Причины конфликтов «родители – дети»

 

Семья, разумеется, далеко не единственная среда, где происходит формирование личности ребенка. И все же в отечественной психологии и педагогике сложилось убеждение, что даже самые грубые промахи учителей обычно не так фатально сказываются на развитии личности ребенка, как неправильное поведение родителей, непонимание ими детей и проистекающие из этого конфликты.

Рассмотрим факторы, наиболее часто являющиеся причиной конфликтного взаимодействия родителей и детей.

Тип внутрисемейных отношений.Выделяют гармоничный и дисгармоничный типы семейных отношений. Для гармоничных внутрисемейных отношений характерно сотрудничество и взаимопомощь, равноправие всех участников семейного союза, гибкость оценок и поведения в зависимости от ситуации или состояния членов семьи, формирование семейного «мы», стимулирование развития индивидуальности. В такой семье взрослые общаются с ребенком товарищеским тоном, корректно направляют его поведение, хвалят и поощряют, высказывая одновременно советы, допускают дискуссии по поводу своих распоряжений и не подчеркивают свое руководящее положение. Для этой семьи характерен демократический стиль воспитания детей.

В дисгармоничной семье наблюдается конфликтное взаимодействие, отчуждение, напряженность, невозможность найти приемлемые способы общения друг с другом, затяжное нарушение психологического климата. Чувства и эмоции другого в расчет не принимаются, во взаимоотношениях сохраняется дистанция. Подобное приводит к невротическим реакциям членов семьи, возникновению чувства постоянного беспокойства у детей.

А. Я. Варга [49] выделяет четыре причины неэффективности родительского отношения к ребенку:

1) педагогическая и психологическая несовместимость родителя с ребенком, незнание родителями возрастных психологических особенностей детей;

2) отсутствие гибкости и следование сомнительным стереотипам в воспитании детей;

3) личные проблемы и особенности родителей (или одного родителя), которые они привносят в общение с ребенком (как правило, родители не видят связи между своими проблемами и трудностями в воспитании ребенка);

4) изъяны общения с другими членами семьи и родственниками, влияющие на ребенка.

Наиболее типичный случай – конфликтное общение родителей влияет на их отношение к ребенку.

К сказанному можно добавить также использование родителями таких деструктивных стилей родительского воспитания, как:

авторитарный (или автократический) стиль, который характеризуется стереотипностью оценок и поведения, игнорированием индивидуальных особенностей детей, ригидностью установок, преобладанием дисциплинарных воздействий, бесцеремонностью, холодностью и диктатом. Общение ограничивается краткими деловыми распоряжениями, ведется строго и неприветливо, основывается на запретах;

либеральный (или попустительский) стиль, проявляющийся в отстраненности и отчуждении членов семьи друг от друга, безразличии к делам и чувствам другого. Во взаимоотношениях и общении реализуется принцип «делай что хочешь». В такой семье родители, как правило, безразличны к судьбе ребенка. Это может провоцировать развитие агрессивности и преступных наклонностей, что рано или поздно приведет к семейным конфликтам.

Выявлены основные типы семейных ситуаций, порождающих у детей острую неудовлетворенность своим существованием. Н. В. Гришина отмечает: «Возникает она, как правило, в так называемых “авторитарных семьях”, лишающих ребенка необходимой ему меры самостоятельности, а также в семьях с манипулятивным характером обращения родителей с ребенком. Результатом этого становится потребность ребенка в “бегстве из домашнего плена”». По мнению Д. Г. Трунова, «драматические ситуации, разыгрывающиеся в семье, в глубине своей скрывают межличностный конфликт, существующий уже давно и ожидающий своего разрешения» [247, 77]. То же самое можно сказать и о вариантах «ухода из семьи» вплоть до уличного беспризорничества, которое в условиях ослабления социального контроля принимает довольно распространенные формы и является показателем семейного неблагополучия и, в частности, неэффективной реализации взрослыми родительских функций. В поисках более детального описания отношений родителей с детьми можно обратиться к психотерапевтическому опыту, в частности к работам А. И. Захарова [99; 100], специалиста по детским неврозам [72, 95–97].

Среди личностных особенностей родителей, способствующих их конфликтам с детьми, выделяют консервативный способ мышления, приверженность устаревшим правилам поведения и вредным привычкам (употребление алкоголя и т. д.), авторитарность суждений, ортодоксальность убеждений и т. п. Среди личностных особенностей детей называют такие, как низкая успеваемость, нарушения правил поведения, игнорирование рекомендаций родителей, а также непослушание, упрямство, эгоизм и эгоцентризм, самоуверенность, леность и т. п.

