Экономика СССР периода «застоя»

Двадцатилетие, от середины 1960-х до середины 1980-х гг., когда политическое руководство страны возглавляли Л.И. Брежнев (1964–1982 гг.), Ю.В. Андропов (1982–1984 гг.) и К.У. Черненко (1984–1985 гг.) называют временем «застоя». Начавшееся решительными экономическими реформами, оно закончилось нарастанием отрицательных тенденций во всех сферах общественной жизни, стагнацией экономики, кризисом общественно-политической системы. Можно привести немало данных, свидетельствующих о росте производства – в 1970-е гг. СССР догнал наиболее развитые страны Запада по объему промышленной продукции. К началу 1980-х гг. догнал и перегнал даже США, ФРГ, Японию, Англию, Францию по производству на душу населения стали, угля, электроэнергии, цемента. Удалось достигнуть паритета в области вооружений, впечатляющими были успехи Советского Союза в освоении космоса. Однако военные расходы составляли 40% госбюджета, продукция ВПК – 20% валового общественного продукта. Из 25 млрд. руб. общих расходов на науку – около 20 млрд. руб. шло на военно-технические исследования и разработки. Этот перекос в хозяйственном развитии страны все сильнее сказывался на уровне жизни людей, преодолеть его в рамках старой командно-административной системы было невозможно.

О Л.И. Брежневе говорили, что, обладая вполне средними способностями и имея за плечами карьеру типичного партаппаратчика, он, тем не менее, придя к власти, реально стремился провести полезные реформы в стране. Начало его правления свидетельствует в пользу этого.

С мартовского Пленума ЦК КПСС (1964 г.) начинаются попытки оживить сельское хозяйство: восстанавливался и даже увеличивался размер подсобных хозяйств в деревне; отменялся налог с содержания личного скота, разрешалось продавать корма частным лицам; снижался план государственных закупок зерна в колхозах, в течение последующих 10 лет его решено было не повышать, а сверхплановое зерно оставалось в распоряжении колхозов; повышались государственные цены на основные виды сельхозпродукции, задолженности колхозов государству списывались.

Все эти меры были попыткой применить к аграрному сектору экономические меры регулирования. Но только к аграрному сектору в целом, а не к самой сути производственного процесса. Сохранялась главная негативная черта советского сельского хозяйства – отсутствие экономической заинтересованности работника в результатах своего труда (с 1966 г. вводилась гарантированная оплата труда колхозников, не связанная с производительностью). Уступки в отношении подсобных хозяйств также ни к чему не привели – за годы экспериментов с деревней в ней бесповоротно исчезли люди, готовые к тяжелому труду на личное благо. Крестьяне окончательно превратились в колхозников и совхозников.

В сентябре 1965 г. начался период экономических реформ под руководством председателя Совмина СССР А.Н. Косыгина. В первую очередь, восстанавливалась отраслевая система управления производством (министерства), заменившая территориальный метод руководства экономикой (совнархозы), введенный в период правления Н.С. Хрущева. Экономическая реформа подразумевала введение хозрасчета и предоставление ограниченной самостоятельности предприятиям. Но «низовое планирование» по-прежнему сочеталось с планированием из центра, хотя число обязательных плановых показателей снижалось до 9 (вместо прежних 30). Главным показателем работы отраслей становился объем реализованной продукции. Кроме того, оживить экономику предполагалось введением экономических рычагов. Прибыль, полученная предприятием, оставалась в его фондах, из которых, в свою очередь, должно было вестись материальное поощрение рабочих (премии, «13 зарплата» по итогам года). Чтобы поднять дисциплину взаимных поставок, Косыгин пошел на принятие постановления, по которому выполнение плана засчитывалось лишь после удовлетворения всех заказов потребителей. Против этого выступили Госплан и министры, утверждавшие, что в таком случае все их предприятия останутся не только без премий, но и без зарплаты. Самостоятельность предприятий привела к тому, что они заведомо занижали свои плановые задания, таким образом, заработная плата росла быстрее производительности труда. Руководители предприятий и отраслей не заинтересованы были и во внедрении научно-технических достижений, так как введение инноваций сбивало запланированный производственный цикл. Экономическое стимулирование работников также постепенно утрачивало свою роль. «13 зарплата» и премии стали выдаваться всем, чтобы не нарушать главного идеологического постулата советского общества – «социальной справедливости».

