. Бо­лее же вы­со­кое об­ра­зо­ва­ние не­ко­то­рых на­ру­ша­ло ра­вен­с­т­во и рож­да­ло оп­по­зи­цию, по­это­му в 1822 г. все сред­нее и выс­шее об­ра­зо­ва­ние в стра­не бы­ло поп­рос­ту лик­ви­ди­ро­ва­но.

Над этим об­щес­т­вом ра­вен­с­т­ва воз­вы­ша­лось все­силь­ное бю­рок­ра­ти­чес­кое го­су­дар­с­т­во, в ко­то­ром ис­пол­ни­тель­ная власть под­ме­ня­ла со­бой все ос­таль­ные, а ее ни­ти еди­но­лич­но удер­жи­вал в ру­ках Фран­сиа. Од­на­ко на­род был до­во­лен сво­ей жиз­нью, бо­ял­ся, но и чтил лю­би­мо­го вож­дя, был го­тов на ве­ли­чай­шие жер­т­вы ра­ди за­щи­ты соз­дан­но­го строя. Дис­си­ден­тов же вов­ре­мя вы­яв­ля­ла и ус­т­ра­ня­ла тай­ная по­ли­ция с по­мощью се­ти ос­ве­до­ми­те­лей.

Буржуазные ре­во­лю­ции с от­пе­чат­ка­ми на­род­ных тре­бо­ва­ний ха­рак­тер­ны для ос­таль­ной Ис­пан­с­кой Аме­ри­ки, за ис­к­лю­че­ни­ем Ку­бы и Пу­эр­то-Ри­ко, ос­та­вав­ших­ся ко­ло­ни­ями до кон­ца XIX в. Ок­ку­па­ция Ис­па­нии и пле­не­ние ко­ро­ля Фер­ди­нан­да VII фран­цу­за­ми су­ли­ли мес­т­ной кре­оль­с­кой вер­хуш­ке быс­т­рый ус­пех; она, опи­ра­ясь лишь на свое опол­че­ние, лик­ви­ди­ро­ва­ла ко­ло­ни­аль­ный ре­жим и пы­та­лась до­вер­шить эк­с­п­роп­ри­ацию ин­дей­цев-общин­ни­ков, мел­ких крес­ть­ян, сох­ра­нить раб­с­т­во нег­ров или от­да­лить его от­ме­ну. Сре­ди ан­ти­на­род­ных ре­во­лю­ци­он­ных дек­ре­тов осо­бо вы­де­ля­лись «Рег­ла­мент льяно­сов» 1812 г. в Ве­не­су­эле и за­ко­ны 1811-1812 гг. для ар­ген­тин­с­кой пам­пы, дек­рет ре­во­лю­ци­он­ной хун­ты Бо­го­ты (сто­ли­цы Но­вой Гра­на­ды) от 1810 г. о рас­п­ро­да­же об­щин­ных зе­мель. Мас­со­вые вос­ста­ния ра­бов, а за­тем и пас­ту­хов-льяне­ро под ло­зун­гом «Да здрав­с­т­ву­ет Фер­ди­нанд VII!» сме­ли ре­во­лю­ци­оне­ров Ве­не­су­элы без по­мо­щи ис­пан­цев, а в Но­вой Гра­на­де важ­ный вклад в их раз­г­ром внес­ли ин­дей­цы-общин­ни­ки. К 1815 г. толь­ко в Бу­энос-Айре­се еще теп­лил­ся очаг кре­оль­с­кой ре­во­лю­ции, хо­тя и там ей при­хо­ди­лось во­евать с пас­ту­ха­ми.

В Мек­си­ке, на­обо­рот, на­ча­ло арес­тов ис­пан­ца­ми ру­ко­во­ди­те­лей рас­к­ры­то­го кре­оль­с­ко­го за­го­во­ра по­бу­ди­ло кре­оль­с­ких ре­во­лю­ци­оне­ров ис­кать спа­се­ния в сроч­ной ор­га­ни­за­ции мас­со­во­го вос­ста­ния. Тру­до­вой люд лег­ко от­к­лик­нул­ся на при­зыв свя­щен­ни­ка Ми­ге­ля Идаль­го, сос­то­яв­ше­го в за­го­во­ре, но быс­т­ро пе­ре­рос уго­то­ван­ные ему рам­ки и под на­ци­ональ­ны­ми ло­зун­га­ми раз­вя­зал вой­ну про­тив всех уг­не­та­те­лей - ис­пан­цев и кре­олов, по­ка их же объ­еди­нен­ной ко­али­ци­ей не был по­вер­г­нут в 1815 г. Точ­но так же по­ве­ла се­бя кре­оль­с­кая вер­хуш­ка Пе­ру во вре­мя вос­ста­ния Ту­па­ка Ама­ру, ко­то­рое так ее на­пу­га­ло, что во вре­мя вой­ны за не­за­ви­си­мость она уже не по­мыш­ля­ла о са­мос­то­ятель­ной борь­бе и бла­го­по­луч­но дож­да­лась ос­во­бож­де­ния Пе­ру ар­ми­ями со­сед­них стран.

Тем не ме­нее на­род­ные дви­же­ния и в тех слу­ча­ях, ког­да на пер­вых по­рах ду­ши­ли кре­оль­с­кую ре­во­лю­цию и ког­да са­ми они ока­зы­ва­лись по­беж­ден­ны­ми аль­ян­сом кре­олов и ис­пан­цев, ока­за­ли ог­ром­ное воз­дей­ст­вие на раз­ви­тие вто­ро­го, по­бе­до­нос­но­го эта­па вой­ны за не­за­ви­си­мость (1816-1826). Они впер­вые зас­та­ви­ли кре­оль­с­кую бур­жу­азию всерь­ез за­нять­ся со­ци­аль­ны­ми воп­ро­са­ми, и по­то­му к лик­ви­да­ции ко­ло­ни­ализ­ма здесь при­ба­ви­лись от­ме­на раб­с­т­ва нег­ров, по­душ­ной по­да­ти и тру­до­вой по­вин­нос­ти ин­дей­цев, ра­вен­с­т­во граж­дан пе­ред за­ко­ном не­за­ви­си­мо от цве­та ко­жи, кое-где на­де­ле­ние сол­дат ре­во­лю­ци­он­ных ар­мий зем­лей и т. п. Раз­ру­ше­ни­ем оди­оз­ных форм уг­не­те­ния, за­во­ева­ни­ем оп­ре­де­лен­ных прав и т. д. на­род­ные мас­сы при­нуж­да­ли бур­жу­азию к по­ис­кам но­вых форм ор­га­ни­за­ции про­из­вод­с­т­ва, тру­да, граж­дан­с­ко­го об­щес­т­ва, сво­его по­ли­ти­чес­ко­го гос­под­с­т­ва. Без борь­бы ни­зов ни­че­го это­го не бы­ло бы, о чем крас­но­ре­чи­во сви­де­тель­с­т­ву­ют скуд­ные ито­ги кре­оль­с­кой ре­во­лю­ции 1822 г. в Бра­зи­лии.

 






Дата добавления: 2016-05-30; просмотров: 685; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2017 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.014 сек.