Обычно ребенок на притязания и конфликтные действия родителей отвечает следующими реакциями: оппозицией (демонстративными действиями негативного характера); отказом (неподчинением требованиям родителей); изоляцией (стремлением избежать нежелательных контактов с родителями, скрытностью в отношении с ними).

Конфликты могут являться результатом действий и родителей, и детей. Выделяют следующие типы отношений родителей и детей:

• родители вникают в интересы детей, а дети делятся с ними своими мыслями – это оптимальный тип отношений родителей и детей;

• скорее родители вникают в заботы детей, чем дети делятся с ними (возникает обоюдное недовольство);

• скорее дети испытывают желание делиться с родителями, чем те вникают в заботы, интересы и занятия детей;

• поведение, жизненные устремления детей вызывают в семье конфликты, и при этом скорее правы родители;

• поведение, жизненные устремления детей вызывают в семье конфликты, и при этом скорее правы дети;

• родители не вникают в интересы детей, а дети не испытывают желания делиться с ними (противоречия игнорировались родителями и переросли в конфликты, взаимное отчуждение) [63].

Пренебрежительное отношение к ребенку очень часто встречается в семьях с так называемой гипопротекцией. Это стиль воспитания, при котором ребенок находится на периферии внимания родителей и попадает в поле их зрения только тогда, когда случается что-то серьезное (болезнь, травма и т. п.). Родители не проявляют к ребенку никакого интереса и могут полностью игнорировать как его естественные (сон, еда), так психологические (любовь, нежность, забота) потребности.

Родители, исповедующие такой стиль воспитания, рассматривают ребенка как обузу, мешающую заниматься собственными делами. Поэтому ребенок в такой семье оказывается не только в эмоциональной изоляции, но и очень часто подвергается наказаниям, когда пытается все же тем или иным способом удовлетворить свои потребности [273, 66].

Факторами повышенной конфликтности являются возрастные кризисы детей . Возрастной кризис представляет собой переходный период от одного этапа детского развития к другому. В критические периоды дети становятся непослушными, капризными, раздражительными. Они часто вступают в конфликты с окружающими, особенно с родителями. У них возникает отрицательное отношение к ранее выполнявшимся требованиям, доходящее до упрямства. Д. Б. Эльконин выделил следующие возрастные кризисы детей:

• кризис первого года (переход от младенчества к раннему детству);

• кризис трех лет (переход от раннего детства к дошкольному возрасту);

• кризис 6–7 лет (переход от дошкольного к младшему школьному возрасту);

• кризис полового созревания (переход от младшего школьного к подростковому возрасту – 12–14 лет);

• подростковый кризис 15–17 лет [312].

Наиболее часто конфликты у родителей возникают с детьми подросткового возраста . Е. А. Соколова выделяет следующие типы конфликтов подростков с родителями: конфликт неустойчивости родительского отношения (постоянная смена критериев оценки ребенка); конфликт сверхзаботы (излишняя опека и сверхожидания); конфликт неуважения прав на самостоятельность (тотальность указаний и контроля); конфликт отцовского авторитета (стремление добиться своего в конфликте любой ценой) [234].

Л. Б. Филонов считает, что подросткам свойственно своеобразное поведение, ориентированное на «поиск пределов допустимого». Оно выражается в провоцировании, почти сознательном обострении отношений, на которое идет подросток, цель которого состоит «в своеобразном выведывании» реакции других людей на некоторые конкретные акты его поведения. «Он стремится соотнести ситуации общения с лицами, которые ему представляются “противодействующими”, и свое собственное поведение. В принципе, он ищет типы возражений, виды оценок, способы спора и т. д.» [237, 120]. В сущности, идет необходимый для нормального развития процесс овладения разнообразными формами социального взаимодействия. Явление «провоцирования» в общении детей со взрослыми может иметь и другой смысл. По мнению западных исследователей, «ребенок может “доставать” взрослого, пока у того не наступит реакция, например, в виде агрессивного эмоционального срыва, потому что это освобождает ребенка от боязни в проявлении собственных разрушительных чувств в действии» [47, 76].

Т. В. Драгунова обращает внимание на то, что трудности перехода к новым формам отношений переживают обе стороны – как дети, так и взрослые. Часто они не готовы к расширению прав подростка в силу сохранения инерции «опекающих» отношений, а также в связи с сохраняющейся зависимостью детей от родителей и их реальной неспособностью к самостоятельным действиям и решениям [85].