Первоначально задуманные А.Н. Косыгиным меры дали определенные результаты. Показатели, достигнутые сельским хозяйством в 1966–1969 гг., были намного выше, чем в предшествующий период. Производительность труда в среднем в год росла в этот период на 6,5 процента, что было в два раза больше, чем в 1961–1965 гг. Фонд оплаты по труду за 1965–1975 гг. вырос в 1,5 раза. Однако в противостоянии между экономическими принципами и директивным планированием выиграло последнее. Советская номенклатура не могла не понимать, что экономическое стимулирование экономики сделает в конечном итоге ненужным сам огромный бюрократический аппарат. С 1970 г. реформы А.Н. Косыгина были свернуты.

В советской промышленности 1960 – первой половины 1980-х гг. резко росла диспропорция в развитии хозяйственных отраслей. Продолжающаяся «гонка вооружений» привела к тому, что военные расходы поглощали 20% ВНП. Огромных затрат требовало сохранение лидерства в исследовании космоса. В целом в промышленности продолжались ухудшаться возрастные характеристики производственного оборудования. Как следствие, серьезно снизились темпы роста производительности труда и некоторые другие показатели эффективности. Если сравнивать среднегодовой прирост важнейших народнохозяйственных показателей, то можно заметить, что он уменьшался от пятилетки к пятилетке. Тем не менее острота надвигавшегося кризиса в 1970-е гг. была сглажена получаемыми немалыми суммами нефтедолларов. Конфликт между арабскими странами и Израилем, вспыхнувший в 1973 г., привел к резкому взлету цен на нефть. Экспорт советской нефти стал приносить огромный доход в валюте. На нее закупались товары широкого потребления, продовольствие, что создавало иллюзию относительного благополучия. Руководство страны форсировало разработку нефтегазовых месторождений в новых районах Сибири и Севера. Сырьевая ориентация экономики страны усиливалась.

В 1974 г. началось строительство Байкало-Амурской магистрали (БАМ). Огромные средства были потрачены на закупку целых предприятий, комплексного оборудования, технологий.

В 1970-х – начале 1980-х гг. возводились промышленные гиганты и агропромышленные объединения (АПО). Однако низкая эффективность экономической деятельности не позволила разумно распорядиться неожиданно возникшими возможностями. В первой половине 1980-х гг. экономика по инерции продолжала развиваться в значительной мере на экстенсивной основе, ориентировалась на вовлечение в производство дополнительных трудовых и материальных ресурсов. Темпы внедрения средств механизации и автоматизации не отвечали требованиям времени. Ручным трудом к середине 80-х гг. было занято около 50 млн. человек: примерно треть рабочих в промышленности, более половины – в строительстве, три четверти – в сельском хозяйстве.

Экономическая ситуация в стране продолжала обостряться. Неэффективная экономика оказалась неспособной решить проблемы повышения уровня жизни трудящихся. Фактически была провалена задача – значительно усилить социальную ориентацию экономики, увеличив темпы развития отраслей народного хозяйства, производящих предметы потребления. Остаточный принцип распределения ресурсов – вначале производство, а только потом человек – доминировал в социально-экономической политике. На социальное развитие общества отрицательное влияние оказывала и нерешенность продовольственной проблемы.

Ярким проявлением кризиса хозяйства периода «застоя» стало существование так называемой «теневой экономики». В условиях, когда государственное производство не могло обеспечить гражданам достаточного количества потребительских товаров, услуг, а подчас и продовольствия, появлялись хозяйственные связи вне государственного контроля. Предприятия изготавливали неучтенную продукцию и продавали ее, минуя государственную торговлю. Сформировался целый официально не существующий в СССР слой предпринимателей («цеховиков»), чьи доходы к началу 1980-х гг. достигли 80 млрд. рублей. В теневой экономике происходило интенсивное срастание государственного аппарата с криминальным миром.