«Бунтарское» поведение подростков, соответственно окрашивающее их отношения с родителями, само по себе может стать причиной осложнений и конфликтов в семье. Впрочем, далеко не все конфликты «отцов и детей» сводятся к этому.

Основной проблемой их взаимоотношений являются трудности передачи культурных норм и представлений от одного поколения к другому. Известно, что ускорение темпов социального развития приводит к углублению разрыва между поколениями, что в условиях нестабильности и резких социальных изменений делает «отцов и детей» представителями не просто разных культур, но и разных «миров». Попытки родителей реализовать свою позицию в этих условиях затруднены, а то и наталкиваются на прямое сопротивление детей.

Многим родителям, даже тем, кто считает, что этого делать нельзя, приходится наказывать своих детей. Однако психологи высказывают большие сомнения по поводу того, что наказания приносят эффект, если применяются для воспитания детей. Это всего лишь родительское заблуждение. Им кажется, будто бы, прибегая к наказаниям, они могут заставить детей повиноваться и исправиться. По существу же родители таким образом проявляют лишь свое нетерпение и гнев.

И. А. Фурманов с соавторами пишет: «Американский психолог А. Фромм считает, что существуют опасности, которые возникают, когда родители применяют наказания:

1. Очень часто наказание не исправляет поведение ребенка, а лишь преображает его. Один проступок заменяется другим. Но при этом он по-прежнему может остаться неправильным и еще более вредным для ребенка.

2. Наказания вынуждают ребенка опасаться потерять родительскую любовь. Он чувствует себя отвергнутым и нередко начинает ревновать брата или сестру, а порой и родителей.

3. У наказанного ребенка может возникать враждебное чувство к родителям, и это порождает в его сознании чудовищную дилемму. С одной стороны, родители – это взрослые, восстание против них никак невозможно, с другой – он еще слишком зависит от них, чтобы извлекать пользу от своей вражды, не говоря уже о том, что он все-таки любит своих родителей. И едва в нем объединятся эти два чувства – любовь и ненависть, – как сразу же возникает конфликт.

4. Частые наказания так или иначе приводят к тому, что ребенок остается незрелым, инфантильным. Обычно его наказывают за какую-нибудь ребяческую проделку. Но желание достичь запретного не пропадает, и ребенок решает, что, пожалуй, не стоит от него отказываться, если можно расплатиться всего лишь наказанием. То есть он терпит наказание, чтобы расплатиться, очистить совесть и продолжать в том же духе – и так до бесконечности.

5. Наказание может помочь ребенку привлечь к себе внимание родителей. Хотя детям нужна прежде всего родительская любовь, они часто ищут даже такую жалкую ее имитацию, как простое внимание. Ведь порой гораздо легче привлечь внимание родителей, нарушая запреты, чем оставаться все время добрым и послушным.

В результате соответствующего воспитания и постоянных наказаний от любви к родным не остается ничего, кроме видимости или привычки. Но часто нет даже этого, и дети действуют против семьи. В жизни они играют роль людей, у которых не сложились отношения с людьми, и они видят в ближних нечто враждебное. Они все время начеку, чтобы кто-нибудь другой их не обманул. Очень часто от таких детей можно слышать, что они готовы “растерзать” своих родителей. Недоверие прокрадывается во все отношения. Из-за него все время усложняется совместная жизнь. У них также очень часто наблюдаются деструктивные наклонности. Трусливое коварство растет в них само по себе из-за их недостаточного доверия к самим себе и к окружающим» [273, 67–68].

Одним из самых опасных явлений в отношениях между родителями и детьми является насилие. Как показано в многочисленных исследованиях, чаще всего в родительско-детских отношениях в роли агрессора выступает родитель, а дети – в роли жертв.

Риск насилия в отношении ребенка возрастает, если агрессор и жертва обладают определенными физическими, психологическими или поведенческими особенностями и способностями. В исследовании И. А. Фурманова [270] выявлены эти особенности. Приведем их, следуя указанному автору:

«Личность агрессора (родителя) обладает следующими характеристиками:

• агрессивность, доминирование, импульсивность, ригидность, быстрая раздражительность (особенно на провоцирующее поведение ребенка), низкая стрессоустойчивость, эмоциональная лабильность, тревожность, депрессивность, низкая самооценка, зависимость, низкий уровень эмпатии и открытости, замкнутость, подозрительность и нарушенные процессы самоидентификации;

• недовольство и негативное самоощущение, ощущение себя несчастным, недовольным своей семейной жизнью, негативное отношение родителя к окружающим и неадекватные социальные ожидания в отношении ребенка;

• отсутствие умений вести переговоры, решать конфликты и проблемы, совладать со стрессом, просить помощи у других;

• определенные психопатологические отклонения (невротичность, депрессивность, склонность к суицидам);

• алкоголизм и наркомания;

• проблемы со здоровьем (патологически протекающая беременность, прерванная беременность, тяжелые роды);

• эмоциональная невосприимчивость и умственная отсталость;

• неразвитость родительских навыков и чувств.

Личность жертвы (ребенка) отличают следующие характеристики:

• апатичность, замкнутость, равнодушие, чрезмерная зависимость, лживость;

• раздражительность, агрессивность, непокорность, непослушание, импульсивность, гиперактивность, непредсказуемость поведения, нарушения сна, энурез;

• грызение ногтей, ковыряние в носу, кривляние, манипулирование гениталиями;

• несамостоятельность, некоммуникабельность, отсутствие друзей;

• приобретенные увечья, низкий интеллект, нарушения здоровья (наследственные или хронические заболевания, в том числе и психические);

• особенности внешности, отличающие этих детей от других или тяжело переживаемые родителями, с которыми они никак не могут примириться (“ушастые”, “сутулые”, “кривоногие”, “толстые”).

Кроме того, это могут быть нежеланные дети, а также те, которые были рождены после потери родителями предыдущего ребенка, недоношенные дети, имеющие при рождении низкий вес, дети, живущие в многодетной семье, где промежуток между рождениями детей был небольшим, дети, чье вынашивание и рождение было тяжелым для матерей, которые часто болели и были разлучены с матерью в течение первого года жизни.

Каждая из перечисленных выше особенностей или их комбинация увеличивают в семье дистресс и вероятность проявления насилия в отношении ребенка» [270].

Особую группу конфликтов составляют конфликты родителей со взрослыми детьми (имеется в виду с детьми, определившимися в жизни, имеющими профессию, а также семью, живущими с родителями вместе или раздельно).

Выделяют следующие сложности во взаимодействии родителей со взрослыми детьми:

• отсутствие контакта с детьми – непонимание того, как они живут, чем интересуются, невозможность поговорить с ними по душам, ощущение своей родительской ненужности, чуждости ребенку;

• неуважительное, резкое отношение к родителям, постоянные ссоры и конфликты по пустякам;

• тревога за детей, вызванная тем, что они живут не так, как должны жить (с точки зрения родителей). Часто при этом родители воспринимают своих детей как несчастных, неудачливых, запутавшихся, одиноких (сын бросил институт, дочь сделала два аборта);

• проблемы, связанные с нестандартным, отклоняющимся поведением детей (алкоголь, компьютерные или азартные игры и т. п.);

• конфликты по поводу «неправильного» воспитания внуков;

• сложности, возникающие из-за желания родителей давать советы и вмешиваться в личную жизнь своих детей, в том числе и семейную.

Родителям кажется вполне естественным давать советы, указания и принимать решения за детей. Вначале, так или иначе, ребенок полагается на родительские рекомендации и руководство. Но когда он вырастает, у него появляется потребность в самоутверждении и свободе выбора. Некоторые родители признают это с трудом. В результате сын (или дочь) может стать злым, раздражительным или замкнутым, когда он стремится получить больше свободы и ответственности, которую его родители не желают ему предоставить. Вот здесь-то и создается благодатная почва для специфического семейного конфликта, который американский психолог Дж. Г. Скотт назвала «ловушкой ответственности» [233, 53]. Это фактически приводящая к конфликту проблема чрезмерной ответственности родителей за своих детей, которая последними не только не разделяется, но, напротив, отвергается. Особенно острые и тяжелые формы приобретает такой конфликт, когда родители, утрачивая контроль над сыном или дочерью, замечают, что вместе с этим теряют в значимости и как личности, поскольку не сумели в достаточной степени проявить себя на работе или в иной жизненно важной сфере деятельности.

Е. М. Бабосов замечает: «Особенно болезненно сам процесс конфликта и его последствия переживаются взаимодействующими сторонами, когда в “ловушку ответственности” попадают родители, с одной стороны, и женатый сын (или замужняя дочь) вместе с супругом – с другой» [23].

 






Дата добавления: 2016-07-05; просмотров: 1070; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2017 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.018 сек.