В ноябре 1982 г. умер Л.И. Брежнев и Генеральным секретарем ЦК КПСС был избран председатель КГБ Ю.В. Андропов. В июле 1983 г. по инициативе Ю.В. Андропова было принято правительственное Постановление «Об усилении работы по укреплению социалистической дисциплины труда». Однако попытка навести порядок на производстве с помощью жесткого административного контроля не увенчалась успехом. В августе 1983 г. ЦК КПСС и Совета Министров СССР приняли Постановление «О мерах по ускорению научно-технического прогресса в народном хозяйстве». Но все эти директивы не могли спасти умирающую командно-административную экономику. К середине 1980-х гг. она полностью исчерпала свои ресурсы.

 

Кризис идеологии

«Кнутом» и «пряником» тоталитарного политического режима, сложившегося в СССР, были пропаганда, взывавшая к трудовому энтузиазму трудящихся, и страшная система террора, обрушивавшегося, в первую очередь, на тех, кто плохо поддавался советской агитации и пропаганде. В период «оттепели» (1953–1964 гг.), когда власть прекратила репрессии, упразднила ГУЛАГ и реабилитировала сотни тысяч политических заключенных, в ее распоряжении осталось только одно средство воздействия на массы – идеология. Поначалу пропагандистские призывы продолжали действовать по инерции, даже не подкрепленные страхом перед террором.

Но с течением времени, все больше людей стали задумываться над тем, насколько провозглашаемое расходится с действительным. Да и сама идеология все больше отдалялась от реальной жизни людей. Если в реальности жизнь народа улучшалась медленно (а в некоторые периоды и ухудшалась), то в партийных призывах и лозунгах прогресс советского общества шел семимильными шагами. На практике люди наблюдали экономические кризисы, техническую отсталость, социальное неравенство между номенклатурой (руководящими лицами, утверждаемыми партийными органами) и широкими слоями общества, политическую несвободу. В партийных программах все эти явления замалчивались. Н.С. Хрущев заявлял в 1961 г., что «нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме» и планировал «построить коммунизм к 1980 г.». Факт достижения Советским Союзом «развитого социалистического общества» и перехода к строительству коммунизма декларировался Конституцией СССР, принятой 7 октября 1977 г. Трещина между народом и властью становилась пропастью. Одним из главных кризисов советского общества был кризис доверия.

В октябре 1964 г. Н.С. Хрущев был отстранен от власти постановлением Президиума ЦК КПСС. Главным символом нового политического руководства стала стабильность. Началась эпоха правления Л.И. Брежнева (1964–1982 гг.) и сменивших его, но действовавших в том же русле Ю.В. Андропова (1982–1984 гг.) и К.У. Черненко (1984–1985 гг.), названная историками эпохой «застоя». В социально-политическом плане она характеризуется усилением идеологического контроля над жизнью общества, решительным пресечением демократического движения, зародившегося в обществе в годы хрущевских реформ, исключительное значение придавалось упрочению руководящей роли партии в обществе. Подобные установки в сфере внутренней политики ориентировали на укрепление методов администрирования в руководстве обществом, усиливали авторитарно-бюрократические тенденции в отношениях между руководителями и подчиненными. При этом в политических документах, принимавшихся в 1960–1970-е гг., демократизация советского государства объявлялась одним из важнейших направлений политики партии.

Ярким примером политического лицемерия эпохи застоя стала принятая Верховным Советом СССР «брежневская» Конституция (7 октября 1977 г.). Новый Основной закон подчеркивал свою преемственность с конституциями 1924 г. и 1936 г. В первом его разделе провозглашалось построение в СССР «развитого социализма».

В 6-й статье Конституции КПСС объявлялась «руководящей и направляющей силой советского общества». Таким образом, в качестве ядра политической системы общества выступала партия. Конституция отразила реально сложившийся факт. Находясь в исключительных условиях политического монополизма, КПСС окончательно трансформировалась в надгосударственную структуру. Это способствовало резкому усилению власти партийного аппарата. Принцип «единства партии» приводил к тому, что глушилась всякая критика, урезалась внутрипартийная демократия, процветали бюрократизм, демагогия, злоупотребление служебным положением, взяточничество и др.

С другой стороны, в Конституцию 1977 г. был включен внушительный перечень социально-экономических и политических прав граждан СССР. В частности, впервые законодательно были закреплены права на охрану здоровья, на жилище, на пользование достижениями культуры, на свободу творчества. Декларировались и новые формы «непосредственной демократии»: всенародное обсуждение и референдум. Одной из главных задач Основной закон называл охрану прав и свобод личности, например таких, как право на обжалование действий должностных лиц, критику деятельности государственных и общественных организаций, защиту чести и достоинства гражданина в суде и т.д. Закрепляла Конституция и широкие права союзных республик, в частности, возможность выхода из состава СССР.

Если в отношении роли КПСС в жизни советского общества конституция фактически не уклонялась от истины, то декларируемого расширения «демократии и народовластия» не существовало, большинство социально-экономических прав государство не в силах было обеспечить, а заявленные гражданские свободы никогда не соблюдались.

Наиболее остро реакция общества на официальную фальшь проявлялась в диссидентском движении, которое начало зарождаться еще в конце эпохи Хрущева, а расцвета достигло в годы «застоя». Среди диссидентов (инакомыслящих) в СССР были академик А.Д. Сахаров, член-корреспондент АН И.Р. Шафаревич; писатели А.И. Солженицын, А.Д. Синявский, Ю.М. Даниэль, С.Д. Довлатов, В.П. Аксенов, А.Г. Битов, А.Т. Марченко; поэты И.А. Бродский, А.А. Галич, Б.Ш. Окуджава, В.С. Высоцкий, Н.М. Коржавин, Е.Б. Рейн, общественные деятели В.И. Новодворская, Е.Г. Боннэр, С.А. Ковалев и многие другие.

У многих из них неприятие тоталитарного режима выливалось в активную борьбу – так называемое «правозащитное движение». Они активно требовали от государства соблюдения всех прав и свобод личности, зафиксированных в Конституции, отмены цезуры, прекращения «ползучей реабилитации» Сталина, наметившейся в официальной идеологии. Первая открытая акция правозащитников состоялась в 1965 г. когда они устроили на Пушкинской площади в Москве манифестацию с требованием, чтобы судебный процесс над А.Д. Синявским и Ю.М. Даниэлем, арестованными за опубликование на Западе их произведений, проводился в открытую. В 1968 г. правозащитники отреагировали демонстрацией протеста на подавление советскими войсками попыток либерализации в Чехословакии. Несмотря на то что власти отвечали жестокими репрессиями – арестами, ссылками, принудительным содержанием диссидентов в психиатрических лечебницах, правозащитное движение не стихало. С 1968 по 1983 гг. издавался подпольный информационный бюллетень «Хроника текущих событий», фиксировавший случаи нарушения прав человека в СССР. В 1970 г. советские правозащитники стали частью мирового движения. Государство ужесточало репрессии, влияние КГБ в политической системе возрастало, но, с другой стороны, международная известность многих лидеров правозащитников заставляла правительство идти на некоторые уступки. Некоторым активным диссидентам разрешили покинуть СССР. По отношению к другим, выдворение из страны было применено насильственно (изгнание А.И. Солженицына, 1974 г.).

Другой формой проявления инакомыслия стала неофициальная литература, так называемый «самиздат». В подпольных альманахах «Вече», «Поиски» и многих других печатались авторы, чьи произведения не принимались советской цензурой, и кто имел мужество отстаивать свою точку зрения. Запрещенные властями произведения тайно высылались на Запад и публиковались там («тамиздат»). На «самиздатовских» пленках расходились по стране искренние песни Б.Ш. Окуджавы, В.С. Высоцкого, А.А. Галича и других запрещенных бардов.

 

«Разрядка» международной напряженности






Дата добавления: 2016-06-05; просмотров: 2535; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2017 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.012 сек.